varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Ижма. Часть 2: дорога к чуму



Продолжаю рассказ об Ижме - удивительном краю в глубине Республики Коми, где живёт самобытный народ коми-ижемцев и легко ощутить себя иностранцем. В прошлой части мы осмотрели село Ижма - настоящую столицу этого края, теперь же выйдем за её пределы.
...В селе Сизябск в 6 километрах от Ижмы несколько лет назад местная жительница Зинаида Павловна Вокуева организовала небольшой этнографический музей, самая известная "изюминка" которого - настоящий чум с живыми оленями. О хождении к ней через реку и две деревни и пойдёт речь.

С набережной Ижмы как на ладони четыре села за рекой - в этой "агломерации" живёт добрая половина население Ижемского края - а это всего лишь 19 тысяч человек. В самой Ижме - четыре тысячи жителей, в каждом из четырёх сёл в среднем по тысяче.
С лева направо (то есть с юга на север) - почти не заметный Гам, где есть обезглавленная деревянная Сретенская церковь (1905):



Мохча - самое внушительное из четырёх селений, родина великой лыжницы Раисы Сметаниной. Самая заметная его часть - высокая, типично северная щелья, то есть обрывистый берег. Еще тут есть церковь (о ней позже) и деревянная водонапорка на горе, издали похожая на острожную башню:



Бакур - ближайшее к Ижме село, справа просматривается обезглавленная и превращенная в клуб Спасская церковь (1867-75):



И цель предстоящего похода - Сизябск с Благовещенской церковью (1843-45). Дом Вокуевой не виден за ельником в левой части кадра:



Впрочем, глазами всё это не видно - кадры сняты 20-кратным зумом. Да и о том, где чум, я не знал - почему-то дозвониться Зинаиде Павловне я так и не смог, и по прибытии в Ижму ещё и долго колебался, надо ли идти на удачу. Но помогли обстоятельства: это тут, в Москве снег в апреле вызывает возмущение и мысли о распилах-и-откатах, там же в это время только-только кончается зима. В 8 утра, когда почти всё ещё закрыто, было порядка -15, и чтобы не мёрзнуть, я решил хоть куда-нибудь идти. Очень кстати подвернулась тропа на тот берег:



Из заречных сёл в Ижму ходили люди вполне цивильного облика, один раз мимо проехали сани (не снимал - у меня и так вид слишком дикий для этих мест). Прямая дорога по руслу ведёт в Мохчу, а тропа на Бакур и Сизябск ответвляется и уходит в кусты:



Хотя ширина речной долины - километра три, на реку приходится от силы процентов 20 - в основном же путь лежит через пойму. Не знаю, насколько она проходима летом - наверняка здесь протоки да болота, зимой же это кратчайший путь.



У меня была мысль отдельно зайти в Мохчу, но поленился. Может быть и зря - село судя по всему очень красивое. В облике Воскресенской церкви (1830-32) даже и без главок угадывается устюжское барокко, столь хорошо воспринятое коми.



Центр села с большой буквой "М" - видно, что тут живут патриоты своего населенного пункта. В случае с ижемцами это не кажется такой уж иронией.



Потом мне попалась асфальтовая дорога, идущая прямо через снега речной поймы - будто асфальт лежит на льду. Она ведёт к речному порту на двух берегах у северной окраины Ижмы, и движение по ней для такой глубинки весьма активное. Кстати, после Троицко-Печорска, Инты и Воркуты это был первый асфальт без снега, по которому я шёл.



Бакур - типичное ижемское село. Старые избы-керки здесь в основном обшиты досками и покрашены, дома стоят просторно, но по холмам. Попадаются избы-особняки - фирменная особенность Ижмы, где среди крестьян-оленеводов и купцов не редко попадались и миллионеры. Тут явно жил не миллионер, но успешный крестьянин:



Многие дома стерегут вот такие собаки, похожие на гибрид песца с белым медведем. Показательно, что НИ ОДНА из них на меня не гавкала... но впрочем, по глазам видно, что кобель своё дело знает. Не завидую тому, кто влезет в этот двор без спросу - такой не кусает, а откусывает.



Пока люди ждут автобуса на остановке, крестьянин перегоняет лошадей. Лошадь или снегоход - штуковина здесь не менее полезная, чем машина. Кстати, обратите внимание, как пристально в мою сторону смотрят - при том, что фотографирую я от пояса, большим зумом и по Солнцу (то есть мужику оно светит в глаза).



Центр села на холме. Именно здесь увидел сани с заглавного кадра - был большой соблазн снять наездника на фоне деревни, но побоялся, так как он меня стопроцентно заметит.



На холме - уже упомянутая церковь-ДК с воинским мемориалом у апсиды. Три неизменных атрибута российского села в одной постройке.



Школа удивляет своей опрятностью даже в контексте опрятной Ижмы. Обратите внимание на деревянную вертушку. Было бы желание - из дерева можно соорудить почти что любое благо цивилизации.



Надо заметить, что местные не сводили с меня глаз почти всё время, что я был в их поле зрения, что в сочетании с чужой речью вызывало явный дискомфорт. Особенно когда у церкви-ДК наткнулся на пятерых мужиков, которые криком что-то обсуждали, активно жестикулируя..
Но Бакур пройден - впереди Сизябск на живописном угоре:



Благовещенская церковь - угадывается провинциальный классицизм:



Пока шёл, была мысль спросить у кого-нибудь (например, мимо проходила интеллигентного вида женщина, похожая на учительницу), где тут чум - но постеснялся. И в общем начал уже нервничать - но обернувшись у входа в село, вдруг увидел искомое:



Современная избушка с чумом на заднем дворе. Да еще и труба дымит - значит, там точно кто-то есть!
Через несколько минут я подошёл к дверям, пару раз позвал, но подойти не решался: если людей с этого кадра здесь в тот момент было, до собака была и исправно гавкала.



В итоге, убедившись, что она привязана хорошо и до крыльца не добежит, я всё-таки позвонил в дверь. На крыльцо вышла невысокая, уже немолодая женщина, по виду - чистокровная коми. Это и оказалась сама Зинаида Павловна, и вскоре она поила меня чаем в музейной половине избы.



Оказалось, что "чум-музей" - формулировка от истины весьма далёкая. Официально проект Зинаиды Павловны называется "Войвыв сикт", что переводится как "Северная дервня", и чум там может и самая известная часть, но не главная. Сейчас Вокуевой принадлежат две избы - жилая, где находится чум и "общая" часть музея, и полностью музейная в глубине села. Помимо музея, это и гостевой дом, который может принять до 8 человек. В общем, очень похоже на дом Нины Николаевны в мезенском селе Кимжа, где я был этим летом. Но у Вокуевой, это видно, масштаб пока больший (как минимум потому, что её проект старше).



Музейная комната посвящена в основном раритетам советской эпохи, и выполняет роль гостиной. К чаю Зинаида Павловна угостила меня ижемскими шаньгами - очень вкусный "бутерброд с хлебом", то есть плоская лепёшка из слоёв чёрной и белой муки. Позже в Сыктывкаре я попробовал таких же шанег - но уже с картошкой или творогом вместо "белой" части. Есть у Зинаиды Павловны и другие традиционные северные блюда вроде строганины или оленьего мяса - но это уже только для тех, кто приехал надолго, так как одни надо готовить, а к другим туристу надо привыкать.
Сам же музейный зал, хотя и посвящен советской эпохе, поражает своим колоритом.



Зинаида Павловна успела мне рассказать очень многое. Например, о том, что олени у неё недавно умерли - и как она считае, умерли от сглаза, так как содержала она их хорошо и они были здоровы. Дело в том, что оленеводы - народ до крайности суеверный, и считается, что оленей не должны видеть и тем более фотографировать чужаки. Когда на Ижму хотели приехать журналисты для съёмок научно-популярного фильма, на контакт не пошла ни одна артель. Музей этот им - как заноза, и всё-таки радует, что магия на Севере в большем почёте, чем саботаж. Так преломилось тут православие - коми забыли языческих богов, но их мир всё равно пронизан потусторонними силами, которые так же реальны, как например животные.


Анбур - алфавит Коми. Усть-Вымь - не буква, а место, где всё начиналось.

В сенях - экспозиция охоты, рыболовства и оленеводства:



Приглядитесь к этим вещам - широкие лыжи, огромный старый рубанок, деревянные щипцы, используемые при дублении оленьих шкур... В избушке - птичий хвост и старый-старый обрез (или это пистолет? но тогда ему лет двести!). Что означают эти птичьи хвосты, мне никто объяснить не смог - хотя такой же я видел, например, в сыткывкарском музее. Может, просто русским это знать не положено? Например, у удмуртов крыло рябчика в чёрном коробе было главным элементом молельни..



Во дворе - вот такая вот очень добродушная собака, которая при виде гостя начинает скакать на задних лапах. К ней можно подойти - она обнимет и будет лизаться, да при том с такой радостью, что становится даже жалко уезжать.



А вот и собственно чум. Прогресс затронул и эти древние сооружения - современные чумы обшивают не шкурами, а шинельным сукном:



Простая и совершенная постройка - сложенные конусом длинные жерди, обтянутые прочной материей. Внутри уже давно не очаг, а печка-буржуйка:



На фотографии этого не видно, но помещение чума довольно крупное, а благодаря высоте еще и очень просторное. Здесь даже уютно. И что интересно - это не старинный чум с очагом и шкурами, а именно современный. В таких работают оленеводы в наши дни. Да и просто следы присутствия вроде стаканов - чум не выглядит музеем.



Больше всего впечатляет простота: разобранный чум легко можно увезти на легковой машине. Собственно, периодически Зинаида Павловна и возит его на выставки. Мир из двери чума выглядит иначе:



Примерно в середине моего пребывания в дом натурально вломилось человек 5 мужиков и одна женщина. Оказалось - ребята из деревни Гам отдыхать приехали, хотели у Зинаиды Павловны арендовать "ватрушку" (типа спасательного круга) и с горки покататься в своё удовольствие. Чум для них был такой же диковинкой, как и для меня - это опять о закрытости оленеводческой касты. Вообще же, сюда целесообразнее приезжать отдохнуть, а не посмотреть. Потенциал глухих уголков Русского Севера для "деревенского туризма" грандиозен - и хорошо, что такие как Зинаида Павловна или Нина Николаевна с Мезени понемногу начинают его осваивать.
На всякий случай дам здесь и телефон этого места, который почему-то не нашёл в интернете: 8-912-56-25-228 и 8-904-27-05-391.
Сфотографировать себя Зинаида Павловна не позволила, но как оказалось, это была не последняя встреча.

До автобуса обратно в Ижму (а пешком я шёл около двух часов, что повторять мне не хотелось) оставалось около получаса, и я успел немного погулять по Сизябску. Беспредельно огромные ижемские керки - даже на Мезени мне не случалось видеть трёхэтажных изб!



Главная улица. Администрация с флагом Коми без флага России:



Магазин "Надежда", от которого отходят маршрутки. Раз 6 в день они ходят в Ижму, еще раз шесть - в Гам, через все четыре села.



Церковь:



Школа или ДК:



Избы размером с многоквартирный барак и колодец:



Удивительный воинский мемориал с птицей:



И только оленей на Ижме мне увидеть не довелось - они уже ушли на летние пастбища вдоль Чёрной реки в Ненецком АО.

На остановке к приезду автобуса собрались люди. Говорили с ощутимым акцентом, и в целом было видно, что русский язык селянам даётся с некоторым напряжением. Мимо проехали две очень симпатичные девицы на снегоходе - очень хотелось их заснять, но не рискнул...
Да-да-да, я в курсе, что Вам "очень хотелось бы посмотреть на лица", а без лиц Вам ску-у-у-у-чно. Но не умею я фотографировать людей незаметно, да и не люблю, а как бы они себя повели, если бы заметили - я честно не знаю. Поэтому - только издалека:



На маршрутке я уехал назад в Ижму, которую мне ещё только предстояло осмотреть:



Есть в Ижемском краю и ещё несколько селений - Брыкаланск, Усть-Ижма, Щельяюр на Печоре... Во многих сохранились церкви, а как видно из этого поста, любое ижемское село богато артефактами. Ижемский край так мал и безлюден, что не так сложно осмотреть их все. Летом на Ижме проходит большой и красочный народный праздник Луд, а севернее лежит еще более заповедная старообрядческая Усть-Цильма, куда я может быть еще доберусь летом, по пути в Нарьян-Мар.

Но третья часть об Ижме будет не об этом - мы ненадолго вернёмся в Сыктывкар.

КОМИ-2011
"Упекли пророка в Республику Коми...". Обзор поездки.
Южная Коми.
Печорская магистраль. Коноши - Микунь.
Усть-Вымь. Древняя столица Малой Перми.
Сыткывкар. От вокзала до Стефановской площади.
Сыктывкар. Старый город и Кируль.
Ыб и Выльгорт. Окрестности Сыткывкара.
Средняя Коми.
Печорская магистраль. Микунь - Ираель.
Ухта. Нефтяная столица Коми.
Троицко-Печорск. Ворота Северного Урала.
Ижма. Столица.
Ижма. Мохча, Бакур, Сизябск. Дорога к чуму.
Ижма в Сыктывкаре.
Северная Коми.
Печорская магистраль. Инта - Воркута.
Инта.
Воркута. Общее.
Воркута. Частности.
Воркута. Рудник.
Воркутинское кольцо.
.
Tags: "К студёным морям", Русский Север, Югория, деревянное, дорожное, этнография
Subscribe
promo varandej march 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments