varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Делюн-Болдок. Родина Чингисхана.



Большая часть достопримечательностей Агинского Бурятского (уже не автономного) округа так или иначе связаны с буддизмом - как показанный в прошлой части Цугольский дацан, центральный Агинский дацан или священная гора Алханай. Но главные события монгольской истории происходили задолго до принятия буддизма, и очевидно ли, что простым пареньком из Забайкалья, местечка Делюн-Болдок на реке Онон в 80 километрах южнее нынешнего Агинского, был Тимуджин, более известный как Чингисхан Потрясатель Вселенной.

Хмурым утром, часов в 6, я покинул гостиницу "Гоби" в Агинском и побрёл на Агу-реку, за которую ведут автомобильный и пешеходный мосты. За спиной остался "даунтаун" из нескольких "кобзоновок" (это не шутка - Иосиф Кобзон в 1997-2008 годах был депутатом Госдумы от АБАО, и то время тут вспоминают как золотой век), а дальше видны золотой купол Никольской церкви (1897-1903) и мемориал Победы (2005) на Крестовой сопке.

2.


Сама Ага кажется несколькими тщедушными ручейками среди огромной поймы. Так часто выглядят среднеазиатские и дальневосточные реки, но только их русла каменисты, а здесь - мягкий грунт да изумрудная трава:

3.


Агинское тянется довольно далеко за реку, но из примечательного в этой части посёлка - только стадион в ориентальном стиле:

4.


Метнуться туда-обратно за 80км и походить там хоть 2-3 часа я планировал за пол-дня - вечером надо было успеть в Читу на поезд. И я, конечно, понимал, что это авантюра, но дух Потрясателя Вселенной словно рад был увидеть меня на своей малой родине: поездка прошла столь удачно, сколь это только возможно. Автобус на ближайший к Делюн-Болдоку посёлок Нижний Цасучей ходит раз в день, причём из Читы, и потому в Аге оказывается только в середине дня. Но ещё в черте посёлка около 7 утра я поймал машину, на которой быстро ехал русский паренёк, оказавшийся интересным собеседником. Он был из Дарасуна, работал там на железной дороге, но в своё время не решился поступать в художественное, о чём теперь явно жалел. Под разговоры о путешествиях, блогах и поиске себя полтора часа пустой дороги пролетели незаметно, так что даже остановки водитель делал охотно. В Цасучей он ехал забирать жену, и предлагал подвезти меня и обратно, если я посмотрю всё, что мне надо, за пару часов.

5.


На все 80 километров дороги - единственное село Цокто-Хангил (1,2 тыс. жителей), где 99% жителей буряты, а мастеров спорта по борьбе среди местных уроженцев столько (около 30, если точнее), что их даже отправляют на экспорт - один выступает за Киргизию. За воинским обелиском, слегка похожим на соёмбо, виден новенький зал единоборств:

6.


Цокто-Хангил стоит у подножья хребта, разделяющего бассейны Аги и Онона, но именно с ононской стороны раскинулся сама Агинская степь, где уже через десяток километров сложно представить себе леса или горы. В 18 веке русские селились у Аги, где можно возделывать землю и ставить мельницы, а хори-буряты - здесь, где можно вольно кочевать. Агинская степь небольшая, но - плоская, бескрайняя и полная солёных озёр. А по словам водителя, месяцем ранее (то есть в конце мая), когда он вёз жену в Цасучей, вся степь до горизонта была покрыта стадами дзеренов - степных газелей, регулярно заходящих сюда из Монголии.

7.


И травы росли, а дзерены бродили здесь и в 12 веке, а вот люди жили другие. Степь не рассекали границы, и от барханов Ордоса до волн Байкала, от верховий Иртыша до верховий Амура кочевали близкородственные, но отнюдь не дружественные между собой племена. Китайцам они были известны как шивэй, своих иноплеменников называли татары, ну а мы знаем их теперь как монголов. Они не пахали землю, считая это оскорблением богини-матери Умай, и знали, что Вечное Синее Небо Тенгри одно над любой точкой мира. У них не было малой родины, и каждое потрясение оборачивалось переселениями племён за сотни километров. По долинам параллельных Онона и Керулена в 12 веке жили тайджиуты, во главе которых стоял род Борджигин. Слово это значит "сероглазые", и их, конечно, хочется представить этакими Таргариенами-в-реале, обособленными от остальных людей не только характером, но и внешностью. Бывали династии гончаров или священников, а борджигины вот оказались династией завоевателей. Родословную свою они вели от Бодончара, младшего сына Алан-гоа - легендарной праматери монгольской фратрии (группы родов) нирун, дочери баргутской (народ в Китае, близкий к бурятам) княжны и Хорилартай-Мергена. Он был вождём хори-тумэтов, за 1000 лет очертивших по степям причудливый круг от Ангары до Тумангана, в итоге осев в Забайкалье. Нынешние хоринцы - крупнейший бурятский субэтнос, и именно 8 хоринских родов (из 11) населяют Агинскую землю. Так что и герой нашего рассказа - не только монгол, но и бурят и немного калмык: Алан-гоа овдовела с двумя сыновьями от законного мужа Дубун-Мергена, но после родила ещё троих. Единственным мужчиной в юрте был Маалих, слуга Дубун-Мергена, мальчик-бедняк, купленный у отца за половину оленьей туши, сам из ойратского племени баятов. Когда старшие сыновья попробовали спросить у матери ответ, кто же отец младших, та сперва рассказала им о сероглазом мужчине, что входит к ней по ночам и оплодотворяет светом, а потом дала каждому по одному пруту, который братья легко сломали, и по 5 прутов охапкой, которую не сумел сломать никто. Идея этого образа была проста: не стоит делить друг друга по сортам, ведь пока мы едины - мы непобедимы. Позже братья разъехались кто куда, и простак Бодончар, этакий Иван-дурак по-монгольски, одиноко кочевал в степи, отбивая добычу у волков и побираясь на ближайшем стойбище какого-то маленького племени без иерархии. Но когда Бодончара нашли братья, первым делом он покорил это племя и обратил в рабство. Всё это было за 300 лет до Тимуджина...

8.


Степь, между тем, становится наклонной - мы спускаемся к мосту через Онон. Это типично степная, очень длинная (1032км) и довольно маловодная (191 м³/с - чуть больше Клязьмы) река, текущая с Хэнтэйских гор в центральной Монголии. Онон сливается с Ингодой в Шилку, а Шилка с Аргунью - в Амур, и (если не брать совсем уж извращенский вариант с Керуленом, впадающим в озеро Далайнор, из которого в особо водные годы возникает протока к Аргуни) именно от истока Онона у Амура наибольшая длина - 4279 километров.

9.


По Онону проходила граница Агинского Бурятского автономного округа с Читинской областью до их слияния в 2008 году в Забайкальский край. Ононский район на том берегу отделяет Агу от Монголии, до которой 35 километров по прямой.

10.


Большей частью через Цасучейский бор - один из крупнейших (50х30км) равнинных "оазисов" посреди степи.

11.


Но то в теории, а на практике лес сгорел - в 2012 году огромный пожар уничтожил 32 тыс. га из 57 тыс., и теперь на месте гарей торчат лишь редкие тонкие сосны, нашедшие силы ожить.

12.


По лесу проходит внутрирайонная дорога, в которую под прямым углом упирается трасса Агинское-Цасучей. Последний - налево, всякие мелкие сёла - направо, ну а я пошёл назад к реке:

13.


В Ононском районе бурят только 20%, но ступа на скалистом мысу гораздо капитальнее креста:

14.


Поставленная в 2017 году, она называется Намжил-Шодон, что можно перевести как Безусловной Победы. Имеется в виду, конечно же, победа над мирской суетой и выход в нирвану, но над родиной Чингисхана такое название звучит иначе.

15.


О том, что здесь родился самый грозный из людей, сообщает "Сокровенное сказание монголов" - летопись, созданная неким монголом в 1240 году и до нас дошедшая в китайских копиях с подстрочным (пардон, параллельно-столбцовым) переводом. Название - тоже подстрочный перевод, а по смыслу было бы скорее "Фамильная история династии Юань", как назывались Чингизиды в Китае. И с одной стороны, "Сокровенное сказание" - самый достоверный письменный источник, созданный придворными хронистами по горячим следам, но с другой - очень уж там всё изложено кратко! В параграфе №59 сказано следующее: "Тогда-то Есугай-Баатур воротился домой, захватав в плен Татарских Темучжин-Уге, Хори-Буха и других. Тогда-то ходила на последах беременности Оэлун-учжин, и именно тогда родился Чингис-хаган в урочище Делиун-балдах, на Ононе. А как пришло родиться ему, то родился он, сжимая в правой руке своей запекшийся сгусток крови, величиною в альчик. Соображаясь с тем, что рождение его совпало с приводом Татарского Темучжин-Уге, его и нарекли поэтому Темучжином". Вот только Делиун-балдах, Делюн-Болдок (в разных бурят-монгольских диалектах) значит просто Бугор-Селезёнка, а бугров такой формы на 1000-километровом Ононе могло быть и десять, и двадцать. Тем более не факт, что борджигины тогда и хоринцы ныне называли так одно и то же место. Но другого Делюн-Болдока у нас нет, да и от мысли о том, что Потрясатель Вселенной родился в России наполняются гордостью сердца патриотов и ненавистью соответствующие части тела всех, кто против нас.

16.


Пейзаж здесь не сильно изменился за без малого 9 столетий. Ту же пойму, те же сопки, те же озёра видел в середине 12 века Тимуджин - тогда ещё не грозный завоеватель, а просто мальчишка из юрты вождя, глядевший на мир широко открытыми глазами. Но я уверен, что пристальнее всего эти глаза следили за тем, как коршун хватает промедлившего зайца, как отставший от товарищей старый дзерен становится волчьей добычей, как стая шершней берёт штурмом улей...

17.


Когда именно это было - теперь не известно: дата рождения Чингисхана, вычисляемая из даты смерти и возраста, в разных источниках отличается на 7 лет - от 1155 до 1162 года. Прожил же Тимуджин в этом урочище 9 лет, пока отец Есугэй не сосватал его к девочке Бортэ из рода унгиратов, ныне более известного в тюркских краях. Отвезя сына пожить в семье невесты, на обратном пути Есугэй заглянул на огонёк к татарам, вроде как успевшим забыть давние распри, а в своей юрте заболел и через три дня умер - скорее всего, от яда. Обезглавленные борджигины превратились из лидеров тайджиутского племени, вокруг которого группировался восточный союз Хамаг-монголов, в добычу соседних родов. Воины Есугэя переметнулись на службу к Скупому Жирдяю - под таким прозвищем, по-монгольски Таргутай-Кирилтух, был известен его главный соперник за господство в Хамаг-монгольской орде. Две вдовы Есугэя и 7 сыновей оказались предоставлены сами себе и бежали из этой уютной долины.

18.


Счастливое детство Тимуджина сменилось голодным тревожным отрочеством, где частью рациона сделался суп из полевых мышей. И кто знает, выбился бы он куда-то из этой нищеты, если бы Таргутай, когда его авторитет пошатнулся, не вспомнил о наследниках своего врага. За старшим из борджигинов началась охота, по итогам которой Тимуджин был схвачен и закован в колодки - но в колодках этих смог бежать, да ещё и с их помощью спрятаться в озере, где доска позволяла держаться на воде и не казать из неё ничего, кроме носа. Дальше мальчика приютил Сорган-Шира, батрак из племени сулдусов, чьи сыновья, конечно, тоже ненавидели Скупого Жирдяя. Так из бедняцкой юрты в невесть какой степи начался путь наверх. И символичен вид, открывающийся из Делюн-Болдока выше по Онону: "мы, оглядываясь, видим лишь руины - взгляд, конечно, очень варварский, но верный".

19.


Спустившись с мыса, я пошёл обратно в Агинский округ. На мосту повстречался сокол, явно очень не хотевший никуда лететь - я принял его за подранка, но в паре шагов от меня птица спрыгнула сквозь парапет и быстро набрала высоту над Ононом.

20.


С агинской стороны мост отмечен заколоченной позной и небольшим дацаном "Онон-хатан эжы" (2015):

21.


Дацан - конечно, сильно сказано. Тут не курятся благовония и не ходят ламы в красных одеждах, а деревянные здания наглухо закрытыми ветшают на ветру.

22.


Интересно, что хотя это буддийский храм, его посвящение абсолютно языческое: для прибайкальских бурят эжины - это боги Среднего мира, хозяева природных сил. Но бурятское двоеверие сплетается по-разному, и если в Прибайкалье дхармасалы или дакини превращаются в языческих божеств, то в Забайкалье, наоборот, эжины и тенгрии почитаются как махакалы или бодхисатвы. В стороне от монастыря стоит священный камень и бумхан (часовня) Хозяйки Онона:

23.


Возможно, тут камлают шаманы в стороне от лам - а о том, как они это делают, я рассказывал на Ольхоне:

24.


Трасса спускается к мосту между сопок Большой и Малый Баатар. У первого стоит дацан, а второй изобилует вычурными скалами:

25.


И маленький Тимуджин мог сидеть на этом камне, вглядываясь в степную даль с надеждой - вдруг придёт таки враг, и начнётся настоящая БИТВА, финал которой всё равно известен - папа всех победит. Но только в том случае, если он, Тимуджин, ростом ещё не вышедший за окружность колеса телеги, не даст врагу застать врасплох родную юрту.

26.


С естественными скалами легко спутать плиточные могилы. Культурой плиточных могил называют племена, пришедшие сюда с Алтая (откуда ж ещё?!) около 3200 лет назад. Они считаются предками монголов, и до Чингисхана успевшими навести жути по всем степям. Из Монголии вытек тот ручей, что в итоге превратился в чудовищный селевой поток гуннов, а крепко державшему Восточную Азию в 10-11 веках племени киданей европейские языки обязаны словом "Китай". На руинах низвергнутой чжурчжэнями из Приморья киданьской империи Ляо начинал путь наверх Чингисхан.

27.


У лестницы, по которой он взошёл, было много ступеней. Вновь найдя в степи семью, а по пути друга и впоследствии побратима Джамуху, 11-летней Тимуджин возглавил Борджигинов. И - увёл их туда, где не грозил Торгутай-Кирилтух - в Аваргу, степь у Хэнтэйских гор в верховьях Керулена, из которой позже начинал большинство своих войн. В 14 лет Тимуджин женился на Бортэ, а полученную в приданое соболью шубу преподнёс Тоорил-хану - лидеру союза кереитов в пустыне Гоби, фактически доросшего до состояния полноценного государства с письменностью и законами. С таким тылом Тимуджин стал смелее, и в 1184 году, когда меркиты из нынешней Бурятии похитили Бортэ, разбил их в своём первом сражении на Селенге где-то между Хилком и Чикоем. В том бою Тимуджину помогли кереиты и Джамуха со своим отрядом, а трофеев и пленников было достаточно, чтобы образовать собственный улус. С Джамухой при этом Тимуджин о чём-то не договорился, и названный брат стал злейшим врагом, от которого будущий Потрясатель Вселенной получил в 1186 году своё первое и единственное поражение.

28. Селенга выше Улан-Удэ.


Однако оба остались в живых, и освоившись в улусе, десять лет спустя при поддержке Джамухи и Тоорила Тимуджин начал свой первый завоевательный поход - на татар, в чём монголов поддержали чжурчжэни, правившие Китаем как династия Цизнь. Победа, добытая Тимуджином, досталась Тоорилу, которому Цизньский император пожаловал титул Ванхан. Вскоре на сцену вышел ещё и Гурхан - сплотивший несколько племён Джамуха, и следующее десятилетие Тимуджин провёл в бесконечных войнах всех этих кереитов, меркитов, татар и прочих. В том числе - державшихся особняком найманов: эти жили вдоль хребтов от Алтая до Танья-Шаня, и к концу 12 века успели запугать Среднюю Азию и креститься в несторианстве. Под удар найманов Ванхан и пытался подставить Тимуджина, но тот, ночью грамотно разминувшись с врагом, утром спас не только себя, но и Ванхана. На несколько Тоорил тот стал надёжным союзником Тимуджина, но в итоге примкнул к Джамухе и погиб опять же от найманской стрелы. Походя Тимуджин наконец поквитался с татарами, после боя устроив расправу - как гласит "Сокровенное сказание", в том племени были казнены все мужчины, выросшие выше тележного колеса. Но такое сведение счётов было совсем не типично: чаще всего Тимуджин старался победить с как можно меньшими потерями для противника, так как понимал, что верные люди - самый ценный трофей. Племя за племенем переходили под его знамёна, так что даже Джамухе оставалось только бежать к найманам. Найманские нукеры, после ряда поражений на Иртыше и Бухтарме, и выдали Джамуху, надеясь сохранить свои жизни. Они ошиблись: Тимуджин не терпел предателей, даже если они предали врага. Джамуха же был не просто названным братом, он показал себя отличным лидером и полководцем, а потому Тимуджин предложил ему прощение и верную службу. Джамуха ответил, что в небе не бывать двум солнцам, и Тимуджин ушёл, оставив его наедине с кровными врагами.

29. Монголия.


Весной 1206 года у священной горы Бурхан-Хулдун в верховьях Онона прошёл курултай всех монгольских племён, на котором Тимуджин был провозглашен хааном (то есть императором, а само это слово мы знаем в тюркском варианте "каган") и принял новое имя Чингиз. Я долго думал, что это в переводе просто "великий", но нет - в последующие века это слово значило скорее "достойный Чингисхана". Версий же его происхождения множество, и мне больше всего нравится такая, что монгольское Чингиз известно нам как тюркское Тенгиз - Океан. Вот ведь и Далай-лама значит "океан мудрости", так что видимо просто в тех краях да в ту эпоху наивысшим эпитетом из возможных было "подобный океану". Могучий и спокойный, как океан, хаан должен был построить империю, размерами и изобилием подобную океану. И - построил её.

30. Джунгарские ворота (Восточный Казахстан) - основной путь вторжения монголов на запад.


На востоке Чингисхан покорил тангутов (равнинную родню тибетцев), и выйдя к Великой Китайской стене, в 1213 году вторгся в её пределы. Изначально его идея состояла в том, чтобы разделить Поднебесную по Пекину, но император дома Цзинь отступил на юг и стал готовиться к новой войне. Чингисхан упредил его планы и уничтожил чжурчжэней как государствообразующий народ - в их родное Приморье цивилизацию вернула лишь Россия в 19 веке. На запад монголы прорубались через ханства найманов и каракиданей, в 1218 году объявившись в Семиречье. С шахом Хорезма Чингисхан поначалу так же пытался наладить союз, но надменные беки приграничного Отрара просто казнили его послов. В 1220 году на Туркестан обрушилось что-то наподобие ядерной войны, по итогам которой многие города были разрушены до основания, опустошены до последнего жителя и уже не возродились на старых местах. Самарканд, Ургенч, Ташкент монголы стёрли в мелкую серую пыль, а спесивый шах кончил дни на каспийском острове Абескун - по известной легенде, прячась среди прокажённых. Даже зданий домонгольский эпохи в Средней Азии осталось куда меньше, чем на Руси. Лишь несколько городов вовремя поняли, что сопротивление бесполезно и откупились от монголов богатствами и пополнением войска. Например, Бухара, в своём обращении к народу которой Чингисхан заметил: "А не погрязли бы вы в грехах, послало бы вам Небо такую напасть, как я?". Мусульмане видели в монголах библейских магог, и их нашествие стало концом света в отдельно взятом регионе.

31. Афросиаб - руины домонгольского Самарканда.


К середине 1220-х годов Чингисхан стоял во главе империи, простиравшейся от Каспийского до Жёлтого моря и от Якутии до Кашмира. Передовой корпус, преследуя мятежного хорезмского принца Джалаладдина Мангуберти, прошёлся через Персию и Закавказье, разбил русско-половецкий союз на Калке и отступил после поражения от волжских булгар (к которым позже прилепилось название татары). В тылу у Чингисхана тем временем взбунтовались тангуты, усмирять которых Потрясатель Вселенной двинул войска. При осаде их столицы в 1227 году он и умер, причём не от стрелы и не от яда. По одной из легенд, в самом начале осады у Чингисхана произошёл сердечный приступ, но собрав волю в кулак, с остановившимся сердцем он довёл дело до конца, и как человек без сердца превзошёл самого себя в жестокости, никому не дав уйти живыми. Красивее этой легенды лишь версия, что немолодой полководец просто упал с коня: самого могущественного из когда либо живших людей постигла смерть, которая могла постичь любого.

32. Близ Жезказгана мавзолей Джучи - старшего сына Чингисхана.


Современники описывали Чингисхана как рослого, сильного, очень ладного человека со светлой кожей, румяными щеками (то есть - безупречным здоровьем), длинной ухоженной бородой и умным, пронизывающим взглядом. Легенд и слухов о нём ходило, конечно, немерено. В том числе - о неуёмной сексуальности, огромном гареме и специальном приспособлении, чтобы пользовать наложниц без отрыва от командования войском. На деле у Чингисхана было всего три жены - Бортэ из унгират, Хулан-хатун из меркитов и Есугэн из татар. Хулан-хатун была скорее походно-полевая супруга, Бортэ - хранительницей очага, и лишь её сыновья стали наследниками. Старший Джучи родился после меркитского плена, и хотя Тимуджин заявил, что Бортэ увели беременной, всё же слухи о бастарде ходили назойливо, да и сам Джучи, умерший раньше отца, под конец жизни демонстрировал неблагонадёжность. Старшие Джучи и Чагатай получили завоёванные земли, младший Толуй - саму Монголию, а средний Угэдэй - титул кагана. Который ещё не превратился в пустой звук - Монгольская империя по степным меркам была долговечна, простояв над Евразией три поколения.



Причём если сыновья Чингисхана укрепляли покорённые пространства вглубь (не считая завоевания Кореи), то новыми походами через пол-мира отметились больше внуки. Бату, сын Джучи, в 1230-х годах возглавил Западный поход, у нас известный теперь как Татаро-монгольское нашествие. Так же бессильны, как русичи, перед монголами оказались поляки, немцы, венгры, чехи, хорваты. Но каменные замки брались тяжело, а добыча в них после всех прошлых завоеваний казалась скудной - к последнему морю Батый не пошёл и нового улуса на Руси не построил.
Удэгеев сын Хулагу прошёлся по Персии и Закавказью, обрубил на взлёте золотой век Грузии, утопил в крови Ближний Восток, сравнял с землёй Багдад (что в общем достойно разорения Рима вандалами) и наладил контакт с крестоносцами, увидевшим в монголах мифическое азиатское Царство Пресвитера Иоанна. Брат Хулагу Хубилай тем временем покорил Южный Китай и Юго-Восточную Азию, и только во Вьетнаме, как и полагается сверхдержаве, получил отпор. К концу 1270-х годов Монгольская империя представляло собой крупнейшее в истории континентальное государство, раскинувшееся на 24 млн. км², а с данниками и вассалами вроде Руси - на все 33 млн. Когда-либо более обширную империю собрали только англичане, причём за несколько веков, а не десятилетий. Под властью монголов жило 110 миллионов человек, и это при том, что сравнивая до- и послевоенные переписи, выходит, что ещё 20-30 миллионов человек в ходе этих завоеваний погибли. Каким-то чудом во всей материковой Азии монгольские завоевания не затронули только Индию. Поняв, что на материке воевать больше не с кем, монголы перешли к морским десантам, но взять Японию в 1281 году помешал тайфун, а в 1293 году орда Хубилая была сброшена в море на Яве. Лишь после третьего поколения империя начала сыпаться, в 1294 расколовшись на первые несколько государств - улус Джучи в Великой Степи (у нас известный как Золотая Орда), улус Чагатая в Средней Азии (включая её афганские и китайские части), иранская держава Хулагидов со столицей в Тебризе и китайская империя Юань со столицей в Пекине. В 14 веке и они распались на десятки государств, где титул "хан" носить имели права только Чингизиды. Рецидивом той империи стала империя Тамерлана (чью историю я рассказывал в Самарканде) - хоть и не был Тимур Чингизидом, а всё же его племя рыжих барласов началось как борджигинский обок.

33. городище в Брянске - один из многих древнерусских городов, разорённых Батыем.


...Вспоминая всё это, я дошёл по одной из множества колей к вершине Малого Баатора. С неё видно, как Онон ниже моста распадается на множество проток в широкой пойме:

34.


За которыми стоят сросшиеся сёла Верхний (800 жит.) и Нижний Цасучей (3,1 тыс.) с церковкой Иоанна Предтечи (2004). Наверное, это не худший райцентр мрачного Забайкалья, но серый цвет напоминает, что здесь не старался Кобзон.

35.


В степи цветут саранки (по-научному - даурские лилии):

36.


Среди которых, прямо сквозь высокую траву, я начал спускаться к россыпи живописных камней за Малым Баатаром:

37.


Самый крупный из них, размером 9 на 4 на 3 метра и стоящий на трёх камнях-"ножках", конечно же зовётся Чашей Чингисхана. Легенды о ней сложены разные - то ли Тимуджин промывал водой из этой чаши рану от меркитской стрелы, то ли в чаше готовили еду к его поминкам.

38.


Те, кого топтал монгольский сапог, позже рассказывали о неисчислимых полчищах. Даже в школьном учебнике, когда я учился в младших классах, говорилось, что при штурме Киева на одного защитника приходилось 20-30 татар. Чингисхан, однако, не был бы гением разрушения, не будь он и гением созидания. Как полководец он прославился скорее в войнах монгольских племён, а пол-мира завоевал в качестве политика, выстроившего эффективную систему госуправления и самую совершенную в истории военную машину. Десятилетия войн племён дали Тимуджину как понимание её устройства, так и кадры, которые "решают всё!". Как и любой великий лидер, Чингисхан был окружён группой умных и верных людей, чья надёжность была проверена множеством пережитых испытаний. То были как управленцы, так и военачальники, как урянхаец Субэдэй, на полях битв сделавший едва ли не больше самого Чингисхана -  именно он командовал вторжением в Китай и Монгольским нашествием. Высшую власть Чингисхан пытался очистить от трайбализма, но племена и роды заложили основу формирования войска, делившегося на десятки, сотни, тысячи и тумены - аналоги современных взводов, рот, полков и дивизий. Сила его имела три столпа - мобильность, слаженность и разведку. С двумя конями легковооружённых монгольский воин во время маневрирования мог преодолевать до 120 километров в день - это уровень армий второй половины ХХ века. Отсюда и образ несметных полчищ - никто из побеждённых не мог поверить, что одни и те же силы появлялись на таком расстоянии друг друга с разницей в считанные дни. На поле боя монголы сначала долго изматывали противника залпами конных лучников с разных сторон, а затем наносили контрольный удар тяжёлой (по европейским меркам - средней) конницей. В бой вступали они лишь выждав момент, максимально неблагоприятный для противника, а если такового не представлялось - заманивали его тактическими отступлениями. Всё это укреплялось железной дисциплиной с элементами круговой поруки - наказание за провинность одного бойца нёс весь взвод. Хотя конечно, вопреки школьным учебникам, речь шла не про казнь - своих людей монголы берегли. В число провинностей входила и такая, как подавиться пищей - даже рацион и режим питания воина был продуман детально. Боевой дух же подкреплялся материально: трофеи делились в пропорции 3:1:1 в пользу добывшего их воина, его нукера и всей страны. А вот мародёрство было запрещено, и подозреваю, что именно в праве поживиться только с мёртвых кроется причина феноменальной монгольской жестокости. Относительно малочисленные (не более 120 тыс. сабель), монголы стабильно выигрывали битвы с 10-кратной разницей в потерях.

39.


Была у Чингизидов и своя DARPA - как можно больше сведений о любом народе монголы старались собрать ещё тогда, когда тот и не представлял себя в роли будущей жертвы. В том числе - о технологиях и хозяйстве. Почтовые тракты с промежуточными станциями, где можно было менять лошадей, связывали гигантские пространства империи. Восточные бани и китайская медицина сглаживали эпидемии, вкупе с относительной устойчивостью к чуме, очаги которой находились как раз в монгольских степях. А вот для европейцев трупы умерших от чумы степняков, будучи переброшенными через стену, превращались в бактериологическое оружие.

40.


Чингисхан внедрил и само название "монголы" - по сути он один из первых пытался слепить из племён нацию. Её конституцией, скорее кодексом, чем сводом законов, стала Великая Яса, текст который, увы, не сохранился. Что из её постулатов, воспроизводимых путешественниками и хронистами по памяти, были правдой - теперь сложно сказать. Монголы всегда казнили предателей, даже если с их помощью брали города. Щадили тех, кто сразу же принимали мир на монгольских условиях, но не давали им второго шанса. Никогда не прощали убийства послов, но использовали это как casus belli. От религиозных распрей империю должно было защитить отсутствие официальной религии: одним из пунктов "Ясы" значилось "Чти все вероучения, не отдавая предпочтения ни одному из них". Среди монголов были язычники, христиане-несториане, манихеи, буддисты, мусульмане. Но в покорённых землях монголы оставались меньшинством военной знати. После распада единой империи они очень быстро приняли тамошние религии и за считанные поколения растворились без следа среди татар, туркмен, азербайджанцев...

41.


А со своими похоронами Чингисхан придумал гениальный ход - упокоиться в тайной могиле. Легенда гласит, что убили не только всех рабов, что её обустраивали, но и всех встречных на пути конвоя, а потом и сам конвой. Это, конечно же, нерационально, тем более у той самой горы Бурхан-Халдун лежит урочище, известное монголам как Их-Хориг, то есть Великий Запрет. Долгое время там стоял караул, а иррациональный страх перед этим местом был столь силён, что только в Перестройку власти МНР допустили туда археологов, нашедших более 1300 очень богатых могил. Может, там ещё найдут нефритовый гроб Чингисхана, но мне гораздо больше нравится версия, что похоронили его как самого обычного человека. Чингисхан просто растворился в своей нации, и любые останки монгола тех лет могут принадлежать Тимуджину. Своя "могила Чингисхана" есть теперь чуть ли не в каждом районе: забайкальские буряты ищут её в Баргузинской долине и на Селенге, прибайкальские - на Рытом мысу, монголы - на склонах Хэнтэя, китайцы - в Ордосе недалеко от тангутских земель, казахи - на своём Алтае, и этот список, конечно же, явно не полный. На Аге считают, что Чингисхана похоронили на малой родине, осушив один из рукавов Онона и вновь пустив воду поверх. Но ведь по хроникам да сказаниям Чингисхан не кажется человекомашиной: он любил свою Бортэ и отказался считать её первенца бастардом, он отомстил татарам за отца, уже к тому моменту многократно превосходя его могуществом. В конце концов, у него было счастливое детство, оборванное бесконечной войной. Если и возвращался он сюда при жизни - то лишь проездом, но ничего не мешало Потрясателю Вселенной обрести вечный покой среди этих саранок.

42.


...На обратном пути рядом со мной остановилась драндулетистого вида машина, в которой ехала чета немолодых бурят столь же сельского вида. Они спросили, где здесь Чаша Чингисхана, и я предложил показать им дорогу с условием после отвезти меня куда-нибудь. У камня они совершили троекратный обход, осыпая его зёрнами и окуривая табаком, а затем я вернулся с ними в Агинское, свой смелый план осуществив даже быстрее, чем планировал. Из Агинского я уехал в Читу, вспоминая, как одного моего знакомого она встретила надписью "Слава Великому Чингисхану!" на весь привокзальный забор...

43.


На этом закончу рассказ о Бурятских автономных округах, лишь под конец поняв, что более всего они были похожи не на российские, а на монгольские регионы - аймаки, кторые крупнее наших районов, но меньше наших областей. Однако де-факто есть и третий бурятский эксклав - Тункинский Бурятский неавтономный округ, с республикой соединённый непроходимыми горами, а сообщающийся лишь через иркутские Слюдянку и Култук. Его ближнюю часть, Тункинскую долину, я посетил в 2020-м и уже показал (ссылки ниже). В 2021 мы отправились дальше - в глухой Окинский район, где находится Долина вулканов. Об этом путешествии - следующие 5-6 постов.

БУРЯТСКИЕ ОКРАИНЫ (2020-2021)
Обзор поездки и оглавление (2020)
Обзор поездки и оглавление (2021)
Тункинская долина (Бурятия)
Зун-Мурино, Жемчуг, Тунка и Аршан.
Окрестности Аршана.
Кырен и Нилова Пустынь.
Окинский район (Бурятия)
Окинский тракт
Орлик.
Окрестности Орлика.
Хойто-Гол и дорога вдоль Сенцы.
Перевал Черби.
Долина вулканов.
Ольхон и Приольхонье (Иркутская область)
Усть-Ордынский Бурятский округ.
Тажеранская степь.
Ольхонские ворота.
Вдоль Малого моря.
Хужир - столица Ольхона.
Северный Ольхон.
Тайлган бурятских шаманов.
Агинская степь (Забайкальский край)
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Tags: Великая Степь, Золотая Орда, Сибирь, дорожное, природа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →