varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Барнаул. Часть 1: столица Рудного Алтая



Между Новокузнецком и Барнаулом, столицей Алтайского края (612 тыс. жителей) всего около 6 часов пути. Два почти одинаковых по населению города здорово друг друга оттеняют: тяжёлый, упорядоченный, индустриальный Новокузнецк и хаотичный, базарный, почти уездный Барнаул. Тем удивительнее, что всего двести лет назад всё было наоборот: Кузнецк-Сибирский был купеческим городком, а Барнаул - индустриальным гигантом, центром цветной металлургии Российской империи. В 1730-1893 годах здесь действовал огромный для своей эпохи сереброплавильный завод, а небольшой сибирский город был одним из самых развитых в стране. И сохранилось от былого на удивление немало!

Мой рассказ о Барнауле будет состоять из трёх частей. Во второй пройдёмся по главному проспекту Ленина, в третьей - погуляем по улочкам Старого города, но сначала я расскажу про Барнаульский завод и всё с ним связанное: история Рудного Алтая, старейший в Сибири музей (1823) и паровая машина инженера Ползунова.

Как уже говорилось в посте о дороге через Уральские горы, Рудный Алтай - это продолжение Урала в Сибири: в 1730-е годы Акинфий Демидов основал в алтайских предгорьях Колывано-Воскресенский горный округ. Его первенцами были заводы в Колывани (1726) и Барнауле (1739) и серебряный рудник в Змеиногорске (1737). Однако при Демидовых дела шли неважно, и вскоре после смерти Акинфия, в 1747 году, округ перешел в собственность государства. Причём в отличие от многих уральских заводов (например, Екатеринбурга), он стал не "казённым", а "кабинетным" - то есть был собственностью лично Императора. И как ни странно, вот тут-то дела пошли в гору!



Подавляющее большинство заводов, отмеченных на карте, возникли на рубеже 18-19 веков, старейшими (помимо Барнаула) можно считать Павловский (1765), Сузунский (1766) и Томский (1771), Змеиногорск и Колывань были основаны заново несколько позже (1805 и 1790 соответственно). Особенно интересны Сузун, где действовал монетный двор, чеканивший монеты из местного серебра, но в 1847 году разрушенный пожаром (сохранились руины) и Гурьевск - тем, что там металлургический завод с 1816 года непрерывно действует по сей день, сыграв важную роль в освоении Кузбасса: под Гурьевском в 1852 году был заложен Бачатский угольный рудник. Большинство заводов позакрывались в 1890-е годы, не выдержав перехода к капитализму: трудились на них в основном крепостные да каторжники, и с отменой крепостного права они просто утратили жизнеспособность. Алтайский горный округ, в лучшее время дававший 90% серебра в Российской империи, в преддверии ХХ века просто перестал существовать. А при Советах произошла уникальная метаморфоза: Алтайский край попал в программу "поднятия целины", превратившись в одну из российских житниц - едва ли не единственный пример, когда индустриальный регион при СССР стал аграрным. Впрочем, преемником Рудного Алтая вполне можно считать Кузбасс.



Барнаул же был центром Алтайского горного округа с 1749 года, а в  1771 году из заводского посёлка был преобразован в "горный город" - то есть подчинялся не губернскому Томску, а непосредственно горному ведомству Российской империи (аналогичный статус имел Екатеринбург). В те времена это был интеллектуальный центр Сибири с первой в империи специализированной технической библиотекой (1766), первыми за Уралом театром (1776) и музеем (1823). Завод же не имел равных в империи по уровню оснащения - достаточно сказать, что за 20 лет до своего официального изобретения в Англии, здесь уже работала паровая машина. Сконструировал её главный инженер Иван Ползунов, в честь которого и названа прилегающая к заводу улица, сердцевина Старого города.



Здесь вперемешку стоят дома "заводского" и "купеческого" периодов. Зелёное здание с башней - канцелярия Алтайского округа (1791), жёлтый домик рядом с ней - заводской "магазин" (то есть склад, 1819), красный домик справа - Горная лаборатория (1844-51), ныне занята музеем. За кадром осталась ещё и Горная аптека (1794), которую как раз реставрируют:



Напротив - одно из лучших зданий купеческого Барнаула - Народный дом (1898-1900) за авторством петербуржца Ивана Ропета, одного из законодателей "русского стиля":



Ныне здесь филармония:



Канцелярия и краешек заводского магазина. Надо сказать, гражданских зданий 18 века в Сибири вообще очень мало, в лучшем случае пара десятков.



Заводской магазин. Сам завод - во дворах этих двух зданий, к нему ведет вон та подворотня:



Горная лаборатория с 1913 года (по ходатайству Русского географического общества) занята музеем, куда мы пойдём чуть позже:



О музейной сущности напоминают две пушки по краям и вот эта штуковина у входа: всё-таки мы на Алтае, а Алтай - очень, очень древняя земля, без преувеличения сердце Азии - ведь не зря "алтайская языковая семья" включает столь разные народы, как турки, монголы, якуты и японцы.



К улице Ползунова примыкает Демидовская площадь. Железный забор ограничивает Барнаульский завод, "устье" улицы находится справа. Левее кадра же до 1928 года был заводской пруд, ныне заросший частным сектором.



"Уголок Петербурга", ныне один из главных узлов Барнаула, спроектирован в 1819 году по указу горного начальника Петра Фролова (с ним и его отцом мы ещё не раз столкнёмся в Барнауле и Змеиногорске), и представляет собой комплекс трёх общественных зданий. В центре площади - 14-метровый Демидовский столп, при всей "советскости" своего облика поставленный в 1824 году - к 100-летию горного дела на Алтае.



Здание, занятое ныне супермаркетом "Мария-Ра" (а в Западной Сибири это примерно как "Копейка", "Перекресток" и "Билла", вместе взятые) - бывшая богадельня для заводских инвалидов. Напротив - бывший Горный госпиталь (1819-45):



Посредине (то есть ансамбль имеет П-образный план) - опять же бывшее Горное училище (1828-60), ныне принадлежащее одному из барнаульских вузов:



Наконец, во дворе бывшей богадельни стоит церковь Дмитрия Ростовского (1829-30), которую ещё не закончили реставрировать. Храм при богадельне, то есть содержавший и разные другие помещения, имеет совершенно нетривиальную форму:



Оценить которую можно, увы, только с вертолёта. Пару лет назад, когда реставрация только начиналась, uchazdneg заснял плакат с таким видом:



На другом конце показанного участка, по соседству с филармонией ныне сквер, а до 1935 года стоял Петропавловский собор (1771-74) с кладбищем, где покоился и сам Полузнов.



Этот участок - улица Ползунова и Демидовская площадь - показался мне самым опрятным, спокойным и уютным в Старом городе, который в основном напоминает что-то среднее между гетто и базаром. Но оказавшись здесь, не ограничивайтесь архитектурной прогулкой - обязательно зайдите в музей! По-настоящему интересен там всего один маленький зал, но я в этом зале я провёл около часа:



Конечно же, это зал промышленной истории. В кадре, снизу вверх: фрагмент рудничного насоса из Змеиногорска (конец 18 века), модель Змеиногорской конно-железной дороги (1806) с первым в мире железнодорожным мостом и ее аутентичные колесо и рельс; макеты Томского железоделательного и Змеиногорского серебропалвильного завода, а также Змеиногорского же рудника. Слева виден краешек ещё одного, крайне интересного, хотя и не слишком информативного экспонта - это макет Змеиногорского рудника, сделанный в 1827 году мастеровым Володимировым по заказу Фролова:



Но самая интересная вещь здесь вот это - та самая "машина Ползунова", а точнее ее макет, сделанный по оригинальным чертежам в 1820-е годы:



Это не "родина слонов" - горный инженер Ползунов, работавший в Екатеринбурге, Змеиногорске и Барнауле действительно сконструировал паровую машину в 1762 году, причём это была первая двухцилиндровая паровая машина. Но это и не чудо: паровые двигатели изобретали не раз задолго до Ватта. Если уж копать глубоко, то изобрели паровой двигатель ещё в Древнем Риме - Герон Александрийский чуть менее 2000 лет назад смастерил так называемый "эолопил" ("Шар Эола"), оказавшийся по совместительству и первым реактивным двигателем, но в те времена эта вещь так и осталась красивой игрушкой, и её ценность, возможно, не понимал и сам Герон, по своей гениальности не уступавший Леонардо.



Другой вариант "паровой машины" создали в 16 веке арабы в Каире, и она имела вполне чёткое практическое применение: прототип современного гриля, автоматическое вертело с лопастями, которые вращал пар из котла, нагреваемого очагом. Первую европейскую паровую машину (очень примитивную) создал в 1629 году итальянец Джовани Бранка, затем паровые двигатели возникали в Испании (Йеронимо Аянс де Бомонт), Англии (в 1655 - Эдуард Соммерсет, в 1688 - Томас Северин, в 1712 - Томас Ньокмен), Франции (Дени Папен в 1670-е создал первый в мире паровой котёл, а Николас-Йозеф Куньё в 1769 неудачно испытывал паровой танк). В США в 1788 году уже ходил первый пароход. В этой цепочке паровая машина Джеймса Ватта оказалась наиболее универсальной, и просто к тому времени Англия созрела для внедрения паровых машин в массовое производство. Причины и здесь чисто географические: хотя мощная металлургия была в 18 веке ещё в России и Швеции, только в Англии к тому времени была налажена добыча каменного угля (который добывать стали тоже не от избытка цивилизованности, а потому что Англия маленькая и перенаселённая, и все леса они быстренько свели на топливо для плавильных печей), а на древесном угле паровая машина работать, конечно, могла - но не очень-то эффективно....
Тем не менее, машина Ползунова, для своей эпохи одна из самых совершенных - это очень немало. Реально с паровой техникой в 18 веке экспериментировали всего три страны - Англия, Франция и Россия (помимо "машины Ползунова", свои опыты на основе разработок Папена проводил и Ломоносов в Сестрорецке). Стоит вспомнить, что вплоть до "паровой революции" в Англии, почти весь 18 век, Россия была твёрдым мировым лидером по производству металла.



Ещё два довольно интересных макета - цех с паровой машиной (наверху) и обогатетельная фабрика 18 века:



Другая парочка - устройство железоделательного и сереброплавильного заводов. В России с архитектурой не заморачивались, и даже заводске цеха строили из дерева:



Печи сереброплавильного завода. Как пояснил makeev_dv, изготовление серебра делилась на три стадии: получение полуфабриката (роштейна), плавка роштейна со свинцом (который присоединял металлическое серебро к себе), плавка получившегося таким образом сплава, при котором они вновь разделялись из-за разной плотности. Центральная печь - для финальной стадии:





Что вот это такое - забыл, но похоже на макет водоотливной машины (то есть вычерпывавшей воду из шахты) 1820-х годов:



Вообще же, на Алтае был полноценный территориально-производственный комплекс полного цикла - от серебряных и медных рудников до серебряных и медных монет:



Кроме того, здесь я не показываю часть экспонатов, относящихся к Змеиногорску - до Змеиногорска ещё доехать надо. Сейчас же посмотрим на макет Барнаульского сереброплавильного завода на рубеже 18-19 веков:



Завод состоял из 9 зданий, главным среди которых была Первая Сереброплавильная фабрика (1810-е) - настоящий индустриальный дворец с роскошным фасадом и беспрецедентным для своей эпохи оснащением и объёмом производства (450 пудов серебра в год). Что за домики примыкали к ней - точно не знаю, возможно рудоприёмная контора и обжигательная фабрика конца 18 века.
По соседству была ещё одна площадка - здесь видны Вторая Сереброплавильная фабрика (1820-е годы), кузница (с широкой крышей) и важня (весовая):



Они видны не только на макетах:



В 1893 году Барнаульский завод закрылся - безнадёжно устаревший, убыточный в условиях капитализма и вольнанаёмного труда. Купцы подсуетились, в 1899 году его цеха заняла спичечная фабрика, проработавшая до 1990-х годов. При Советах с промышленной архитектурой особо не церемонились, и сильно изуродовали заводские постройки - но в основном ансамбль 9 зданий Барнаульского завода уцелел. Почти не тронута перестройками важня - только аркаду заложили кирпичом:



Почти не изменилась и Вторая Сереброплавильная фабрика, больше всего теперь похожая на гараж, и приземистая кузница, вот только главное здание, Первую фабрику, раскурочили немилосердно:



Как бы то ни было, эти постройки можно восстановить, научная реставрация вернула бы ансамбль к первоначальному облику. Это один из ценнейших промышленных памятников Земли, и его можно сделать по-настоящему привлекательным. И не спрашивайте, "для кого?" - ведь через Барнаул лежит дорога на сверхтуристический Горный Алтай.



Что на территории Барнаульского завода сейчас - я так и не понял. С одной стороны - туда иногда проводят экскурсии по договорённости, пускают официальных представителей СМИ и ученых, а охранники довольно вежливые; с другой - на вопрос, что там сейчас, охранник ответил "Это, скажем так, военная тайна", и запретил мне фотографировать автомобили на площадке. На криминал непохоже, но и секретность такая к чему? Попасть на площадку мне удалось лишь со второй попытки: сначала (в среду) меня вежливо послали, но рядом оказался Начальник Охраны, который после разговора со мной и проверки документов разрешил прийти ещё раз в выходной день. В субботу, по дороге из Змеиногорска в Горно-Алтайск, я вернулся сюда и меня допустили на площадку у входа, в прямой видимости от вахты, перед Первой Сереброплавильной:



Вид у неё по итогам ХХ века не очень: правое крыло почти полностью разрушено, главный фасад предельно упрощён, да и просто мне не совсем понятно, что именно от неё осталось: на макете видно, что от центрального портала до торцевых было по 16 окон, здесь же окон 8, но если предположить, что от фабрики осталась половина - другая половина просто не помещается на территории! Но тем не менее, здание воссстановимо:



Напротив - не заметное с холма и не показанное на макете Заводоуправление - здесь работали ещё отец и сын Фроловы:



Скверик выглядит очень уютно, но пытаться сюда проникнуть самостоятельно крайне не советую - территорию охраняют собаки, каждая с пол-медведя размером.



В целом же, конечно, надо было вопрос посещения прорабатывать заранее. Ещё на Барнаульском заводе есть плотина длиной почти полкилометра - на момент постройки самая длинная в России (немного видна на первом кадре с Демидовской площадью), а вот пруд в 1928 году, после очередного паводка (а поводки разрушали завод много раз) решили спустить. Вообще, местоположение завода на первый взгляд довольно абсурдное: на небольшой равнинной речке, за 300 километров от рудников Змеиногорска (южнее) и Салаира (севернее). Но всё очень просто: Рудный Алтай -  это степи, где мало древесины и воды. Барнаул - единственное место, где к берегу Оби подходит "ленточный бор" - уникальный сосновый лес, тянущийся через степи узкой (от 5 до 20км) полосой, и его древесина и должна была стать топливом для барнаульских плавилен. Это к тому, что (как и с паровой машиной) не стоит объяснять "менталитетом" и "косностью" и "самодурством" то, что возможно объяснить физической географией.



РУДНЫЙ АЛТАЙ-2011
Дорога на Алтай.
Урал и Поволжье.
Западная Сибирь.
Кузбасс
Кузбасс и Донбасс. Вместо вступления.
Кемерово (апрель-2009). Красная Горка.
Кемерово (апрель-2009). По городу.
Новокузнецк. Кузнецкий металлургический комбинат.
Новокузнецк. Соцгород..
Новокузнецк. Старый Кузнецк и не только.
Прокопьевск. Шахтёрский проспект.
Прокопьевск. Шахтёрский посёлок.
Междуреченск.
Рудный Алтай.
Барнаул. Заводские раритеты.
Барнаул. Проспект Ленина.
Барнаул. Старый город.
Алтайский край. Пейзажи и история.
Колыванское озеро и его скалы.
Змеиногорск. У забытых рудников.
Горная Колывань. Город камнерезов.
Горный Алтай.
.
Tags: "Молох", "Тюркский след", Сибирь, дорожное
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →