varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Килимово. Усадьба татарского мурзы.



К усадьбам я вообще-то равнодушен - пожалуй, единственный пласт наследия, который я обхожу стороной. Не специально - просто не тянет, и всё. Это относится и к русской усадьбе, и к европейским замкам дворцового типа. Но мимо усадьбы Тевкелевых в селе Килимово, что расположено в 80км западнее Уфы, я проехать не смог. Вроде бы и типичная русская усадьба - дворец, остатки парка, домовой храм... Но есть одно "но": Тевкелёвы были татарами из древнего рода касимовских мурз, поэтому усадебное зодчество здесь соединилось с исламом.

Кроме того, в Башкирии Килимово считается чем-то вроде "замка Дракулы" - основатель усадьбы Алексей (Кутлу-Мухаммед) Тевкелёв, сподвижник Петра и основатель Челябинска, имеет также репутацию "палача башкирского народа" и даже проклят башкирской песней "Тефкеляу".
Об усадьбе, татарской глубинке и непростых татаро-башкирских отношениях и пойдёт здесь речь.

Северо-Западная Башкирия между Камой и низовьями Белой больше похожа на Татарстан. В том смысле, что в её населении безоговорочно преобладают татары, доля которых в некоторых районах достигает 75%. Татары здесь образуют особый субэтнос - мещеряки, так как в основном происходят не от казанских татар, от касимовских (они же мишари, то есть мещёрские татары), активно переселявшихся сюда в 18 веке. Немало у них, видимо, и башкирской крови - особенно это видно по женщинами с явными признаками монголоидности. Но облик здешних сёл, архитектура мечетей - типичный Татарстан.



Ну а в целом, хотя через эти края пролегает федеральная трасса, есть ощущение "чужой земли". В Буздякском районе, где находится Килимово, татары - 50% населения, башкиры - 40% (на самом деле вполне может быть 70% и 20% соответственно, но об этом позже), а русские - лишь 7%. В здешних сёлах многие плохо понимают по-русски, в двух из трех попуток, на которых я ехал, из магнитолы звучала очень приятная татарская эстрада, и в общем немудрено, что именно здесь находится сердце Татарской Башкирии.
Впрочем, сначала о том, как туда добираться.



На автомобиле в Килимово можно заехать на часок, а вот для безлошадного путешественника дорога туда весьма муторная. Сначала надо доехать до Буздякского перекрестка - это около 2 часов езды от Уфы по федеральной трассе. До Буздяка - 8км налево (если ехать от Уфы), до Килимова - 16км направо. Сам перекресток очень оживленный, в паре километров отсюда крупный мотель, а на самом перекрестке в промышленных масштабах народ пересаживается с автобусов на попутки. Так, меня машина подобрала раньше, чем я успел дойти до позиции и начать голосовать - правда, возят не бесплатно. Обратно выбраться было труднее - сменил две попутки.
Но загвоздка в том, что от этой дороги до Килимова еще 4 километра. Совершенно прямая проселка между полей, мерцавшая от поземки.



Как и днём ранее, когда я ездил в Чишмы, дул бешеный ветер, а с утра бушевала метель, закончившаяся аккурат к моему приезду на перекресток. Погода стабильно менялась с серой на солнечную раз в полчаса, но ветер дул непрерывно и сильно. Но слава Богу, до Килимова я шёл по ветру. По пути встретилось немного транспортной экзотики: сани и снегоход (у парня на последнем, когда ехал навстречу, был такой вид, будто сейчас саблю выхватит и будет мне секир-башка).



Понемногу за домиками вырисовывалась и цель пути - Килимовская усадьба с дворцом и домовой мечетью.



Основатель усадьбы Алексей Иванович (он же Кутлу-Мухаммед Мамешевич) Тевкелев из древнего рода касимовских мурз родился в 1672 году, а карьеру сделал при Петре Первом - изначально как дипломат и переводчик. Участвовал в Прутском (1711) и Персидском (1723-25) походах, а в 1716 году отправился в Хиву в составе экспедиции Александра (Девлет-Гирея) Бековича-Черкасского. Экспедиция выполнила почти все свои цели, разбила 6-кратно превосходящее войско Хивинского хана, но затем Бекович поддался на военную хитрость (хан предложил мир и вассалитет и убедил Бековича разделить войско на пять гарнизонов), и в 1717 году экспедиция была уничтожена туркменами. Тевкелева же спасло то, что посланный в разведку, он был арестован в Иране.



После смерти Петра Первого Тевкелев уже не ходил за границу, а работал в Оренбургской экспедиции и участвовал в присоединении Младшего Жуза (1731) - одного из трех казахских государств. Тевкелев основал более 20 крепостей, среди которых Челябинск и Орск. Завершил карьеру и испортил себе карму Алексей Иванович в 1735-40 годах, во время подавления очередного Башкирского восстания. Это восстание было самым кровавым, в боях и казнях погибла до 1/3 башкир, и отряды Тевкелева здесь отличились особенно - несколько крупных селений были вырезаны до последнего ребёнка. Однако восстание было подавлено, а в 1740 году Тевкелёв и получил Килимово. Не в последнее очередь благодаря ему Башкирию стали заселять мещеряки.



Алексей Иванович умер в 1766 году, и в общем из его биографии совершенно не складывается образ кровавого злодея. Таким же образом в Белоруссии и Литве многие убеждены, что Суворов исключительно детей шашкой рубал (какой нафиг Альпийский поход? Какой к чёрту Измаил?!). Род Тевкелёвых был проклят башкирами - сохранился даже текст песни-проклятия (в переводе на русский):

Крутые скалы на брегах Идели,
Здесь Тевкелев отдал приказ на бойню.
Огонь, что сжег башкирские деревни,
Позолотил полковника погоны.

Трет жесткое седло бока гнедого,
Седлу не больно, а коню терпеть.
Полковник Тевкелев карал башкир жестоко,
Зачем ему чужой народ жалеть?

Лишь ветерком развеются туманы,
Лишь песнею утешится душа;
Полковник Тевкелев оставил путь кровавый,
И память обо всем еще жива.

Бурлит, кипит вода реки Идели ,
Нет, Тевкелевым не найти здесь брода.
И сколько б Тевкелевы ни пытались,
Не задушить им чаянья народа!

Чернеют сосны на отвесных скалах,
Закатные ветра им ветви гнут…
Проклятие я высеку на камне,
Когда-нибудь потомки пусть прочтут…

Сын полковника Юсуп (Осип) был убит башкирами во время Пугачёвской войны, но остался внук Шагин-Гирей. А уже лишь его сын Салим-Гирей, то есть правнук "того самого" Тевкелева, построил сохранившуюся до наших дней усадьбу - дворец (1848-52) и мечеть (1852 или 1821).



Эффектная перспектива главной улицы села, упирающаяся в дворец, на самом деле обманчива - если хотите дойти без приключений, поворачивайте направо, где зимой дорога более накатана. Но я этого не знал и просто пошёл на дворец, любуясь рядовой застройкой. Цветастые татарские избы очень красивы:





На улице было безлюдно, и лишь со дворов я то и дело ловил тяжелые взгляды. Фотографировал дома я крайне осторожно, и в общем не зря. Между тем, улица кончилась:



Она ведет не ко дворцу, а упирается в берег речки Зириклыкаран. Но мне очень не хотелось возвращаться. На минарете играла протяжная мусульманская песня, манившая к себе.



В общем, я решил идти напрямик, по целине. Вот что из этого вышло (взгляд назад):



Увязнув в снегу за речкой, я подумал, что лучше поискать тропу и пошёл прямо по ее замерзшему руслу. Березки у берега - не остатки ли усадебного парка?



За поворотом вскоре показался подвесной мост. Как видите, зимой им не пользуются, предпочитая ходить прямо по льду. Речка, наверное, промерзает до дна.



Там я уже без особого труда поднялся на холм, откуда открывался впечатляющий вид на весь пройденный путь:



В сущности, я оказался уже на территории усадьбы, к которой примыкают больница и заброшенная котельная:



Восточный дворец середины 19 века, построенный татарским мурзой - уместно ли считать его стилизацией?



Четыре башни по углам - явный отсыл к булгарским и ордынским укрепленным мечетям, имевшим такую же композицию (только башни были гораздо толще и ниже).



Лепнина на фасаде - вполне европейская:



А фриз - куда более азиатский:



Как видите, по крайней мере снаружи дворец в отличном состоянии и ныне занят Татарским культурным центром "Килим". По соседству - мечеть, манившая меня песней с минарета. Ее архитектура абсолютно казанская, то есть применительно к татарскому зодчеству - столичная.



Изнутри осмотреть мечеть не удалось - прямо у входа шла проповедь. Я немного отдохнул, выгреб лёд из ботинок и решил идти дальше. Вообще, обычно в татарских мечетях меня встречали очень радушно и гостеприимно, здесь же явно ощущалось, что моё присутствие нежелательно.



Надпись на стене мечети на татарском, а не башкирском языке. Кажется, единственная виденная мной в Башкирии.



Помимо дворца и мечети в усадьбе некогда был парк, пруды, хозяйственные постройки. В 1825-1920 годах действовало даже медресе, некоторые выпускники которого при Советах стали профессорами Башкирского университета. Ну а саму усадьбу при Советах постигла та же участь, что и тысячи других усадеб по всей России. Но хорошо, что осталось хоть это.



Дальше мне предстоял путь обратно. Еще немного татарских изб:



Некоторые из которых обмазаны глиной:



А вот так издалека выглядит улица, по которой я вышел к речке:



Есть у села и новый центр - администрация сельсовета:



И стоящий напротив Дом Культуры с памятником какому-то местному революционеру (в Башкирии таковых было два - идейные противники и непримиримые враги Заки Валиди и Худайбердин):



Кроме того, Килимово запомнилось мне обилием скота и гужевого транспорта. Вот например подросток в санях проехал мимо:



И долго пытался завести лошадь в стойло, чему та сопротивлялась:



А вот чьи-то сани у калитки. Никаких признаков 21 века.



Вообще же, не Тевкелёв начал и не Тевкелёв закончил татаро-башкирскую вражду. Еще в эпоху Казанского ханства башкиры считались людьми второго сорта, и именно поэтому после падения Казани башкиры в состав России вошли добровольно. Протатарская политика Романовых была не последней причиной башкирских восстаний. Среди татар распространено мнение о башкирах как деревенщине, а среди башкир о татарах как империалистах-оккупантах. Несмотря на неприязнь, открытых татаро-башкирских конфликтов в республике не было уже несколько поколений, но бескровное противостояние продолжается. Например, по переписям 1979 и 2002 годов башкир в республике заметно больше, чем татар, а по переписи 1989 - наоборот. В 1980-е годы Башкортостан возглавлял татарин Равмер Хабибуллин, а в 1990-2000-е башкир Муртаза Рахимов, и оба они корректировали статистику: первый записывал башкир - татарами, а второй татар - башкирами, и поди теперь разберись, кого и сколько тут на самом деле. Русские же здесь в последние двести лет остаются гарантом мира, и поэтому в Башкирии нет сепаратизма.



...А выбраться из села оказалось не так уж и просто: у него всего один въезд и 3-4 улицы, упирающиеся в тупики. Когда вышло Солнце, на улицах стали появляться люди, и мне сделалось как-то не по себе - очень уж неприязненно на меня смотрели. Вид татарских селян с непривычки казался очень разбойничьим. Устав бродить, спросил дорогу у двух женщин. Говорили они с акцентом, и с явной неприязнью в голосе.
-Здравствуйте! А как тут на дорогу выйти?
-А Вы кто? Что Вам тут надо?
-Да я путешественник, дворец ходил смотреть.
-А там что делали? (я возвращался из очередного тупика)
-Да заблудился я, дороги не знаю!
-Вон туда идите, там поворачивайте.
-Спасибо!
-А туда зачем ходили? Фотографировали там что-то?!
Последний вопрос вызвал ощутимый дискомфорт. В общем, фотографировать избы и просто улицы на глазах у местных жителей крайне не рекомендуется. Через несколько шагов я услышал за спиной конец фразы "...взять телефон", от чего занервничал еще сильнее. В общем, возникло желание побыстрее отсюда уйти.



Мимо совхоза я вышел на дорогу и еще четыре километра, ругаясь себе под нос, шёл против ветра. У отворота поймал попутку с целой семьёй очень доброжелательных татар - они подбросили меня до села Амирово в 3км от трассы (там был снят кадр с мечетью из начала поста). Последние три километра мне идти было совсем лень, и я поймал еще одну попутку. Сидевший за рулём русский парень сказал, что килимовцев здесь вообще не любят и называют "красными петухами", так как если с ними повздорить - тайком доберутся в чужую деревню и дом подожгут. Верить или нет - не знаю.



Как бы то ни было, Килимово - село действительно какое-то особое, с напряженно-мрачной атмосферой. Может быть, еще живо старое башкирское проклятие?

БАШКИРИЯ-2008/2011
Обзор поездки.
Башкирия. История и современность.
Уфа.
По городу. (2008/2011)
Современная архитектура и не только. (2008/2011)
Дёма. Дальняя окраина Уфы. (2011)
Северная Башкирия
Чишмы. Мавзолей Хусейнбека. (2008)
Чишмы. Мавзолей Турахана. (2011)
Килимово. Усадьба татарского мурзы. (2011)
Речная Башкирия
Стерлитамак. (2011)
Шиханы и сода. (2011)
Салават и окрестности. (2011)
Горная Башкирия
Из Уфы в Белорецк. (2008)
Белорецк. (2011)
Бывшие заводы: Тирлян (2011) и Кага (2008).
Из Каги в Шульган-Таш (2008).
Шульган-Таш (2008).
Зауральская Башкирия
Из Белорецка в Сибай. Лето (2008).
Из Белорецка в Магнитогорск. Зима (2011).
Tags: "Тюркский след", Урал, деревянное, дорожное, татары, этнография
Subscribe
promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments