varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Отрывок

Под катом - отрывок (первая страница) из моего текста. Названий у текста несколько: "Переулки", "Медный век", "Демонократия" - там как бы "многоуровневый сборник" повестей и рассказов, объединенных общей тематикой. 
Возможно, осенью, в октябре-ноябре, я выложу весь сборник в ЖЖ, так как на данный момент это моя самая законченная и самая непубликабельная работа.

...

 


 

До утра провалялся в аду да в бреду,

А к утру провалился к паршивым чертям.

Янка Дягилева, «На дороге пятак»

ГЛАВА 1:

 

Известный поэт И. вышел в холл арт-кафе на Лубянке и встал, прислонясь к стене. Его мутило, он выбирался из-за стола со стаканом, а теперь обе его руки были свободны, и когда стакан оставил их, поэт И. сказать бы не смог. Перед глазами все плыло, и поэт И., обозревая холл в поисках чего-нибудь, что можно искать, вдруг увидел молодого человека, спускавшегося от выхода по железной лестнице. Точнее, был ли человек молодым, для поэта И. так и осталось загадкой, но все же только молодые ходили в таких серых плащах. Поэт И. думал уже отвести взгляд, когда различил в красном свете тянущийся за молодым человеком длинный шлейф, или, может быть, стаю мельчайших серых существ, особенно плотно сгущавшуюся у его локтей.

«Водкупить надо меньше!» - пробормотал И., опустив глаза – и увидел двух симпатичных поэтессок, куривших «Captain Black» под лестницей.

А по залу стремительно и изящно прошла Анна Кольцова, которую, по обыкновению, ждали дела. Кольцова тоже увидела молодого человека, и на секунду подумала, что он ей знаком – но мало ли знакомых у гендиректора «Нового Пути»?! Кольцова пошла дальше, ощутимо (хотя и не так, как в первые разы) волнуясь от предстоящего звонка из министерства культуры.

Молодой человек спустился на дно холла, и, поправив очки, огляделся. Перед ним был затуманенный зал, в котором играла музыка и блестели огоньки на бесчисленных бутылочных горлышках. Слева чернела дверь с надписью «Не входить!», вправо уходил коридор, на дальнем конце которого резкий оранжевый свет сменялся зеленым и кончались граффити на кирпичных стенах.

«Туда» - молодой человек пошел по коридору, мысленно любуясь собой, как вдруг услышал звонкий и сильный грудной женский голос, читавший стихи. Налево обнаружилась штора, а за ней небольшой полутемный зал, ряды стульев и освещенная сцена. Стулья почти все были заняты, а на сцене полукругом сидело полтора десятка писателей. Молодой человек узнавал их за километр – бородатых, одетых в застиранные свитера и выцветшие джинсы, непричесанных, очкастых. Были среди них и женщины – немолодые, толстые, в блузках и юбках моды семидесятых годов, с очень яркими и все-таки скучными глазами. Было в полукруге одно пустое место, обладательница которого, самая молодая из собравшихся на сцене, читала у микрофона.

Это была девушка лет двадцати, среднего роста, немного полная. Довольно стройная, но совершенно не изящная. Молодой человек сразу приметил ее коротко остриженные волосы цвета древесного угля, и густые, будто проведенные маркером, чернейшие брови. Ее лицо было круглым и мягким, а в ее огромных, зеленоватых глазах, в восторженно-безбашенной улыбке, светилось какое-то особенное безумие, или, может быть, одержимость… Под глазами даже издали были видны глубокие синяки. Взгляд ее был бесстрашным и злым.

Молодой человек, глядя на нее, как-то забылся и на несколько минут утратил чувство времени. Девушка показалась ему весьма неординарной, тем более читала она среди «настоящих» писателей. В стихи ее он вслушался не сразу, но вслушавшись, ощутил почти удар.

Он разочарованно опустил глаза: «графомань!». Столь резкий контраст облика девушки и ее стихов заставил молодого человека довольно громко сказать:

-Что-то низкий у вас тут уровень! Это что, литературная студия?

Паренек постмодерничного вида, сидевший в последнем ряду, резко обернулся, как от окрика «козел!», и произнес:

-Это сама Ольга Столярская! А студия – в конце коридора.

-Спасибо, буду знать, - молодой человек торопливо вышел.


Комментарии я отключил - текст не для обсуждения. Да, я знаю: молодой еще, не видел, как в России люди живут, потому и пишу херню. Да, я знаю - за каждым читателем с разъяснениями не побегаешь. Нет такой претензии, которую я не знаю.
Tags: литература
Subscribe
promo varandej september 3, 13:26 13
Buy for 500 tokens
Про Север писать интересно, но уже через неделю я должен оказаться в Ереване. И в общем я не помню, когда последний раз ехал вот так: у меня есть время "пока не надоест" (а надоест мне скорее всего где-то в середине ноября), цель увидеть Армению и Карсскую область Турции, и дорога между…
Comments for this post were disabled by the author