varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Алханай. Священная гора Забайкалья.



Бурятский мир невелик, но очень многообразен, и не последняя причина этого многообразия - религия. Большинство бурят - двоеверы, вот только соотношение двух вер изрядно меняется от улуса к улусу. Шаманским полюсом БурМира я уже не раз называл остров Ольхон у западного берега Байкала, буддийским полюсом - Агинскую степь в глубине Забайкалья. А если брать ещё более узко, то крайними точками я бы обозначил ольхонский мыс Шаманка и агинский Алханай - не дуган, не субурган, а целую священную гору в 30 километрах от райцентру Дульдурга, путь к которой из окружного центра через роскошный Агинский дацан я показывал в прошлой части.

Священная гора - такой же типичный сюжет самых разных религий, как и Мировое древо. Ведь что Земля круглая - поди ж ты догадайся, а разум человека не преемлет хаоса, и стало быть над плоским миром должна довлеть Самая Высокая Гора, на которой, в некоторых случаях, обитают и самые могучие боги. Античный Олимп, библейский Арарат и его среднеазиатский эрзац Казыгурт, степняцкая Белуха, эзотерический Кайлас - только то, что мне вспоминается навскидку. Особенно богата священными горами Поднебесная, по которой их расставлено девять - 5 даоских и 4 буддийских. Все они не очень высоки, но потрясающе красивы, переполнены историей и превращены в нацпарки с недешёвым входом. С ними и схож больше всего Алханай, распластавшийся на десяток километров лесистый горный массив, на котором даже главную вершину (1664м) сложно опознать издалека:

2.


Однако - именно Алханай стал главной святыней Забайкалья. Почему выбор бодхисатв пал именно на эту гору, а не на, к примеру, показанный в прошлой части Саханай с обилием скал-статуй, пытаются объяснить бурятские легенды. Например, о гордой княжне Бальжин-хатун, что увела в 1594 году хори-бурят из Маньчжурии на поиски покинутой ещё при Чингисхане байкальской прародины. Был это по сути бунт, а потому хоринцев преследовали орды, оставшиеся верными Тумэтскому ханству. По преданию, за Иля-рекой Бальжин сдалась на расправу врагам, чтобы те оставили её народ в покое, и название горе дал её предсмертный крик, а в Бальзино озеро у нынешней читинской трассы якобы бросили её отсечённые груди. Внутренний циник подсказывает мне, что скорее стычки хоринцев с маньчжурами кончились мирным договором, условием которого было выдать смутьянку, которая спровоцировала всю эту войну - так себе сюжет для святыни... Другие говорят, что на Алханайском гольце был дозорный пункт Чингисхана, третьи находят созвучие тибетскому Лхане - Обитель Богов. Это название могло привлечь сюда буддистов, однако ещё и до них на Алханае молились шаманы, причём бурятские боо и удаганки могли унаследовать гору от своих тунгусо-даурских коллег. Самый убедительный для меня ответ о происхождении алханайской святости дают не археология и  этнография, а лингвистика и биология - слово "эл", от которого могли произойти и Алханай, и Иля, в монгольских языках называют бородача, гигантскую (размах крыльев до 3 метров) хищную птицу с красивыми переливами чёрных и белых перьев. Последнего ягнятника (другое название бородача) над Агинской степью видели порядка 200 лет назад, и как считается, дольше всего в Забайкалье колония этих птиц жила именно на скалах Алханая. Ну а Великий Орёл, сын хозяина Ольхона, считался у бурят первошаманом, и под тенью крыльев эле хоринскому племени, ушедшему на поиски прародины, легко было решить, что здесь они нашли её.

3.


Путь до Алханая не близок - 90 километров от Агинского и 160 километров от Читы до ближайшего райцентра Дульдурга, от него порядка 20 километров до села Алханай, а оттуда ещё 12 до границ созданного в 1999 году национального парка. Рейсового транспорта туда не ходит, такси от Дульдурги обойдётся в 800 рублей, но и на попутках доехать вполне реально - отдыхать сюда ездят люди всех углов и народов Бурятии и Забайкалья.

4.


Дульдургу, Алханай-село и границу национального парка я показывал в прошлой части. Первая же достопримечательность собственно Алханая - субурган Далай-ламы XIV на том месте, где 22 июля 1991 году он сошёл с вертолёта. В Агинском, тогда не сильно выделявшемся на фоне прочих утлых забайкальских райцентров, Далай-ламу за неимением лучших площадок встречали на ипподроме, а по Алханаю возили УАЗиком. На очередном ухабе, по воспоминаниям сопровождающих, мудрец заметил: "Хорошо, когда учение Будды даётся с трудом". Субурган у дороги по проекту художника Даши Дугарова был сооружён в 2018 году, и кто едет мимо него - легко определить издали: русские в лучшем случае фотографируются, а чаще проносятся без остановок, а вот буряты выходят с почтением, ходят гороо вокруг хурдэ, бросают зёрна и кропят молоком да сосредоточенно молятся. Бурятская религиозность удивила меня ещё в 2012 году - простоватые мужики, резкие парни, хваткие тётки минуя границы святынь вдруг перевоплощаются в древних паломников, пришедшие в святые места по заоблачным перевалам.

5.


За субурганом колеи в траве ведут на сопку, где находится куда менее очевидная святыня - сооружённое ещё в конце 19 века Главное Алханайское обоо. Так у монгольских и южно-сибирских народов называют жертвенники духам места, расположенные чаще всего на аршанах (целебных источниках), горах, перевалах и перекрёстках, где принято оставлять символический дар - например, камушек, лоскуток или не выкуренную сигарету. В Бурятии более привычное название таких мест - бурхан, а обоо - слово возвышенное и потому применяется лишь к особенно чтимым святыням. Здесь - случай именно тот:

6.


В центре обоо подобно колонии какой-то кремниевой биоты расположились 53 манхана. В путеводителях по Алханаю это слово переводят как "часовни", и как я понимаю, каждый камень тут обозначает какую-то из буддийских святынь. Самый крупный из них символизирует Сумеру - Мировую гору высотой в миллион километров, на склонах которой в буддийской и индуистской мифологиях лежала вся отнюдь не круглая Земля. В наши дни ламы и брамины обращают внимание на подозрительное совпадение высоты Сумеру с диаметром Солнца. На многих манханах - странные конические камушки, подношения духам, которые сюда везут явно целенаправленно:

6а.


Вероятнее всего - на тахилгаан, большой молебен, который 13-го числа среднего летнего месяца по лунному календарю проводят не шаманы, а ламы. В это время зажигаются ритуальные огни в 4 байпурах - очагах, расположенных по сторонам света за несколько десятков метров от Сумеру:

7.


И довольно сильно отличающихся между собой:

8.


Вернёмся к трассе, которая за субурганом Далай-ламы делает крутой поворот, отмеченный Маанин-Шулууном - одним из нескольких камней с буддийскими надписями, расставленных по Алханаю в 1911 году. Тогда агинский шерэтэй (настоятель) Галсан-Чойдаг Сундаров проложил маршрут Ехэ-гороо (ритуального обхода горы), и этот камень - вроде бы не мантра, а что-то вроде мемориальной доски.

8а.


Отсюда ещё пара километров до деревянного Дэмчог-дугана (2004), в котором важнее всех ступ и сюмэ скульптура старика в красном одеянии. Это Намнанай-багша, иначе Шагдар Уридхынов из рода хуасай, родившийся в 1825 году у горы Хан-Уула на востоке Агинской степи в нынешнем Могойтуйском районе. Шагдаром нарекли его родители, Намнанаем называли предки по отцу, а в монашестве ему дали имя Жанчиб Од - Луч Просветления. Из Цугольского дацана, где это произошло, Намнанай отправился в многолетние скитания по святым местам Монголии, Амдо и Тибета, где не раз и не два находил воплотившихся в людях божеств. Однажды на перевале старый лама встретил Намнаная вопросом "Марпа, откуда ты?", углядев в нём самом воплощение проповедника Марпы Чокьи Лодрё, в 11 веке принёсшего в Тибет буддизм. Своим Тибетом странник сделал Алханай, куда впервые уходил в затворничество в 1859 году, ещё до начала скитаний. Вернувшись в Забайкалье, он много лет прожил в здешних лесах, дав скалам и аршанам те интерпретации и имена, под которыми они известны ныне, а саму гору объявив обителью идамы (божества мудрости) Чакрасамвары. Тот Алханай, что теперь видим мы - по сути дела творение Намнанай-ламы, и к концу 19 века здесь окончательно смолкли шаманские бубны. У Жанчиба было много учеников, и в том числе Агван Доржиев - идейный лидер бурят начала ХХ века, проводник тибетских традиций буддизма в России и ярый сторонник того, что Виктор Пелевин в "Чапаеве и пустоте" называл "алхимический брак с Востоком".

9.


Дацан встретил нас высокой травой, калитками на шпингалетах и наглухо запертыми дверями построек. Отсюда можно сходить на Хорёо-Шулуун (Каменный забор) - тёмную расщелину, куда, по преданию, Намнанай заключил души поверженных шаманов. Периодически на Алханай приходят обращения от различных шаманских организаций, даже индейских из Северной Америки, с просьбой об обряде по их вызволению, но агинские ламы и начальники нацпарка пока непреклонны. Идти до Каменного забора около 800 метров, но тропы по сути дела нет, мокрая трава полна клещами, и несмотря на подробное описание маршрута от встречного мужика, мы так и не нашли шаманскую могилу. А к Зурхэн-Шулууну (Каменному сердцу), гроту-храму в одинокой скале, мы идти даже не пытались - причудливо изогнутый маршрут к нему тянется на 7 километров.

10.


Всё показанное и упомянутое выше находится до КПП нацпарка "Алханай", вплотную примыкающего к дацану. Через дацан, при желании, его и можно обойти (если вы без машины), но стоит ли это делать? С входящих собирают по 200 рублей, но в отличие от беспредельного (во всех смыслах) Прибайкальского нацпарка здесь хотя бы видно, на что эти деньги тратятся - внутри безукоризненная чистота, святыни соединены дорожками, с которых ненавязчиво убраны ветки и камни. От КПП ещё на пару километров тянентся зона отдыха со стержнем асфальтовой дороги:

11.


Справа от неё лишь с третьего раза я приметил чуть "утопленный" в лес второй Маанин-Шулуун, а сколько-то ещё таких камней, возможно, не приметил:

12.


Несколько грунтовых дорог, сворачивая в лес, ведут к турбазам. Мы ещё в Агинском зашли на сайт нацпарка и по телефону забронировали домик на турбазе "Дали". Сюрреализм не при чём - с бурятского это слово переводится как "Крыло", и видимо тоже отсылает к ястребам-ягнятникам. Турбаза оказалась россыпью "деревянных палаток" по 500 рублей за койкоместо, внутри которых кроме этих самых койкомест удобства исчерпывались розеткой, лампочкой и столиком у оконца. Между каждой парой-тройкой домиков висел умывальник, в который хронически забывали налить воду, а по краям турбазы тропки вели к туалетам деревенского типа - вот и все удобства, но нам с Петром больше было не нужно. Здесь мы остановились на 2 ночи, приехав вечером первого дня и отбыв рано утром третьего. Вечер выпал на выходной, и у многих домиков горели костры, жарились шашлыки да гремела музыка. Пётр, однако, успел поработать по срочному делу в интернете - в нижней части Алханая терпимо ловит МТС, а в верхней - "Мегафон".

13.


Другие дороги ведут к турбазам посолиднее, где есть и домики с удобствами, и столовые с позами, бухлёром и блинами. Самой приличной мне показалась столовая "Золотой Дракон" на вот этой вот турбазе левее дороги. Там мы пережидали дождь, а на утро здешняя работница с мужем узнали нас на трассе да подбросили до Аги.

14.


Среди турбаз - какие-то стелы, памятники, заброшки. Но в то же время не видно ничего однозначно советского - нацпарк был учреждён в 1999 году, и видимо курорт основали тогда же.

15.


Асфальтовая дорога упирается в ещё одни ворота с надписью "Ом мани падме хум". Здесь встречает филиал Агинской Буддийской Академии, где можно посетить астролога, костоправа и других врачей тибетской медицины, или хотя бы нанять ламу-гида для экскурсии по священной горе.

16.


Над домиком висит скала Гуу, или просто Талисман, как бы благословляющая всех выходящих по священному маршруту. Вид у Талисмана грозен - мне он больше напомнил Турникет, перебивающий дорогу недостойным.

17.


За последними воротами перед скульптурой будды-покровителя медицины Отошо (2011) асфальтовая дорога окончательно сменяется тропой и деревянным настилом:

18.


Примета тропы - валуны, усеянные сверху мелкими камушками: раз гора святая, то и любое место на ней бурхан. Чуть поодаль - изваяние божества долгой жизни Белого Чакрасамвары, подаренное Алханаю в 2016 году тибетским монахом Еши Лодоем Ринпоче, настоятелем дацана в Улан-Удэ:

19.


Рядом с Отошо стоит два десятка стендов нацпарка, посвящённых флоре и фауне. Сама фауна не заставляет себя долго ждать:

20.


Хотя бывает она здесь и совсем не такой милой:

21.


"Осторожно, злая собака, злой хозяин, злая жена хозяина, злые дети, злые соседи, злые мыши - все злые!". Обилие грозных плакатов должно мотивировать к найму гидов, и не очень понимаю, даёт ли пропуск право тут ходить без них. Отдыхающие, увидев нас, искренне удивлялись, как мы сами без гида не заблудились в тайге. Они кучкуются на этом берегу ручья, а крытый деревянный мостик ведёт к основному маршруту.

22.


Но пока пройдём вверх по ручью, носящему звучное название Сухой Убжогое. У деревянных настилов - небольшой бумхан (часовня), впечатляющий каким-то архаичным, как у дореволюционных калмыцких хурулов, обликом:

23.


На её стене - гимн Алханая:

23а.


Сам же Сухой Убжогое - не просто ручей, а аршан, за ледяной водой которого народ и ездит в основном на Алханай. Тут находится десяток ключей, снабжённых табличками - Глазной, Сердечный, Почечный... Они бьют из берега, буквально с самой кромки воды ручья, а потому его русло исполосовано самодельными водоводами:

24.


Кое-где попадаются и омуты между камней, в которые "водное общество" охотно окунается. Но вода в ручье без преувеличения ледяная - по ощущениям первые градусы выше нуля.

25.


Через пару сотен метров настилы кончились, и мы оказались на узкой тропе между мокрых от росы веток. В какой-то момент я понял, что мы идём не туда - это тропа к Главной Вершине Алханая. До неё около 700 вертикальных метрв, а виды с голца, судя по чужим фото, не сильно отличаются от видов со склона, и подъём туда в наши планы не входил. Большинство алханайских святынь висят на южном склоне, а дорога к ним начинается за тем самым мостиком с кадра №22. И если на аршанах Сухого Убжогое уже с утра толпа, то дальше за несколько часов пути мы встречали людей лишь дважды или трижды.

26.


Тропа за мостом в общем интуитивно понятна, и только на курумниках и немногочисленных развилках мы сверялись с maps.me. Пейзажи у тропы в основном примерно такие - сосны, скалы, валуны с целые валы мелких камушков. Комаров тут даже в сырой июньский день немного, а вот пауты (как в Забайкалье называют тяжёлых слепней), по словам одного из соседей по турбазе, "могут унести".

27.


За мостом тропа начинается крутым и довольно тяжёлым подъёмом метров на 100 или 200, но дальше петляет плавной синусоидой в 1100-1200 метрах над уровнем моря. У начала пологой части встречает Демчиг-Сюмэ - грот-храм (7х4м) Хозяина Алханая, из сводов которого сочится святая вода.

28.


Спустившись чуть ниже, можно посмотреть на Алханай глазами Владыки:

29.


30.


А обойдя скалу сверху...

31.


...и самого его увидеть в полный рост:

32.


Внизу по долине Сухого Убжогое вьётся дорога, которой мы пришли. Хорошо виден Гуу:

33.


А ниже его - и предгорья:

34.


Тропа имеет форму ключа с длинным прямым участком и колечком в конце. Больше всего она напоминает мне католические кальварии, по которым процессии двигались от часовни к часовне. Только вместо часовен здесь - скалы, которым Намнанай-лама нашёл в 19 веке интерпретации буддийских святынь.

35.


На многих деревьях попадаются голубые хадаки - благодарственные ленты, которые буряты и монголы вешают в святых местах. С ними же на Ольхонском тайлгане прихожане подходили к "заведённым" шаманам.

36.


Следующая остановка - Зула-сюмэ, или Вечная лампада. Такие есть во многих дацанах, ну а здесь огонёк скорее духовный:

37.


И только по большим праздникам на этих курумах внизу монахи зажигают 1000 свечей:

38.


Отсюда рукой подать до Сэндэмы - так буряты на свой манер называют Симхамукху, Львиноликую дакини с женским телом и головой "снежного льва" - мифического, возможно вымершего зверя с тибетских знамён и статуй. Его лик (слово "морда" тут явно не к месту) в силуэте скалы видимо углядел Намнанай, ну а верующие молятся у Сэндэмы о победе добра над злом и торжестве справедливости.

39.


Со спины Львиноликой дакини открывается впечатляющий вид на отрог за распадком, представляющий собой алтарную часть Храм-горы:

40.


Там - её самое зрелищное и самое чтимое место:

41.


В распадке тропа пересекает курумники, где её очень легко потерять, и начинает ветвиться - здесь возможны кольцевые маршруты. На верхней тропе, которой спускались мы, обнаружилась избушка из двух половин под общей крышей:

42.


Старая и затхлая, с одной стороны она напоминает обычную таёжную заимку, с другой - буддийский храм. Это "Дом затворника", якобы построенный ещё в 1859 году Намнанаем, или уж по крайней мере срубленный потомками на месте его кельи.

43.


Нижнюю тропу же, которой мы возвращались, отмечает бумхан - миниатюрная каменная буддийская часовня, видом и состоянием куда больше похожая на постройку 19 века.

44.


За Домом затворника тропа продолжает спускаться. Вот из-за распадка хорошо видны Львиноликая дакини наверху и ниже скала Наро-Хажад, или Небесная Музыкантша. Так зовётся покровительница йогинов-аскетов:

45.


Со стороны тропы Музыкантша отмечена расщелиной. Мне она сразу напомнила уральскую Узкую Улочку: югорские народы определенно сочли бы это символом женского начала, русские - придумали бы поверие, что взошедшему наверх отпустятся грехи. Ну а ламы просто взбирались наверх медитировать, и во время медитации часто слышали божественную музыку, словно льющуюся прямо с небес.

46.


Другая сторона распадка впечатляет обилием туриков, сложенных туриками (в другом смысле слова) на удачу. Гиды уже успели объявить это место новой локацией Алханая и дали ему название Долина Желаний:

47.


Самым важным желанием, впрочем, остаётся желание продолжения рода, и путь между туриков приводят на тенистую поляну у грота Эхын-Умай, в переводе - Чрево Матери. Сюда приходят женщины просить о зачатии ребёнка, кропят вход молоком и проползают 4-метровый грот до конца и обратно.

48.


Дальше тропа переваливает через отрог, минуя свою высшую точку (1333м):

49.


На спуске привлекает взгляд Загуурди, в народе - Щель Грешников. На самом деле буддийское название означает Промежуточный мир - то состояние, в котором пребывает душа между воплощениями. Народное поверье, однако, гласит, что в щель сможет пролезть только безгрешный человек или даже что она отпускает грехи. На скалах вокруг висит несколько плакатов о том, что этого делать совсем не обязательно и у Загуурди нужно просто молиться об очищении кармы. Мы же оказались столь грешны, что не увидели даже саму щель - это не куда более зрелищная арка, а узкий лаз длиной 2,5 метра.

50.


От Загуурди только курумник пересечь до последней, ключевой святыни Алханая - Уудэн-Сюмэ, или просто Храма-Ворот:

51.


В естественной каменной арке 6-метровой высоты ещё Намнанай построил в 1881 году небольшую ступу. Та была разрушена в 1930-х годах, но и нынешняя сооружена уже в 1956-м ламами возрождённого после войны Агинского дацана:

52.


Пагода лишь дополняет фантастический (особенно под рельефным небом) вид:

52а.


С обратной стороны Храм Ворота впечатляет своим видом на долину. В Храм-горе он скорее как иконостас...

53.


...а на алтарь больше похожа скала Доржо-Пагмын, или Алмазная царевна. Её дух - супруга Хозяина Алханая, ну а дордже, ваджра или по-нашему алмаз - это в данном случае сияющее и нерушимое состояние подлинного просветления. Мне до него очень далеко, поэтому к Алмазной царевне, скрывающей вроде бы небольшой грот, я не пошёл, ограничившись кадром издали.

54.


Отсюда, мимо бумхана, мы спустились на нижнюю тропу, по которой вполне можно проехать на чём-нибудь изрядно внедорожном. А вот смотреть на ней нечего, кроме красивого, но монотонного леса. Так что отсутствие достопримечательностей компенсировал своими рассказами Пётр, знаток Китая, Японии и множества разнообразных языков...

55.


Весь этот маршрут, в одну сторону порядка 6 километров, занял у нас примерно 2/3 длинного июньского дня. Дальше мы успели пообедать, переждать дождь и сходить к Главному обоо. Всё это входит в Малое гороо, а есть ещё и Ехэ-гороо - кольцевой маршрут длиной 108 километров (священное в буддизме число) с радиалкой внутрь круга на вершину Алханая, который обычно проходят за 4 дня. Он включает сёла у подножья, древние менгиры и плиточные могилы в степи, ещё несколько ступ и Маани-Шулуунов и множество красивых холмов. Мы туда, конечно, уже не пошли. Ну а сам Алханай оставил яркое впечатление гармоничностью дальних видов, красотой лесов и скал и особой  атмосферой священной горы чужой веры.

56.


В следующей части продолжим знакомство с буддийскими святынями Аги на другом конца (уже не) автономного округа - в Цуголе.

БУРЯТСКИЕ ОКРАИНЫ (2020-2021)
Обзор поездки и оглавление (2020)
Обзор поездки и оглавление (2021)
Тункинская долина (Бурятия)
Зун-Мурино, Жемчуг, Тунка и Аршан.
Окрестности Аршана.
Кырен и Нилова Пустынь.
Окинский район (Бурятия)
Окинский тракт
Орлик.
Окрестности Орлика.
Хойто-Гол и дорога вдоль Сенцы.
Перевал Черби.
Долина вулканов.
Ольхон и Приольхонье (Иркутская область)
Усть-Ордынский Бурятский округ.
Тажеранская степь.
Ольхонские ворота.
Вдоль Малого моря.
Хужир - столица Ольхона.
Северный Ольхон.
Тайлган бурятских шаманов.
Агинская степь (Забайкальский край)
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Tags: Сибирь, дорожное, природа, этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments