varandej

varandej 23 минуты на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Амурская железная дорога. Часть 3: от Дальнего Востока до Сибири



"Бог создал Ялту и Сочи, а чёрт - Сковородино и Могочу", "У чёрта две дачи - Могоча и Магдагачи" - в шутку говорят про Амурский Транссиб. Сковородино с ветками на Тынду и Джалинду я показывал в прошлой части, Магдагачи - в начатой от Белогорска позапрошлой, ну а сегодня и на Могочу поглядим. Смысл же шуток про чёртовы дачи вполне прозрачен: за 2000 километров, двое суток пути от Читы до Хабаровска Амурская железная дорога не встречает ни единого крупного города, а её таёжные посёлки - одни из самых гиблых, мрачных, нищих мест всей России, куда лишь в 2010 году пришла сквозная автодорога.

В прошлой части я показывал ещё и Малый БАМ, к 2010-м годам разросшийся до Амуро-Якутской магистрали. По ощущениям она отходит от Транссиба в Сковородино, по факту - на неприметном разъезде Горелый, а официально её первый участок назывался во всех документах "железной дорогой Бам - Тында". Она была построена в 1975-77 годах со второй попытки - первая кончилась в 1942 году снятием уже уложенных рельс и отправкой их на Волжскую рокаду. Нанизанная на Транссиб в 1932 году станция Бамовская фактически находится чуть западнее развилки, но первоначально развилка была именно здесь, а на Горелый сместилась после электрификации Транссиба: Малый БАМ остался тепловозным, и локомотивы меняют в Сковородино. Путь к Бамовской сняли где-то в конце 2010-х, однако недостроенный мост - памятник другой истории: он остался от второго пути Малого БАМа, который так и не успели закончить из-за распада Союза.

2.


Сам же посёлок Бам (1,1 тыс. жителей) в крайней северной точке АмурЖД вполне оправдывает своё название - по архитектуре вокзала и облику кварталов он действительно выглядит как филиал БАМа на Транссибе:

3.


Год основания же сибирского Бама вполне красноречив: в 1932 было выпущено постановление о строительстве Байкало-Амурской магистрали и учреждён грандиозный Бамлаг, "столицей" которого так иронично был сделан Свободный. Приступив в 1938 году к стройке от Тайшета на восток и от Ванинского порта на запад, Бамлаг был разделён на 6 лагерей, а до того по сути дела курировал всё железнодорожное строительство на Дальнем Востоке. И пока серебристые гидропланы вели аэрофотосъёмку будущей трассы над витимской и ленской тайгой, зэки в 1936-40 годах прокладывали второй путь Транссиба. Вот, ещё через десяток километров, один из построенных ими объектов - мост через речку Тахтамыгда:

4.


Одноимённую станцию за ней большинство поездов проскакивает без остановок, и всё же тут стоит посмотреть в северные окна вагона - на Тахтамыгде уцелел один из лагерей:

5.


В мирное время здешние узники строили железные дороги и валили лес, а в войну главным объектом их трудов стал аэродром, скрытый за лесом южнее железной дороги. Первоначально он служил "станцией" АлСиба - воздушной трассы ленд-лизовских самолётов, перегонявшихся над безлюдными пространствами из Анкориджа в Красноярск.

6.


В 1945 году зэков сменили пленные японцы, а ещё через несколько лет и их место заняли обычные уголовники - и в наши дни лагерь используется по назначению как зона строгого режима №5. Внешне постройки Тахтамыгды куда больше похожи на позднесоветский "последний лагерь ГУЛага" Пермь-36, чем на аутентичные сталинские лагеря, которые я видел на Трансполярке. На фотографиях же - лишь промзона: местом действия лагерных ужасов принято считать барак, но на великих таёжных стройках даже в бараке жить было роскошью, а "простой советский заключённый" мёрз и бил мошкУ в палатках да землянках.

6а.


Дальше поезд движется вдоль Малого Ольдоя, выше по которому уходит Малый БАМ. У станции Мадалан чуть ниже слияния с Большим Ольдоем - мост через "просто" Ольдой. Как и всюду на АмурЖД - двойной: под нами - 1930-х годов, рядом - дореволюционный. Но в обоих мостах исторические только опоры, на которые в 21 веке уложили новое полотно. Кран посреди бурной воды не спеша разбирает старые фермы:

7.


Историю Амурской железной дороги я пересказывал в двух прошлых частях, а здесь напомню её совсем кратко. Ведь первоначально последним сегментом Транссиба была Китайско-Восточная железная дорога, которую царь проложил в 1896-1903 годах в полной уверенности, что скоро и земля под ней станет русской. Но проект Желтороссии закрыла русско-японская война, по итогам которой "самураи" получили возможность в любой момент перерезать тонкую нить КВЖД. В 1907 году царское правительство поставило задачу проложить новую железную дорогу не просто целиком по территории России, а ещё в стороне от пограничного Амура. Ту стройку с трудом каторжан, первым применением грузовых машин и экскаваторов, преодолением вечной мерзлоты и вторжением в великое безлюдье я уже не раз называл "царским прото-БАМом", растянулась же прокладка без малого 2000 километров путей на без малого 10 лет. Открывшийся в 1916 году Амурский мост в Хабаровске замкнул Транссиб по территории России, ну а участок, по которому едем сегодня, построен в 1909-13 годах. Он не был самым сложным на Транссибе по рельефу (через Хинган на востоке пришлось бить 7 тоннелей), но именно в этих покатых сопках Транссиб пересекает свой полюс холода и глуши. Опустевшие пятиэтажки ПГТ Уруша (3,3 тыс. жителей) стоят на сваях, вбитых в вечную мерзлоту:

8.


Зимовье Уруша известно с 1904 года, посёлок появился здесь в 1909, а в 1950 получил статус ПГТ - с заменой пары цифр эта история относится почти ко всем станциям, о которых сегодня пойдёт речь. Из советской станционной подсобки в 2004 году сделали церковь Бориса и Глеба у самых путей:

9.


Сам вокзал (2006) стоит чуть дальше, и он здесь довольно оригинален. Свайное строительство каменных зданий осваивала в 1930-х годах первая в мире мерзлотная станция в Сковородино, но большую часть истории Амурской железной дороги её архитектурное лицо определяли деревянные вокзалы. Сносить их понемногу начали с 1980-х годов, к 2020-м извели все до единого, и лишь на паре-тройке станций то, что построили им на замену, хотя бы останавливает взгляд:

10.


Относительно крупные посёлки и хоть чем-то примечательные станции здесь встречают раз в час-полтора. Вот сходят на нет домики Уруши:

11.


И по обе стороны Транссиба вновь смыкается бескрайняя тайга:

12.


Из которой через сотню километров пути появляется навстречу изумлённым пассажирам сам Ерофей Павлович - очередной ПГТ (4,3 тыс. чел.), основанный в 1909 году и получивший этот статус в 1934-м:

13.


Имеется в виду, конечно же, Ерофей Палыч Хабаров - казак-первопроходец, "дальневосточный Ермак", покорявший Приамурье в 1650-е годы (см. Албазин). Если бы это название уже не закрепилось за столицей Дальнего Востока в устье Уссури, здесь вполне мог бы стоять утлый посёлок Хабаровск. Самый же логичный вариант назвать станцию по реке не годился - каторжане да зэки явно улыбалась, выходя на берег Урки. В общем, получился топонимический курьёз, едва ли не единственный в России посёлок, названный даже не именем-фамилией, а именем-отчеством, и вдвойне удивительно, что это не Владимир Ильич. Ну а здешний вокзал (2002-04), архитектор которого явно перепутал сибирских казаков с варягами и ушкуйниками теперь явно самый интересный на всей АмурЖД:

14.


На путях - уже пятый (!) в моём рассказе паровоз-памятник. Правда, если на других станциях были сплошь "лебедянки" да "генералы" 1950-х годов, то здесь более архаичный Эм, построенный в 1933 году на "Красном Сормове", а выпускавшийся различными заводами и вовсе с 1912 года.

15.


На заднем плане - промзона с депо и эффектной дореволюционной водонапоркой, которую я удачнее заснял в 2018 году, впервые возвращаясь с Дальнего Востока:

16.


За вокзалом - небольшой обелиск борцам за власть Советов, столь же типичный для этих мест, где красные партизаны воевали с японскими интервентами:

17.


У вокзала осталось несколько путейских домов - они давно сняты с баланса РЖД, и потому теперь это ветхое жильё, изничтожение которого входит в обязанности района:

18.


Название же главной улицы Ерофей Павловича после площади Клинтона в Приштине, проспекта Буша в Тбилиси и улицы Маккейна в Киеве несколько озадачивает. По той же причине и нагуглить, кто такой этот Байдин, непросто, но рискну предположить, что его имя есть на обелиске с позапрошлого кадра:

18а.


На дальнем конце улицы Байдина стоит Петропавловская церковь, по странной иронии освящённая в 2014 году, а вот ближе к вокзалу - ДК, закатанный в сайдинг:

19.


Певроначальное его здание 1920-х годов было куда интереснее, но судя по всему сгорело оно давно - очертания того, что теперь в сайдинге, выдают позднесоветскую бетонную постройку:

19а.


На параллельной Политотдельной улице (!) сохранилось общежитие 1930-х годов:

20.


А между ними - кривые сараи, топкая грязь, продолжительные и напряжённые взгляды прохожих, косившихся на меня порой по пять раз:

21.


В перспективах улиц - таёжные сопки:

22.


В которые поезд уходит, как корабль в волны моря, покинув небольшой островок:

23.


Пейзажи Амурской железной дороги, конечно, куда зрелищнее среднерусских нив и плоских степей Западной Сибири, но всё же по меркам Дальнего Востока вполне заурядны. Самая живописная часть Транссиба - скорее, вблизи Байкала или на Урале, а здесь гораздо больше впечатляет пустота.

24.


Где-то за Ерофеем Павловичем поезд покидает бескрайнюю тихую Амурскую область, входя в жестокий Забайкальский край.

25.


Который открывает станция Амазар в очередном ПГТ (2,3 тыс. жителей, с 1938 года) в стрелке рек Амазар и Большая Чичатка:

26.


На последней сразу привлекает взгляд плотина советских времён.Я по ошибке принял её за часть то ли стройки, то ли аферы века - Амазарского ЦБК, который с 2004 "пережил несколько официальных открытий, но не дал и кубометра продукции", сменив десяток инвесторов из материкового Китая и Гонконга.

27.


Амазар 1990-х годов же был известен как "столица транссибовского нищенства", где по вагонам побирались шайки беспризорников, отошедшего покурить слишком далеко пассажира вполне могли лишить ценностей или просто злобно избить, а пирожки на машинном масле слыли самыми ужасными не то что от Читы до Хабаровска, а от Лиссабона до Владивостока. Эти пирожки обозначали и некую ментальную границу Сибири с Дальним Востоком - от следующих станций и до Урала продать пассажиру тухлятину пристанционные торговцы могли разве что по ошибке.
Времена с тех пор изменились: амазарские беспризорники сторчались, спились и вымерли, омулем на Байкале народ травится только так, а деревянный конструктивистский вокзал 1920-х годов снесён как пожароопасный...

28а.


...но пирожки у торговок с надрывными лицами, как и прежде, остаются символом Амазара:

28.


Вид стоящего в лощине между сопок Амазара как-то особенно угрюм, но вместе с тем и особенно живописен:

29.


В общем пейзаже посёлка выделяются школа сталинской эпохи:

30.


Депо и водонапорка среди бесконечных путей:

31.


И целый квартал путейских домов за путями:

32.


Настигший здесь Олега Медведева Амазарский ястреб наверное отмечает низшую точку пути, дно отчаяния и страха, в котором вдруг наступает лёгкость и свобода от боязни потери.

33.


В створе станции виднеется трасса "Амур", строившаяся долго, как наверное ни одна дорога в мире. К началу 21 века на 800 километров от Чернышевска до Шимановска не было сквозных дорог, и только в 2004-м таёжные зимники и накатанные лихими автоперегонщиками грунтовки соединили хотя бы серией мостов. Финалом строительства асфальтовой дороги в 2010 году стал знаменитый пробег тогдашнего премьер-министра Владимира Путина на жёлтой "Ладе Калина". Последнюю, однако, сочли плевком в душу дальневосточники, которым чуть раньше повысили пошлины на любимые праворульки. Модный ЖЖ и подростковый ВК гудели от стишков вроде "Путин едет по стране / На серебряном коне / А народ живёт в г...не...", а рунетовский путешественник с видом "уж нас-то не обманешь" рассуждал, правда ли трассу сделали или это очковтирательство. Помню, что даже я сам поверил, что трасса действительно есть только после того, как victorborisov показал её всю в ускоренном 12-минутном ролике. Смирившись с неизбежным, народ начал ныть, что трасса пустая и страшная, на ней слишком мало заправок, без ГАИшников, пробок и коров ехать скучно и одиноко, и вообще вся эта тайга угнета-а-а-а-ет. Когда же один из её участков, известный теперь как "Амурские волны", пошёл вразнос - дальнобойщик и хипстеры слились в экстазе "Мы знали! МЫ ЗНАЛИ! МЫ ЗНААААААЛЛИИИИИИИ!!!!!!!!". И я на всю жизнь запомнил тогда то особое, кажется чисто русское упорство, с каким народ не желал просто порадоваться тому, что впервые в истории любая машина может проехать страну насквозь без приключений.

34а.


Ну а кадр выше значит вовсе не "Сталина на вас нет!" - главной достопримечательностью Амазара в 1935-56 годах был бюст Отца Народов. Вытесал его из скалы, что характерно, некий неизвестный заключённый - сейчас сложно поверить, что многие из тех, кого упекли за колючую проволоку, искренне верили, что попали сюда по ошибке и даже в лагерях пытались трудиться на благо коммунизма, страны и вождя. Взорвали памятник, наоборот, по разнарядке.

34.


Увидеть же скалу, оставшуюся от него, пытались многие путешественники, но кажется, с Транссиба она всё же не видна. По карте эта скала стоит там, где поезд выходит к берегу Амазара, над волнами которого легко представить и ястреба с белым крылом:

35.


Амазар - он и правда кульминация Великого ничто, полночь Транссиба, за которой тайга понемногу начинает расступаться:

36.


Но за тайгой открываются не только изумрудные луга - порой земля здесь покрыта как будто гигантскими язвами:

37.


Приближение Могочи выдаёт огромный золотой прииск, опустошивший целую излучину Амазара:

38.


С базы старателей начиналась в 1908 году и сама Могоча - с 1950 года даже не какой-то ПГТ, а город (13 тыс. жителей). Причём - самый крупный от Нерчинска до Шимановска, на всём том 800-километровом участке, где до 2010 года не было автодорог.

39.


И возвращаясь к чёртовым шуткам из начала поста: Сковородино и Могоча - единственные города в этом Великом ничто, а Могоча и Магдагачи - его западные и восточные "ворота".

40а.


Могочинский вокзал - на вводном кадре, и сменил он здесь не колоритную деревяшку, а коробку 1970-х годов (кадр выше).

40.


Получилось, на мой взгляд, нечто чуть более живописное, в первую очередь за счёт входа по мостику:

41.


Стоянка тут долгая, и по пути с востока сопровождает её какое-то странное, иррациональное чувство облегчения о том, что самые суровые места позади. Пассажиры разбредаются по магазинам:

42.


Я же полез на виадук фотографировать город:

43.


Больше всего в могочинском пейзаже меня озадачили, конечно, солидные деревянные здания, в которых очень хочется увидеть какую-нибудь контору старателей начала ХХ века, но скорее это просто недостроенный кабак. Более достоверная достопримечательность Могочи - конструктивистский ДК имени Воровского 1930-х годов:

44.


У Амазара Могоча напоминает скорее большое село, а вот за путями - вполне городские кварталы:

45.


Впереди - огромное депо:

46.


Скрывающее очередной паровоз-памятник, "лебедянку", построенную в 1955 годув Коломне . Мне в кадр она попала, судя по всему, в процессе ремонта:

47.


Станционная промзона тянется долго, и новое сверкающее здание администрации депо здесь смотрится приветом из другого мира:

48.


Но до большой земли пока что далеко, и вот за окном опять лишь таёжные сопки:

49.


Уже в сумерках, через пару часов от Могочи, мы достигли станции Ксеньевская, названием чуть-чуть не совпадающей со своим ПГТ (2,3 тыс. жителей, с 1939 года) Ксеньевка:

49а.


Официально имелась в виду великая княгиня Ксения, младшая сестра Николая II. Но видимо чтобы не возиться с переименованием, в советское время сложили легенду, будто Ерофея Хабарова в его походе сопровождали родные, и в том числе единственная дочь Ксения, которая тут заболела и умерла. На станции - вокзал сталинской эпохи, но куда интереснее памятник перед ним:

50.


Поставленный в 1994 году по случаю завершения электрификации Амурской железной дороги. Которая, надо заметить, не тождествена электрификации Транссиба - последней крупной станцией, куда электровоз пришёл лишь в 2002 году, было Ружино в Приморье.

50а.


Провожает Ксеньевка довольно капитальной и не совсем уж типовой церковью, которую логично было бы посвятить Ксении Петербургской, но нет - это храм Пантелеймона Целителя (2003) с красноармейским обелиском во дворе:

51.


Старая церковь с таким посвящением же больше всего впечатляет тем, кто именно сохранил её на фото - это сделал собственной персоной Фритьоф Нансен, в 1915 году посвятивший Ксеньевке неколько строк своей книги "В стране будущего".

51а.


Дальше стемнело окончательно, и я решил поспать до прибытия глубокой ночью. Ксеньевка стоит на реке Чёрный Урюм, следующая станция Зилово в ПГТ Аксёново-Зиловское (2,9 тыс. жителей) с необычным двухъярусным вокзалом - на реке Белый Урюм, ну а за Урюмом начинается уже следующий, самый короткий Головной участок АмурЖД, проложенный в 1907-10 годах. Его "столица" - ПГТ Чернышевск (12 тыс. жителей), которому автостопщики дали романтичное прозвище "город последнего хиппи": до начала 21 века здесь был конец автодорог, а на огромной станции Чернышевск-Забайкальский с единственным на всей АмурЖД историческим вокзалом (1933-40) "праворукие японки" выгружались с поездов. Что интересно, название посёлка не имеет никакого отношения к Николаю Чернышевскому: предшественниками "города последнего хиппи" были Алеуровская заимка (1670), разросшаяся в Поповскую слободу, с 1851 года - станицу. Рядом в 1908 году был заложен разъезд Пашенный, слободка строителей которого неофициально называлась Чернышёво. В 1928 году отсюда протянули ветку в шахтёрскую Букачачу, и разъезд повысили до станции, неуклонно разраставшейся следующие десятилетия в тупике автодорог. В 1938 году селения слепили  в ПГТ им. Кагановича, в честь которого назвали и станцию. Каганович, однако, избежал репрессий и не думал помирать от старости, а потому когда в 1957 году вышло постановление о запрете называть города в честь ныне живущих, железнодорожники уже знали "Что делать?". Автор же второго из главных русских вопросов в Забайкалье и правда сидел - но только не здесь, а в Александровском Заводе.

Но я прозаично проспал город, который нынешние хиппи проскакивают без остановок. Глубокой ночью я покинул вагон на станции Куэнга и отправился в призрачный Сретенск. О котором - в следующих 2 частях.

ДАУРИЯ-2021
Обзор поездки и оглавление.
Албазино. С чего всё начиналось.
Амурская железная дорога
Свободный. Центр.
Свободный. Окраины и окрестности.
Белогорск - Магдагачи.
Сковородино. От Рейновской линии до Малого БАМа.
Бамовская - Куэнга.
Забайкалье.
Сретенск. Станция и путь к ней.
Сретенск. Город.
Нерчинск. Бутинский дворец и главная площадь.
Нерчинск. Город.
Нерчинск. Окрестности.
...и другое (будет позже)
Агинский Бурятский округ
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →