varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Чита. Часть 3: площадь и улица Ленина



Центр Читы, колориту которой была посвящена первая часть, слагают две площади, каждая размером с ту пару кварталов, что их разделяет. На привокзальной - главные "ворота" и кафедральный собор, на площади Ленина - крайком, ЗабЖД и ЗабВО, а рядом и Дом Офицеров, расположением и масштабом сам достойный собора. С площади Ленина видна златоглавая колокольня у вокзала, а с привокзальной площади - золотой купол железнодорожной конторы. Привокзальную площадь пересекает самая красивая и целостная в городе Амурская улица - их я показывал в прошлой части. Через площадь Ленина проходит безусловно главная в городе улица Ленина, ранее просто Большая - по ним погуляем теперь.

Две главные площади Читы соединяют опять же две улицы, проходящие по их краям: если стоять к вокзалу спиной, то слева будет улица Бутина, а справа Ленинградская (ранее Корейская), начало которой с Губернаторским домом я уже показывал в прошлой части. Улица Бутина же в Чите может поспорить с улицей Ленина за роль самой главной, а с Амурской за звание самой красивой. Её название сразу заставляет вспомнить Нерчинск, где гигантский дворец золотопромышленников Бутиных известен как ни много ни мало Даурский Версаль. Но в те времена, когда в чести были купцы, эта улица называлась Софийской: Бутин - в принципе не редкая фамилия гуранов (забайкальских старожилов), и если в Нерчинске отличились Михаил и Николай Бутины, то в Чите увековечен Иван Бутин - молодой революционер, прославившийся в первую очередь тем, что сгинул в 1918 году в эпицентре "белого террора", Маккавеевском застенке Забайкальской Казачьей республики, где самозванец-атаман Григорий Семёнов со товарищи казнили не менее 5 тысяч человек. От вокзала у берега Читинки Бутинская улица поднимается на сотню метров к телевышке, но её первые кварталы как раз не примечательны почти ничем. Прежде тут стоял Мариинский театр (1909-11) Забайкальского казачьего войска (!), где выступали гастролёры, но он сгорел в 1970 году:

2а.


Доходный дом нерчинского купца Капитона Бушмакина (1914-17) стоит уже на углу площади Ленина. Вернее, для Бушмакина дом стал не очень-то доходным, а вот при Забайкальской Казачьей республике здесь размещались контрольная палата, белогвардейский Клуб Национального возрождения и французская военная миссия. В конце 1930-х же здесь находились штаб и офицерский клуб Забайкальского военного округа - учреждён он был в 1935 году экстренно, а здания для его комсостава строились несколько лет. Дом Бушмакина, однако, остался за военными: в 1970-2002 годах в нём находился штаб 53-й ракетной армии, подчинявшейся не ЗабВО, а РВСН напрямую. Среди прочего в её состав входила и 27-я дивизия в Углегорске, на базе которой теперь строится космодром Восточный.

2.


Дальше, уже откровенно на площади - одно из самых необычных зданий Читы: почтамт, законченный в 1893 году. То есть - до постройки Транссиба, по которому в столицу Забайкалья приехал такой строительный бум, что следов былого в Чите осталось меньше, чем довоенных домов в Калининграде. Пост-Транссибовская Чита, за 15 лет выросшая с 12 до 80 тыс. жителей, стала городом многоэтажных доходников, и кажется, случись революция лет на 10 попозже - сейчас напоминала бы имперскую Ригу. До-Транссибовская Чита же представляла собой город деревянных теремов один другого вычурнее, из которых лишь этот почтамт каким-то чудом пережил ХХ век:

3.


Улица Ленина отделяет от почтамта Полутовский квартал, который вполне мог бы называться Бутинским. И тут речь уже не про Ивана, а как раз-таки про Михаила Бутина, который начинал в 1850-х годах как приказчик у алчнных Кандинских (см. Нерчинский Завод), в 1860-70-х одним из первых частников подался в золотодобычу, сказочно разбогател и отгрохал себе дворец в родном Нерчинске, куда из Франции привёз крупнейшие в тогдашнем мире зеркала, а в 1880-х столь же стремительно разорился. Долги Бутинского дома, однако, унёс в могилу старший брат Николай, Михаил же осторожно подался на рынок недвижимости, накануне строительства Транссиба прикупив участок земли с артезианским колодцем у перекрёстка Большой и Софийской улиц. Построив на нём 8 деревянных домов и винный склад, в 1903 году он продал это всё по многократно выросшей цене своими коллегам-золотопромышленникам из старых забайкальских казаков - братьям Дмитрию, Александру, Василию, Ивану и Николаю Полутовым. Те активно участвовали в промышленности и торговле Забайкалья, и например в 1911 году спасли от гибели Петровский металлургический завод (в итоге всё-таки погибший с развалом Союза), оснастив его электростанцией и поменяв ассортимент. Полутовский квартал же сделался бизнес-центром "Товарищества..." пяти братьев, и фасадом его на Софийскую улицу служил 3-этажный доходный дом (1908-09), при Дальневосточной республике занятый её Министерством внутренних дел, а с 1931 года - городской администрацией Читы:

4.


За фасадом же спрятан квартал, когда-то включавший 12 деревянных зданий:

5.


Самое симпатичное из них - резной особняк Дмитрий Полутова (1903-05), по совместительству - контора товарищества 5 братьев:

6.


В глубине квартала стоит ещё один каменный доходный дом (1909):

7.


Необычная форма не случайна - построенный над тем самым артезианским колодцем, он был по совместительству водонапорной башней:

7а.


Ещё пара домов стоит дальше по улице Ленина, где вдоль них от мэрии тянется Аллея почётных граждан. На самом деле мы осмотрели лишь две стороны Полутовского квартала - свои симпатичные деревянные дома есть и на ограничивающих квартал с других сторон улицах Журавлёва и Чайковского. Очень подробный путеводитель по кварталу есть здесь, ну а мы спешили на площадь Ленина:

8.


Она в Чите ещё крупнее привокзальной - 260 на 230 метров, и улица Ленина пересекает её в самой середине, за колоннами с барельефами истории тогда ещё Читинской области (2003) ненадолго делаясь пешеходной. На велосипедистов и просто гуляющих взирает гранитный Ильич (1983), а самое крупное здание в этой части кадра - осовремененная гостиница "Забайкалье" 1960-х годов:

9.


Площадь, или вернее пустырь, была здесь и до революции. Прежде застраивать его было просто некому, а с началом строительного бума тут подсуетились государство и тогда ещё не отделённая от него церковь, да воздвигли в 1891-1912 годах кафедральный храм Александра Невского, читинцам известный как Новый собор. Впрочем, недолго - в 1936 году собор был взорван, а его кирпич пущен на строительство новых зданий на площади:

9а.


Например, штаба Забайкальского военного округа (1936-39), который вытянулся на 200 метров по всей южной стороне. На Ленинградской улице, по соседству с показанными в прошлой части Госбанком и Губернаторским домом, штаб вобрал в себя бывшее казначейство (1909-11), да и тому военный надстроили третий этаж и сделали декор более параллельно-перпендикулярным. И сейчас уже не вполне очевидно, что со времён Нерчинского (1689) и Кяхтинского (1727) договоров здешняя граница была одной из самых спокойных в России. Через неё мирно ходили чайные караваны, ну а Цинский Китай на той её стороне неуклонно сползал в глубокий упадок. Однако - по-прежнему мнил себя великой степной империей кочевников-маньчжур, запрещавших ханьцам селиться в своей вотчине. Те всё равно перелезали через Ивовый палисад, и к середине столетия их было в Маньчжурии уже гораздо больше, чем маньчжур, даур, эвенков и нанайцев вместе взятых. Возникла совершенно абсурдная ситуация, когда большая часть населения региона составляли нелегалы, которым ничего не оставалось, кроме как пуститься в нелегальные дела. Многие манзы (как называли маньчжурских китайцев) сбивались в разбойничьи шайки хунхузов, разгул которых можно сравнить с набегами степняков. Не указ хунхузам была и русская граница, и для образованного в 1851 году Забайкальского казачьего войска они стали проблемой гораздо хуже беглых каторжан. Сама же Маньчжурия выглядела явно бесхозной землёй, судьбу которой Россия решала не с Китаем (разок введя в него войска при подавлении Боксёрского восстания), а с Японией, да и ту фатально недооценив. И хотя по итогам русско-японской войны Северная Маньчжурия осталась в российской сфере влияния, было ясно, что здесь тот случай, когда аппетит приходит во время еды. В 1918-20 годах японские интервенты дошли уже до Байкала, и изгнать их дипломатически, не дав casus beli забрать оккупированную зону себе, было нетривиальной задачей, в которой целая Дальневосточная республика была лишь одним из инструментов.

10.


Тучи над границей ходили всё более хмуро, и уже в 1929 году, во время конфликта с Китаем за КВЖД Забайкалье оказалось тылом Красной Армии. Когда же в Маньчжурию вернулись самураи, готовые в любую ночь перейти границу у реки, стало ясно, что для контроля над ситуацией пора учреждать Забайкальский военный округ. Здешняя граница в последующие годы не отметилась таким количеством инцидентов и провокаций, как дальневосточная, и всё же за Хасаном (1938) в 1939 году последовал Халхин-Гол. В 1941-47 годах округ превратился в Забайкальский фронт, двинувшийся за Аргунь летом 1945-го. Свой окончательный вид ЗабВО принял к 1953 году, охватив две области (Читинскую и Иркутскую) и две республики (Бурятию и Якутию). Ещё говорят, что в округ входила Монголия - но речь тут, конечно же, не о стране и её вооружённых силах, а о многократно превосходивших их числом и оснащением гарнизонах Советской Армии. Расцвет ЗабВО наступил в 1960-е годы, когда Китайская компартия из "братьев навек" превратилась в "клику шовинистов". Зная склонность китайцев наступать малыми группами по 5-7 миллионов человек, Советы сделали Забайкалье одним из мировых центров военной силы. К концу 1980-х в состав ЗабВО входили 4 армии (3 общевойсковых и 1 воздушная) и десятки военных соединений поменьше с общим составом в 260 тыс. человек. Но китайцы сработали хитрее - пограничные инциденты вроде Даманского были лишь сигналом для американцев о том, что "враг моего врага - мой друг". Вскоре Китай завалил мир дешёвым ширпотребом капиталистических брендов, а СССР погряз в дефиците и упал. Нынешняя Россия, однако, с Китаем дружна как никогда, но чем лучше делались отношения двух стран - тем менее понятно становилось, к чему в Забайкалье всё это оружие. По новым договорам с Китаем войска и вовсе были отведены от границы (причём местные убеждены, что только с нашей стороны), и для бесчисленных посёлков в даурских степях это обернулось социальной катастрофой - заброшенные гарнизоны со скелетами офицерских домов там и ныне привычная часть пейзажа. Военные такому делу, конечно, сопротивлялись: хотя формально ЗабВО был упразднён первым из советских военных округов уже в 1998 году, фактически упразднили Сибирский военный округ, штаб которого переехал из Новосибирска в Читу. По-настоящему ЗабВО был ликвидирован в 2010 году в период "Сердюковщины", и над штабом в Чите теперь стоит штаб в Хабаровске. Но гигантское здание на площади Ленина по-прежнему выглядит неприступной крепостью с огневыми точками и вооружёнными солдатами за забором.

11.


С ЗабВО соседствует ЗабЖД - столь же огромное здание управления Забайкальской железной дороги начали строить в том же 1936-м, но закончили лишь в 1947-м. Прежние здания путейских контор я показывал в прошлой части, а вот сама Забайкальская - одна из немногих железных дорог России, которая с момента своего основания в 1895 году ни разу не упразднялась. Ныне ЗабЖД - это Транссиб с боковыми ветками к границам от Петровска-Забайкальского до Архары, его самые сложные глухие, сложные и "узкие" места. Ну а на здании ЗабЖД главной "фишкой" стал золотой купол, словно заменяющий разрушенный собор в городской панораме:

12.


На кадре выше - Каменный цветок (2003), ничего в общем не значащая композиция, поставленная к 250-летию первой русской заимки на месте Читы. Сама же площадь представляет собой два весьма уютный сквера, над которыми с северной стороны нависает Радиатор - так местные, за характерную форму, прозвали администрацию Забайкальского края 1970-х годов:

13.


Она стоит на месте Андреевской Крестовой церкви (1884-90), при Советах превращённой в кинотеатр и снесённой под строительство крайкома в 1973 году:

13а.


Вокруг церкви же группировался целый Архиерейский квартал, образованный в 1884 году, когда Забайкальская епархия выделилась из Иркутской. Из его построек уцелело миссионерской училище (1907-12) с домовым Преображенским храмом, ныне ставшее семинарией:

14.


Она стоит на углу улицы Бутина - мы почти замкнули периметр площади Ленина. Последнее здание на ней, напротив семинарии - кинотеатр "Родина" (1938-40), с 2006 года занятый Забайкальским фолк-театром:

15.


Однако прежде, чем пойти с площади по улице Ленина, заглянем чуть дальше по улице Бутина. За "Родиной" стоит Читинская филармония имени Олега Лундстрема, "посвящение" которой не менее оригинально, чем здание 1970-х годов. Потомок шведскподанных Лундстрем родился в 1916 году в Чите, ещё ребёнком был увезён в Харбин, где параллельно учился на инженера и скрипача, а в итоге увлёкся джазом и в 1934 году возглавил как бы не первый русский биг-бэнд. К 1947 году, через Францию, Оркестр Лундстрема доехал до СССР и осел в Казани, о чём, кажется, не слышали герои (или создатели?) фильма "Стиляги". Позже без Оркестра Лундстрема не обходилось ни одно музыкальной событие в социалистическом мире, и наверняка в своих гастролях Олег Леонидович посещал и родную Читу. Он умер в 2005 году в Подмосковье, а его имя было присвоено забайкальской филаморнии к 100-летию со дня рождения музыканта.

16.


Дальше по улице - архив, который я бы назвал забытым шедевром брутализма. У обоих зданий - памятники: перед филармонией - стела к 100-летию Забайкальской области (1951), а перед архивом - бюст Алексея Кузнецова, который здесь не подельник революционера-нигилста Сергея Нечаева в убийстве студента-скептика Ивана Иванова, а прошедший каторгу учёный, общественный деятель и основатель музея в Нерчинске. Для того и ссылали в Сибирь: "эту бы энергию - да в мирных целях".

17.


Следующий перекрёсток с улицей Чкалова примечателен ещё парой старых зданий: слева - дом купца Новикова, справа - Первая женская гимназия (1907-09), с 1940 года занятая пединститутом:

18.


Более всего она впечатляет тем, что при Забайкальской Казачьей республике в ней помещался Штаб Атаманских войск, фактически заменявший этому квазигосударству все гражданские органы. А при ДВР - её Министерство просвещения:

19.


Выше улицы Чкалова в сегодняшней прогулке подниматься не будем, так что вернёмся пока что на площадь Ленина. Над обелисками на улице Бутина развеваются флаги города (с белой полосой), над обелисками на Ленинградской - флаги Забайкальского края в совсем уж панафриканских цветах. Ворота улицы Ленина с этой стороны образуют панно на гостинице "Забайкалье" (1967) и тот самый купол ЗабЖД, с которым забавно перекликается самая заметная и самая старая читинская новостройка - бизнес-центр рубежа 1990-2000-х:

20.


Напротив ЗабЖД мама воронежской "Алёнки Апокалипсиса" завлекает народ в "Шоколадницу":

21.


А у начала узкой, тенистой, почти не заметной улицы Пушкина погожим днём почти всегда звучит музыка и гуляет колоритный народ:

22.


Чита вообще оставляет ощущение пространствено-временнного континуума, будто город засиделся в 1990-х, но вдруг обнаружил, что на дворе уже 2020-е, и не знает теперь, с чего бы начать. Вот и здесь остался самый настоящий пятак, где тусуются неформалы - на заре моих путешествий неизменный атрибут всякого крупного города, почти исчезнувший в эпоху соцсетей:

23.


Напротив, в сквере у нынешнего Драмтеатра (см. прошлую часть) - вотчина хипстеров с несколькими модными кафе, среди которых стоит удивлённый Пётр Бекетов - основатель в 1653 году... нет, не города, а лишь первой зимовки в устье Читы по дороге в Нерчинск. Более всего у памятника впечатляет табличка: "В лето 2002 года от Рождества Христова казаками Енисейскими установлен камень сей на месте памятника енисейскому сыну боярскому стрелецкому сотнику донскому казаку Петру Бекетову со товарищи". Сам памятник поставили в 2008-м:

24.


Ну а по той стороне улицы, где неформальский пятак, протянулось на 130 метров без преувеличение главное здание Читы, её атеистический кафедральный собор - ОДОРА (1938-40):

25.


Звучное слово означает Областной (прежде Окружной) Дом Офицеров Российской Армии, историческое же название - ОДКА: Обкружной Дом Красной Армии. Культурный центр всего Забайкальского военного округа и шедевр советской архитектуры на тысячи километров вокруг:

26.


На двух пилонах - повторяющийся фриз барельефов и композиции из трёх скульптур с одним сюжетом: военный на защите трудящихся.

27.


На пилонах крыльца, как на высоких берегах Амура, часовые родины стоят:

27а.


И не знаю точно, что символизируют лица солдат, глядящие вдоль здания из медальонов:

28а.


Всё вместе, заодно с микро-Лениным и парой пушек эпохи советско-японских войн, слагает целый эпос, от которого в уши так и входит боевой ударный батальон.

28.


Внутри ОДОРА - 6 залов, и в том числе музей, среди реликвий которого ракушечный стол последнего китайского императора Пу И, вместе с ними самим вывезенный сюда в 1945 году из Маньчжурии. Мы зайти в Дом офицеров не догадались, да и судя по чужим фотографиям, интерьеры его не слишком впечатляют.

29.


А вот Парк ОДОРА, к которому с улицы Ленина можно пройти через узкую арку - пожалуй, самое приятное место Читы:

30.


Сразу за аркой встречает небольшой музей военной техники, интереснейший образец которой - огнемётный танк ОТ-26 (1932) с непривычно тонкими пушками. Где-то дальше стоит тот самый ИС, абзац об "оресте" которого при "леквидации" 36-й армии я цитировал в посте про Борзю. Замыкает аллею обелиск (1992), и воины из его эпитафии пали в бою не с белокитайцами и японскими милитаристами на сопках Маньчжурии, а в бою с душманами на афганских перевалах:

31.


Парк же старше, чем сам ОДОРА - он был разбит в 1898-99 годах как площадка Забайкальской сельскохозяйственной и промышленной выставки под патронажем Русского Географического общества, призванной показать приехавшим по Транссибу предпринимателям, чем богат этот край. По окончании выставки назвали всё это Садом Жуковского - и не какого-нибудь однофамильца-градоначальника, а вполне себе среднерусского поэта Василия Андреевича.

32.


Здесь были посажены деревья и кустарники, сооружены беседки и выставочные павильоны, вырыт бассейн с трубой от речки Кайдаловки, на разных берегах которого поставили пару изб да часовню без посвящения...

32а.


...и бурятский дацан среди юрт - формально просто павильон, знакомивший посетителей с буддийской культурой, а фактически - действующий храм, где собирались ламы, китайские купцы и простые буряты. Первый городской буддийский храм России... но ещё в 1914 году он был уничтожен пожаром:

32б.


В 1912 году РГО передало сад городу, и здесь появились театр, библиотека, тир, не остававшиеся без посетителей в стремительно растущем городе:

32в.


Всё это пригодилось и в советскую эпоху, в которую парк был сначала Садом Профсоюзов, затем обычным ЦПКиО, и наконец с 1940 года - Садом Красной Армии. Реконструировался он не раз, последние здания Забайкальской выставки доломали в 1985-м, а "В печально известных 90-х годах парк Дома офицеров стал постепенно приходить в упадок. Бывать здесь было просто опасно. К 2010 году главный парк города представлял собой огромный захламлённый пустырь, заросший крапивой" - тут я процитировал инфостенд. Но с тех пор прошло ещё 10 лет, и к началу 2020-х небольшой Сад ОДОРА (370 на 130 метров) - один из самых милых парков всей России:

33.


О выставке напоминает беседка, воссозданная по историческим чертежам:

34.


Милитаристическая сущность лучше проглядывает в дальнем конце на улице Чкалова - вот например речной сторожевой катер "Аист" рубежа 1980-90-х. Я уже видел такие в Сретенске и Приаргунске - в Забайкалье это целый жанр:

35.


А вот вполне общероссийский МиГ-21 перевезли сюда в том же 2011 году с бывшего аэродрома Степь рядом с Цугольским дацаном:

36.


Парк явно реконструировался с севера на юг, и ближе к задворкам ОДОРА причастные вдруг поняли, что гуляющим людям совсем не интересен хмурый пафос стали и огня. Парк начал обрастать скульптурами попроще, как например срамная нимфа в фонтане, "Казак и медведь" или "Ёшкин кот", на кота не очень-то похожий. Здесь это отсылка к главному герою фильма "Любовь и голуби", которого играл уроженец Забайкалья Александр Михайлов:

37.


Его не надо путать с котом Бегемотом:

38.


Глыбы пород, резная сова и бюст Василия Жуковского в память о том, как раньше назывался сад:

39.


Гуран - в данном случае не забайкальский старожил, а косуля:

40.


И неожиданный Ждун на бескрайней асфальтовой площадке, одинокий, как тот петух с картины Карлсона:

41.


Улица правее парка (если стоять ко входу в ОДОРА лицом) по старинке называется Выставочной, а самое примечательное здание на ней - Второе Общественное собрание (1902). Первое, один из дотранссибовских теремков, я показывал в прошлой части, но - лишь на чёрно-белом фото:

42.


По Выставочной улице выходим на финишную прямую - остаток поста будем идти улицей Ленина на восток, уже никуда не сворачивая и пересекая улицы, знакомые по прошлой части. Там же, в прошлой части, фигурировал центр психотерапии "Кодар", а вот - кинотеатр "Удокан" (1976), так же названный в честь гор близ Новой Чары, где недавно нашли 3-е по величине в мире месторождение меди. Кодар и Удокан буквально глядят друг на друга через БАМ, а я два месяца спустя ходил по обоим нагорьям.

43.


Напротив, торцом к улице Полины Осипенко, высится Шумовской дворец (1913-15) - официально "красивейший дом Читы". Это местный ответ Бутинскому дворцу в Нерчинске: если братья Михаил и Николай Бутины вполне достоверно привезли с Всемирной выставки в Париже зеркало, то братья Константин и Алексей Шумовы - якобы, сам проект дворца.

44.


По сути это был, конечно же, доходник, большая часть которого стала уже третьим домом читинского Общественного собрания, где в 1918 году была провозглашена власть Советов. Ещё раньше, впрочем, во дворце устроили тюрьму для австрийских военнопленных. При ЗКР здесь находилась канцелярия, а при ДВР - консульство Японии и Правительство: до Совета Министров ДВР в пассаже Второвых (см. прошлую часть) как раз два квартала по Иркутской улице (ныне Осипенко). Со зловещего 1937 года Шумовской дворец - цитадель чекистов:

44а.


Дальше вдоль улицы Ленина тянутся мощные сталинки, одна из которых примечательна "Забайкальским художественным салоном", который держит наш коллега - блогер, путешественник и фотограф Александр lesnyanskiy. Там красивый интерьер, непривычно милые в общении сотрудницы, а среди прочего красивого можно купить украшения из местных минералов - в первую очередь зелёного нефрита и сиреневого чароита, что так же добывает близ Новой Чары в той части Забайкальского края, куда напрямик из Читы можно лишь долететь. И тем не менее именно чароит - главный художественный бренд Забайкалья.

45.


По облику этих домов сложно понять, до- или послевоенный это вид сталианса. На самом деле всё просто - война была слишком далеко, и начатый в 1930-е ансамбль был закончен под конец 1940-х с минимальным коррективами:

45а.


Замыкает его почти столичная сталинка (1948) с многоярусной купольной башней:

46.


А во дворе её - неожиданно живописная котельная:

47.


Вид со двора - напротив что-то вроде бывшего Универмага или Дома быта:

48.


Внезапная лавочка. Достоевский в Забайкалье не бывал, однако именно упомянутые Алексей Кузнецов с Сергеем Нечаевым своим убийством студента Иванова дали пищу для "Бесов":

48а.


Между улиц Островского и Столярова - ещё одна большая и невзрачная площадь Декабристов с уютным сквером, аллеей звёзд и областной библиотекой:

49.


Здесь до 1930-х годов стоял деревянный Старый собор Казанской Богоматери (1866), перенявший роль кафедрального храма у нынешней Церкви Декабристов (см. первую часть).

49а.


На углу площади - странная многоэтажка из 1990-х, а у её подножья - дом купца Левенсона:

50.


Он - последний каменный дореволюционный на этой улице, а вот деревянные дома стоят и дальше:

51.


51а.


52а.


Причём иные, вполне может быть, с дотранссибовских лет:

52.


Затем дерево сходит на нет, уступая силикатному кирпичу. Посмотрим назад, на башни и купола по обе стороны улицы, лесистый Яблоновый хребет на водоразделе двух океанов да копёр угольной шахты где-то в предместьях Читы:

53.


В следующей части - о других домах и улицах читинского центра.

ДАУРИЯ-2021
Обзор поездки и оглавление.
Албазино. История Даурии, её коренных народов и присоединения к России.
Амурская железная дорога
Свободный. Центр.
Свободный. Окраины и окрестности.
Белогорск - Магдагачи.
Сковородино. От Рейновской линии до Малого БАМа.
Бамовская - Куэнга.
Забайкалье.
Чита. Колорит и виды.
Чита. Чита-2 и Амурская улица.
Чита. Площадь и улица Ленина.
Чита. Разное в центре.
Чита. Чита-1 и по Транссибу на запад.
Сретенск. Станция и путь к ней.
Сретенск. Город.
Нерчинск. Сердце Даурии.
Нерчинск. Бутинский дворец.
Нерчинск. Окрестности. Здесь же - о людях Забайкалья: исчезнувших мурченах, гуранах и этике общения с ними.
Нерчиский Завод. О рудниках.
По диким степям Забайкалья. Об исторической каторге и добыче золота в прошлом и настоящем.
Краснокаменск.
Борзя и Приаргунск. О ЗабВО и пограничных особенностях.
Кондуй.
Агинский Бурятский округ
Агинское.
Агинский дацан.
Алханай.
Цугольский дацан.
Делюн-Болдок.
Tags: Забайкальский край, Сибирь, Чита, деревянное, дорожное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments

Recent Posts from This Journal