varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Цугол. Будда на полигоне.



До своего упразднения в 2008 году Агинский Бурятский автономный округ был самым маленьким регионом в азиатской части России (19 тыс. км²), да и западнее Урала только республики Кавказа, Чувашия и Кёнигсбергщина меньше него. По населению (74 тыс. чел.) Ага могла быть второй с конца после Ненецкого АО: ещё более малолюдные Корякию, Эвенкию и Таймыр упразднили примерно тогда же, но сильнее опустеть успела Чукотка. Однако даже на этом крошечном пятачке есть место для изрядных расстояний и внутренних отличий. В прошлой части я показывал священную гору Алханай в 130 километрах западнее Агинского, а сегодня отправимся из окружной столицы на 120 километров на восток - к Цугольскому дацану на краю военного полигона, не менее интересному, чем показанный в позапрошлой части Агинский дацан.

В Агинском округе всего 3 района, и меньше тут опять же лишь монорайонный Ненецкий АО. Расположение их какое-то очень монгольское: Агинский район - середина, Дульдургинский и Могойтуский - соответственно, западное и восточное крыло. Но как же они различны! На Дульдурге - роскошные леса по отрогам Даурских гор да прожилки изумрудных лугов между ними. Могойтуйщина - голая холмистая степь, начинающая линять уже в середине июня. Соотношение русских с бурятами в обоих крыльях примерно одинаковое - 50/45% с перевесом в пользу титульного народа, однако "на глаз" легко подумать, что на западе округа абсолютно преобладают буряты, а на востоке - русские. Но может дело в том, что бурятские сёла тут стоят в глубине степи, трасса же сплетается с проложенной на прошлом рубеже веков железной дорогой. То не Транссиб, уходящий на восток куда севернее, а самая настоящая КВЖД, за мрачным Забайкальском, сияющей Маньчжурией, огромным Харбином и базарным Суйфэньхэ вновь выныривающая на территории России под Уссурийском.

2.


Со станции Китайско-Восточной железной дороги начинался в 1897 году и сам Могойтуй - крупный ПГТ (10,5 тыс. жителей), второй центр бывшего округа и его железнодорожные ворота в 40 километрах от Агинского. Взгляды тех, кто здесь покидает вагоны, привлекают жёлтые кровли, парящие на сопке над посёлком. Это Могойтуйский дуган (2005-07) - не монастырь, а только филиал Цугольского дацана.

3.


Мы же с Петром покинули вагон глубокой ночью на расположенной чуть ближе к Китаю станции Степь, да разбив палатку в залинейной лесополосе, поспали до рассвета. Хронологический порядок я, как всегда, приношу в жертву географическому: на самом деле Агой мы завершили 2-недельное путешествие по диким степям Забайкалья, а начинали знакомство с уже-не-автономным округом именно здесь, приехав поездом из уранового Краснокаменска. Проснувшись от грома очередного товарняка, мы собрали палатку да пошли к трассе.

4.


И красные звёзды на заборе тут не удивляют: Степь - большое (2,7 тыс.), но довольно утлое, в основном русское село, раскинувшееся между КВЖД и военным аэродромом. Трасса Чита-Забайкальск тут служит сердцевиной, и стоя лицом к Китаю, по правую руку видишь за домами станционные вышки, а по левую - зарастающие, открытые взглядам и ветрам развалины ангаров:

5.


Аэродром истребителей-бомбардировщиков "Степь" был создан в 1969 году и "оптимизирован" в 2010-м. Ошибку МО осознало уже в 2013 году, с приходом Шойгу вновь превратившись из Министрества оптимизации в Министерство обороны. Русско-китайские отношения, однако, пока всё больше входят в фазу "братья навек!", а потому и сроки начатой в 2013 году реконструкции аэродрома год за годом "сдвигаются вправо" - пока здесь тихий тыл, а новые авиабазы напрашиваются в совсем других местах. Визуально о том, что объект "Степь" не заброшен, напоминают лишь вышки да забор:

6.


Выйдя к краю села, мы стали ловить что придётся. К тому времени мы уже привыкли, что двум мужчинам по жестокому и недоверчивому Забайкалью автостопом ездить тяжело, и тем обиднее было осознание, что нам надо преодолеть всего-то 18 километров. Первая машина подвезла нас на полпути - до моста через Онон. Зарождающийся в Монголии, он представляет типично степную, то есть неимоверно длинную (1054км) и весьма маловодную (191 м³/с - уровень Москвы-реки и Клязьмы) реку. Однако с Ингодой Онон сливается в Шилку, которая, в свою очередь, при слиянии с Аргунью превращается в Амур - а значит, этой воде ещё течь мимо Благовещенска, Хабаровска, Комсомольска, Тырской скалы и Николаевска-на-Амуре в далёкий охотский лиман...

7.


Мост на кадре выше был построен в 1926 году и получил вторую колею в 21 веке. Конечно же, у него был дореволюционный предшественник с изящными фермами нетиповой конструкции. Но целых два подрыва этого моста - Сергеем Лазо в 1918 году перед наступлением атамана Семёнова и белыми в 1920 перед наступлением красных, - стали одним из известнейших эпизодов Гражданской войны в Забайкалье. У моста за поворотом Онона стоит ПГТ (7,5 тыс. жителей) Оловянная, начинавшаяся в 1897 году как разъезд Соцол, вскоре ставший станцией Онон-Китайский. Нынешнее название Оловянная получила в 1911 году, к 100-летию открытия первого в России месторождения олова. Примерно тогда же началась и его разработка, окончившаяся не с распадом Союза, а уже в 1940-х годах с исчерпанием руд. Остатки оловянных рудников заметны в склоне берега на кадре выше.

7а.


На дорогу, ведущую из Оловянной вдоль Онона мы спустились с моста пешком. Оловянная, если едешь в Китай - справа, слева лежит в топкой пойме небольшая бурятская деревня Ононск, столь невзрачная, что я не сделал в ней ни единого кадра. Главным впечатлением Ононска стал визит в сельпо, тёмное и такое тесное, что я едва мог в нём развернуться. Продавщица попросила надеть маску, что крайне непривычно для села, а заодно посетовала, что ни весной, ни осенью 2020 года короновирус их не трогал, а вот летом 2021 из пятисот селян разом слегло полторы сотни. Хворь привезла одна семья откуда-то с отдыха, а в итоге в середине июня кашляли, температурили и не чувствовали запахов тут целые улицы. В общем-то, в Ононске повторилась в миниатюре история стран вроде Грузии или Монголии, которые крепко закрылись в первую волну, прослыв тогда эталонам борьбы с Царь-вирусом, зато последующие волны получили сразу же в тройном объёме.

8.


Степь, Оловянная и Ононск - это уже не Агинский Бурятский округ, а бывшая Читинская область до слияния двух регионов в Забайкальский край. К берегу Онона граница двух регионов выходит между Ононском и Цуголом, которые разделяет около 7 километров. Но границы регионов чертят на досуге от нечего делать штатские, а у военных география своя! Аэродром "Степь" вклинивается в территорию полигона "Цугол", раскинувшегося между рекой и трассой. Основанный в 1951 году при первых холодных ветрах в тогда ещё вековечной русско-китайской дружбе, полигон повидал немало. Так, в 1962 году здесь были оборудованы ракетные шахты и проведено три пуска ракет Р-14У по Новой Земле, причём последний - с ядерным боезарядом. Здесь же был один из узлов грандиозных учений "Восток-2018", которые спутали мне карты аж на Сахалине. Ну а форсировать реки да брать высоты военные тренируются здесь регулярно, из-за чего между Ононском и Цуголом нередко перекрывают дорогу как минимум на несколько часов. Цугольских лам о таких планах предупреждают, поэтому перед поездкой лучше звонить в дацан.

9.


Цугол встречает обелиском с надписью "Здесь 28-II-1920 партизаны комдива Якимова М. М. одержали крупную победу над белыми":

10.


А пластиковая звезда с табличкой "247 межвидовой полигон Восточного военного округа" напоминает о том, что среди этих лысых сопок хозяева офицер и солдат, а не ширетэй и лама.

11.


Нынешний Цугол - опять же в основном русское село средних размеров (800 жителей) с кварталом облезлых минобороновских пятиэтажек у края:

12.


От Ононска нас подвёз сюда военный да высадил прямо у ворот Цугольского дацана:

13.


Здесь первым впечатлением стала тишина, которая ещё больше могла бы впечатлить по контрасту с людным, даже шумным Агинским дацаном. В запахе курящих благовоний и трав накрывают именно те ощущения, которых ждёшь от буддийской обители - покой, отрешённость, недеяние, где колесо сансары лежит на боку, а для выхода в нирвану, кажется, достаточно просто посмотреть в небо... Легко поверить, что так было всегда, но нет - история Цугольского дацана была бурной. Закрытый в 1934 году, монастырь служил воинской частью, но как бы не больше реальных военных покурочили его вымышленные. Слева от ворот ещё можно различить неровности на штукатурке - там стену таранил танк из вышедшего в 1982 году фильма о советско-японской войне "Приказ перейти границу". Причём по словам местных, стена была пробита взрывом предварительно и заменена муляжом - первый натиск она выдержала, а военным пришлось ремонтировать танк.

14.


Цугольский дацан начинался в 1801 году с храмов-юрт, которые тут ставили буряты. Из 11 хоринских родов Агинскую степь осваивали 8, 3 из которых - галзууд, харгана и хуасай, - жили слишком далеко от учреждённого властями в 1811 году Агинского дацана. В 1827 году они получили разрешение построить свой дацан, которому дали название Даши Чойпэллинг - Страна приумножения Учения Счастья., и в 1830-х построили первые деревянные храмы - соборный Цокчен-дуган и три аймачных (приходских по родам) сюмэ. Два дацана стали двумя центрами Агинской степи, и даже с упразднением в 1903 году Агинской степной думы на её месте были организованы Агинская и Цугольская волости. Ну а на первых порах народный Цугольский дацан развивался явно быстрее официозного Агинского. Первые ширетэи (настоятели) Лабсан Лхунгуд Дандаров (в 1827-51) и Галсан Жимба Дылгиров (в 1851-72) сделали Даши Чойпэллинг важнейшим в Забайкалье центром буддийских науки и мысли, в особенности - тантры и тибетской медицины. К началу ХХ века в Цугольском дацане был десяток храмов, два факультета (философский и медицинский) и около 1000 лам и хувараков (монахов и послушников), что заметно больше, чем нынешнее население Цугола. Громили Цугол гораздо более скоротечно и жестоко, чем Агинский дацан, а по слухам, несколько сотен лам в 1934 году были расстреляны в одной из близлежащих падей... И думается, единственная причина, по которой буддийский монастырь в русском посёлке на краю полигона вообще возродился в 1988 году - его уцелевшие роскошные здания.

14а.


В углах монастырской ограды - симметричные Барай-сюмэ (типография) и Зун-сахюусан (1831, храм защитников буддизма), по совместительству бывший аймачным храмом Гунрингом. Их нынешний облик заметно отличается от первоначального - типография была разобрана в 1934, а сюмэ стал солдатской столовой, сгоревшей в конце 1960-х годов. Но аутентичны сами стены и ворота (хочется верить, что с 1830-х годов), а самое главное - стоящий в глубине Цокчен-дуган (1864-68), эталон и шедевр бурятского зодчества:

15.


Белые плиты его крыльца привезены из Кондуя. Там ещё в 15 веке сгорел покинутый белокаменный дворец монгольского наместника, где, возможно, в 1227 году готовили к вечному покою тело Чингисхана. Сам Кондуй я ещё покажу - из обломков дворца кое-что построили и поближе к его изначальному месту. Сюда же, по местной легенде, плиты возил самый настоящий слон, невесть откуда взявшийся посреди Забайкалья в начале строительства и так же загадочно исчезнувший в его конце.

16.


Интерьеры и убранство обители поновлялись не раз, особенно после случившегося в 1887 году пожара, оставившего от храма лишь каменные стены и колонны. Многие резные детали тут сделаны в 1914-15 годах мастерами из Китая:

16а.


Но более всего меня впечатлили ажурные лестницы, отлитые на помнившем ещё декабристов металлургическом заводе в Петровске-Забайкальском:

17.


Буддийское литьё к концу 19 века было уникальной специализацией Петровского завода:

18.


И пережило сам завод, закрывшийся с распадом Союза и ныне снесённый почти без следа:

18а.


Лестницы выводят на узкую лоджию:

19.


За окнами которой видны исписанные солдатскими автографами технические помещения:

19а.


Через них обеспечивалась циркуляция воздуха, - холодного летом и тёплого зимой, - по деревянным трубам, которыми на самом деле являются колонны в зале дугана:

20.


В советское время в зале был военный склад, причём по словам нынешних лам - склад боеприпасов. И с одной стороны бурятский шедевр полвека простоял на бочке с порохом, а с другой - порох положено держать сухим, поэтому деревянные части здания хорошо сохранились. Сверкающая на алтаре статуя Богдо Зонхавы, основателя тибетской школы гелуг, к которой принадлежат почти все буддисты Бурятии и Монголии, воссоздана в 2011 году по образцу дореволюционной. Всего же в Даши Чойпэллинге было 1000 статуй этого святого, которые теперь понемногу возвращаются на свои места. Часть из них подлинные - с закрытием монастыря статуэтки были растащены жителями по своим домам, где пролежали до возрождения обители. Другие вернул в Цугол Ленинградской музей религии и атеизма, куда немало ценностей вывез в 1926 году после ссоры с братией последний ширэтэй Данзан Норбоев. Например, подлинный Ганжур (буддийское писание) 17 века из 108 томов в виде шёлковых свитков:

21.


Обратная сторона дацана...

22.


...запоминается майоликами первого этажа и наличниками второго:

23.


На третий этаж же просто так не взойти, и даже видны его резьба и роспись лишь на расстоянии:

24.


Помимо главного входа, который положено открывать лишь по большим праздникам, за ограду ведёт пара калиток, и входить интереснее в восточную (если стоять к дугану лицом - правую), а выходить - в западную:

25.


Она ведёт к домикам нынешних лам, среди которых стоит каменная юрта. Это возрождённый Манба-дуган, медицинский факультет Цугольского дацана, старое здание которого (1877) можно видеть на кадре №14а. Его основал в 1869 году монгольский эмчи-лама (монах-лекарь) Чой-Манрамбу по приглашению Галсана-Жимбы Тугулдурова. Последний был настоятелем не Цугольского, а Агинского дацана, но там место эмчи-ламы уже занимал его родной брат, впоследствии создавший свои факультет и клинику. Цугольские ламы, однако, в изучении медицинских наук преуспели настолько, что здешний Манба-дуган стал крупнейшим в России центром буддийской медицины, а в начале ХХ века здесь появилась копия "Вайдурья-онбо". Название это обычно переводят как "Голубой берилл", хотя какой именно камень означает слово "вайдурья" - на самом деле ещё вопрос. Как бы то ни было, скрывается под этим названием самый подробный атлас тибетской медицины, который составил в 1687-88 годах монах-энциклопедист Дэсрид Санжчай-чжамцо. Подлинник атласа хранился в монастыре Сэртог под Лхасой, название которого, впрочем, я встречал лишь на бурятских ресурсах в контексте этой истории, так что видимо скрывается под ним Сэра - один из трёх главных монастырей школы Гелуг в Тибете. Там с подачи Агвана Доржиева, наводившего русско-тибетские мосты бурятского проповедника и идеолога, была изготовлена копия, которую тайно вывез в Россию эмчи-лама Шераб Сумуев. С такой материально-технической базой, помноженной на русские науку и образование, которое к тому времени успели получить немало бурят, Цугол мог бы стать мировым центром центром тибетской медицины. Но история распорядилась иначе, и ладно хоть сам "Вайдурья-онбо" не погиб - в эпоху коренизации тибетскую медицину пытались поставить на материалистические рельсы. Мединститутом планировалось сделать Ацагатанский дацан в Бурятии, куда трактат и вывезли в 1926 году. Затем, однако, коренизация кочнилась, а заставшее её поколение национальной интеллигенции сгинуло в лагерях и застенках. Но Цугольский Атлас каким-то чудом уцелел, в 1936 году обнаружившись в Улан-Удэ в музее. Долгое время он пылился в фондах, а миру вновь предстал в 1998 году, причём сперва - на выставках в Соединённых Штатах, и лишь по возвращении - в экспозиции музея. Всего в Цугольском атласе было 84 страницы, из которых уцелело 76 - погибли последние 7 и 62-я. И тем не менее это самый полный в мире "Вайдурья-онбо" после оригинала, который теперь тоже хранится в музее - где-то пишут, что в Лхасе, где-то - что в Пекине. Увидеть Цугольский Атлас во всей красе, впрочем, не так-то легко - большую часть времени это просто пенал с шёлковыми листами, которые открываются лишь на специальных выставках. Постсоветским же центром тибетской медицины стал Агацатан в материковой Бурятии, а не тихий далёкий Цугол.

26.


Ещё несколько монастырских построек глядят "в спину" Главному дугану. Длинное здание справа - Чойра-дуган (1902), философский факультет дацана, открывшийся аж в 1845 году. Ступа слева отмечает место, где стоял Маанин-сумэ (1911) - храм будды милосердия и сострадания Аволокитешвары. Деревянный дом за ним - уцелевший настоятельский корпус, где жил последний шеритэй Данзан Норбоев, считавшийся воплощением Ганжирва-гэгэна. До революции он прославился как богослов, чудотворец и даже герой народных притч (вот например), ну а в истории метериального мира больше отметился в 1920-е годы. Тогда многие религии искали компромисс с новой властью безбожников, и буддисты не были исключением. Среди них возникло мощное обновленческое движение, радикальной формой которого стали "независимые нирванисты", заключившие, что все храмы, реликвии и обряды являются лишь искажением подлинной веры, а потому просветлённого не должна волновать их судьба. Цугольский дацан в этом споре оказался одним из самых консервативных, а вот настоятель его - напротив, одним из лидеров буддийского обновленчества. В конце концов в 1926 году ламы нашли в священных текстах допущение, что перерожденца можно убить во имя сохранения его кармы. Норбоев сложил с себя сан да уехал в дацан в Ленинграде, где и был расстрелян в 1935 году. В путеводителе 2004 года указано, что в доме ширетэя теперь монастырский музей Ганжирва-гэгэна, но приставленный к нам лама-гид ни слова не сказал об этом.

27.


Ну а высокий павильон в середине - это Майдари-сумэ, храм Будды Грядущего, построенный в 2002-07 годх для ещё одной возвращённой реликвии - собственно, Будды Майдари:

28.


Здесь он поменьше, чем в Агинском дацане - в разных источниках то ли 6, то ли 8 метров. Но зато не из Китая привезён, а сделан в 1897 году бурятскими мастерами. Судьбы двух Будд в ХХ веке были похожи, хотя и отличались в деталях: в 1934 году цугольский Майдари был вывезен в музей - сначала Улан-Удэ, а затем в Ленинград, где в запасниках Музея атеизма в 1940 году встретился с агинским колоссом. Пусть и в разобранном виде... Меньший по размеру и вывезенный раньше, цугольский Майдари лучше сохранился и на историческую родину был возвращён уже в 1997 году, однако ещё 10 лет ждал, когда ему построят дом. Обратите внимание на свастику, которая здесь действительно древний символ, с продуктами жизнедеятельности неофашистов имеющий не больше общего, чем христианский крест с перекрестием прицела. Я видел много "правильных" свастик в Монголии, а вот в России - впервые.

29.


С южной стороны к дацану примыкает площадь, с восточной - невзрачные избы. За которые, однако, можно пройти мимо одного из последних уцелевших дореволюционных домов...

30.


...до самой околицы. Вид её в степном пейзаже сиротлив, и кажется, что всё этот должен разметать по холмам первый же порыв ветра:

31.


Как и могилы разросшегося за полсотни лет русского кладбища под белой ступой на сопке:

32.


Здесь же, у околицы, стоит Юндэн-Шондон, или Ступа Примирения - как и в Агинском дацане, она была построена в 1920-х годах для прекращения вражды обновленцев и консерваторов. Затем безбожники извели и тех, и других, так что ныне на краю Цугола лишь реплика (2010), а справа, видимо, камни из основания оригинала:

33.


Но более всего нас озадачили ворота, словно оставшиеся от какой-то разрушенной постройки. И ни за что бы я сам не догадался, что это Врата Счастья, построенная на рубеже 19-20 веков проекция Храма-Ворот с Алханая - природной арки, которую я показывал в прошлой части. Ведь Намнанай-багша, с 1859 года уединявшийся на Алханае для затворничества, изгнавший оттуда шаманов да нашедший буддийские интерпретации в скалах и гротах, получил сан да имя Жанчиб Од (Луч Просветления) именно в Цугольском дацане.

34.


Но буддийскими святынями достопримечательности упразднённого округа не исчерпываются. Ведь простым бурятским пареньком из Забайкалья был Тимуджин (партийная кличка - Чингисхан), на родину которого в следующей части и отправимся.

БУРЯТСКИЕ ОКРАИНЫ (2020-2021)
Обзор поездки и оглавление (2020)
Обзор поездки и оглавление (2021)
Тункинская долина (Бурятия)
Зун-Мурино, Жемчуг, Тунка и Аршан.
Окрестности Аршана.
Кырен и Нилова Пустынь.
Окинский район (Бурятия)
Окинский тракт
Орлик.
Окрестности Орлика.
Хойто-Гол и дорога вдоль Сенцы.
Перевал Черби.
Долина вулканов.
Ольхон и Приольхонье (Иркутская область)
Усть-Ордынский Бурятский округ.
Тажеранская степь.
Ольхонские ворота.
Вдоль Малого моря.
Хужир - столица Ольхона.
Северный Ольхон.
Тайлган бурятских шаманов.
Агинская степь (Забайкальский край)
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Tags: Сибирь, дорожное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments