varandej

varandej 30 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Свободный. Часть 2: окраины и окрестности



Амурская железная дорога 1910-х годов была первой, но не единственной великой стройкой Свободного, вполне себе исторический центр которого я показывал в прошлой части. Сто лет спустя около этого города в Амурской области строятся крупнейший завод постсоветской России и самый настоящий космодром, причём последний - ещё и со второй попытки. Впрочем, "около" - понятие растяжимое, и на Дальнем Востоке означает "за десятки километров". Тут даже Детская железная дорога длиннее иных "взрослых" узкоколеек, и её так же покажу сегодня вместе с прилегающим районом Михаило-Чесноковка.

В прошлой части мы шли по улице Ленина с севера на юг, а теперь пойдём, а больше поедем, с юга на север. Надо сказать, что хотя у Транссибирской магистрали глобально есть только запад и восток, большую часть Амурской области она проходит почти строго меридионально. Границей Свободного служит Зея - на самом деле огромная река, по расходу воды (1910 м³/с) замыкавшая бы в Европейской части первую пятёрку, а в устье у Благовещенска превосходящая сам Амур. Амурская область, по названию и границам странный реликт царских времён - на самом деле скорее Зейская: в то время как "на высоких берегах Амура часовые родины стоят", Зея - это дороги, селения, города, рудники, плотины. На ней расположены все три исторических города Амурки - Благовещенск, Свободный (с 1912) и маленькая купеческая Зея (с 1906), которой в 1976-80 дала новую жизнь ГЭС. На зейских берегах кипели и основные в этом углу сражения Гражданской войны от восставшего ещё до её начала Благовещенска до стоявшего "красным островом" Свободного. На его далёкой окраине есть памятник пароходу "Мудрец", погибшему в сентябре 1918 года в бою с японским бронепоездом.

2.


Тот обелиск стоит у Зейского пляжа в паре километров восточнее центра города - как я понимаю, там подожжённый "Мудрец" затонул. Транссиб же пересекает Зею гораздо выше этого места сразу двумя мостами в 1,5 километрах друг от друга:

3.


Внешне они кажутся совершенно одинаковыми, и на своих фото я отличаю их только по дате съёмки - нижним по течению мостом поезда идут на запад, а верхним (кадр выше) - на восток. Верхний мост был возведён в 1911-15 годах, а нижний закончили в 1936 году заключённые свободненского Бамлага как часть второго пути Транссиба. Ну а реконструкция 2010-х, фактически стройка с нуля вплоть до опор, сделала два километровых моста одинаковыми.

3а.


В черте Свободного целых две станции - собственно Свободный на севере и Михайло-Чесноковская на юге. На ней сегодня и покинем вагон, хотя в реале подобное проделать можно только с нарушением закона и риском для жизни - пригородных поездов тут нет, а дальние на этой станции не останавливаются. Я дошёл сюда пешком из центра.

4.


За этой станцией спускается к плавням Зеи район частного сектора Суражевка. Я туда не дошёл, да и, кажется, ничего интересного там не увидеть, однако на самом деле эта захолустная окраина старше города. Если Алексеевск (как назывался до 1917 года Свободный) торжественно заложил в 1912 году генерал-губернатор Николай Гондатти, то Суражевка была основана в 1901-м малоросскими поселенцами с Черниговщины. Михаил Чесноков же - это путейский инженер и архитектор, спокойно строивший Амурскую железную дорогу, но в 1917 году ставший вдруг борцом за власть советов и за это убитый "белыми". Тем не менее, он был не пришлый "профессиональный революционер"-экспроприатор, а человек, много сделавший для становления города: даже большинство показанных в прошлой части модерновых зданий Управления АмурЖД возведены по его проектам. Станция его имени была устроена здесь в 1922 году:

5а.


Не последней, видимо, причиной её появления стало то, что 1921 году именно в Свободном случился первый бой Северной и Южной Корей, то есть красных партизан О Хамука с коллегами из "материковой" Кореи, нашедшими убежище у большевиков. Одни были настроены включить соплеменников в Красную Армию и как-нибудь потом, в разгар мирового пожара, сделать их руками сначала Корейскую, а потому и Японскую ССР, другие же настаивали на немедленном антияпонском походе. Подробнее про Амурский инцидент, в котором погибли сотни людей и сгорел город, я рассказывал в прошлой части, и при восстановлении Советы видимо сочли, что Суражевка для этих целей удобнее, чем сам Алексеевск. В 1933 году, с постройкой второго пути Транссиба, Михайло-Чесноковская стала основной станцией Свободного, где все пассажирские поезда делали долгую стоянку. Со следующей реконструкцией магистрали в 1950-х годах эта роль вновь вернулась Свободному, а на Михаило-Чесноковке теперь даже воказала нет - лишь административное здание (1983) с противоположной Зее стороны:

5.


А по ней и район, с другой стороны прилегающий к Транссибу, известен в народе как Чесноки. К станции примыкает почти лысый, но странно уютный железнодорожный скверик, больше всего запомнившийся мне вот такой табличкой у ворот:

5а.


Не знаю, остались в старой Суражевке за путями малоросские хаты (у черниговских выходцев, вполне может быть, деревянные), а вот от путейской Суражевки уцелело несколько деревянных домов:

6.


Причём, с учётом её истории, это не дореволюционка, а "запоздалый модерн" раннесоветской эпохи:

7.


Ближе к центру тут есть и пара сталинок:

8.


А в основном Чесноки, как и весь Свободный - царство силикатного кирпича:

9.


От центра Чесноки отделяет болотистая пойма незаметного и вроде даже безымянного ручья, в которую, однако, дорога спускается почти серпантином. Там, наверху - Алексеевский храм дореволюционного проекта и мемориал Победы, которым мы закончили прошлую часть. Со стороны центра Чесноки встречают заброшенным, но явно старым деревянным домом:

10.


И социалистическим искусством на заборе:

10а.


А улицу Комарова, в которую переходит здесь центральная улица Ленина,  порой пересекает весьма неожиданный агрегат. Не автомобиль, не трактор, не обычный поезд, а ТУ10 "Колибри" - новейший узкоколейный локомотив:

11.


Пройдя за виадук с полкилометра по рельсам, можно обнаружить как бы не единственное в России двухколейное депо:

12.


Скрывающее более привычную "Кукушку" (ТУ2 1950-х годов) - Малая Амурская железная дорога не только самая длинная среди российских ДЖДшек, но единственная пересекающая Транссиб. На ширококолейной же половине депо ночует какая-то рабочая спецтехника.

13.


Детские железные дороги (каждый раз пишу этот пассаж) - это отнюдь не парковые аттракционы с паровозиками. Да, строятся они для детей - вот только дети здесь не всегда пассажиры. ДЖДшки - это наглядные пособия при школах юных железнодорожников, строившиеся в Советском Союзе с 1930-х годов. По сути это почти полноценные железные дороги со станциями, вокзалами (иногда очень красивыми, как например в Нижнем Новгороде, Минске, Днепр(опетровск)е или Луцке), разъездами, мостами и тоннелями (Иркутск, Чимкент), диспетчерскими службами, депо... Только маленькие - как в ширину (стандартные для узкоколеек 750мм, а в Красноярске и того меньше), так и в длину, редко превышающую несколько километров. Одни ДЖДшки представляли собой кольца в городских парках, другие - вполне полноценный транспорт к дачам и зонам отдыха (Оренбург), а Малая Октябрьская ДЖД и вовсе связует Петербург и Пушкин. На некоторых (Ростов-на-Дону, Киев) сохранились действующие паровозы. Большинство ДЖДшек строились в центрах региональных железных дорог и названия носили соответствующие (Малая Московская, Малая Львовская, Малая Дальневосточная и т.д.), а если таковая охватывала несколько республик - то зачастую и в их столицах (Ереван), кроме Таллина, Кишинёва, Душанбе и Фрунзе (Бишкека). Карта региональных дорог же, как можно понять хотя бы из прошлой части, не раз перекраивалась, но ДЖД, как например Малая Сахалинская или Малая Амурская, оставались в строю наряду с остальной инфраструктурой. Наконец, несколько ДЖДшек расположены совсем уж без чёткой логики - просто на крупных станциях (Лиски), в индустриальных гигантах (Новомосковск) или даже в родных городах правящих кланов республик (Джизак). Последствия распада СССР для детских железных дорог, как ни странно, коррелируют с религией - почти все они погибли в мусульманских и западно-христианских странах, а вот в православных (и одной древне-христианской), напротив, почти все в строю. И Свободненская, изначально Малая Амурская ДЖД выделяется по многим пунктам - одна из самых старых (1939-40) и самая большая - 10,5 километров по главному ходу и 11,6 - по длине всех путей.

14.


Пересекая улицу Комарова, путь из депо приводит на станцию Юность:

15.


Изначально она носила другое, куда более звучное название Сталинское Счастье. А если учесть, что строил узкоколейку Амурлаг, центром которого был Свободный - звучало оно поистине зловеще.

15а.


Культ личности же тут развенчали так старательно, что вместе с названием станции был заменён и вокзал:

16а.


Нынешняя РЖД унылости предпочитает аляповатость и грозится сделать его таким:

16б.


Но пока стоит убранное в сайдинг хрущёвское здание. На самом деле вокзалом его назвать можно крайне условно - в первую очередь там помещаются учебные классы, а билеты продаёт бревенчатая, как у музеев, касса на краю площади. Зала ожидания, кроме навеса, тут и нет - ведь работает ДЖД только летом. У поездов есть номера со 120 по 127, и 6 дней в неделю (кроме понедельника) по ДЖД проходит 4 пары рейсов: в 8:45, 10:30, 13:45 и 15:30 туда, 9:35, 11:25, 14:35 и 16:25 - оттуда. Билет не так-то и дорог по дальневосточным меркам - 100 рублей за взрослых и 50 за детей, при том что тут междугородние автобусы стоят в среднем 5 рублей за километр.

16.


У горловины станции - небольшой музей с семафором и ещё одной "кукушкой" под грузовыми вагонами. Последнее не случайно: в войну ДЖДшка была полноценным транспортом для подвоза на станции Транссиба урожаев с совхозных полей, к которым тогда проложили временную ветку. График её был крайне напряжённым, и местными героями тогда стали юные машинисты паровоза Гоша Зенин и Ваня Шайц, на ходу лазавшие в горящую топку (само собой, в брезентовой одежде, пропитанной водой) за провалившимся туда колосником. Памятника им, правда, нет - хоть и героизм, а всё же грубейшее нарушение ТБ, и так как над нами мирное небо - плохой пример для детей. Вместо памятников тут пособие по иерархии - "лесенка" столбиков, на табличках которых представлены, сверху вниз, первый начальник РЖД Геннадий Фаддеев, текущие начальники департамента перевозок РЖД, Забайкальской железной дороги и её Свободненского региона, и в самом низу, но ближе всего к платформе - "Юные железнодорожники":

17.


В вокзале, помимо кабинетов и классов - небольшой музей с раритетной техникой, обилием исторических фото, плакатами да поделками на железнодорожную тему:

18.


Первый раз я зашёл сюда в самое-самое окно - ближайший поезд ожидался через полтора часа, в которые я обошёл Чесноки, прогулялся до депо и даже подремал на лавочке. Ближе к отправлению на платформе начал собираться народ, а юные железнодорожники высыпали из классов:

19.


Машинист тут молодой, но всё же явно взрослый и очень общительный мужик, а вот всё остальное действительно делают дети и подростки. Причём - с тем особым усердием, которое проходит с опытом: так, вот эти ребята пристально следили за тем, чтобы я не пересаживался с первоначально занятого места, не ходил по вагону, не ехал стоя и не высовывал в фотоаппарат за окно.

20.


Возможностей нарушить порядок у меня было много - ведь путь в одну сторону тут растягивается на внушительные для ДЖДшки полчаса. По сути дела это и не ДЖД, а настоящая пригородная узкоколейка с пассажирским движением, как где-нибудь в Каринторфе или Боржаве. Поезд медленно идёт между лесов и пологих сопок, пересекая ручьи и дороги:

21.


Свободный - город узкий и длинный, а ДЖД проложена перпендикулярно Транссибу, поэтому в природу мы выходим через несколько минут. Над благовещенской трассой - жёлтые яры, на самом деле Дубовские карьеры:

22.


По левую руку в какой-то момент показываются Зейские мосты:

23.


А в основном с этой стороны тянется вал, более всего похожий на дамбу:

24.


Но мосты выдают в нём насыпь недостроенной дороги. Тот же самый машинист рассказывал мне про неё что-то интересное на тему китайской угрозы и стратегических перебросок, но я предательским образом это забыл.

25.


На полпути идут почти подряд две промежуточных станции (фактически - платформы), через которые при желании можно добираться до дач:

26а.


Дальневосточная в посёлке Советский была конечной до 1950 года - "колхозная" ветка-времянка отходила чуть ближе неё:

26.


Ещё год конечной оставалась Подгорная в одноимённом посёлке. Где, кстати, и постоянных жителей 2,5 сотни, так что формально Свободненская ДЖД - полноценный транспорт между населённых пунктов.

27.


За Подгорной дальние виды заканчиваются, а вдоль проложенных в 1951 году путей тянется уютный и чистый сосновый лес. В его глубине находится и конечная станция Пионерская, из которой можно разбрестись к детским лагерям да вытянутой вдоль берега деревни со звучным названием Бардагон.

28.


Одна из старейших деревень на Зее (основана в 1883 году), в 1912-21 она была центром старообрядчества всего Дальнего Востока: первоначально центром епархии должен был стать Иркутск, но епископ Русской Православной Старообрядческой церкви Иосиф после долгих поисков избрал своей резиденцией тихий Бардагон. Позже он эмигрировал в Харбин, а в Бардагоне не сохранилось ни самой резиденции, ни храмов, и разве что об огромной липе старожилы помнят, что её Иосиф посадил. Теперь юные железнодорожники возят туда юных моряков - с 1964 года на околице Бардагона действует Детский морской центр, в котором наглядными пособиями служат два списанных боевых катера мощнейшей в мире пресноводной флотилии из Хабаровска. Но я не дошёл ни туда, ни даже до берега Зеи - на конечной поезд стоит всего 20 минут.

29.


Вернувшись в Юность, я снова вышел во взрослый мир да поймал маршрутку до станции Свободный. Логичнее, конечно, вокзал смотрелся бы в прошлой части - от него с полкилометра до площади Лазо, где мы начинали вчерашнюю прогулку. Полкилометра эти, впрочем, занимает частный сектор и какие-то кусты, так что станция Свободный, в отличие от Михайло-Чесноковской, кажется полностью обособленной от города. Первое здание его, хотя Алексеевск закладывался сразу как "столица" Амурской железной дороги, было деревянным, маленьким и типовым:

30а.


Тот вокзал сгорел в Гражданскую войну, как и многие вокзалы Приамурья. Восстанавливать их надо было срочно, материалы и технику везти - далек, и от того местной "фишкой" стал деревянный конструктивизм:

30б.


В Свободном находился, конечно же, самый яркий его образец:

30в.


Сейчас таких вокзалов не увидеть, хотя последние из них доломали уже в 21 веке. Свободный же обновили одним из первых - новый, и довольно унылый вокзал принял пассажиров в 1983-м году. Причём такое ощущение, что строился он не на месте деревянного вокзала, а за ним - перрон непропорционально широк и занят небольшим садом:

31.


Что за станция такая
Белогорск иль Завитая?
А с платформы мат отборный
Значит, станция Свободный
. - вот вы теперь увидели, как выглядит эта плтаформа.

32.


Внутри пока ещё добротный советский интерьер с внезапными тут зодиакальными часами:

33.


Невидимая линия, проходящая ровно по центру главного зала отделяет ЖД-вокзал от автовокзала - даже кассы их у разных стен. Автобусное расписание тут по-дальневосточным меркам довольно солидное, и в основном его составляют курсирующие в среднем каждый час маршрутки Благовещенск - Шимановск. На одну из них я и схватил билет за минуту до отправления:

34.


С Транссиба чуть западнее вокзала хорошо видна огромная база строительной техники, а с внутрирайонной дороги - целый лес кранов многоэтажечного Северного района, строящегося на окраине Свободного.

35.


Его будущее 20 тыс. жителей, вернее их трудоспособную часть, приглашает на работу Амурский газохимический комплекс, строительство которого идёт с 2015 года за лесом в 12км севернее города. Надо сказать, если нефтепереработка на слуху, и пейзаж нефтезавода с его змеевиками и гигантскими факелами сложно забыть, если хоть раз его видел, то газоперерабатывающие заводы - отрасль не столь очевидная. Небольшие ГПЗ часто работают при нефтезаводах и месторождениях (а первый из таких был пущен в 1911 году в галицком Бориславе), но по факту они тоже занимаются переработкой нефти, в которой всегда есть попутный газ. Бывает и наоборот - газообразные углеводороды идут как компонент сырья на "обычные" химзаводы. А вот отдельные газоперерабатывающие комплексы - редкость, а может быть и вовсе чисто советское ноу-хау. До недавнего времени эту отрасль в России представляли два гиганта под Оренбургом (с 1974) и Астраханью (с 1985), и леса их факелов в ночной степи оставляют неизгладимое впечатление. "Поворот углеводородного экспорта на Восток" же совпал с падением цен на нефть и новой попыткой избавить страну от  "ресурсного проклятия". В Китай, в отличие от Европы, наша "элита" не стремится вывезти детей, а потому китайцам можно продавать не только голое сырьё, но и что подороже. И вот СИБУР и Sinopec на газу якутской Чаянды и иркутской Ковыкты решили дополнить новый газопровод "Сила Сибири" крупнейшим в мире комплексом газопереработки.

36.


Масштабы его действительно впечатляют: с 8 сотнями гектар площади (3,5 на 2,5км) и 3 тысячами рабочих мест это крупнейшее перерабатывающие предприятие, строящееся в России со времён распада СССР. В идеале здесь за год из 42 миллиардов (!) кубометров газа будут получать 2,5 миллиона тонн этана, 1 миллион тонн пропана, полмиллиона тонн бутана и 60 миллионов кубометров самого ценного продукта - гелия, по которому завод не будет иметь равных в мире. Алканы же пойдут в дальнейшую переработку - рядом с ГПЗ строится ещё и ГХК, где из них получают полиэтилен (до 2,3 млн. т.) и полипропилен. Конечно, постсоветская эпоха приучила не верить фразам, в которых соседствуют слова "производство" и "будет", но всё же первая очередь ГПЗ заработала 9 июня 2021 года, буквально за несколько дней до моей поездки, а выйти на проектную мощность АГПЗ-АГХК должны к 2024 году. Но чтобы всё это не выглядело слишком уж ура-патриотично, добавлю, что по самому Свободному догадаться о великой стройке сложно - на кадре выше виден гигантский посёлок для вахтовиков. Едут они сюда не только из Средней Азии и Украины, но и со всей России: на Дальнем Востоке цены и зарплаты выше, а мужики - хитрее, и к тому же у многих тут периодически "идёт рыбец", за которым они готовы убежать с работы. Великих строек в "забытом Москвой регионе" ведётся множество (пару лет назад я показывал крупнейшую в России верфь в Большом Камне), но местные не имеют от них ничего, кроме роста цен на еду и недвижимость.

37.


Название "Свободный" я понял как Ненужный, но в 1990-2000-х все проезжающие мимо знали, что Свободный он от закона - уличная преступность тут лютовала даже на фоне остального ДэВэ.

38.


Вид здешних деревенек печален, но как мне написали в прошлой части, по сравнению с 2012 годом Свободный явно начинает оживать. Учитывая стройку Северного микрорайона, работать на газоперерабатывающем заводе будут уже не вахты.

39.


Районная дорога, по которой мы ехали, идёт на север параллельно трассе "Амур" и Транссибу и вновь встречается с ними у деревни Глухари в 40км от города. Здесь находится станция Ледяная с дореволюционной водонапоркой:

40.


И новым, да при том не маленьким вокзалом:

41.


С архитектурой Ледяной РЖД решила не выпендриваться, и вместо аляповатых балаганов соорудила не пытающиеся отрицать своей унылости "коробки":

42.


Подъезжая к Ледяной по Транссибу, я чувствовал примерно то же, что и подъезжая к Тюратаму по Ташкентской железной дороге - там за степью, тут за тайгой виднеются высокие сооружения самого что ни на есть космодрома.

42а.


От Ледяной здесь отходит тихая однопутная ветка:

43.


Вдоль которой и маршрутка через 3,5 километра приезжает на площадь, местным жителям известную как Углегорск:

44.


С тем же успехом его могли назвать Нефтеозёрск, Златомысовск или Уранобедлендовск - нет тут ни гор, ни угля.  Зато с 1961 года грозили "китайским шовинистам" межконтинентальные баллистические ракеты, так что в 1969-94 это и вовсе был ЗАТО Свободный-18. Тогда здесь вырос почти типовой городок с силикатными пятиэтажками, домом офицеров и дымящей котельной. В наше время он, подобно десяткам таких городков по всему Дальнем Востоку, мог глядеть из тайги тёмными глазницами пустых окон. Однако, как верно заметил один мой знакомый, "велика Россия, а космодром поставить некуда" - ракета не самолёт и её запуск требует огромного количества нюансов. Самый очевидный - в том, что она отбрасывает ступени и оставляет токсичный шлейф, а значит взлетать должна вдали от населённых пунктов, в идеале и вовсе над морем. Более того, путь ракеты от Земли до расчётной орбиты отнюдь не вертикален, и чаще всего направлен от космодрома на северо-восток. Сама же Земля подобна гигантской праще: одна и та жа ракета с экватора может поднять примерно на треть больше груза, чем из высоких широт. Добавьте сюда ещё и удалённость от границ (враг не дремлет же!) и минимальную сейсмическую опасность - и станет ясно, что подходящих мест для космодрома на 9-й части суши практически нет: 4/5 страны - север, Европейский юг густо населён, Приморье зажато границами, в Дагестане - террористы, а на Сахалине - землетрясения. Новый космодром был необходим постсоветской России: северный Плесецк активно используется военными, но из-за своего расположения не конкурентоспособен для тяжёлых коммерческих запусков, всем прекрасный Байконур же в 1991-м оказался в другом государстве.

45.


И может быть кто-то ещё помнит космодром "Свободный", создание которого на Углегорской базе началось в 1996 году? Увы, тогда России такие игрушки были не по средствам, и Свободным он остался в том числе и от полноценной инфраструктуры. Единственными ракетами, которые отсюда запускали, были "Старт-1" - гражданская модификация мобильного "Тополя" с 4 ступенями и 4 центнерами полезной нагрузки (у 3-ступенчатого "Союза", для сравнения - 7 тонн). В 1997-2006 со Свободного было запущено 6 спутников (отечественный военный "Зея", 2 израильских, 1 американский и 1 шведский), а в 2007 космодром закрыли. Поняв, что от военной базы тут можно использовать разве что посёлок, власть задумала строить полноценный космодром "Восточный", но - очень уж не спеша... Лишь в 2012 году стройка в амурской тайге стартовала, а к 2014 году стало ясно, что от графика она отстаёт на 26 месяцев, то есть на больший срок, чем она уже шла! Но именно 2014 год стал переломным: как русско-японская война показала, что вместо КВЖД надо строить Амурскую магистраль, так и Украинский кризис продемонстрировал, что нельзя полностью полагаться на космодромы в других странах. Грязную работу по наведению порядка послали делать Дмитрия Рогозина, на кураторство которого в 2015 году выпали знаменитые скандалы с задержкой зарплат, ну а затем на белом коне сюда въехал наследник даурских ханов Сергей Шойгу. Первым делом в тайге возвели новейший стартовый комплекс "Союзов", этих рабочих лошадок космонавтики, фактически представляющих собой глубокую модернизацию ещё королёвской Р-7. Уникальность "Восточного" была в том, что больше нигде в мире космодромы не строятся среди вечной мерзлоты и зим с 40-градусными морозами - стартовый комплекса "Союза" максимально автономен и компактен. 26 апреля 2016 года с "Восточного" был сделан первый запуск с тремя российскими спутниками, включая спутник МГУ "Михайло Ломоносов". Спутнику Бауманки повезло меньше - второй запуск в 2017 году окончился пока единственной на этом космодроме неудачей. Но год за годом "Восточный" набирает обороты - если поначалу отсюда делалось 1-2 запуска в год, то в 2021 их было уже 4 - все по английской программе глобального интернета OneWeb. Строительство пока замедлилось - в первую очередь это "запасной космодром", который ударно пойдёт в рост при первых признаках угрозы Байконуру. Дальше в планах - старт для тяжёлой ракеты "Ангара", которую уже много лет создают на смену грязному и ненадёжному "Протону", но пока всё никак не создадут. Её макет встречает у въезда на площадь, в середине которой стоит неожиданно интересный памятник строителям космодрома (2016). Не забыт и печальный казак, благодаря которому они в принципе здесь что-то строят.

46.


Рядом - вокзал внутрикосмодромной ветки: территория космодрома раскинулась по тайге на 40 километров, что вполне сравнимо с Байконуром. Похожая станция также есть на Байконуре, где в обиходе (хотя и там, и там обычные дизелЯ) "поездами" называет то, что проносится по магистрали, на космодроме же работают "мотовозы". Скорее всего, эти названия перекочуют и сюда: байконурских старожилов при упоминании Восточного начинает трясти, поскольку уезжают они сюда примерно как ЖЖисты на Яндекс-Дзен.

47.


Многострадальный Углегорск же в 2015 году был преобразован в город-ЗАТО Циолковский, где ныне живёт чуть более 7 тыс. человек. Там есть отреновированные пятиэтажки, котельная, школа и Дом офицеров (ныне Культурно-досуговый центр), типовая Казанская церковь, памятники Победе, Ленину и Гагарину, поставленный ещё в 2013 году без всякого особого символизма спускаемый аппарат "Союза ТМА-7М" (запущен с Байконура 19 декабря 2012 года) и наверное ещё какие-то успевшие возникнуть колоритные детали. Увидеть всё это гораздо проще, чем на Байконуре, если добраться на Дальний Восток к редким запускам: на трассе "Амур" пробки образуются там, откуда ракету лучше видно, а несколько турфирм в Благовещенске организует сюда экскурсии для всех желающих, и ценник их конечно неприятен, но всё-таки гораздо ниже байконурских 60-100 тыс. рублей. Посещения, впрочем, пока что поставлены на паузу из-за Царь-вируса, по окончании которого я, наверное, приеду сюда вновь. Пока же о городе, космодроме и инфраструктуре можно почитать у zelenyikot. А напоследок колоритная деталь: в разговорной речи и расписаниях маршруток фигурируют и Циолковский, и Углегорск. Первый - это город за КПП, а второй - общедоступная площадь:

48.


Походив по ней минут 40, я поймал маршрутку до Свободного, в которой крутили старый русский боевик "Охота на пиранью", неожиданно органично дополнивши дальневосточный пейзаж. Вскоре я ждал поезда на вокзале, а вновь проезжал станцию Свободный почти 3 месяца спустя. В следующих частях отправимся на запад по Амурской железной дороге.

ДАУРИЯ-2021
Обзор поездки и оглавление.
Албазино. С чего всё начиналось.
Амурская железная дорога
Свободный. Центр.
Свободный. Окраины и окрестности.
Белогорск - Магдагачи.
Сковородино. От Рейновской линии до Малого БАМа.
Сковородино - Куэнга.
Забайкалье - будет позже
Агинский Бурятский округ
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →