varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Свободный. Часть 1: центр



Свободный - небольшой город (53 тыс. жителей) на Зее в 150 километрах выше Благовещенска. В наши дни он снова на слуху - рядом строятся космодром Восточный и гигантский Амурский газоперерабатывающий завод. По самому городу, впрочем, об этом не догадаться: лишь погуляв тут денёк, я понял, что его название стоит понимать как Ненужный. Что, однако, вовсе не равно "неинтересный" - при ужасной запущенности и общем духе социального напряжения, Свободный - город с богатой историей. Ведь он сам порождён ещё царской великой стройкой - как "столица" Амурской железной дороги, этого прото-БАМа, сменившего в роли главного пути на восток сам Амур, легендарный Албазин на высоком берегу которого я показывал в прошлой части.

Своей историей Свободный больше напоминается советские, чем дореволюционные города: партия царское правительство сказала "надо!", а народ ответил - "есть!". Ведь сейчас не вполне очевидно, что первым железнодорожным путём на Дальний Восток была Китайско-Восточная железная дорога, проложенная сквозь Маньчжурию прямиком на Владивосток. Проходит она по обжитым степям, путь по ней был куда короче, да только русско-японская война показала, что если сам Китай недееспособен - это ещё не значит, что в нём Россия может чувствовать себя как дома. Японская оккупация Кореи в 1910 году и вовсе показала, что таёжные буреломы, вечная мерзлота и безлюдье - препятствие не только для строителей, но и для вражеских солдат. Самый логичный вариант пути по берегу Амура не годился по геополитическим причинам - одним из условий шедших с 1907 года изысканий было не подходить к пограничной реке ближе 15 вёрст. Поэтому и центром Амурской железной дороги стал не большой и богатый Благовещенск, а новый город выше по течению Зеи, где с 1901 года стояло малоросское село Суражевка, основанное выходцами с Черниговщины. Город торжественно заложили 30 июля (12 августа) 1912 года, а так как это был день рождения цесаревича Алексея - то и назвали его Алексеевском. Под таким именем он строился первые 7 лет, а Свободным стал уже после Февральской революции.

1а.


Как и многие города железнодорожников, да ещё с таким названием, в Гражданскую войну Свободный сделался красным островом, над которым белые волны с востока и запада сомкнулись лишь осенью 1918 года. В 1920 году Свободный перешёл под контроль Дальневосточной республики, при которой, вдали от всех фронтов, тут развернулись самые жаркие события - Амурский инцидент.

2.


Предыстория его началась в Хуньчуне, китайском уезде у Тумангана, где издавна жило много корейцев. Среди них скрылись и выбитые японцами с оккупированной родины партизаны, державшие связь с "правительством в изгнании" в Шанхае. И вот в октябре 1920 года Хуньчунь, а следом и окрестные уезды охватило масштабное антияпонское восстание, как и всюду в тех краях с обеих сторон отмеченной страшной жестокостью. К концу осени японцы подтянули в мятежный регион две дивизии, карательный поход которых перерос в форменный геноцид. Перед лицом неизбежного разгрома партизаны стали отступать вдоль российской границы на север и переходить её в районе Имана, за которым начинались владения большевиков. Иные и вовсе достигли Амура. Там их ждали: в Благовещенске налаживал отношения с красными Всекорейский национальный совет, а в Свободном уже стоял батальон красных корейцев командира О Хамука. 15 марта 1921 года в селе Красноярово на Зее прошёл Всекорейский партизанский съезд, по итогам которого корейские отряды со всего Дальнего Востока начали стягиваться сюда. Местом их дислокации стали Свободный, Красноярово и Мазаново, численность достигла 6 тыс. бойцов, а для конспирации назвали всё это Сахалинским партизанским отрядом. Параллельно был учреждён Корейский Военно-Революционный Совет, который красные решили сформировать в Иркутске и доставить на Зею в готовом виде. В истинно интернациональном духе возглавил корейцев грузин - красный анархист Нестор Каландаришвили, за плечами которого был огромный опыт партизанской войны в Сибири. Вот тут-то коса и нашла на камень: большинство корейцев были как раз-таки националисты и надеялись с опорой на Советскую Россию устроить освободительный поход на Сеул. Советская Россия же вела с Японией сложнейший дипломатический торг, который periskop.su вот в этом посте справедливо сравнивал с фехтованием. Нападение корейских партизан дало бы самураям первоклассный casus beli, а потому в Свободный корейцев собрали с целью частично их разоружить и интегрировать в Красную Армию.

2а.


Корейцы раскололись на "шанхайскую" и "иркутскую" партии, обстановка неуклонно накалялась, и вот уже командиры Сахотряда прислали Каландаришвили письмо, подписанное, по суровомую обычаю корейских партизан, кровью отсечённых безымянных пальцев. Командиры пригрозили выйти из подчинения и покончить с собой, видимо не зная, что в наших краях такие угрозы трактуются как истерика и потому игнорируются. Следующим шагом стала попытка самовольного похода на Восток, но так же демонстративная - упершись в Хинганские горы, Сахотряд вернулся в Суражевку. Где 28 июня 1921 года и случился сам инцидент - попытка разоружить партизан по приказу Каландаришвили обернулась уличными боями, в которых погибли сотни людей и сгорел деревянный город. Сахотряд был разгромлен, его лидеры - арестованы, а в советской историографии этот эпизод если и упоминался - то как стычка "шанхайских" (белых) и "иркутских" (красных) корейцев: активнее всего соплеменников усмирял О Хамук. Так в Свободном впервые столкнулись будущие Северная и Южная Кореи...

3.


Рассказ о революционном прошлом очень кстати было начинать на площади Лазо, расположенный неподалёку от большого и весьма невзрачного вокзала, который я ещё покажу в другом посте. Свободный вытянут вдоль Транссиба на полтора десятка километров, а потому имеет ярко выраженную ось главной улицы Ленина, при Алексеевске называвшейся Князь-Алексеевской, а в Свободном поначалу - Большой. Нанизанная на неё площадь Лазо имеет довольно странный вид - скорее сквер в окружении шумных дорог и избушек, на фоне которых выделяется лишь коробка кинотеатра им. Сергея Лазо (1986). И - несколько памятников: эффектный монумент Борцам за власть Советов (1937) с кадров №2, их же, борцов, братская могила (кадр выше) и белый обелиск основанию города (1967). Странная дата - от того, что это реплика, а вот на старом фото оригинал (1912) у деревянной гимназии имени Николая Гондатти - приамурского генерал-губернатора и непосредственного основателя Алексеевска.

3а.


Улица Ленина же здесь пересекается с Михайло-Чесноковской улицей (в конце которой есть ещё одно, вероятно дореволюционное здание), а за ней сетка прямых улиц как бы поворачивает на 45 градусов. Там, к северу от площади Лазо, теперь стоит искать Старый Алексеевск:

4.


Как я понимаю, в дореволюционном городе, успевшем разрастись до 12 тыс. жителей, это была окраина - я нашёл здесь лишь один старинный магазин городского вида (кадр выше), а в основном - избы:

5.


Но наличники этих изб хороши:

6.


В глубине деревянных кварталов стоит такая же деревянная Никольская церковь (1913). Вернее, Никольской она стала при возрождении прихода в 1947 году, а изначально была храмом Княгини Ольги:

7.


Нынешнее посвящение она унаследовала от Никольской церкви (1912-14) у вокзала, снесённой в 1934 году:

7а.


Дойдя до церкви, к улице Ленина я решил выходить не через площадь Лазо, а переулками, и вскоре пересёк черту, отделяющие избы от пятиэтажек. Между пятиэтажками же далеко не везде есть асфальт, а на иных земляных улицах образовались натуральные рытвины с перспективой превращения в овраги. Масштабами упадка и запустения в стороне от главной улицы Свободный удручает даже на фоне остального Дальнего Востока, и это совсем не вяжется с образами великих строек. Влияние которых тут на самом деле есть: стройки ведут вахтовики со всего бывшего Союза, из-за которых в городе порядочно выросли цены, но так и не появилось, например, приличных ресторанов и кафе. Рабочих рук, впрочем, на новых заводах понадобится больше, чем может дать 50-тысячный город, поэтому на северной окраине Свободного строится многоэтажечный район на 20 тыс. человек, лес кранов которого я не успел заснять, но краешком видел с трассы. Однако даже его заселения не хватит, чтобы город вернулся к своему пику в 81 тыс. жителей накануне распада Союза.

8.


В заросших дворах и размытых улицах мне попался явно дореволюционный деревянный барак, видимо входивший в состав Переселенческого приюта - город на Транссибе не мог не стать центром заселения Амурских прерий. Но больше дом запомнился мне его жительницей, которая при виде моего фотоаппарата попросила написать о том, что у них третий день нет воды.

9.


И кажется очень несправедливым, что лучше всего из Старого Алексеевска уцелел этот мрачный барак. Как и сгоревший в ту же Гражданскую войну Николаевск-на-Амуре, Свободный вполне мог бы славиться на весь Дальний Восток своим деревянным зодчеством. Вот скажем ещё один приют - но не переселенческий, а детский:

10а.


Пожарное депо:

10б.


Лавки и рестораны:

10в.


10г.


А вот на улице Ленина упакованный в сайдинг деревянный магазин напоминает угловым расположением двери, что строился в те времена, когда улица была Князь-Алексеевской или хотя бы (после 1917 года) Большой:

11.


Из тех же времён и первый этаж грузного здания военкомата:

12.


Оставшийся, видимо, от казначейства - во всём "гражданском" центре Алексеевска было 0,5 каменных зданий:

12а.


Неподалёку на Князь-Алексеевской располагалась и резиденция градоначальника окнами на Городской парк:

14а.


В отличие от старых домов - живой и, что удивительно, не то чтобы очень запущенный:

13.


В центре Свободный совершенно не кажется историческим городом. На фоне общей серости глаз цепляется за любые мелочи - аляповатый Китайский рынок, в кулинарии напротив которого я завтракал; памятник спецназовцу Ивану Маслову, погибшему в 2011 году на Кавказе; пятиэтажка с краеведческим музеем (1969) на первом этаже.

14.


Глядящая в небольшой сквер с ажурной беседкой неясного возраста:

15.


За которым на параллельной улице 50 лет Октября стоит довольно оригинальный для своих времён кинотеатр "Юность" (1965) имени, внезапно, не Гайдара, а Гайдая. "Отец" Шурика и автор его приключений родился в январе 1923 году в Свободном в семье полтавского эсэра, заброшенного сюда как каторжник на строительстве Амурской железной дороги. Впрочем, кроме факта рождения Леонида Иовича не связывает со Свободным ничего - уже летом того же 1923 года семья Гайдаев перебралась в Читу. Но памятник (2006) поставить - это почти как выпить: был бы повод!

16.


И музей, и кинотеатр стоят в преддверии не по районному огромной (230 на 90м) площади Ленина, на другой стороне которой выглядывает из-за горизонта гостиница "Зея". В её первом этаже я лишь на фото заподозрил (скорее всего, напрасно) ещё один осколок Старого Алексеевска:

17.


Больше, чем гостиница и совсем уж никакой Дом Советов, на площади привлекают взгляд памятник Ленину и огромный стенд с полинявшими табличками истории города. Ильича я не задумываясь датировал раннесоветскими временами, когда истуканостроение ещё не поставили на поток. Но оказалось - напротив, это один из последних Ильичей Советского Союза, поставленный аж в 1989 году:

18.


Ещё пару кварталов за площадью Ленина взгляд цепляют разве что колоритные новостройки:

19.


Напоминающие о том, что тлен и упадок тут всё же не везде и не во всём:

20.


Вообще, контраст холёной главной улицы с мрачными переулками для России скорее типичен, чем наоборот, но в Свободном он какой-то просто особенно вопиющий - кажется, по бывшей Князь-Алексеевской возят "первых лиц" на АГПЗ и Восточный.

21.


За новостройками улица Ленина вновь начинает "стареть" - вдоль неё появляются сталинки, как например Дом детского творчества в бывшей школе:

22.


Напротив - стадион "Локомотив" с прославляющей нудизм мозаикой на воротах. Ворота глядят на перекрёсток с улицей 40 лет Октября:

22а.


Дело в том, что в Алексеевске был не один, а два исторических центра: севернее, у вокзала - гражданский, а южнее, на полпути к товарной станции Суражевка (ныне Михайло-Чесноковка) - путейский, в обиходе просто Управление, границей которого и служит улица 40 лет Октября. За ней наискось от нудистов встречает Кругляк - так называют в народе торговый центр "Амур", прежде кафе "Русь", а изначально и вовсе столовую Управления Амурской железной дороги (1939):

23.


Центральная часть Кругляка если не символизирует шоколадный торт, то порядочно его напоминает:

23а.


А вот крыло со множеством арок явно отсылает к старым добрым гостиным дворам:

24.


Едва ли не больше сложной формы "Амур" впечатляет неоднородностью состояния - часть здания занята торговлей, часть реставрируется, часть брошена:

25.


Ну а за бывшей столовой, на перекрёстке улиц 40-летия и 50-летия Октября (это не шутка!) и само бывшее Управление Амурской железной дороги (1914-37) раскинуло крылья на 140 метров:

26.


Управления железных дорог почти всегда грандиозны, а посреди небольшого города - вдвойне. В странных датах постройки (1914-37) на самом деле зашифрована целая история: изначально отсюда предполагалось управлять Амурской железной дорогой от Куэнги до Хабаровска, но уже в 1923 году её разделили между Читинской и Уссурийской железными дорогами по станции Ушумун. В 1936 году, однако, упразднили уже УссурЖД, а АмурЖД  возродилась в чуть укороченном варианте - от Ксеньевки до Архары, и по такому случаю достроили её управление в Свободном. В 1953 АмурЖД приросла на восток участком до станции Ин между Биробиджаном и Хабаровском, а в 1959 вновь была разделена по Архаре между Дальневосточной и Забайкальской железными дорогами. Позже здесь располаался путейский техникум, ныне ставший филиалом хабаровского ДВГУПСа и переехавший в другое здание, а ныне всякая околоРЖДшная всячина.

27.


В первое упразднение АмурЖД, однако, этому зданию, вернее его левому крылу, тогда ещё не соединённому с правым, нашёлся свой, куда более мрачный хозяин - Бамлаг. Основанный в 1932 году, он курировал едва ли не всё железнодорожное строительство тех лет от Байкала до Охотского моря, и главной стройкой его оказался не БАМ, а второй путь Транссиба. Старый (от Ванино до Комсомольска-на-Амуре) и Малый (от Сковородино до Тынды) БАМы строили уже его преемники - за пятилетку Бамлаг разросся до таких размеров, что в 1938 переброшенный сюда с Беломоркана Нафталий Френкель добился разделения Бамлага аж на на 6 лагерей. Свободный остался центром Амурлага, из которого в 1941 году выделился поражающий абсурдностью своего названия Свободлаг. Он занимался заготовкой леса в условиях Великой Отечественной, а окончательно путейцы вытеснили отсюда чекистов в 1946 году. Самым известным узником Свободного стал учёный-поэт-священник Павел Флоренский, в 1933 году написавший здесь философский трактат "Предполагаемое государственное устройство в будущем". Предполагал он, надо заметить, систему куда суровее той, что его сюда засадила и куда больше похожую на (привет корейцам!) чучхе: по особому пути Россия должна была двигаться в условиях тотальной диктатуры и в полной изоляции от внешнего мира. Посидев год в Свободном, Флоренский отправился в Рухлово (Сковородино) исследовать вечную мерзлоту, и всё же мемориальная доска ему висит на стене Управления у центрального входа.

27а.


Во двор Управления можно свободно зайти - он занят импровизированным железнодорожным музеем:

28.


Больше всего тут привлекают взгляд довоенные теплушка и цистерна:

29.


А также мотодрезина ТД-5 "Пионерка" разработки 1950-х годах - фабричный прототип самодельных "бешеных табуреток":

30.


Самая же странная особенность музея - в том, что его пояснительные таблички рассказывают не о самой технике, а о дирекциях, которыми она используется:

31а.


Впрочем, не будем забывать, что мы во дворе путейского техникума в совершенно не туристическом городе:

31.


Основной контингент этого музея должен все экспонаты знать в лицо.

32.


Единственная информационная табличка - на фрагменте моста через Бурею (1913-15), видимо доставленном сюда при его обновлении:

33.


И конечно, куда же без паровоза Черепановых:

34.


Странной самоделки:

35.


И памятников 70-летию Победы и строителям Амурской железной дороги с колоритной деревянной тачкой. На месте которой в принципе мог быть и паровой экскаватор, но если бы хоть один из таковых и уцелел - теперь он стоял бы скорее в Чите или Хабаровске.

36.


Снова выйдем на улицу Ленина, сталинские фасады которой разделяют два квартала Управления - справа осмотренный нами советский, слева до параллельной улицы Мухина - дореволюционный:

37.


Архитектором большинства его зданий, законченных в 1916 году, был Михаил Чесноков - до февраля обычный путейский инженер и архитектор, а после - борец за власть Советов, в итоге ставший жертвой "белого террора". Красивейшее здание города стоит в густой зелени напротив Кругляка через улицу Ленина и напротив нудистов через улицу 40 лет Октября:

38.


В краеведческих статьях пишут, что из 27 окон этого здания ни одно не повторяет другие. На самом деле простого взгляда достаточно, чтобы понять, что каждая форма тут есть в 2-3 экземплярах:

39.


Об изначальном назначении же Двадцатисемиоконного дома пишут куда реже, потому что оно забористое и прозаичное - это была администрация отдела рабочего снабжения Амурской железной дороги. Вот здесь он показан до реставрации, в деталях и с двойником-прототипом в Харбине.

40.


Старое управление (1917) стоит чуть дальше по улице Ленина, и в народе почему-то слывёт Охотничьим замком Николая II. Вероятно, оно проектировалось как дом начальника АмурЖД, а контора помещалась в нём лишь пока строилось нынешнее Управление:

41.


Напротив, с советской стороны улицы Ленина - дореволюционного вида магазин или склад:

42.


Ещё пара зданий стоят среди мощных сталинок тихой ветхой улицы Мухина, дворы по дальней стороне которой раскрываются на Транссиб:

43.


Это дистанция гражданских объектов (1916) с характерной башней - она же на заглавном кадре:

44.


И детский сад (1920), формально (хотя начинал строиться определённо он раньше) являющий собой редчайший образец архитектуры Дальневосточной республики:

45.


Я бы сказал, эти 6 стильных зданий слагают лицо Свободного, выделяя его на фоне прочих ветхих и тоскливых приамурских городов. Вернее, на самом деле их даже чуть больше - на Малой Амурской улице в прошлом году доломали жилой квартал обветшалых "Финских домов" (1938-48) совершенно не финского облика...

46а.


...а дальше по улице Ленина строится храм Алексия Человека Божьего - с 2017 года, но по дореволюционному проекту:

46.


Неожиданно изящный для наших дорохобохатых времён:

47.


В прямой видимости храма - мемориал Победы (1975), обсуждение эстетических качеств которого потянет на статью об оправдании фашизма:

48.


А вот количество имён на серых плитах напоминает, что Москва в долгу у азиатской части. Единственный красивый, и видимо более поздний элемент мемориала - чёрная плита на краю:

49.


За мемориалом улица Победы делает зигзаг наподобие серпантина, спускаясь в Михайло-Чесноковку. Но об этом районе с самой длинной в России Детской железной дорогой, самой ДЖДшке и великих стройках свободненской округи будет следующая часть.

ДАУРИЯ-2021
Обзор поездки и оглавление.
Албазино. С чего всё начиналось.
Амурская железная дорога
Свободный. Центр.
Свободный. Окраины и окрестности.
Белогорск - Магдагачи.
Сковородино. От Рейновской линии до Малого БАМа.
Сковородино - Куэнга.
Забайкалье - будет позже
Агинский Бурятский округ
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Tags: Дальний Восток, деревянное, дорожное, невольничье, транспорт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments