varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

"Атоммаш" в Волгодонске. Как казаки реактор буксировали.



Страна Росатом (так называется корпоративная газета "Росатома", но сейчас речь не о ней) - это не только атомные станции (вроде Белоярской АЭС из прошлой части) и исследовательские центры. Ведь оборудование для них нужно где-то производить, чем и занимается завод "Атоммаш" в Волгодонске, крупном городе (160 тыс. жителей) на востоке Ростовской области. Туда по приглашению владеющего заводом дивизиона "Атомэнергомаш" я отправился в блог-тур на День атомщика (28 сентября), причём целью нашей был не столько само предприятие, сколько происходившее под металлическим небом его колоссальных цехов весьма нетривиальное событие.

К концу 1960-х годов атомная энергетика стала привычной частью советских реалий, не "топливом будущего", а рутинной частью народного хозяйства. Не зависящие от масшатбного подвоза топлива атомные станции могли располагаться там, где это нужно потребителю, вплоть до глухих углов Крайнего Севера, как например пущенная в 1974 году Бибилинская АЭС на Чукотке. Первыми производителями атомных реакторов в СССР стали Завод им. Орджоникидзе в подмосковном Подольске (там делался реактор Обнинской АЭС, а ныне - компактные реакторы для кораблей) и Ижорские заводы в питерском Колпино (с 1961 года). Но растущая промышленность Советского Союза требовала большего количества атомных станций, а значит - новых мощностей для производства их оборудования. Местом для нового завода был выбран Волгодонск - тогда маленький городок (22 тыс. жителей в 1970 году) среди донских станиц и хазарских городищ, возникший в 1940-50-х годах при сооружении Волго-Донского судоходного канала. Водный транспорт, сведённый в единую систему с выходом на 5 морей, идеально подходит для перевозки тяжёлого оборудования, да и гигантский аграрный ромб между Ростовом-на-Дону, Ставрополем, Волгоградом и Воронежем явно требовал большого города в середину. Госплан готовил Волгодонску судьбу всесоюзного центра тяжмаша, а население его предполагалось довести до 750 тыс. человек.

2.


В 1972-74 годах был разработан и утверждён проект ВЗТМ (Волгодонского завода тяжёлого машиностроения), в начале строительства, с лёгкой руки корреспондента "Известий" Владимира Чемонина, получивший куда более звучное название "Атоммаш". Стройка, начатая в декабре 1975 года, получилась всесоюзной ударной комсомольской не на словах, а на деле - первые объекты вводились в строй уже в декабре 1976 года. В 1977-м заработала ТЭЦ (420 МВт), явно рассматривавшаяся как временная мера до запуска Ростовской АЭС на берегу Цимлянкого водохранилища. В 1978 году и сам "Атоммаш" вступил в строй, а в 1981-м на его спецпричал было отгружено первое изделие - реактор ВВЭР-1000 для Южно-Украинской АЭС. Между промзоной и спецпричалом вырос Новый город - за 20 лет население Волгодонска увеличилось почти в 9 раз, и один только штат "Атоммаша" (21 тыс. человек) был сравним с населением города до начала строительства. Но выйти на проектную мощность советскому гиганту оказалось не суждено - Чернобыльская катастрофа и закономерный после неё всплеск радиофобии, а затем и вовсе крах Советского Союза оставили завод без заказов. К середине 1990-х на "Атоммаше" осталось около 4 тыс. сотрудников, да и те месяцами не видели зарплату, город же чаще попадал в новостные сводки в связи с разгулом оргпреступности и терроризма. Начальство, при том, вместо того чтобы самым экономически выгодным образом обанкротить завод, ликвидировать его, озолотиться на продаже сотен тысяч тонн металлолома и уехать жить в Испанию, продолжало бороться за выживание предприятия. К началу 21 века тут было освоено производство крупного оборудования для металлургии, нефтегазовой промышленности и всяческих штучных изделий вроде установщика ракет "Морского старта". Но страна оживала, и вот в 2001 году была достроена и пущена Ростовская АЭС, а к 2010-му "Росатом" вновь столкнулся с необходимостью серийного производства оборудования. В 2012 году "росатомовский" дивизион "Атомэнергомаш" взял волгодонский завод в долгосрочную аренду. В 2013-м объём заказов "Атоммаша" увеличился в 5 раз, впервые за 26 лет началось изготовление нового реактора (ВВЭР-1200 для так и не достроенной Балтийской АЭС в Калининградской области), а в 2015 было отгружено первое за 30 лет соответствующее названию завода изделие - ВВЭР-1200 для Белорусской АЭС. В 2020 году "Атоммаш" превзошёл советские показатели (в работе было 5 реакторов и 18 парогенераторов, а в 2021 уже соответственно 6 и 32), но – пока еще не вышел на проектную мощность 8 комплектов (из 1 реактора и 4 парогенераторов) в год. Как заметил глава города Михаил Ладанов во вступительном слове того самого действа, о котором речь пойдёт в конце поста, "Атоммаш" вновь стал градообразующим предприятием Волгодонска.

3.


Промзона, раскинувшаяся на южной окраине Нового города, представляет собой квадрат 3 на 3 километра, и при взгляде с дороги натурально уходит за горизонт. Здесь есть ТЭЦ (её труба торчит справа на кадре выше) и несколько вспомогательных заводов для местных нужд. Промзона могла быть ещё больше - Советы предполагали создать тут целый кластер заводов-гигантов, и следующий по очереди "Энергомаш" должен был стать крупнее "Атоммаша". Надо сказать, движение в том направлении и сейчас есть - так, в 2018 году в промзоне "прописалась" компания "Нова-Винд", занимающаяся производством ветроэлектростанций. Она арендует, например, корпус №4 с кадра ниже, где собираются генераторы и гондолы:

4.


А вот образец жанра "памятник у проходной" (2015) уже вполне росатомовский - это подлинный корпус реактора ВВЭР-1000, первого из здешних изделий.

4а.


...У проходной Инженерного корпуса мы повстречали компанию явно не инженеров и даже не работяг. Артём Шпаков, организатор нашего блог-тура, говорил, что мы увидим, как реактор будут буксировать "силачи". И только тут до меня дошло, что он имел в виду не какие-то эксклюзивные машины, а вот этих могучих ребят:

5.


Сам Инженерный корпус, начиная от проходной, изнутри выглядит как обычное офисное здание. Мы оставили рюкзаки в кабинете пресс-службы с колоритными плакатами у рабочих мест:

6.


Вместо громоздких касок тут выдают слегка усиленные кепки, в которых по заводу ходит даже большинство рабочих:

6а.


"Атоммаш" занимает примерно половину всей промзоны, 2,2 на 1 километр, и большая часть этой площади приходится на 4 гигантских корпуса: уже знакомый нам 4-й, скрытые в глубине относительно небольшие 2-й (производство систем управления и защиты реакторов) и 3-й (трубопроводы для атомной и нефтяной промышленности), но в первую очередь - Корпус №1, вдоль громады которого мы и направились. На площадке - флаги тех стран, с которыми "Атоммаш" работает: в данный момент это Турция, Индия и Бангладеш - оборудование для их строящихся АЭС "Аккую", "Куданкулам" и "Руппур" сейчас в производстве. Так, в апреле меня уже приглашали сюда (но я не смог поехать из-за других планов) на отгрузку реактора для "Руппура".

7.


В первый корпус мы вошли через непропорциональное маленькую (обычную под рост человека) дверь, и каким бы грандиозным он не казался снаружи, цифры на информационном стенде превзошли все мои ожидания. Площадь цеха - 29 гектар, больше Московского кремля и чуть меньше Киево-Печерской Лавры. Его длина 750 метров, ширина - 374 метра, и всё это в 10 пролётах от 30 до 42 метров шириной. Забегая вперёд скажу, что мы ходили лишь по первым трём пролётам:

8.


С потолками высотой 44 метра Первый корпус напоминает многонефный собор. Возможно, это крупнейшее производственное здание всей России. Крупнейшее же здание мира - цех на Эвереттском авиазаводе "Боинга", штат Вашингтон, обширнее этого корпуса всего на треть (39 га).

9.


Здесь и конструкции самые мощные - если на АвтоВАЗе или КамАЗе под одну сваю заливалось 10-15 кубометров бетона, то на "Атоммаше" - 750. Между основаниями проложены пешеходные тоннели, ограды спусков в которые - едва ли не единственный декоративный элемент завода:

10.


И по цехам медленно, в течение 3 лет (!) перемещаются слева направо горы металла, постепенно становящиеся корпусами реакторов. Корпус состоит из 7 сегментов - днища...

11.


...и обечаек (металлических колец) двух видов - у ВВЭРа 4 целиковых и 2 с патрубками. На других кадрах обратите внимание на аббревиатуры, от руки начертанные на обечайках - например, "К" значит "Курская АЭС", "КК" - "Куданкулам", "А" - "Аккую" и так далее:

12.


Масштабы таковы, что отдельного упоминания заслуживает внутрицеховой транспорт. Пассажирский - это велосипеды, целая парковка которых расположена у дверей с внутренней стороны:

13.


Однако и машины по цеху снуют вплоть до "Камаза":

14.


По рельсам курсируют тележки с электромоторами в каждом колесе и грузоподъёмностью в сотни тонн. Ездят они очень медленно, с непрерывными бибиканьем и сопровождающим их "пингвиньими шагами" рабочим.

15.


Но самый впечатляющий грузовой транспорт цеха - мостовые краны, коих тут 87 штук на двух уровнях. Когда такой проходит над головой - это зрелище поистине величественное:



Особенно - с многотонным грузом. Краны здесь трёх разновидностью с грузоподъёмность 80, 250 и 600 тонн, причём работать они могут парами, то есть перетаскивать грузы до 1200 тонн.

16.


Обечайки и днища периодически приходится переворачивать, и это делается как в специальных кантователях...

17.


...так и краном в банальной, но куда более экономичной песочнице:

18.


Всего в корпусе 427 станков, и увы, по заветам пресс-службы "Кубаньжелдормаш", в большинстве своём - импортных. Но то, что станкостроение у России хромает даже не на обе, а на четыре ноги - не секрет, и не АЭМ виноват в этом.

19.


Начало цепочки - стоящий в левом (если смотреть от входа) торце пресс от японской фирмы IHI. Да, сооружение высотой с 10-этажку - это он и есть. Пресс развивает усилие до 15 000 тонн (то есть в 1000-1500 раз больше, чем давление товарного вагона на рельсы) и с многочисленными насадками и матрицами формует металл толщиной в десятки сантиметров. Само собой, разогретый докрасна - к прессу прилагается специальная печь. Близко к нему мы, увы, не подходили:

20.


Да и в принципе в силу очень долгого производственного цикла с не таким уж большим количеством операций застать самые зрелищные машины "Атоммаша" в работе можно только целенаправленно.

20а.


"Атоммаш" не занимается производством ядерного топлива и вообще чего-либо радиоактивного - тут работают только с грубым металлом. Но грубое - не значит примитивное! 334-тонный корпус реактора - одно из сложнейших изделий металлообработки. Хотя ВВЭР построить всё равно гораздо проще, чем экспериментальный МБИР для научного центра в Димитровграде - у того стенки тоньше в 12 раз, а требования к защищённости как бы не выше. Но МБИР был сделан в 2019 году, а нам оставались лишь серийные ВВЭРы.

21.


На срезе обечайки хорошо видно, что она состоит из нескольких слоев, напоминающих срез дерева с его годичными кольцами, вынутой сердцевиной и мощной корой. Кора - это монолитный внешний корпус, получаемый методом штамповки, и он рассчитан в первую очередь на внешние же воздействия вплоть до падения самолёта на реакторный зал или прямого попадания крылатой ракеты. Внутренний корпус - в первую очередь антикоррозионный: в активной зоне реактора, впитывая тепло ядерной распада, циркулирует вода, под огромным давлением разогревающаяся до 300 градусов. Антикоррозионный слой уже не штампуют, а наплавляют на вращающуюся обечайку изнутри:

22.


За наплавителем идёт скребок, выравнивающий поверхность, и рабочий смахивает срезанное вниз:

23.


Затем обечайки сваривают в единый корпус на специальный сварочных установках:

24.


При этом сварочный аппарат неподвижен, а изделие вокруг него вращают специальные валки:

25.


Под сводами цеха стоят целые здания, всякие офисы, бытовки, небольшие "цеха второго порядка", но особенно зрелищны печи:

26.


В самой крупной из них - с порталом 9 на 10 метров, - сваренный корпус реактора нагревается при температуре 920 градусов, окончательно сливаясь в монолит.

27.


Весь сварочно-наплавочный цикл "Атоммаша" обеспечивает итальянское оборудование: станки от машиностроительного концерна "Breda Termomeccanica", печь - от компании "Italimpianti". А вот - уже совсем другие печи:

28.


Изготовление реакторного корпуса - это не столько даже производство, сколько проверки, доппроверки, контрольные проверки, внеплановые проверки и перепроверки: всего 315 операций контроля. В первую очередь - в ульразвуковых и рентгеновских камерах, позволяющих увидеть малейшие дефекты. Грандиозная створка толщиной 4,5 метра напоминает, что такой мощный рентген - единственный радиоактивный объект на "Атоммаше". И видимо по этой же причине рентген-камеры тут отечественного производства:

29.


"Выпускной экзамен" для реактора после 3 лет строительства - гидравлические испытания, для которых применяется уже привычно здесь гигантский (глубиной метров 30!) кессон. Готовый реакторный корпус помещают в эту яму и в герметичной камере нагнетают воду до давления 254 атмосферы - это существенно больше, чем рабочие параметры реактора.

30.


Наконец, корпус реактора покидает цех через вон те ворота и на многоколёсном транспортёре едет через пол-города к оборудованному мощными кранами спецпричалу:

31.


Обратно мы шли по параллельному "нефу", где производят парогенераторы:

32.


Ведь в промышленном объёме превращать ядерную энергию напрямик в электричество люди пока не научились, и как у обычных ТЭЦ, на атомной станции ток создают турбины, которые вращает раскалённый плотный пар. Однако, как испарить воду, не "испачкав" её продуктами распада? На АЭС существует два контура, между которыми происходит теплообмен сквозь металл, но нет прямого контакта. Вода первого контура циркулирует через активную зону реактора и под огромным давлением в трубах нагревается до 300 градусов. Второй контур - это вода, пар которой идёт на турбины и далее в атмосферу. А взаимодействуют они в парогенераторах - мощных ёмкостях, пронизанных внутри густой сетью тонких труб: у ВВЭР-1200, например, таких труб 10 777 штук, и в кадре ещё не видны два коллектора по 10 777 отверстий. Внутри труб циркулирует радиоактивная 300-градусная вода первого контура, разогревающая их до сопоставимой температуры. Снаружи труб же в парогенератор подаётся чистая вода второго контура, стремительно превращающаяся в быстрый плотный пар. Набивка парогенератора трубами делается в специальном "цехе в цехе" с очисткой воздуха и повышенным давлением, чтобы из внешнего цеха не залетала пыль.

33.


По производственной цепочке парогенераторов мы двигались вспять, и вот чуть ближе к началу - работы над их корпусами:

34.


Новейший чешский станок ведёт сверление водой - мощная тонкая струя режет металл не хуже лазера:

34а.


Современные станки позволили порядком сократить количество рабочих - индустриальные гиганты со штатом в десятки тысяч человек уходят в прошлое в том числе и из-за автоматизации производства. Это ещё при том, что Россия аутсайдер по внедрению промышленных роботов - наши заводы по меркам 21 века весьма многолюдны... Нынешний штат "Атоммаша" - 6 тысяч рабочих и инженеров, что в разы меньше, чем в 1980-х, при том, что производство сейчас ведётся активнее, чем тогда. И теперь давайте посмотрим на лица рабочих тяжёлого машиностроения:

35.


На заводе, само собой, соблюдается масочный, но спозировать фотографу лучше с открытым лицом:

36.


Есть тут и ветераны с печатью смуты 1990-х на лицах, и удалая донская молодёжь.

37.


38.


39.


Ну а на что же глядят трудящиеся? Я думал, что еду на отгрузку реактора, а приехал на спортивное событие - шум кранов и станков смешивался с музыкой из огромных колонок, а в цех следом за нами заходили СИЛАЧИ:

40.


Виновник торжества - реактор ВВЭР-1000. Это учебный реактор, не предназначенный для установки на АЭС: на нем персонал тренируется производить ультразвуковой контроль и другие производственные операции. Сам реактор весит 370 тонн, вместе с тележкой - 422 тонны, а дополнительные блоки доводят вес всей этой конструкции до 452 тонн - и вот их-то силачам предстояло сдвинуть с места!

41.


Музыка играет, толпа растёт, силачи разминаются:

42.


И примеряются к закреплённым на полу лестницам и к своим хомутам:

43.


Под сводами летают дроны. Места для них тут хватает, а вот управлять тяжело - обилие металла создаёт магнитные поля:

43а.


Справа энергичный и суровый ведущий - пермяк Сергей Харламов, обладатель титула "Сильнейший атлет России" и бронзовый призёр чемпионата мира по силовому экстриму. Рядом с ним - Михаил Иванов, председатель Российской Ассоциации Силачей в Ростовской области, который тоже должен был участвовать в буксировке реактора, но на одной из тренировок получил травму с разрывом ахилловых сухожилий. Левее, в пиджаке - Михаил Паллер, тоже атлет и чемпион, сюда приехавший как автор проекта Всемирной Богатырской Лиги "Сильнейшая нация мира", куда и входят все 5 силачей. Ну а ещё левее - сами богатыри: нижегородец Юрий Кузьмин и керчанин Егор Сорокалетов...

44.


...и волгодонцы Алексей Ислентьев (с большой бородой) и Евгений Осипов. На фоне партнёрских афиш "Акрона" (переработка цветного лома), "ЮгЭлектроМонтажа" (местная компания) и дочерних предприятий "Росатома" выступали с короткими речами и другие - например, глава города Михаил Ладанов или директор всего этого завода-богатыря Александр Локтюшов (на фото - в спецовке).

45.


Часа полтора ожидания, полчаса вступительных слов - и вот оно, само действо!

46.


В видеоформате оно как-то нагляднее:



За 48 секунд силачи сдвинули 450-тонный груз на 3 метра 55 сантиметров! Но тут стоит сказать, что сам вес в общем-то не так уж важен: силачи из разных стран по воде, как бурлаки на Волге, сдвигали с места крейсер весом более 10 тыс. тонн, по рельсам тягали вагоны общим весом в 1500 тонн, но 40-тонный самолёт на шинных колёсах сдвинуть по бетону взлётки - сопоставимая по трудности задача. У реакторной тележки железнодорожные колёса - но с индивидуальными электромоторами и редукторами, дающими гораздо большее сопротивление, чем у товарных вагонов. И самое трудное в подобной буксировке, не менее 20% всех затрачиваемых усилий - стронуть объект с места, заставить его колёса провернуться на первые миллиметры.

47.


Как известно, "экстремальный спорт - это не высшая математика, тут ДУМАТЬ надо!": буксировка тяжёлого груза подразумевает огромное количество нюансов, непонимание которых в лучшем случае кончится тем, что груз останется на месте, а в худшем - разрывами мышц и жил.

48.


Силачи не похожи на качков - огромные и пузатые, при среднем росте они висят по 140-160 килограмм, и обильная еда для них не роскошь, а обязанность. Но если честно, мне на них смотреть куда приятнее, чем на лощёных бодибилдеров.

49.


Народ - что блогеры, что работяги, - охотно фотографируется с богатырями, успевшими раздать различным корреспондентам и съёмочным группам по паре-тройке интервью. В общении силачи производят впечатление людей суровых (да и кто не суров после таких нагрузок?), но добрых:

50.


Мы примеряем на себя хомуты - вот например Игорь zavodfoto фотографировал меня, а я, соответственно, его:

51.


Финальный кадр, после которого мы перешли к экскурсии. Впрочем, другие участники блог-тура были здесь не впервые, проводилась экскурсия по сути дела для меня одного и потому по несколько сокращённой программе.

52.


Подарок от богатырей для заводского музея:

52а.


Мы же погнали тоскливыми степными дорогами в Ростов-на-Дону, на пиво с раками (а как же!) и далее на самолёт...

53.


Но я всё же надеюсь рассказать и про сам Волгодонск уже через пару недель: через неделю я отбываю на юг - в Армавир, Майкоп с Горной Адыгеей, Краснодар, а там и до Волгодонска ночь на поезде.
Tags: "Атомная быль", Русский Юг, дорожное, индустриальный гигант, событийное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →