varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Потерянный рай.

Наверное, у очень многих людей есть место из детства, которое они назвали бы своим "потерянным раем". И куда мечтали бы вернуться когда-нибудь, когда будет "можно". Есть такое место и у меня, а сегодня я нашел на Вконтакте фотографии оттуда, сделанные теми, с кем я дружил. Итак: деревня Сосновка, Пермский край.


Фото: Евгения Балуева

До Перми от Москвы 20-25 часов на поезде по Северному ходу Транссиба. И с глубокого детства я проезжал эту дорогу минимум по два раза в год. Я выучил ее наизусть: златоглавые соборы на холме над вокзалом Владимира, бесконечные многоэтажные кварталы Нижнего Новгорода, "севереющий" с каждым километром пейзаж в Нижегородском Заволжье, песчаные отмели у берегов Вятки в Котельниче, предместья Кирова и кошмарные трубы Чепецкого химзавода на горизонте, газокачалки в Удмуртии, старое-старое депо со стадом ржавых паровозов ни то в Балезино, ни то в Глазове, ни то в Кезе... А потом - просторы Камы под мостом, и шпиль Петропавловской колокольни в отдалении. Впрочем, некоторые поезда останавливались на станции Курья в Закамской части Перми - и мы с бабушкой шли домой, а город встречал меня совершенно иным запахом. Помню, как в 14 лет впервые добирался в Пермь в одиночку - на одном вокзале грузили, на другом принимали. Моих одноклассников в московской школе это повергло в ступор..

Пермский край - удивительная земля. Я люблю ауру этого региона: после Москвы в Пермский край ныряешь, словно в прохладную воду с 35-градусной жары. Но в слободке Пермского судостроительного завода им. Кирова, в кирпичном довоенном доме, я проводил обычно не так много времени - ехали в Сосновку. Всегда на перекладных, можно сказать, автостопом - у бабушки просто не было денег на автобус. Но она не унывала, и не унывает до сих пор - теперь в Подмосковье.

Сначала ехали городским автобусом со льготами в Краснокамск - промышленный пригород Перми. Из Краснокамска искали транспорт до Нытвы - обычно все же автобус. Иногда ехали не до Нытвы, а до отворота, и шли еще километров 5 по проселкам через тайгу. Да-да, в Пермском Прикамье растет не "лес", а настоящая тайга. От Нытвы еще 12 км преодолевали классическим автостопом. Лишь в 2000-е годы у бабушки сил стало меньше, а денег больше, и от Нытвы ездили в Сосновку на такси.


Фото: Даниил Рефляк

Обратие внимание на эти остроконечные, готические силуэты елово-пихтовых лесов. Пейзажи Пермского края - традиционные "поля и перелески", но только перелески - остатки не смешанного леса, а темнохвойной тайги. Преобладают тут ель и пихта. Отличать их легко: у елок шишки висят, а у пихты торчат, как свечи.

Сосновка стоит на высоком берегу Камы, а Кама подперта водохранилищем, и ее ширина грандиозна. Вдали виднеются Оханские горы - две вершины, за которыми стоит городок Оханск. Вокруг Сосновки расположены 3 города - Оханск, Очер и Нытва, все выросли из старинных заводов.


Фото: Наталья Кочетова

Камская вода постоянно меняет цвет в зависимости от погоды. Порой на реке разыгрываются настоящие шторма. В 12-13 лет я освоил весельную лодку, и на веслах уходил порой за 15-20 км от дома - в соседние деревни и села. Я помню их названия: Приверха (3км вверх, т.е. влево), Усть-Нытва (20 км ввырх), "база" (2км вниз, т.е. вправо - турбаза, действительно), Таборы (10км вниз). Сосновка традиционно была деревенькой с одной улицей, на которой стояли вросшие в землю столетние избы - но за 15 лет, что я туда приезжал, разрослась в огромный дачный поселок. В советское время там дачи получали начальники с химического завода "Галоген", а потом уже и все подряд. Бабушка же поселилась там сама, еще до "галогеновцев".


Фото: Наталья Кочетова.

Виден Остров - на самом деле замысловатая система островков, озер и заводей, вытянутых вдоль течения. Перед островом - т.н. Протока (шириной примерно с Москву-реку, а глубиной до 8 метров), за островом - т.н. Большая Кама (ширина 2 км, глубина до 20 метров). Теоретически, остров можно было пересечь насквозь - но это был настоящий лабиринт узких проходов. А в плавнях жили огромные серые цапли.

Стандратная "прогулка" на лодке вокруг острова занимала 2 часа, или 10 километров. Главное - плыть сначала против течения, а потом вниз, так как в Протоке течение гораздо слабее, чем в Большой Каме.


Фото: Алексей Козлов

Так выглядела Сосновка, если смотреть с Камы. Внизу располагалась пристань - множество деревянных причалов, лодочных гаражей и сараев. Мужики в Сосновке повально увлекались рыбалкой, поэтому у пристани стояла целая флотилия разных лодок - на этом причале их еще очень немного. Иногда из Усть-Нытвы приходили мужики на катере и воровали лодки (штук по 5-7 сразу, привязав к катеру) - цветной лом был в 1990-е основной статьей выживания пермского мужика.

На кадре выше - видите кусты справа в углу? За этими кустами и стоял мой дом - самый маленький и бедный в деревне. Но - самый уютный! Летом в Сосновке часто стояла жара 30-35 градусов, и тогда все население деревни перебиралось на пристань - купались прямо с причалов, не касаясь дна. В последние годы, когда я там бывал, Сосновка и Приверха превращались в настоящую "Речную Ривьеру" - по крайней мере на море меня не тянет именно потому, что Кама не хуже всякого моря. Да и не соленая, к тому же.


Фото: Даниил Рефляк

Вот как это выглядело. А большой ржавый лодочный гараж был нашим когда-то. Мой сводный дед был заядлый рыбак, рабочий Судостроительного завода, мастер на все руки... Он построил своими руками несколько домов и бань (для чего на пару с бабушкой они ловили плывшие по Каме бревна, отколовшиеся от плотов лесосплава), два причала, одну лодку, а также вот этот гараж. В лучшее время у нас было 3 лодки: весельная, легкая моторная и тяжелая моторная. Лобовое стекло последней, уже не нашей, торчит около красного гаража. Мужик курил с 6 лет (!), злоупотреблял водкой, и умер в конце концов от рака горла. После этого лодочное хозяйство пришлось распродать - но наши лодки все еще служат кому-то. А мою весельную лодку бабушка отдала своим друзьям бесплатно, но при условье, что сможет ей в любой момент пользоваться.

Кама. Это всего лишь узкая протока, которую я без труда пересекал вплавь. Сама Кама крупнее примерно в 10 раз. А на дальнем ее берегу сосновый бор, в котором вполне можно заблудиться.


Фото: Алексей Козлов

В жаркие дни сложно понять, где мы жили - в воде или на суше. В Сосновке легко было стать земноводным, и я с одинаковым интересом гулял по реке и по горам. Там, на заднем плане, Приверха. Невысокие холмы Среднего Урала, покрытые темной, жутковатой вблизи тайгой.


Фото: Даниил Рефляк

Моторная лодка. Это было здорово: рев мотора, белые крылья с боков, длинный след за кормой, запах бензина. В мое время таких моторов еще не было - пределом мечтаний был старый советский "Вихрь" на 30 л.с. Некоторые ставили даже 2 "Вихря-30".


Фото: Даниил Рефляк

Напоследок - Суровый Уральский Иван.


Фото: Даниил Рефляк

Мы с этим мужиком были сверстники. И отношения складывались не всегда гладко. Но все, кого я помню там, по определению друзья. Потому что это потерянный Рай, а в Раю не-друзей не бывает.


Фото: Роман Деменев
Tags: дорожное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Чныррах. Устье Амура.

    Добравшись в позапрошлой части в рыбную житницу амурского устья и погуляв в прошлой части по тоскливому Николаевску-на-Амуре, отправимся ещё…

  • Николаевск-на-Амуре. Дальний исток.

    Николаевск-на-Амуре - самый загадочный город Дальнего Востока, своей судьбой похожий на того полковника, что поднял 32 вооружённых мятежа и…

  • По Амуру. Часть 3: окрестности Николаевска

    12 часов пути - это много, и на скоростном "Метеоре", рассекающем мутную воду Амура меж поросших тайгой берегов, за это время успеваешь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment