varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Долина вулканов. Часть 3: Хи-Гол



В 2001 году, в десятом классе, я впервые вышел в интернет. Но вместо того чтобы, как все нормальные старшеклассники, смотреть там порно, я взялся изучать свою страну, конспектируя по разрозненным описаниям регион за регионом. Сам рунет был тогда в сотни, в тысячи раз меньше, и даже по многим крупным городам в нём могло не быть ни одной вразумительной фотографии. Однако костяк своих знаний о том, что где есть, я получил уже тогда. И вот наравне разве что с каменными болванами Маньпупунёра меня впечатлил такой пейзаж: зелёные сопки, тайга в распадках, долина с плоским каменистым дном, а посреди неё - идеальный усечённый конус с глубоким кратером, в котором сложно не признать вулкан. Подпись гласила, что это плато Азас в Туве, и лишь гораздо позже я узнал, что это расположенная всего в 40 километрах от него, но уже в Окинском районе Бурятии падь Хи-Гол в верховьях речки Жомболок, более известная как Долина вулканов.

Добраться сюда нелегко: сотни километров глухими трактами от Иркутска до Орлика, десятки километров бортовой машиной по бездорожью до аршанов Хойто-Гол и ещё дюжина пешком через перевал Черби, показанный в прошлой части. На порядки отличаясь в километрах, по времени все три участка примерно равны - по 7-10 часов. И вот преодолев это всё, а заодно локдаун в Бурятии, трудности поиска машины и болезнь одной из участниц похода, я наконец расскажу про Долину вулканов.

В нескольких сотнях метров от нашей стояки под Одинокой лиственницей (см. прошлую часть) в зелёные луга высокогорной (в среднем 1950м) долины вклинивается лавовый поток. Вид его таков, будто застыл он, чудом не опалив траву, дай бог ещё вчера, и уж по крайней мере легко представить, как он медленно и зловеще полз, роняя с мерцающих боков застывшие камни. За лавовым потоком - потухший вулкан Перетолчина в перекрёстке падей:

2.


Высокогорный Хи-Гол представляет собой классическую трогговую долину, когда-то вырезанную в горах Восточного Саяна ледником. Только - как будто непропорционально широкую: её изначальное дно скрыто под слоем лавы до 150 метров толщиной. От вулканов лава спускается на 75 километров по долине речки Жомболок к берегу Саянской Оки, где ручьи образовали в ней каньоны и водопады. Объём лавовых толщ здесь оценивается от 3 до 8 кубических километров, и в них не менее 6 слоёв, оставшися от разных извержений. Добавьте к этому бесчисленные аршаны (горячие источники) вроде Хойто-Гола, Жойгана, Шумака или Хакусов на другом конце Байкала, и регулярные небольшие землетрясения, одно из которых я проспал в Иркутске в 2020 году - в земной коре тут явно что-то происходит. Дело в том, что от Удокана на БАМе до озера Хубсугул в Монголии тянется Байкальский рифт. Ведь сам Байкал - ни что иное, как пресноводный малёк океана, зарождающегося между едущих в разные стороны Евразийской и Амурской тектонических плит. Земля тут неспокойна, пожалуй это самое геологически активное место вдали от срединно-океанических хребтов (Исландия) или зон субдукции, где океаническая кора подныривает под материковую (Тихоокеанское огненное кольцо). Аршаны да землетрясения - всё это отголоски самого настоящего вулканизма.

3.


В соседней Тункинской долине стоят десятки небольших вулканов без кратеров, потухших порядка 13 тыс. лет назад.
Примерно тогда же новые вулканы пробудились выше по горам, в верховьях Жомболока, и объём извергнутой ими с тех времён лавы беспрецедентен для вулканов в глубине материка. Когда они потухли, да и потухли ли вообще - учёные пока что спорят, но последнее извержение на Жомболоке произошло уже в историческую эпоху, 800-1200 лет назад. Оно не было похоже на извержения Кракатау или Везувия - без чудовищных взрывов, уходящих на границу космоса пепловых колонн и сжигающих всё на своём пути "палящих туч". Ближайшим аналогом происходившего на Жомболоке можно назвать извережние исландского вулкана Лаки в 1783 году, когда по острову разлилось 15 кубокилометров лавы. Да и пейзаж в общем похож - пространство лавовых полей и торчащие над ним шлаковые конусы, которые и называют вулканами в обиходе.

4.


Конечно, непохожесть Жомболокской долины на любую из окрестных долин не могла не породить поверия и легенды. Буряты называли вулканические конусы Албанай-Болдок, что можно перевести (не вполне дословно) как Чёртова сопка. Среди окинцев особенно силён культ Гэсэра - батыра-героя тибетских, монгольских и бурятских ульгеров (сказаний), обособившихся так давно, что фактически один и тот же сюжет разворачивается в разных мирах: тибетский Гэсэр - эпос религии Бон, бурятский - "энциклопедия шаманства". На Хи-Голе отважный Гэсэр бился с одним из самых страшных своих врагов - повелителем огня Гай Дулмэ-ханом. Сказители буквально смакуют то, насколько сильнее Гэсэра был враг и насколько больше было его войско, но добро, конечно, побеждает зло, и лава - расплавившийся дворец павшего огненного хана. Монголы, прослышав об этой месте, и вовсе объявили его Эргенеконом - по преданию, когда-то первые монголы укрывались от врагов в благодатной долине (с которой у меня ассоциировался скорее Таван-Богд на Алтае), но за 400 лет до рождения Чингисхана их выжил в степь страшный неугасимый пожар.

5.


И, конечно, о Чёртовых сопках не могли не прослышать русские казаки, в 1728 года начальствовавшие над отрядом служилых бурят в Окинском карауле. Первым исследователем этой долины стал геодезист Егор Пестерев в 1770-х годах, покинувший Сибирь как раз в том 1783 году, когда Лаки опустошил Исландию. В 1858 году сюда заглядывал англичанин Томас Аткинсон - первый из западноевропейцев, изучавших в Новое время Монголию и Семиречье. Кому-то в России, кажется, визит милорда уязвил национальную гордость, и вскоре в "Северной пчеле" появилась статья о скрытой на Восточном Саяне "русской Ниагаре" - гигантском полноводном водопаде высотой 100 сажень. Автор её был анонимный корреспондент, а само утверждение оказалось самым что ни на есть кликбейтом - якобы, в текст закралась опечатка с лишним нулём. Но об опечатке заговорили лишь после того, как в 1862 году на Восточный Саян съездил князь-анархист, а по совместительству великий географ Пётр Кропоткин. Водопадами, скорее всего как раз теми, что я показывал в посте про верховья Оки, он остался разочарован, но зато подробно изучил Долину вулканов. Следующим крупным исследователем стал иркутянин Сергей Перетолчин, погибший здесь при невыясненных обстоятельствах в начале ХХ века. Ну а современную эпоху систематических геологических исследований, в которых участвовал, например, Михаил mikka, открыл здесь Владимир Обручев в 1940 году. Он же и дал имена Кропоткина и Перетолчина двум главным вулканам долины.

6.


Лавовый поток с кадров выше разделяет ведущие к ним тропы. Большинство туристов бегают по двумя вулканам одним днём, а я бы сказал, что на осмотр Хи-Гола оптимально закладывать два дня, каждый из которых можно посвятить одному из вулканов с окрестностями. Вулкан Перетолчина возвышается на 2044м над уровнем моря и на 80 метров над долиной, а к её борту прикреплён узким перешейком в половину своей высоты. У южного (на этом кадре слева) подножья вулкана - и лучшая на всём Хи-Голе стоянка для большой группы (мелким группам удобнее всё же под Одинокой лиственницей), плоский камень на которой отмечен в 2017 году мемориальной доской Томасу Аткинсону.

7.


Где-то там же в кустах лежит и символическая могильная плита с весьма впечатляющей историей: она была заказана в 1915 году вдовой Варварой Перетолчиной, утрачена где-то по дороге, вновь найдена случайными туристами в начале 1980-х годов на кухне одной из зимовок и доставлена ими сюда. Сам Сергей Перетолчин родился в 1862 году на приисках в Бодайбо, в молодости преподавал в техническом училище в Иркутске, а с 1896 года занялся собственными исследованиями Восточных Саян, например первым из европейцев взойдя на вершину Мунку-Сардыка. Совершив в эти горы 14 экспедиций, в Долине вулканов Перетолчин работал в 1912-14 годах. Она не была его главным объектом исследований, но здесь он умер 3 июля 1914 года. Причём случилось это как раз в тот момент,  когда он разделился с сопровождающими - надзирателем метеостанции Окинского караула Сергеем Толстым и проводником Ефимом Безотечества. Их и подозревали в убийстве учёного, а поиски останков растянулись на год - лишь следующим летом на склоне вулкана был найден разложившийся труп у поставленной на треножник фотокамеры. Все вещи и ценности оставались при нём, на одежде не было следов ножа или зубов, так что скорее всего исследователь умер сам, вероятно - от внезапного инфаркта. Название вулкана, конечно же, стало ему лучшим памятником. Однако прежде, чем подняться на сам вулкан, сходим на соседнюю с ним безымянную сопку:

8.


На неё нет натоптанной тропы, но плоскую каменистую вершину украшают многочисленные, да при том крайне замысловатые, турики. Издали сопка абсолютно невзрачна, однако с неё роскошный вид на всю Долину вулканов.

9.


Сначала посмотрим налево, на знакомые с прошлой части места. Здесь взгляд привлекает безымянная, но чрезвычайно эффектная гора (2587м) с совершенно плоской усечённой вершиной, которую срубить мог конечно же только Гэсэр. Левее горы уходит вниз каньон речки Барун-Хадарус, висячая долина которой видна правее. В неё спускается пологий склон от перевала Черби - по нему мы приходили и уходили. Там же, где лавовый поток пересекает луг - низвергается водопад и стоит Одинокая лиственница, поляна у которой стала нашим домом на 3 дня в долине.

10.


Здесь же - небольшое озерцо, которое мы прозвали Облом-Нур за невозможность искупаться - дно покрывает толстый вязкий ил, проваливший в которой, можно порезаться о камни. Не менее впечатляющий ландшафт Жомболока, чем сами вулканы - это озёра в лавах с причудливыми изгибами берегов, гротами и шхерами. Самый зрелищный из них - Хара-Нур, в переводе Чёрное озеро. вытянувшийся на 10 километров по другому "рогу" Y-образной долины, но до него идти 20 километров в одну сторону, частью - по лавовым полям, а главное - почти без воды, которая просто уходит в трещины лавы. В единую речку Жомболок вода из этих трещин собирается лишь следующим озером Бурсагай-Нур, а самым доступным из лавовых озёр является лежащий ещё ниже Олон-Нур. До него всего 8 километров без высоких перевалов из долины соседней Сенцы, по которой тянется дорога к Хойто-Голу. Но в итоге наше знакомство с лавовыми озёрами ограничилось этой лужей:

11.


Теперь посмотрим вдоль пади направо - на те места, где сами не ходили. Здесь поодаль хорошо виден поворот долины к Жомболоку:

12.


Озеро вдали я было принял за краешек Хара-Нура. На самом деле форма долины куда сложнее, чем просто Y, и к Хара-Нуру ведёт другая ветвь, начинающаяся за поворотом. Это же небольшое озеро Харганато - однако тоже с лавовым берегами. До него сходить в третий день было в принципе реально, но из-за ЧП, описанного в конце прошлой части, мы потеряли пол-дня, критические для такого похода.

13.


Вулканов же в Долине не два, а гораздо больше. Например, лежащий посреди лавовых полей странным "геоглифом" Останец - это тоже вулкан, представлявший собой просто трещину в земле, из которой изливалась лава:

14.


Малые вулканы расположены вокруг больших, как спутники вокруг планеты. Два скопления - наследие разных извержений, и поросший лесом вулкан Перетолчина, кратер которого особенно эффектен с этой сопки, здесь исходный - он вырос около 13 тыс. лет назад:

15.


А голый вулкан Кропоткина - уже на тысячелетия позже. Его поток упёрся в толщи старой лавы, и прежде, чем разлиться по ним, успел заполнить всю падь, и в том числе её оконечность выше кратера. У края лавового потока каким-то тайным древним символом лежат озёра Серповидное и Хикушка:

16.


Подъём на сопку и спуск с неё - суммарно дело часа на 3. Но сейчас мысленно спрыгнем с вершины прямо на кольцевой гребень вулкана Перетолчина. На самом деле тропа сюда ведёт от поляны Аткинсона, и более всего она похожа на лестницу с промежуточной площадкой - сначала по перемычке, и лишь от неё на вулкан. Его склоны кажутся самым обычным для этих мест редколесьем с лиственницами над зарослями карликовой ивы:

17.


Но есть одно "но" - лес растёт на кольце, крутом и узком, как крепостной вал. Внутри кольца же - кратер:

18.


Его диаметр - 140 метров, глубина - около 30 метров, а уклон, в среднем 45 градусов, чуть-чуть отличается с разных сторон. Сами склоны вроде и сыпучие, а вроде и достаточно на них мест, закреплённых растительностью, чтобы можно было безопасно спуститься на дно.

19.


На дне же стоит лечь у края лужи и посмотреть наверх - увидишь круг неба и по самому краю кромку склона с точащими к центру деревцами. Мой фотоаппарат, увы, не охватывает такого вида, но это было одно из сильнейших впечатлений Долины:

20.


Спуститься с вулкана Перетолчина труднее, чем взойти на него - начало тропы совершенно теряется в покрывающих склон кустах. Тропа выводит на тот же самый перешеек, с которого можно сойти в другую сторону - прямиком на вулкан Аткинсона:

21.


13 тыс. лет назад он представлял собой примерно такой же усечённый конус, но расположен оказался чуть менее удачно, а потому его размыла талая вода. Теперь вулкан Аткинсона представляет собой лишь скопление бугорков, между которыми - луга, поросшие синими цветами аквилегии:

22.


Лава здесь образует множество гротов и даже тоннелей. Более молодая, она натекла сюда с других вулканов в последующих извержения. Но тут надо понимать, что лава - не жидкость, как в голливудских фильмах, а вязкая масса - само латинской слово "магма" означает "тесто" или "паста". Упираясь в обломки вулкана Аткинсона, лавовый поток нагромождался, и когда его верхние слои затвердевали, нижние ещё продолжали течь:

23.


Заглянув в гроты, можно понять, что это действительно расплавленный и снова затвердевший камень:

24.


Так что для бурятского охотника и кочевника, жившего в мире, полном духов, было очевидно - так накуролесить мог разве что Гэсэр...

25.


В стороне от обеих систем торчит маленький Пограничный вулкан, без картера похожий на вулканы Тунки, только голый. Расположение указывает на то, что скорее всего он самый молодой вулкан в этой долине, причина разрушения Эргенекона и след схватки Гэсэра с Царём Огня.

26.


По лавовым полям очень трудно ходить - в отличие от курумов, где хватает ровных поверхностей, здесь нет ни сантиметра прямого места, а зачастую грани застывшей лавы опасно остры. Местные каюры берут так дорого (3000 рублей за конедень) в том числе потому, что у них специально обученные лошади - обычный конь с равнины тут переломает ноги за несколько шагов. Так что и на двух ногах с широкими подошвами обогнуть вулкан Перетолчина от вулкана Аткинсона до поляны Аткинсона оказалось не так-то легко:

27.


Основная тропа к вулкану Кропоткина поворачивает ещё до лавового потока с кадра №2 и жмётся к борту долины:

28.


Хотя и упирается порой то в курумник, то в гряду, перелезая которые, её очень легко потерять:

29.


Так и произошло с нами, и последние сотни метров к вулкану Кропоткина мы шли, только и приговаривая "когда же всё это кончится?!" на каждом шаге. Подножье у начала самого удобного подъёма отмечает памятник анархо-географу Петру Кропоткину. Вернее, мемориальная доска на лавовом постаменте, привезённая сюда одной из экспедиций РГО наподобие той, что ехала параллельно нам в позапрошлой части.

30.


Другое подножье украшает самое эффектное из лавовых изваяний:

31.


Просто на поверхности потока возникали твёрдые плиты, причудливо выпучивавшиеся вверх:

32.


И конечно, живущему в мире шаманов и духов сложно в этой фигуре не разглядеть огненного демона Гай-Дулмэ:

33.


И памятник, и чёрт стоят на вулкане Трещина, при взгляде сверху вполне оправдывающем своё название:

34.


Вулкан Кропоткина моложе, чем вулкан Перетолчина, но старше, чем Пограничный вулкан - мощное извержение создало его в середине голоцена, то есть он немногим старше Египетских пирамид. Не знаю, почему голые его склоны, не успели они стать ещё пригодными для роста деревьев или же вырасти чему-то не дают горные ветра с верховий пади. По сравнению со своим старшим братом вулкан Кропоткина чуть выше - 2074м от уровня моря и 90м от основания:

35.


Кратер же его существенно крупнее - 210 метров в диаметре и 60 метров в глубину. Внешне он суров и мрачен, куда больше похож на карьер какого-нибудь токсичного минерала, и мы даже поленились туда лезть.

36.


Позади - вся группа Перетолчина и Пограничный, а заодно, в правой части кадра, и сопка, с которой сняты виды из начала поста:

37.


Ближе - склоны, опалённые так, будто извержение закончилось недавно. Конечно же, это не ожоги, а отложения, слишком едкие и сыпучие, чтобы на них что-то могло расти. Внизу же хорошо видны волны, а на самом деле складки упёршихся в преграды лавовых потоков:

38.


Но самый эффектный вид - по долине вперёд! Слева высится Старый вулкан, похожий на сдувшийся мяч - это тоже шлаковый конус, но во время извержения разрушенный взрывом:

39.


Впереди же, под безымянной вершиной (2681м) - вот такой сюрреалистический вид. Вода озёр манила, как ангельские песни - так что мы даже не стали искать тропу, а спустились прямо по сыпучему склону вулкана, начерпав полные ботинки красноватой пыли. И я бы даже не сказал, что это опасно - склон равномерный, и я не могу представить, где на нём можно было бы сорваться или оказаться засыпанным с головой.

40.


Вот мы и у подножья - дальше оставалось только пересечь лавовое поле и снова выйти на тропу, жмущуюся к Старому вулкану:

41.


Тропа вьётся, порой прерываясь, по самому краешку лавы:

42.


Иногда - обходит озёра, с которых к середине июля ещё не сошёл весь лёд. 2 километра над уровнем моря - это суровая высота даже в Турции или Киргизии, что уж говорить про Сибирь?

43.


С вулкана, между тем, мы слезли очень вовремя - в долине крепчал ветер и порой налетал дождь. Затем над горами раздался гром, и мы поняли, что быть нам скоро мокрыми до нитки. Ливень вырвался из-за скал и пиков, как монгольская орда - но как и в прошлые дни, стремительно унёсся вниз по долине, намочив нас лишь чуть-чуть и подарив впечатляющую смену красок:

44.


45.


46.


Мы же не стояли на месте - кадр выше снят уже из-за Серповидного озера:

47.


Здесь речка Хи-Гол уходит под лаву, но сначала разливается запрудой, огибающей лавовый край:

48.


У берега Серповидного озера заканчивается тропа. Ну или сворачивает столь не очевидно, что мы не нашли её по пути ни туда, ни обратно. Дальше - либо прыгать по курумникам, либо продираться прямо сквозь кусты.

49.


Но так хотелось из лавового ада выйти в озёрно-травянистый рай!

50.


Первые русские исследователи на свой манер называли речку Хи-Гол Хикушкой, и это название закрепилось в итоге за озером в её истоке. Сюда стекается вода из множества снежников. Часть из них в середине лета тихо таяли на теневом берегу:

51.


Другие - изливались водопадами:

52.


Порой похожими на молнии в каменном небе - вода здесь уходит под курумник, да и по пути к озеру мы не раз слышали журчание под валунами:

53.


Вода Хикушки сказочно прозрачна и очень холодна:

54.


"Руки в траве, тело в воде..." - написал какой-то турист, спустившийся с этих гор, на стене турбазы в Хойто-Голе...

55.


Несмотря на отсутствие тропы, на ягельном бугре (тут, выше 2км, снова появляется ягель) у Хикушки мы заметили остатки хорошо обжитой стоянки. С неё тоже было бы, куда походить: с гор над озером открываются роскошные виды, а за отрогом скрыты Каскадные озёра - уже не вулканические, а просто горные, то есть по определению прекрасные. Но нам оставалось только идти обратно... Трудности пути в Долину вулканов воздались сполна - здесь могли идти с утра до вечера холодные дожди (как было с Олей и её тогдашней группой в 2011 году), мог дуть пронизывающий ветер. Но для нас Долина вулканов оказалась маленьким кусочком рая, и дорогого стоит ощущение, что мы одни, а весь остальной мир где-то за горами.

56.


...Из Орлика, откуда снова не было мест на маршрутку, мы попытались уехать автостопом. Там, где на 150 километров вперёд кончается асфальт, вдруг остановился автобус - его хозяин ехал по делам в Иркутск, но набирал пассажиров. После некоторого торга я скинул цену с 2500 рублей за каждого до 3000 рублей за всех. И лишь я один из нас троих заметил у водителя-бурята лишние пальцы - на каждой руке за мизинцем был ещё один отросток из одной фаланги с маленьким острым ногтем. Прежде я часто слышал о том, что у бурят это шаманская метка и что шаманом может стать только обладатель "лишней кости". Неделю спустя, однако, я ездил на Ольхон, где проходил тайлган - молебен шаманов со всех бурятских улусов. Там шестипалых людей не было вовсе, но было много другого, чего я прежде не знал. Осмотрев окраины БурМира - Усть-Ордынский и Агинский отменённые округа, священный Ольхон, так и не ставшие отдельным округом Тункинский и Окинский районы, я пока толком не был в материковой Бурятии, за вычетом совсем уж блиц-визита в 2012 году и поездки по русским посёлкам вдоль Транссиба и БАМа. На Селенге и Баргузине, думаю, меня ждёт ещё немало красот, чудес и сюрпризов.

Но в следующих частях начну рассказ про тот край, что лежит ещё дальше Бурятии - Даурию.

БУРЯТСКИЕ ОКРАИНЫ (2020-2021)
Обзор поездки и оглавление (2020)
Обзор поездки и оглавление (2021)
Тункинская долина (Бурятия)
Зун-Мурино, Жемчуг, Тунка и Аршан.
Окрестности Аршана.
Кырен и Нилова Пустынь.
Окинский район (Бурятия)
Окинский тракт.
Орлик.
Окрестности Орлика.
Хойто-Гол и дорога вдоль Сенцы.
Перевал Черби.
Долина вулканов.
Ольхон и Приольхонье (Иркутская область)
Усть-Ордынский Бурятский округ.
Тажеранская степь.
Ольхонские ворота.
Вдоль Малого моря.
Хужир - столица Ольхона.
Северный Ольхон.
Тайлган бурятских шаманов.
Агинская степь (Забайкальский край)
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Tags: Сибирь, дорожное, природа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

Recent Posts from This Journal