varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Кемерово. Часть 1: Красная Горка и виды с нее



Небольшая Кемеровская область на юге Западной Сибири - один из самых необычных регионов России. На ее территории находится Кузнецкий угольный бассейн, или просто Кузбасс, где добывается почти половина российского угля. И это едва ли не последний в стране настоящий Шахтёрский край, где угольные шахты - не проклятие, а богатство, пусть и достающееся адским трудом. Ещё это самый густонаселённый регион Сибири - если оставить безлюдные горы Кузнецкого Алатау и Шории, плотность населения здесь достойна Украины. Кроме того, у Кузбасса целых два явных центра с почти одинаковым населением - металлургический Новокузнецк (560 тыс. жителей) и коксохимическое Кемерово (530 тыс.).

О Кемерове, что стоит в ста километрах южнее Транссибирской магистрали, в пяти часах автобусом от Томска, и пойдёт речь. И сначала осмотрим место, с которого начинался город, да и весь Кузбасс - Красную Горку на высоком берегу Томи, и раскинувшуюся напротив инфернального вида промзоны.

Кемерово - город очень молодой, да и прямо скажем - искусственный: его история началась в 1920-е годы. Правда, предыстория несколько длиннее - ещё в 1721 году в урочище Горелая гора томский рудознатец Михаил Волков обнаружил залежи угля. Следующие без малого двести лет угольные копи Кузнецкой котловины вяло изучались и ещё более вяло разрабатывались: в 1842 году геолог Чихачёв дал месторождению нынешнее название, в 1851 году был заложен Бачатский рудник близ нынешнего города Белово (ныне крупнейший в Кузбассе угольный разрез, то есть карьер). И лишь к началу ХХ века, когда в Донбассе капиталистам стало тесно, за Кузбасс взялись серьёзно: в 1912 году было создано Акционерное Общество Кузнецких Копей (АО "Копикуз"), начавшее разработку углей близ сёл Кемерово и Щегловка. К 1917 году небольшие шахты работали уже по всему Кузбассу, число рабочих "Копикуза" достигало несколько тысяч человек, проектировался металлургический завод.



Ну а после революции и Гражданской войны, когда стало ясно, что потенциальному противнику ничего не стоит оккупировать Донбасс, за Кузбасс взялись серьёзно. В 1918 году на месте уже упомянутых сёл был образован город Щегловск, а для его развития в 1921 была создана Автономная Индустриальная Колония (АИК) "Кузбасс" - одна из примерно тридцати, существовавших в СССР 1920-х годов: благоустроенное поселение, где трудились иностранные энтузиасты, вдохновленные идеей коммунизма. АИК "Кузбасс" поднимали в первую очередь голландцы. Голландцем был и руководитель поселения Себальд Рутгерс. Центральная усадьба АИК разместилась в бывшей конторе "Копикуза" на Красной Горке:



С развитием Кузбасса стало ясно, что основные угольные залежи находятся южнее, и Кемерово было решено сделать главным центром не добычи, а переработки угля, в связи с чем здесь возник огромный Коксохимический комбинат. В 1932 году Щегловск по просьбам трудящихся переименовали в Кемерово - ну не хотелось работягам "щеглами" слыть! И наконец в 1943 году, когда Донбасс действительно оказался под вражеской оккупацией и на развитие Кузбасса были брошены новые силы, возникла Кемеровская область. Вероятно, со спешкой военных лет и связано то, что областным центром стало Кемерово, а не гораздо более крупный и благоустроенный Новокузнецк.  АИК "Кузбасс" же, расформированная в 1927 году - ныне музей-заповедник Красная Горка, и её постройки сохранились до наших дней.



Расположена Красная Горка на правом берегу Томи, в то время как центр - на левом. Добраться можно по Кузнецкому мосту, который считается "самым широким мостом Сибири" - около 40 метров. Хотя, говорят, в Красноярске есть мост шире этого всего на полметра. Из центра сюда ходит трамвай, и капитальность его линий больше напоминает о "лёгком метро". На эстакаде над дорогой в глубоком распадке - настоящая крытая станция:



Железная лестница ведёт на Красную Горку:



Где встречает скульптура, своей жутью достойная памятников жертвам Холокоста... Это монумент "Памяти Шахтёров Кузбасса" (2003) - едва ли не лучшая работа Эрнста Неизвестного:



Жутковатая фигура получеловека-полумашины с изможденным, совсем человеческим лицом. А в груди шахтера - то ли пламенное сердце, то ли электрическая лампа, которая ещё и горит по ночам.



Работу над памятнико Неизвестный начал ещё в 1997 году в Нью-Йорке после знакомства с Аманом Тулеевым, губернатором Кузбасса. Как говорят, скульптора вдохновила фраза Тулеева "Помните о том, что в каждой горящей лампочке есть капля крови шахтёра!". На российских шахтах в 1990-е годы смертность была около 3 человек на миллион тонн добытого угля (сейчас примерно вдвое меньше), то есть несколько сотен человек в год. Из массовых профессий работа на угольных шахтах официально считается самой опасной, а сами щахтёры не зря воспринимают её как что-то вроде войны. Недавние взрывы на Распадской (91 погибший) и Ульяновской (110 погибших) шахтах - тому подтверждение.



От Монумента открываются впечатляющие виды. Слева - город:



Справа - промзона, одна из самых жутких, что я когда-либо видел:



Отсюда недалеко и до самой "Красной Горки" - по указателям, через улочки меж высоких заборов. Почти вся правобережная часть Кемерова - это конгломерат рабочих поселков. Те, что ближе к окраине - Рудник, многоэтажечный Шалготаръян - я осматривал лишь из окна автобуса, и мне там было откровенно страшно. Да и на Красной Горке благоустроена лишь центральная усадьба, в то время как большинство построек раскиданы по окрестным кварталам:



В Красной Горке жило около 2000 человек, и основу ее населения, как уже говорилось, составляли голландцы и американцы. Рутгерс (сам будучи инженером-мостостроителем, одним из лучших мировых специалистов по железобетону) привёз с собой из Нидерландов и архитектора Йохана ван Лохема, который спроектировал большинство зданий АИК "Кузбасс". Например, жилые дома трёх типов - для специалистов и начальства:



Для квалифицированных рабочих:



И так называемые "дома-колбасы" для неквалифицированных обитателей АИК. В апреле-2009 я видел их только из окна автобуса, и тем удивительнее было обнаружить целый квартал "колбас" в Прокопьевске в сентябре-2011. Помещаю фотографию из Прокопьевска - в Кемерове они почти такие же, только без граффити на торцах и подлиннее.



Не сфотографировал я и самую интересную из построек ван Лохема - школу, которую, правда, видел из окна автобуса. Сейчас думаю, что это было очень глупо - ведь современных фотографий этого зданий почти не найти. Вот так школа выглядела при ван Лохеме, и внешне с тех пор почти не изменилась. В Нидерландах она входит в реестр памятников голландской архитектуры за рубежом:




С официального сайта "Красной Горки".

А вот железобетонной бане, построенной, скорее всего другим инженером Альбертом Коттером, повезло меньше - она сейчас в частном владении и перестроена до неузнаваемости.



Или вот дом по дороге от Памятника Шахтёрам к музею - ведь с равным успехом может быть и новострой, и голландская работа:



Дома ближе к центральной усадьбе отреставрированы, причём на редкость аляповато:



Наконец, сердце "Копикуза" и АИК "Кузбасса" - дом управляющего, построенный ещё в 1915 году:



Внутри и вокруг ныне музей. Памятник Рутгерсу, аллея с гербами кузбасских городов, и небольшой музей техники, используемой при открытой добыче угля:





С другой стороны от дома обородувана смотровая площадка, сделанная на удивление грамотно - небольшие стедны повествуют о сохранившихся и утраченных объектах, которые видны (или были видны) отсюда:



Здесь же несколько памятников - обелиск (1957) в память об открытии углей Горелой горы, ранее стоявший на месте Памятника Шахтёрам:



Скульптура-часовня Святой Варвары, покровительницы шахтёров (2007):



Скульптура "Коногон" - о старинных штольнях и приисках:



Вдали видна пристань времён "Копикуза" (1916-17), около которой в скале сохранилась первая штольня Горелой горы, ныне заложенная кирпичом.





Там же и главная контора АО "Копикуз" и АИК "Кузбасс" (1916). Тогда (в 2009 году) я то ли поленился, то ли побоялся идти к ней. Сейчас (2011) - дошёл бы обязательно.



Но самое сильное впечатление от Красной Горки - виды на промзону. Форменный Ад-на-Земле, здесь отчётливо слышно гудение факела и рёв пара, вырывающегося из коксовых батарей.



Слева - огромная ТЭЦ с трубами далеко за сто метров:



Тот самый уголь:



Правее площадка коксохима, самая старая часть 1930х годов (а здание конторы и вовсе времён "Копикуза"):



Факел - доминанта Кемерова:



Центральная часть коксохима. В воде - опора канатной дороги (1914, реконструирована в 1940-е), по которой уголь с правого берега доставлялся на левый:



Самое впечатляющее на коксохимах - облако пара, вырывающееся раз в 10-15 минут из коксовых батарей и поднимающееся в небо на несколько сотен метров. Вырывается оно с рёвом, вращаясь, как вихрь, а сам пар густой, как вата:



Коксохим вытянут на километры, вдалеке его продолжает химический завод. Техногенные дали:



Ну а в следующей части мы спускаемся вниз, в город.
Западная Сибирь-2009.
Рудный Алтай-2011.
Tags: "Воля вольная", "Зона заражения", "Молох", "Немецкая мелодия", Сибирь, дорожное, индустриальный гигант, шахтёрское
Subscribe
promo varandej июнь 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments