August 15th, 2008

Архив путешественника. Три дня поселка Соловецкий. Июль 2007.



Соловки... Когда-то не было ничего страшнее, чем там оказаться. Ныне за посещение этого архипелага в центре Белого моря выкладывают огромные деньги. Я же был на Соловках в июле 2007 года, в ходе путешествия по Северной Карелии и Лапландии, и этот архипелаг оставил у меня весьма противоречивые чувства. О Соловецком монастыре информации в Интернете навалом, поэтому данный пост не будет "путеводителем". Скорее, здесь речь пойдет о трех днях поселка Соловецкий, который я имел счастье (или несчастье) увидеть изнутри.

Collapse )
promo varandej november 29, 13:19 47
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…

Архив путешественника. Соловки. Часть 2 - поход на Муксалму. Июль 2007.



Итак, о трех днях Соловецкого архипелага я рассказал в предыдущем посте. И в первый день, когда погода еще не испортилась, я успел сходить в пеший поход на остров Большая Муксалма, к знаменитой валунной дамбе. Об этом походе и пойдет речь сегодня.

Collapse )

Архив путешественника. Соловки - часть 3. По острову Большому Соловецкому (июль 2007)



Большой Соловецкий вообще богат на достопримечательности: Переговорный камень, Лабиринт, Филипповские садки, Макарьевская пустынь, Ботанический сад, Секирная гора и т.д. Я обошел далеко не весь остров, тем более что многие места "дублируются" на других островах архипелага. Однако я съездил на экскурсию к Секирной горе (о чем не жалею - экскурсоводы там весьма квалифицированные и не занудные, а идти пешком 14 километров не хотелось), побывал в Ботаническому саду и на озерах - об этих трех местах и пойдет речь в данном посте.

Collapse )

Архив путешественника. Соловки. Часть 4 - Заяцкий остров. Июль 2007



Из четырех крупных островов Соловецкого архипелага я посетил три - кроме Анзера. Неплохо изучил и Большой Соловецкий остров за пределами монастыря и поселка. Но наиболее сильное впечатление, сравнимое с впечатлением от самого монастырского ансамбля оставил остров Большой Заяцкий, куда я ходил на экскурсионной яхте "Саламатин" на второй день, по волнам начинавшегося шторма. Скит на фоне моря и древние памятники исчезнувших языческих культов, ягель и деревья ниже человеческого роста, валуны и осока у берега и кресты на фоне серой дали - таков этот остров, часто в шутку называемый попросту "Зайчик".

Collapse )

Поэма о Последнем Герое

18 лет назад погиб (умышленно избегаю слова "умер") Виктор Цой. И сегодня в литературных кругах только ленивый не пнет его и не обзовет "музыкой для молодежи из рабочих поселков". А его поэзия живет и будет жить, что бы ни говорили литературные мэтры. И разве это не проникновение в классику - когда имя автора пишут на заборах люди, родившиеся после его смерти?

И дай-те ка я скажу свои несколько слов о Викторе и его творческом наследии.

Для меня Цой - это именно поэт, и если его песни я давно перестал слушать, к его стихам я возвращаюсь регулярно. Я понимаю его творчество немного по-своему, о чем и хочу рассказать сейчас.

По-моему, все творчество Виктора Цоя, или, вернее, все те его песни, которые были включены в альбомы от "45" до "Черного альбома" - это все единое произведение, грандиозная эпическая "Поэма о Последнем Герое". Я слушал все альбомы Виктора по отдельности, а потом просто скомпилировал песни в том порядке, в каком они стояли на альбомах, отсоединил от песен названия, а сами альбомы сделал главами - и все это попросту прочитал от начала до конца. И песни действительно сложились в поэму! От строчек "Дождь идет с утра/Будет был и есть" до строчек "И идет паренек/И ему невдомек/Что завтра начнется война" все читается ровно и плавно.

В поэме есть свой Герой, который постепенно, от начала к концу взрослеет, превращаясь из Бездельника в Последнего Героя. Он сначала живет в обычном мире города конца 80-х, лишь иногда размышляя о подвигах и истинных масштабах реальности, но постепенно вступает в эпическую Войну, сидя, при этом, на грязной кухне и пья горькую воду. Он поднимается в невероятную высь (а начинал-то с гуляки во дворах!), а потом падает, "опаленный звездой", а на самом деле просто растеряв иллюзии. 

Единство поэмы достигается и тем, что Цой почти все песни писал абсолютно одним методом. Его тексты "Дом стоит/Свет горит" только на первый взгляд кажутся примитивными. На самом деле каждое слово в этих текстах - символ, но главное - значение этих символов ("свет", "ночь", "звезда", "дом", "кровь" и т.д.) из песни в песню неизменно. Цой просто строил песни из символов как из деталей, и этот метод работал на проятжении всей его Поэмы.

А главное: Цой не просто писал о Последнем Герое. Он был Последнием Героем. Он вел войну с Вселенским Злом, которое тогда предстало в образе советского режима, и он правда одержал победу. Сейчас мало кто признает, что ведь на самом деле для падения коммунизма Цой сделал не меньше, чем Солженицын - и возможно, его счастье, что он не увидел последствий своего подвига.

Таким образом, Виктор Цой - автор уникального произведения. "Поэма о Последнем Герое" - это автобиографическая эпическая поэма. И пусть кто-то попробует сказать, что это не шедевр эпохи и вечности.

Те же, кто не согласны, что Цой - автор единой поэмы, пусть повторят мой эксперимент и прочтут. Именно с этого момента-то я и перестал слушать песни Виктора: сложившись в поэму, но без музыки, стихи Цоя пробирают сильнее, чем с музыкой, но поотдельности.