varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Тальцы в -43 градуса



В последний, четвёртый день пребывания в Иркутске я решил съездить на замёрзший Байкал, до которого от города всего 60 километров. Перво-наперво я хотел увидеть Тальцы - музей деревянного зодчества, один из крупнейших и известнейших в России, как Кижи или Малые Корелы. Но вместо этого я увидел настоящий Мороз...

...Утром Иркутск был затянут густым серым туманом - это городской пар в морозном безветрии превратился в плотный купол. За городом сразу стало солнечно, а дорога к Байкалу красиво скакала с сопки на сопку, причём амплитуда с каждой последующей сопкой увеличивалась:

2.


В маршрутке я сел рядом с печкой, и мне было тепло. Водитель высадил меня прямо у входа в музей - как оказалось, Тальцы в нынешнем виде даже не совсем село, точнее его обитаемая часть стоит на Ангаре, и даже не подходит к трассе, в отличие от музейной проходной. И кассир, и контролёр у входа задали мне один и тот же вопрос: "Что же Вы по такому морозу-то приехали?" - позже от музейных работников мне предстояло его услышать ещё не раз. Но в целом, что в Тальцы придётся ехать заново в более подходящее время, я понял с первых минут - ну например, к эвенкийскому и тофаларскому стойбищам просто не было тропинок, я видел за деревьями чумы, но продираться к ним по колено в снегу не хотел. Главная аллея, по бокам от которой они и находятся:

3.


Вообще, сибирский мороз очень коварен. Это в общем правда - что переносится он легче, чем наш, европейский, влажный... но только первые полчаса. Из-за безветрия и сухости, выйдя на улицу, не можешь даже отличить, -20 там или -40, поначалу мороз не вызывает практически никакого дискомфорта, пока через некоторое время не начнут отниматься ноги. Но и там чувствуешь не холод, а боль. В эту ловушку очень легко попасть, особенно за городом.

4.


Между тем, аллея вывела меня на главную площадь Тальцов - к Илимскому острогу, о котором я уже подробнее писал в отдельном посте, и здесь более ничего об остроге говорить не буду. Ещё раз для невнимательных: об остроге я уже подробнее писал в отдельном посте, и здесь более ничего о нём говорить не буду. Под защитой острога стоит Сибирское волостное село:

5.


Если я понял верно, "волостное село" - это в современной классификации что-то вроде ПГТ или казачьей станицы. Больше всего в таких сёлах впечатляет расположение изб "единой фасадой", причём такое сохранилось не только в музеях. Ведь когда-то каждое такое село было и небольшой крепостью:

6.


На площади у острога меня встретила музейная сотрудница, терпеливо ждала, пока я фотографирую экспозицию на первом ярусе башни (то есть фактически на улице), а затем я почувствовал, что у меня ломит пальцы на ногах. Сотрудница отвела меня в Волостное правление, привезённое сюда из села Бельск под Черемховом (где, кстати, сохранилась острожная башня 17 века):

7.


Волостное правление - это обычная администрация, в его задачи входило использование бюджетных средств, выдача разрешений, организация торгов и собраний... На самом деле комплекс его построек я осмотрел из рук вон плохо - например, забыл зайти на задний двор, где воссоздана каменная сельская тюрьма ("каталашка"), аналог КПЗ, причём только летний. Интерьер главной комнаты с портретом Николая II:

8.


И довольно много отдельных экспозиций, среди которых особенно запомнилась коллекция печатей:

9.


Другое волостное здание - сельская школа, снаружи исключительно невзрачная:

10.


Состояла из трёх помещений - прихожая, собственной класс (где, понятно, учились дети всех возрастов) с портретом Александра III:

11.


И комната, где жила и сама учительница:

12.


За рощицей - ещё один комплекс, "деревня-малодворка", то есть уже обычное селение:

13.


В центре комплекса - баня с башенкой, поставленной для съёмок фильма:

14.


Здесь меня завели в экспозицию народного ткачества, где пережидают мороз сами музейные работники - правда, печи им не предоставили, а батареи и нагреватели-пушки морозу снаружи противостоят не очень-то успешно. Тем не менее, музейщики сами посоветовали мне разуться, погреть ноги на батарее. Сибиряк - такой же человек, как житель любой другой точки мира, и на морозе околеет так же быстро, как и москвич... но сибиряк куда лучше знает цену морозу! Здесь просто понимают, что мороз - это пусть маленькое и регулярное, но всё-таки стихийное бедствие, и относиться к нему надо соответствующе. В Иркутске был эпизод, когда я стоял и ждал встречи (на улице, само собой) в холле ресторана, и никто этому не препятствовал - попробуйте такое представить в Москве!

15.


А ткацкая экспозиция здесь очень хороша, уж насколько я к этой теме равнодушен, а был впечатлён:

16.


Чуть-чуть отогревшись, вместе с музейной работницей я направился к избам деревни-малодворки. Если точнее, там стоят в ряд три избы, крайняя из которых - изба Непомиллуевых из Братского района, срублена ещё в 18 веке, а кое-где даже утверждается, что в 17-м. Учитывая, что наружная архитектура двух соседних изб 19 века почти не отличается - вероятно всё, потому что примерно в таких же избах наши предки жили под Москвой и в годы монголо-татарского ига.

17.


Все три избы - это на самом деле целые усадьбы, окружённые заплотами - заборами из горизонтальных брёвен, похожими больше на крепостные стены. Странно, что в Сибири так и не прижился характерный для Русского Севера "дом-двор", где и жилая, и хозяйственная части под одной крышей. Но крестьянская усадьба в любой стране - наверное, самая рациональная из существующих в мире построек, поэтому такой планировке безусловно есть объективные причины, тем более вторую волну сибирских переселенцев в 18 веке составляли уже не казаки, а как раз северяне.

18.


Но какое тут всё добротное и капитальное! Крестьяне европейской России 19 века, даже на Севере, после Сибири кажутся нещебродами. Это данность: кто в Сибири не разбогател - тот сдох... Или, если повезло - сбежал обратно.

19.


20.


В избе. Пол - обязательно поднят над землёй, и выстлан не досками, а полубрёвнами. Изба 18 века, в отличие от двух других, топилась ещё по-чёрному - обратите внимание на прокопчённый потолок:

21.


Сибирский быт:

22.


23.


Лежанка на печи показалась уютной даже мне, человек насквозь городскому. По статистике, к началу ХХ века среди сибирских крестьян 82% составляли середняки, 11% - богатые, и лишь 7% - бедные.

24.


А вообще, здесь многое впечатляет. Например, правильные сибирские лыжи были обиты шкурой, причём мехом назад - чтобы не съезжать с горы, когда поднимаешься. Другой запомнившийся экспонат - рогатина, которой будили медведя в берлоге. Мне так и не пришло в голову спросить, а почему Хозяина Тайги нельзя было застрелить спящим, но как пояснили уже в комментариях, это во-первых, просто сложно (как его потом вытаскивать из берлоги?), а во-вторых - дурная примета: убивший спящего медведя неизбежно погибнет от случайной пули другого охотника или просто от какой-нибудь неосторожности.
К "малодворке" примыкает Троицкая церковь (1914) из Жигаловского района (то есть верховий Лены), вывезенная в музей в 1992 году японцами для съёмок фильма "Сны о России" про одиссею Дайкоку Кодаю (о которой я уже рассказывал в Иркутске). Поставлена церковь не по канону, алтарём на северо-запад:

25.


А вообще, в Тальцах постоянно идёт работа. На главной площадке воссоздают периметр острога (тем более ведь и существующая стена и две башни из трёх воссозданы в 1980-е годы), в малодворке тоже что-то сооружают, а кроме того в Тальцах как-то оказалось несколько деревянных особняков из Иркутска, "перемещённых на временное хранение" - как например дом Могилёвой (1886) с улицы Чкалова, 11. Вообще, у Тальцов большие планы расширения, планируется создать сектор притрактового села, городских построек, отдельный Верхоленский сектор (а Ангаро-Илимский сектор объединяет всё показанное выше), и наверное что-то ещё.

26.


Между тем, в неотапливаемых избах я снова промёрз, и опять у меня начали отниматься ступни. Теперь я заскочил вот сюда:

27.


На стойке мне сказали, какая здесь температура на самом деле - оказалось, что в Тальцах в тот момент было -43 градуса. Это далеко перекрыло мои предыдущие рекорды, и "дорожный" (-27), и "домашний" (-37). Ещё рассказали, что тут "потеряли какого-то иностранца, беспокоились, как бы не замёрз, сейчас сообщим, что нашёлся!" - не сразу дошло, что за "иностранца" кто-то принял меня. Перво-наперво, я выпил стакан сбитня, заказал себе блинов и борща, и буфетчица сказала, что приготовит их через 20-30 минут ("дольше вы всё равно гулять не сможете").
Сам же трактир - тоже часть музея, здешняя экспозиция посвящена сибирской чаеторговле, ведь в забайкальской Кяхте начинался Великий Чайный путь из Китая в Европу:

28.


Между трактиром и церковью обнаружились какие-то полозья:

29.


Канат явно для перетягивания:

30.


Катальные горки - в общем, тут явно некоторое время назад был какой-то праздник, последствия которого не убрали, видимо, из-за морозов - если летом в Тальцах столпотворение, зимой туристы заходят не каждый день:

31.


А жутенький сгоревший дом на опушке...

32.


...это ни что иное, как выставка кованных фигур:

33.


У спуска к Ангаре - монгольская юрта, подарок от Монголии на 350-летие Иркутска:

34.


35.


За которой - бурятский улус-летник. Прибайкальские буряты, жившие не столько в степях, сколько в тайге, подружившись с русскими изобрели жилище, кажущееся оксюмороном - деревянную юрту! То есть фактически это курная изба в форме юрты. Зимой же предпочитали жить в избах, и более того, музейный трактир - ни что иное, как дом бурятского тайши (князька), для которого пока не нашли лучшего применения лишь потому, что улус-зимник в Тальцах ещё не создан.
Летник - шесть юрт и вспомогательные постройки вроде печи на открытом воздухе:

36.


Особенно богатая юрта с сенями, но всё равно без окон. Рублена она из треугольных полубрёвен - это уже чистой воды шаманство, так как треугольник был древним символом женского начала, плодородия и возобновляемости, и буряты верили, что семье в юрте из треугольных брусьев гарантирован достаток:

37.


В целом же, юрты тоже были закрыты на зиму. А вот стоит сэргэ - столб для коновязи, и по совместительству аналог христианских крестов, буддийских субурганов. Считалось, что к нему привязаны не только земные кони, но небесные, и подземного мира. Кроме того, сэргэ, в отличие от войлочной юрты, был стационарной постройкой и указывал, что на этом месте кто-то живёт. Как мне кажется, до конца понять смысл сэргэ может только кочевник.

38.


За юртами - простор Ангары:

39.


У воды - станы золотоискателей (основной элемент - "барда", то есть плотина для промывки) и рыболовов с Малого моря, но всё под снегом, толком и не рассмотреть. На заднем плане - дома села Тальцы:

40.


С Ангары дул ветер, и в сочетании с 43 градусами... в общем, откровенно говоря, я вздрагиваю, вглядевшись в эти фотографии.

41.


В общем, буфетчица оказалась права, и в чайную я вернулся где-то через 25 минут после выхода:

42.


Тальцы преподали мне хороший урок. С этим морозом нельзя играть, нельзя пытаться его выдержать - как бы мало у тебя ни было времени, а не реже, чем каждый час на -40 и каждые полтора-два часа на -30 нужно где-то отогреваться, причём на отогрев уйдёт как минимум 20-30 минут. То, что я был в ботинках, оказалось скорее благом - боль в ногах служила неплохим индикатором и заставляла меня искать тёплое место раньше, чем на лице что-то отмёрзнет безвозвратно. Да и фотоаппарат дольше полутора часов не выдерживал и просто переставал включаться. Мне вспомнилась цитата из "Как я провёл этим летом": "И вот, кстати, жили тут два геофизика. И вот однажды от того, который хитрил, осталась дырка в потолке. Потому что здесь серьёзно!" - увы, это действительно так.

Сами же Тальцы, как мне показалось, я осмотрел где-то наполовину - остались не увиденными эвенкийский и тофаларский сектора, каскад трёх водяных мельниц и мангазея (хлебный амбар), аутентичное сельское кладбище, интерьеры бурятских юрт, волостная тюрьма, старательский и рыбацкий станы... В общем, сюда в любом случае надо вернуться летом.

43.


По дороге к трассе меня ждало ещё одно потрясение. Если в музее я бегал от тепла до тепла, то на трассе обнаружил, что могу даже стоять на месте и ждать маршрутку (к которой и подгадал пребывания в Тальцах). По ощущениям, температура отличалось градусов на 7. Ведь холодный воздух тяжелее тёплого, и в сибирском безветрии просто стекает в низины, застаиваясь там и образуя что-то вроде омутов. Даже перепад высоты в несколько десятков метров может сильно изменить температуру. В Якутии бывает даже такой феномен, как "обратная высотная поясность" - то есть когда чем выше по склону, тем более теплолюбивая растительность (а не наоборот, как везде в мире).
Вскоре я поймал маршрутку и поехал в Листвянку, но эти кадры сняты хотя и там же, но на обратном пути - то есть тут виды в сторону Иркутска. Байкальский тракт, самая короткая в России федеральная трасса, также известен как "дорога Эйзенхауэра", так как был построен в кратчайшие сроки в 1960 году, к несостоявшемуся визиту президента США на Байкал. В итоге из-за истории с У2 он и в СССР-то не приехал, но дорога осталась для всех:

44.


Вдоль Байкала - уже настоящие горы. Подъезжаем к Листвянке (на фотографии - наоборот, выезжаем):

45.


Ангара, выходя из Священного моря, питается тёплой подлёдной водой, поэтому её исток не замерзает, и густой зимний пар - верный признак того, что через несколько минут я увижу Байкал:

46.


Но об этом в следующий раз.

Ну а подводя итог, что же хуже - европейские -20 или сибирские -40, я скажу так.
Влажный европейский мороз вызывает гораздо больший дискомфорт сразу, в Москве или Питере выходя в мороз на улицу, сразу чувствуешь, как он бьёт по щекам и проникает под куртку. Сибирский сухой мороз, напротив, на первый взгляд ласков и незаметен. Но -20 есть -20, а -40 есть -40, и через полчаса к первому привыкаешь несмотря на любую влажность, а второй начинает ломать. Скажем так: добраться от дома до работы или магазина на сибирских -40 легче, чем на московских -20, но вот долго на улице находиться невозможно и просто опасно.

ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ-2012
"К вечеру потеплело до -35". Вступление.
Колывань. "По Большому Сибирскому тракту..."
Среднее Приангарье
Братский и Илимский остроги.
Братск. Город и ГЭС.
Братск. Ангарская деревня.
Речь Посполитая в Сибири.
Костёлы и штетлы.
Путь к Вершине.
Вершина. Wierszyna.
Иркутск и окрестности.
Первое знакомство. От Глазковки до острога.
Вокруг Иркутского острога.
Улица Маркса и окрестности.
Улицами старого города.
Вокруг Иерусалимской горы.
Предместье Рабочее.
Тальцы в -43 градуса.
Листвянка. Первая встреча с Байкалом.
Бурятия.
Петровск-Забайкальский.

Tags: "Тюркский след", Сибирь, деревянное, дорожное, природа, скансен, этнография
Subscribe
promo varandej июль 22, 10:45 27
Buy for 500 tokens
Писать о враждующих странах нелегко: одну похвалишь - в другой наживёшь врагов. Поэтому раз уж сказал "А" - говори и другое "А": в мае посетив Азербайджан, в сентябре я собираюсь в Армению. Чтобы в итоге видеть целую картину обеих стран, да ещё и Карабах раздора. И только…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →