varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Горная Ингушетия. Часть 1: Таргимская котловина



У Ингушетии есть как бы два этажа, между собой бесконечно различных. На первом - суматошная Назрань, нелепо-пафосный Магас, показанные в прошлой части веси от нефтяного Малгобека до уже не русской Сунжи, перенаселённость да национальная вражда. На втором этаже - тишина: величественные и почти безлюдные горы, покрытые, как странной кремниевой формой жизни, сотнями каменных башен. Я расскажу про эти горы в 3 частях с востока на запад, и в первой погуляем по Таргимской котловине, средневековому Троеградью, которое считается колыбелью ингушей и даже сохранило парочку христианских храмов.

Вопреки всем советским ГОСТам, два ингушских этажа соединяют два лифта. Один - пассажирский, наподобие "Газели", четырежды в день возит народ из Назрани в Джейрах через Владикавказ, который сердито пересекает без остановок. Второй - грузовой в виде ПАЗика, пару раз в день поднимается из Сунжи (она же Орджоникидзевская или Слепцовская) по долине Ассы через сёла беспокойных предгорий. Недостаток его лишь в том, что конечный пункт этого лифта - село Алкун, а дальше ещё на 40 километров до предместий Джейраха нет ни единого населённого пункта. Там остаётся только подниматься по лестнице, то есть - попутку ловить, и вот такой попуткой стала классическая чёрная бэха с тонированными стёклами и джигитистыми пацанами впереди. За Алкуном широкая лесистая долина стиснулась в узкое Ассинское ущелье, склоны которого пасмурным днём растворяются в облаках:

2.


Горные пласты местами стоят вертикально:

3.


Но при всём том до самого Джейраха и дальше на дороге хороший асфальт:

4.


Населённых пунктов же в этом узком коридоре нет и никогда не было. Промчавшись километров 25 без остановок, мы по-джигитски резко затормозили, и ребята пояснили, что они приехали. Мы вышли из бэхи, и бэха сдала на сотню метров назад - не знаю, за сколько десятков километров ребята ехали на родник, чтобы набрать там воду, и раньше, чем они укатили вниз, у родника с теми же целями объявился какой-то советский драндулетик. Мы тогда подумали, что студёная вода в этом роднике наверное феноменально вкусная, вот только пробовать её не было никакого желания: если Орджоникидзевская стоит в 320 метрах над уровнем моря, а Алкун в 780, то мы поднялись уже выше километра. Из ущелья хлестал ветер, трепавший прямо по костям, и первым делом мы кинулись утепляться, а вторым... вторым желанием было двинуть быстрым шагом по долине вверх, но за гремящей Ассой мы вдруг увидели башни:

5.


На викимапии они подписаны как Цорх, но это, видимо, ошибка. Чаще эти руины называют башнями Гагиевых или просто Ингушской заставой:

6.


Если станицы у Сунжи стерегли выход Ассинского ущелья от горских набегов, то этот замок на огромном валуне - напротив, охранял вход в Ассинское ущелье от врагов с плоскости. Ну а строился он в те времена, когда врагами этими были вовсе не казаки, а монголы. Или кто-то ещё - странное очарование суровой Вайнахии в том, что 99% её древностей не датированы точнее нескольких веков:

7.


А Асса внизу идёт складками, и шум её такой, что у дороги не слышно своих шагов. Для ингушей она значит примерно то же, что для чеченцев Чанты-Аргун (вдоль которого Аргунское ущелье), а вот "ингушский Шаро-Аргун" (см. Шарой) - текущая за горами Фортанга, - в 2018 году по итогам долгого спора тоже достался Чечне.

8.


В Ассинском ущелье 1990-2000-х не было таких мясорубок, как в Аргунском, однако мир сюда пришёл как бы не позже - последним крупным боем был рейд Руслана Гелаева из Грузии в Чечню в сентябре 2002 года. Но ходили по горам боевики ещё много лет - что Шамиль Басаев в 2006, что Доку Умаров в 2013-м ликвидированы были именно на территории Ингушетии. Впрочем, как и в Ичкерии или Урус-Мартане, всё это относилось больше к предгорьям с их густыми чащобами, а здесь, на высоких горах, и спрятаться-то толком негде. Но - можно было бегать в Грузию, а потому Джейрахский район уставлен уже новыми башнями.

9.


До 2013 года здесь была погранзона, в которой турист лишь отвлекал от борьбы с терроризмом. Она тут и сейчас есть, но только правила её изменились - для въезда больше не нужен пропуск, достаточно паспорта гражданина РФ. Ну а дальше буквально за несколько лет, невиданными для России темпами, горная глухомань вдруг превратилась в центр туризма и даже сквозь КПП, куда мы пришли пешком, за время проверки наших паспортов, проехала пара машин с явным туристами.

10.


Мы же и дальше шли пешком, любуясь горами над ущельем. Асса здесь пересекает Скалистый хребет, вполне оправдывающий своё название. Вправо до самой Чечни уходит его сегмент Цорейлам, слева - какие-то отроги Цейлоама, ну а высота вершин, укутанных облаками - всего-то около 2 километров:

11.


Чуть дальше камень у дороги напоминает о том, почему эти горы безлюдны: ингуши смогли избежать Кавказской войны и двух Чеченских войн, а вот депортация прошлась и по ним. До 1944 года каждый башенный комплекс был аулом с десятками дворов, но как и в Чечне, даже вернувшись в 1958 году на родину, ингуши остались на плоскости. Где-то пишут о негласном запрете селиться выше 1000 метров над уровнем моря, где-то - о том, что за 13 лет на плоскости вайнахи не только одолели голод и холод страшных первых зим, но и достаточно обвыклись в степи, чтобы не стремиться в горы. В конечном счёте, сюда их загнали монголы и тюрки, и плоскость, на которой можно прокормиться земледелием, а не на набегами, была для вайнахов многовековой мечтой. Чеченцы и ингуши - уже полвека как не горцы, и их древние башни остались не более чем фамильными реликвиями людей из городов и станиц. И всё бы хорошо, да сопровождалась депортация огромными жертвами - кто-то умер от голода, холода и болезней на новом месте, кто-то не вынес двух недель пути в переполненных "теплушках", кто-то был убит при выселении. По горам ходит немало преданий об аулах, где чекисты сжигали живьём стариков и детей, чтобы не возиться с их конвоем по тропам. Самая известная "вайнахская Хатынь" - это чеченский Хайбах, но даже история его гибели довольно противоречива: отчётная записка чекиста Михаила Гвишиани составлена абсолютно не по канонам советского делопроизводства и перепутано в ней всё вплоть до названия операции. В Ингушетии аналогичная история основана и вовсе на воспоминаниях одного старика, так что я бы относился к этому как к просто собирательному образу. Сожжённых аулов может и не было, но в 1944 году погибло до четверти всех вайнахов.

12.


Ну а за грядой с печальным камнем становится виден Таргим. Он стоит за рекой, в обход через ближайший мост идти до него километров 10, а потому Таргимом любуются издали, словно картиной. Со своей четвёркой башен, основания и верхушки которых образуют на склоне ромб, Таргим не самый большой, но я бы сказал - самый ландшафтный:

13.


Ещё тут есть 4 полубоевых башни (издали похожи на пни) и развалины 16 жилых башен, а где-то под ними - остатки жилищ с циклопической кладкой, сложенной 2-3 тысячи лет назад. В прошлых частях что не селение на плоскости - то обязательно основано выходцами из Таргима. Отсюда происходят 42 ингушских фамилии, в том числе самая распространённая фамилия Мальсаговых, ну а Карцхал Мальсагов - тот основал в конце 18 века Назрань. Среди ингушских селений Таргим занимал примерно то же место, что Португалия среди европейских стран - форпост на границе двух сред. Таргимхоевцы первыми придумали спускаться по Ассинскому ущелью в Алкун, а из него по низкогорью в Тарскую котловину, где в 18 веке русские обнаружили сеть хуторов и крупное село Ангушт, по которому "башенный народ" и прозвали ингушами.

14.


В стороне от селения - кладбище с 19 родовыми склепами, двумя индивидуальными мавзолеями и пятью башнеообразными святилищами, крупнейшее из которых имеет даже своё название - Аушасел. В мавзолеях покоятся, быть может, Тет-Батык Эльдиев и Мальсаг - выдающиеся зодчие башен. Что же до святилищ, то под скипетр к белому царю ингуши пришли язычниками:

15.


Но самый интересный памятник Таргима стоит напротив городища, на "нашем" берегу - это церковь Алби-Ерды, или вернее то, что от неё осталось. Ведь язычником хорошо быть в глухих горах, на плоскость спускаясь только грабить или награбленным торговать. На плоскости же как-то логичнее примкнуть к какой-нибудь глобальной религии, ну а увенчавшаяся успехом в ХХ веке попытка спуститься с гор была для вайнахских племён не первой. "Золотой век" их, на тысячу лет оставшийся в памяти - это 9-12 столетия, когда степи Предкавказья крепко держала Алания со столицей в "городе солнца" Магасе. Наследниками алан принято считать осетин, но у прочих народов Кавказа, и в первую очередь конечно у враждующих с осетинами ингушей, на этот счёт другое мнение. Как бы то ни было, крестились вайнахи на сотню-две лет пораньше восточных славян, но - не столь глубоко. Если русское православие просто сохранило множество языческих пережитков, то здесь возник скорее христиано-языческий синкретизм, и загнанные назад в горы, средневековые вайнахи постепенно вернулись в язычество.

16.


Между тем, крещение было не следствием выхода на плоскость, а его причиной - христианство позволило влиться в братскую семью народов Алании. Крестила же горцев не Алания, а Грузия, Картлийское царство, в те века распространившееся из Ардануча по долине Куры, сбросив иго арабов. Грузинские и даже армянские зодчие и строили в этих горах первые церкви, и Алби-Ерды имеет типично грузинскую композицию "трёхцерковной базилики", где боковые нефы отделены глухими стенами и представляют собой притворы. Известно даже грузинское название этого храма - Твирлис-Цминда, то есть Воскресенский собор.

17.


Что же до ингушского названия, то сами ингуши не помнят, откуда оно взялось. "Ерды" - это святыня, а вот кто такой Алби? Мне слышится созвучие с Алаверди - может быть, горный храм строили зодчие или окормляли батюшки из этого грузинского монастыря? Однако чаще тут усматривают родство с Аларды - горским духом болезней (его культ остался у осетин), которого задабривали так, как никого из "добрых" божеств. В этом есть логика: святилища Аларды всегда строились входом от селения, и именно так стоит храм, язычникам прослужившую большую часть своей истории.

18.


Да и нынешнее здание строилось язычниками "по мотивам" - основанный в 830-е годы, храм неоднократно разрушался и перестраивался, нынешний облик обретя чуть ли не в 16 веке. Кладка из разноцветного плитняка явно больше общего имеет с вайнахскими башнями, чем с выверенными, совершенными храмами Закавказья.

19.


В прямой видимости от Таргима - ещё несколько башенных комплексов-спутников. Высоко над Таргимом висит Герити:

20.


А у этого замка из двух полубоевых башен даже названия чёткого нет - в списках памятников архитектуры он значится под номером "076":

21.


Но менее зрелищным от того не становится:

22.


Таргим лишь открывает Таргимскую котловину, так же известную как Галгай-Коашке (Ингушские дворы) или даже Кхякхале - Троеградье. Другие два города - это грандиозный Эгикал, до которого мы доберёмся лишь в следующей части:

23.


И Хамхи, в этой системе наименее зрелищный, но как бы не главный. Под его башнями, список которых идентичен таргимскому (4 боевых, 4 полубоевых, 16 жилых), а расположение не столь ландшафтно, тоже скрыты фундаменты с циклопической кладкой.

24.


Хамхоевы в колонизации плоскости шли следом за Таргимхоевыми и основали немногим меньше сёл и хуторов. С ярким представителем этой фамилии я общался в Назрани, а вернее в её предместьях Барсуки и Плиево - на вопрос, где тут такси, он сам бесплатно отвёз меня из одного селения в другое. У него была внешность типичного лоамори (горца): светлая кожа, пепельные волосы и голубые глаза, да такой взгляд, что мне было легко представить его в облике абрека. Пока ехали, он рассказывал мне о своей родовой башней в руинах Хамхи и о том, что род их самый древний: нахские народы, дескать - потомки Ноаха (Ноя), а Хамхоевы - ветвь от его сына Хама.

25.


Помимо разрушенных башен на холмах видны и геоглифы:

26а.


И если с лозунгом пограничников всё понятно, то ингушские символы прилагаются к сцене и трибунам. Троеградье - популярное место исторических фестивалей и национальных праздников. Более всего известна "Битва в горах" - проходящий с 2012 года турнир смешанных единоборств, на который съезжают самые крутые братухи-борцухи.

26.


В центре котловины - перекрёсток трёх дорог, напоминающий "ингушский коловрат" с национального флага: мимо Таргима - в Галашки и Сунжу, мимо Эгикала - в Джейрах и Назрань, а мимо Хамхи - дальше в горные глубины. На перекрёстке сидит деревянный орёл, а напротив - вагончики с дюжими егерями: третья дорога ведёт в заповедник Эрзи (создан в 2000 году), на название которого (в дословно переводе) пернатый и намекает.

27.


В первый день под дождём мы пришли сюда из Таргима, вскоре поймали джип с питерскими туристами и осетинским гидом и мимо Эгикала уехали в Армхи. Армхи - это горный курорт, и на следующий день, поленившись возиться, я вписался там на экскурсию по ущельям и башням. День спустя, по наладившейся ветреной погоде, мы вновь проезжали мимо этого орла по хамхинской дороге. Взгляд назад, на неприступную стену Цорейлама:

28.


За орлом дорога без асфальта, да и не живёт вдоль неё никто - лишь погранчасти да халупы, оставшиеся будто бы от беженцев осетино-ингушского конфликта или Чеченской войны.

29.


Асса, как и Аргун в устье Малхисты, здесь расходится с дорогой - её истоки в Грузии, на Главном Кавказском хребте, а границей служит Боковой хребет, который река прорезает. Мы же сворачиваем в долину притока Гулойхи, на входе в которую - руины Пуй с одиноко торчащей боевой башней:

30.


Машины и бусики экскурсантов едут кавалькадой - на фоне снежных вершин виден Тхаба-Ерды, самая сохранная церковь Вайнахии:

31.


Первый раз давным давно прочтя это название, я был в полной уверенности, что значит оно Святого Георгия. Но "святой" тут - не тхаба, а ерды, и в разных вариантах название переводят то как Храм нашей веры, то как Храм Двух Тысяч святых, то ли вовсе как церковь Святого Фомы. Небольшая (17х7,5 метров) базилика, вписанная пологий склон:

32.


Ингушские гиды, конечно, называют этот храм старейшим на территории России, но тут с ними явно не согласятся коллеги из Карачаево-Черкессии и Крыма. Каменное здание на этом месте стоит как минимум с 8 века, и не факт, что было оно христианским - ведь Грузия и Армения тогда жили ещё под мусульманской пятой. Однозначно церковь в Тхаба-Ерды возвели в 11-12 веках, и от её стен осталась "ограда":

33.


Ну а нынешний Тхаба-Ерды сложили уже в 16-17 веках из её обломков то ли язычники, то ли последние христиане. В вайнахскую кладку вплетены грузинские узоры (нижние я заснял и вовсе в музее Назрани), в том числе прежде виденные мной аж в Турции "радиовышки":

34.


Из фрагментов собрана даже главная композиция на фасаде, и собирали её люди, давно потерявшие связь с монастырями и епископами. Ведь в центре сидит Христос, который тут, - немыслимое дело!, - гораздо ниже ктиторов (основателей), от одного из которых остались только ноги. Въедливые учёные, впрочем, эту плиту таки нашли где-то в окрестных аулах, но не знаю, куда дели потом - однако по грузинской надписи "епископ Георгий" шрифтом "асамтаврули" датировали рубежом 10-11 веков. Ну а люди, которые восстанавливали храм спустя столетия, увидели здесь не Бога и воздающих ему этот храм людей, а атамана с вооружёнными телохранителями. И как же хочется представить, на что была похожа вера тогдашних ингушей, которых вёл к Богу-Аксакалу удалой джигит Иисус:

35.


Обратная сторона храма. Открыл его храм в 1787 году сооснователь Назрани (вернее, военного поста при ней) Лев Штедер, впервые описал и измерил руины геолог Мориц фон Энгельгардт, а в 1969-71 годах Тхаба-Ерды стал памятником архитектуры всесоюзного значения и впервые был отреставрирован. Вновь храм пострадал в Чеченскую войну - сама она сюда не дошла, но войска стояли. По словам Руслана Аушева, ингушского "отца нации", военные 58-й армии устроили в соборе сортир (вот негде больше, конечно!), а в 2000 году, ингушские блоггеры врать не будут, пьяные вояки обстреляли древний храм с вертолёта. Но что тут было на самом деле (в пьянь с пропеллером я не очень-то верю) - теперь уже никто не скажет. Достовернее то, что в начале 2010-х Тхаба-Ерды получил новую реставрацию, и 10 ноября 2012 года в нём впервые за много веков прошла православная служба:

36.


С алтарной стороны на тимпане окна Самсон забарывает льва, а слева двое ктиторов что-то дарят богу. Скорее всего - модель храма, из которой можно понять, что в грузинской версии он был крестово-купольным.

37.


Внутри Тхаба-Ерды, однако, не похож ни на одну известную мне церковь. Мощные столпы, неправильные "пещерные" своды - это образец не грузинского, а именно вайнахского зодчества. Но с грузинских времён остались, скорее всего, солея и апсида. В язычестве Тхаба-Ерды стал центром жизни Горной Ингушетии, не только святилищем всех её богов, но и своеобразным Домом Парламента и Верховным Судом - именно здесь собирался по важным поводом Мехк-Кхел, нерегулярный совет вайнахских старейшин.

38.


От храма едем дальше вдоль Гулойхи, а за кормой тем временем окончательно разошлись облака. В небе показался Цей-Лоам (3171м), нависающий над всей Горной Ингушетией:

39.


Ещё его называют Ингушский Олимп, на трёх вершинах которого стояли родовые башни верховных богов - демиурга Делы, громовержца Селы и солнцевода Гелы.

40.


У Гулойхи - прямо таки карельский вид:

41.


На берегу - неимоверно вкусный родник:

42.


А впереди торчат новые башни:

43.


Это вотчина Оздоевых, крупнейшей ингушской фамилии. Поправочка - "основной фамилии", то есть тейпа, который у ингушей, в отличие от чеченцев, подразумевал кровное родство. При это сама фамилия Оздоев у ингушей встречается несколько реже, чем фамилия Мальсагов - поскольку там она одна на весь тейп, а Оздоевы имеют 35 вторичных фамилий вроде Алмазовых, Умаровых или Вышегуровых. Воротами их долины служили Вовнушки, хотя предания, конечно же, считают эти башни постом на Великом Шёлковом пути:

44.


Вов, как и гала - значит, башня. Только галы - это жилые башни, а вов - боевые, и соответственно Вовнушки - это Башенки. Их пучки впечатляюще вырастают прямо из скал, а в былые времена между ними был натянут ещё и верёвочный мостик, и гиды непременно расскажут о бесстрашной женщине, что во время боя вынесла по нему из одной башни в другую нескольких детей.

45.


Башни всегда увешаны туристами, но в сотне метров от них у Вовнушек есть секретная локация - мавзолеи. Характерный для вайнахского зодчества прямоугольный кашков был родовой усыпальницей, где мёртвых просто клали на длинные полки, а иные, особенно неизлечимо и заразно больные, сами ложились туда умирать. Из окон кашкова скалятся черепа...

46.


В круглом мавзолее же покоился кто-то важный и чтимый. Быть может, Цикким, легендарный общий предок Оздоевых, праправнук могущественного колдуна Маго. Ну а между склепами - языческий алтарь сиелинг:

47.


Дальше мы стали взбираться к башням по целой лестнице руин:

48.


Между башен и склепов двое военных чистили от травы вертолётную площадку, а за холмом и воинская часть. Пограничники со времён депортаци хозяева этих гор, и по словам гидессы, под их контролем тут находишься постоянно - чуть сойдёшь с маршрута, как откуда ни возьмись появляются камуфляжные русские парни с верным Мухтаром и требуют объяснений. Впрочем, о пограничниках она говорила с большим уважением - патрулируя леса и горы, многие из них проходят десятки километров ежедневно.

49.


Ведь Ассинское ущелье - это только середина Джейрахского района, у которого, как у Луны, есть невидимая сторона. Всё, что видят туристы к западу от Таргимской котловины - это лишь половина страны Лоаморой, а на восток ещё на 20-30 километров уходят безлюдные горы с руинами замков и кладбищ.

50.


Всего в 3 километрах от Тхаба-Ерды стоит Йовли - вотчина Евлоевых, некогда славившаяся на всю Вайнахию своими ювелирами. Когда-то это был настоящий замок с общей стеной, но его разрушил в июне 1830 года генерал Иван Абхазов за отказ старейшин присягать царю. За главного остались Пялинг и Ний, башенные комплексы с удивительно гармоничными силуэтами. Ещё есть Цизды с уникальной башней-мавзолеем (а это серьёзнее, чем башнеобразный мавзолей). И совсем уж на дальнем конце, через 20 километров бездорожья стоит Цори - столица шахара, куда всё это входит, и возможно, самый зрелищный башенный город Ингушетии, уж как минимум достойный Таргима, Эгикала и Эрзи. Оттуда родом Хасиевы, Татиевы, Дзейтовы, Могушковы. Последние интересны своей родоначальницей: средневековая Ингушетия в своих легендах и преданиях славилась мехкари - амазонками, причём судя по вайнахскому названию ("рождённая первой"), к военному делу призывали старших дочерей. Скорее всего, их роль была вспомогательной - охранять аулы, пока все мужчины уходят в набеги, выносить раненных, конвоировать пленников. Но находились, конечно, и лихие воительницы, самой известной из которых и была цоринка Могушка во главе дружины из 60 мужиков.

51.


Таргим, Хамхи и Цори были в Средние века центрами шахаров - уделов тейповых союзов. А за теми горами шахары сменяются тукхумами - это уже просто обособленные группы тейпов, племена, не политические союзы, а субэтносы. Шахары - ингушская единица, тукхумы - чеченская, и теми горами мы любовались из Цой-Педе в верховьях Аргунского ущелья. Ну а посередине - Нашха, маленькая высокогорная долина, легендарная прародина нахских народов. Нахи - это не только вайнахи: помимо чеченцев и ингушей есть ещё бацбийцы, или цова-тушины - крошечный народ из единственного села Земо-Алвани в Цовинском ущелье на грузинской стороне Кавказа, схожий с вайнахами по языку, но оставшийся верным православию.

52.


Вовнушки потрясающе красиво нависают над долиной Гулойхи и дорогой. Но нам по этой дороге остаётся только возвращаться:

53.


В следующей части расскажу про Эгикал и Эрзи по разные стороны Цей-Лоамского перевала.

ЗЕМЛЯ ВАЙНАХОВ-2021
Обзор поездки и оглавлление серии.
Вайнахский мир. История и культура.
Чечня
Реалии современности.
Грозный. Общий колорит.
Грозный. История и что от неё осталось.
Грозный. Проспект Кадырова и проспект Путина.
Грозный. ПромыслА.
Окрестности Грозного. Шали, Аргун, Чечен-Аул.
Чеченские скансены. Хой и Герменчук.
Ведено и Ичкерия.
Кезеной-Ам.
Аргунское ущелье.
Шарой и Химой.
Урус-Мартан и Серноводск.
Шелковской район. Парабоч и Старогладовская.
Ингушетия
Магас и ингушская идентичность.
Назрань и окрестности.
Сунжа, Малгобек, Галашки.
Горная Ингушетия. Таргимская котловина.
Горная Ингушетия. Эгикал и Эрзи.
Горная Ингушетия. Армхи и поход на Столовую гору.
Северная Осетия - Алания (не вайнахи!)
Моздок.
Беслан.
Tags: Кавказ, дорожное, замки-крепости, природа, этнография
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal