varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Бурятская степь и её обитатели.



В Бурятии сегодня Сагаалган - новый год монгольских народов, отмечающийся по лунному календарю, то есть выпадающий на разные числа нашего календаря. В общем, самое время рассказать о бурятской степи, или вернее нескольких небольших степях, разделённых километровыми хребтами. 2/3 этого поста - рассказ про Иволгинский дацан, для бурятского буддизма занимающий то же место, что для русского православия - Троице-Сергиева Лавра. Сначала я хотел написать о дацане отдельный пост, но понял, что слишком мало знаю о буддийской культуре.

"Бурятская степь" - понятие условное. В первую очередь Бурятия - это горы, хребты высотой от километра до двух, и разделяющих их речные долины. Вот эти долины-то и называют степями, тем более что там действительно степная растительность. Улан-Удэ стоит на стыке трёх больших хребтов - Улан-Бургасы (севернее Уды), Цаган-Дабан (южнее Уды) и Хамар-Дабан (за Селенгой). К последнему сначала и поедем, так как там, в Иволгинской степи, стоит Иволгинский дацан. Маршрутки в Иволгинск ходят с автостанции близ Одигитриевского собора. У моста через Селенгу - Мать-Бурятия:

2.


Ведь до постройки объездной именно здесь через Улан-Удэ проходила легендарная трасса Москва-Чита, наследник Сибирского тракта, по которой даже тогда при большом желании можно было добраться на Дальний Восток. Мать-Бурятия встречала на въезде в столицу. А Селенга - мало того, что сама по себе довольно широкая, ещё и имеет несколько боковых проток, на самой западной из которых мост украшают бегущие лани:

3.


В маршрутке я сидел спереди, и тайком заснял ещё одну местную особенность. Религиозную символики и обереги в машинах вешают, видимо, шофёры любой национальность - хоть русские, хоть татары, хоть буряты. Буряты с их сплавом буддизма и шаманства - даже в особенности:

4.


В основном Бурятия выглядит примерно так: степь, село, а за ним поднимаются горы:

5.


Или вот ещё. Хорошо видно, как по мере подъёма на склон степь сменяет тайга. Полоска кустов среди ровного снега - ни что иное, как плавни в долине Иволги:

6.


Обычное бурятское село - в общем-то, не каждый отличит издалека от русского села. Разве что чуть более цветастое, да избы помельче и поприземистее, и стоят в глубине дворов, а не фасадом на улицу. В избы из юрт буряты переселились ещё в 19 веке:

7.


Если бывают сельские церкви или мечети, почему не быть сельским дуганам? Как правило, они стоят у аршанов -  минеральных источников, которые почти всегда считаются священными.

8.


Ещё из национального - дизайн остановок:

9.


По дороге миновали указатель на Хун-Хото, или Город Гуннов - с виду обычное заснеженное поле, но можно представить, какие археологические находки в нём скрыты. Гунны (хунну) - в общем-то те же монголы, которые по дороге на запад соединились с тюркскими и угорскими племенами. Ещё где-то тут есть "стоянка Чингисхана", а в 15 километрах отсюда у моста через Селенгу - "стоянка Гэсэра", главное бурятское обоо, к трём сэргэ которого по легенде привязывал своих коней сам Гэсэр. В общем, Бурятия - очень древняя земля, пронизанная историей и легендами.

10.


Дорога приводит в Иволгинск (Эбилгэ) - посёлок городского типа (8,6 тыс. жителей) у подножья горы Баян-Тугад, что в переводе значит Щедрый Павлин. Форма горы совершенно потрясающая, особенно если смотреть со стороны дацана, очертаниями она напоминает ступу (то есть пагоду, а не утварь), и маленькая белая ступа отчётливо видна на её вершине:

11.


Сам же Иволгинск чрезвычайно уныл... впрочем, в Великой Степи это нормально, ведь здесь жили кочевники, которые всегда больше любили разрушать города, чем строить их, и даже самые величественные столицы типа Каракорума не стояли дольше нескольких веков.

12.


В Иволгинске я приметил лишь сталинское здание райкома:

13.


Да самодельную Преображенскую церковь (2002-05) с очень, тем не менее, красивыми наличниками, которые я на ходу из окна маршрутки заснять не сумел:

14.


Улан-удэнская маршрутка проезжает Иволгинск насквозь, и у дальнего выезда встречается с маршрутками к дацану - до последнего ещё 7 километров. И в город, и в дацан маршрутки ходят по заполнению, так что пересадка не займёт больше 20-30 минут. Дорога уходит дальше, по следам Великого Чайного пути в Гусиноозерск, Селенгинск, Кяхту, Монголию или же отдельно в рудничный Закаменск. Иволгинский дацан - за поворотом, и сразу виден его огромный размер:

15.


В центре - Цокчен-дуган, то есть "Дом Всеобщего Собрания", по-нашему - Собор. За Цокчен-дуганом - университет Даши-Чойхороллин, что означает "Колесо Учения, Приносящее Счастье и Исполненное Радостью". Дацаны - не толькко монастыри, но и университеты, и в Иволгенске находится главный центр буддийского религиозного образования в России.

16.


Правее - очень красивый дуган Зелёной Тары, один из самых новых в дацане (2010). Зелёная Тара - хранительница домашнего очага, и этот дуган считается женским.

17.


С другой стороны - красный Жуд-дуган (2001), в котором практикуется тантра, и выглядывающий из-за него дворец Итэгэлова, о котором я расскажу чуть позже:

18.


Боковые ворота дацана. Главные тоже есть, их как раз закрывает трибуна с кадров выше, но в главные ворота проходить положено только по большим праздникам, как например сегодня (в смысле, в Сагаалган, а не в день моей поездки сюда). Это по идее боковая калитка, но большую часть года в дацан попадают через неё. Место здесь довольно людное, постоянно приезжают и верующие, и туристы, а в деревянную юрту можно зайти:

19.


Это туристический центр. Встретили меня там очень тепло (и в прямом, и в переносном смысле), даже чаем напоили, а вот экскурсовода найти не смогли - все были заняты. Экскурсии по дацану водят хувараки - то есть послушники, и стоит это 250 рублей. Фотосъёмка на территории дацана тоже платная - 50 рублей, а в храмах снимать запрещено.

20.


Вообще, так как туриста от паломника в Бурятии можно с высокой вероятностью отличить "на глаз" (ибо они как правило относятся даже к разным расам), религиозная строгость здесь прекрасно уживается с практичностью. В деревянной юрте - не церковная лавка, здесь наряду с буддийской литературой продают вполне светские сувениры и даже путеводители. Но более всего меня впечатлило вот это. Гривна и юань под монгольским тугриком - как символично!

21.


Но самое интересное в истории Иволгинского дацана другое: это ещё и образец советской архитектуры! Вообще, в 1920-30-е годы буддизм от "воинствующего атеизма" пострадал сильнее, чем любая другая религия: так, в Калмыкии и Туве были разрушены все буддийские храмы до единого. Не "закрыты", не "перестроены", а просто разрушены до основания, и это явно была местная инициатива, так как единственный калмыцкий хурул уцелел в Астраханской области, а Тува и вовсе была независимым государством. Сопоставимая катастрофа постигла и коммунистичкую Монголию, столь же яростно с буддийской культурой расправлялись китайцы, при Мао Цзэдуне занявшие Тибет. Бурятия отделалась относительно легко: хотя к 1945 году были закрыты все 35 её дацанов (включая главный с 1809 году Гусиноозёрский дацан), во многих хотя бы сохранились исторические постройки. Ну а после войны, когда гонения на веру ослабли, произошёл и вовсе неожиданный поворот: вместо того, чтобы вернуть бурятам какой-нибудь старый дацан, им просто разрешили строить новый. Иволгинский дацан был основан в 1945 году, и хотя годом позже возродился Агинский дацан, именно Иволгинский стал центром российского буддизма из-за близости к Улан-Удэ. В городе же дацаны стали строиться лишь в постсоветское время, но от современного Ринпоче-Багша Иволигснкий дацан отличается разительно. Если тот своей планировкой напоминает христианские обетилеи, здесь - просто село за дощатым забором:

22.


Как уже говорилось в посте о Ринпоче-Багша, перво-наперво в дацане нужно совершить гороо - обход по часовой стрелке (то есть от входа - налево) с воздаянием молитв. Это не так-то просто, учитывая, что периметр Иволгинского дацана около километра, но и не так уж сложно, учитывая, что крупнейшие монастыри Тибета и Монголии по площади превосходят Киево-Печерскую Лавру. Вдоль гороо - бесчисленные хурдэ:

23.


О них я тоже писал в прошлой части. Церковный язык северного буддизма - тибетский, но им владеют только ламы. Поэтому молитвы пишутся на листочках, которые запрятаны внутрь этих самых хурдэ. Один оборот - одно прочтение. Обратите внимание на монетки и зёрна - это подношения, которые имеют чисто символический смысл: в принципе, духам и буддам без разницы, копейку ты им оставишь или миллион долларов.

24.


Большинство хурдэ легко повернуть одним движением руки, но местами они бывают очень внушительного размера - в таких запечатны сотни и тысячи молитв. Знаю, что в Тибете бывают хурдэ по несколько метров в диаметре, которые вращают специальным воротом. Многие из больших хурдэ при повороте очень красиво скрипят, создавая настоящую музыку, по-степняцки заунывную и цепляющую.

25.


В домиках дацана чего только нет. Где-то живут ламы и хувараки, где-то принимают всякие целители и гадатели, где-то готовят еду. Например, прямо на пути гороо есть что-то вроде "кафе" - если точнее, глинобитный домик из комнатушки и кухни, в котором встречают добрейшие старик со старухой и их кот. Они готовят всякую традиционную снедь, в том числе такую, которой не найти в Улан-Удэ, и продают её зашедшим.

26.


Но самый интересный из жилых домов - вот этот, так как в нём живёт Пандидо Хамбо-лама, то есть глава буддистов России. Это не имя, а титул, и нынешний Хамбо-лама Двадцать Чертвёртый - Дамба Аюшеев, избранный в 1995 году. Говорят, внешне его не отличить от простого монаха, и его вполне можно встретить тут, например, на монастырской стройке. При том что человек это очень уважаемый и даже государственный. Есть чему поучиться не то что нашим, но и даже греко-католическим иерархам.

27.


Вообще, если говорить об отдельных постройках дацана, то их здесь очень много, одних крупных храмов восемь. Но так как я изначально этот репортаж позиционирую как "факультативно-поверхностный", не буду пытаться охватит всё. Наиболее интересен, конечно же, Чойра-дуган, построенный в 1945-46 годах - мягко говоря, нетипичный возраст для храма. На крыше - ганжир (шпиль) и "Колесо Учения" с двумя оленями - их привёз в 1948 году Хамбо-лама Лубсан Дармаев из разрушенного дацана под Закаменском. Изначально это был Цокчен-дуган, то есть главный храм, но позже он поменял функции, и теперь специализируется на буддийской философии. В буддийском образовании невозможно провести границу между теорией и практикой, монастыри тут одновременно служат университетами, а храмы - факультетами, где учёба соединяется с молитвой, медитацией и многим другим. Чойра-дуган - то ли философский факультет, то ли Храм Философии:

28.


Новый Цокчен-дуган построили в 1970-76 годах - ещё более редкий для храма возраст (если церкви 1920-50-х и 1980-х годов мне известны, то 1960-70-х - нет). Ещё интереснее, что под силикатный кирпич он только покрашен - на самом деле собор деревянный. Точнее, не "собор", а Дом Всеобщего Собрания, актовый зал буддийского университета:

29.


Хотя снимать тут запрещено, я всё-таки тайком сделал один кадр. И правильно, что запрещено - иначе наснимал бы сотню - обилие форм, ярких красок, лиц, фигур дезориентирует. Обратите внимание лишь на то, как похож этот зал на зал православной церкви. Атмосфера внутри очень торжественная, дополненная запахом благовоний. А с каким искренним трепетом сюда приходят сами буряты! На улице они могут быть самыми обычными людьми, но здесь напоминают древних паломников, пришедших в святые места по заоблачным перевалам:

30.


Вот ещё несколько зданий. На заднем плане - как я понимаю, собственно главный корпус Даши-Чойхороллин. Слева - Деваджин-сумэ (1976),  глинобитная ротонда, где хранится буддийская библиотека. Причём священные тексты Ганжур (108 томов) и Данжур (224 тома) - это не книги и даже не свитки, а своеобразная картотека. Знаю, что в Юго-Восточной Азии зачастую "карточками" служат каменные плиты, и священная книга представляет собой целый город, а здесь занимает всего-навсего два шкафа. Ну а третья постройка в кадре - оранжерея Священного дерева Бодхи, или фикуса священного - по преданию, именно под деревом этого вида принц Сиддхартха Гаутама достиг просветления, став "главным" Буддой Шакъямуни (в кавычки беру потому, что главного или старшего будды нет и быть не может, но именно Гаутама считается основателем буддизма):

31.


Ещё один элемент дацана - уже упоминавшие ступы, или субурганы. Если дуган можно сравнить с церковью, а сумэ - с часовней, то субурган - что-то вроде поклонного креста, культовая постройка без внутренних помещений, в которую как правило замуровано что-нибудь священное. В Юго-Восточной Азии ступы (там их называют пагодами) бывают высотой по полтораста метров, здесь же в основном небольшие. Считается, что их прототипами были языческие курганы.

32.


А роскошное, и уж точно самое вычурное в дацане здание за ступами - это дворец Итэгэлова. В этих краях не знать, кто такой Даши-Доржо Итэгэлов - это примерно как в Польше не знать, кто такой Кароль Войтылла. К нему приходят помолиться даже христиане. Интереснее другое: Итэгэлов жил около века назад - родился в 1852 году, рано осиротел, в детстве пас овец, а затем 23 года учился в Агинском дацане, в 1904-11 годах был настоятелем Янгажинского дацана близ Новоселенгинска (на своей родине), и наконец в 1911-17 годах - Пандидо-Хамбо-ламой, за свою жизнь написав десятки трудов по буддизму. После революции сложил с себя полномочия, вернулся в Янгажинский дацан, и возглавлял его ещё 10 лет. А 15 июня 1927 года Итэгэлов собрал вокруг себя учеников, сел в позу лотоса, дал им последние наставления - и ушёл в нирвану. Янгажинский дацан был разрушен в 1938 году, но тело Итэгэлова осталось в земле, и уже в 1955 году бурятские ламы знали, что оно нетленно. Наконец, в 2002 году Итэгэлов был извлечён из земли, для него воздвигли дворец - точную копию Янгажинского цокчен-дугана, построенного в 1904-05 годах по его проекту, и самый великий бурятский лама ныне сидит в позе лотоса на втором этаже. Это даже не мощи: ведь в христианстве душа покидает тело навсегда, а Итэгэлов как бы живой, просто вошедший в вечную медитацию, причём добровольно и осознанно. Большую часть года вход для посторонних к нему закрыт, но в большие буддийские праздники (например, сегодня!) его выносят на люди, и как говорят, Итэгэлов выглядит просто спящим, а его кожа на ощупь напоминает кожу глубокого, но живого старика и даже тёплая. Подробнее об Итэгэлове читайте на официальном сайте дацана.

33.


Впрочем, по словам одного моего знакомого, при большом желании к Итэгэлову можно прийти и туристу. История звучала примерно так: Мы поселились в самом Иволгинске, пришли в монастырь и спросили, можно ли нам увидеть Итэгэлова. Нас отправили к Хамбо-ламе, сказав, что он на стройке. Пришли - хамбо-лама оказался как обычный монах, едва ли не сам работал. Он спросил, кто мы и откуда. Мы сказали - из Москвы, здесь на три дня. Хамбо-лама ответил - "Вы ведь понимаете, что сразу ничего не бывает? Приходите через три дня, там посмотрим". И через три дня мы снова пришли, и он позволил нам пройти к Итэгэлову - правда, по одному, молча и без фотоаппаратов. Очень совпадает с моими впечатлениями: пока ты не покажешь серьёзность своих намерений - к тебе и серьёзного отношения не будет, на "просто туриста" (коим тут, безусловно, был я) ламы взирают ощутимо свысока.

Хувараки - буддийские послушники, от лам отличаются возрастом, но не одеянием:

34.


Впрочем, монахов я фотографировал мало и осторожно - ну нехорошо это, не принято так! Впрочем, монахи - не единственные люди в дацане. Например, у завершения гороо (то есть справа от входа) небольшой сувенирный базарчик:

35.


Бурятки-торговки. Вообще, красивый народ. Мне в принципе нравится азиатская внешность, но среди бурят, как мне показалось, откровенно некрасивые - редкость независимо от пола и возраста. Молодые девушки же в основном очень красивы.

36.


Или вот ещё. Камень Зелёной Тары у одноимённого дугана - как считалось, к нему прикасалась Зелёная Тара и оставила отпечаток. У камня нужно загадать желание, отойти к определённой черте, и с закрытыми глазами подойти к нему - если попадёшь рукой сразу в камень, желание сбудется.

37.


Но в целом, как уже говорилось, у меня здесь было классическое "пришёл и ничего не понял". Я ещё буду изучать буддийскую культуру, чтобы когда-нибудь сюда вернуться. Более обстоятельный репортаж о дацане читайте у yapet - по исторической части мне и добавить нечего. Напоследок - пейзаж Иволгинской степи с крыльца дугана:

38.


За монастырём - лес хий-морин, который сегодня наверняка расцвёл новым цветом. Ритуальные флаги - вообще одна из самых запоминающихся традиций северного буддизма, их цвет олицетворяет разом стихию (красный Огонь, жёлтая Земля, белый Воздух, зеленая Вода и синее Небо) и год рождения человека (не случайно же у календарных животных есть ещё и цвет - Жёлтая Мышь, Синий Дракон и т.д.). А "хий-морин" - это Конь Ветра, несущий на спине камень исполнения желаний. Это такой буддийско-шаманский ангел-хранитель, и флажки с хий-морином повязывают на удачу.

39.


Как мне кажется, обычай увешивать все кусты в местах торжеств ленточками в Европейскую Россию пришёл именно отсюда, от буддийских флагов и шаманских обоо, на волне"моды на буддизм" 1990-х годов. На обоо действительно висят просто лоскутки, а вот буддийские флаги - это целые картины и тексты:

40.


Чуть дальше - аршан:

41.


Дацан от аршана:

42.


Вся Бурятия в одном кадре. Сэргэ - столб для коновязи, аналог идола в степном шаманстве; дуган - буддийский храм; между ними - лес "коней ветра".

43.


...Впрочем, нет. Помимо шаманистов и буддистов, есть в Бурятии и ещё одна религиозная группа, в "столицу" которой я ездил на следующий день. Ещё несколько кадров сняты из окна маршрутки Улан-Удэ - Тарбагатай, раз в полчаса отходящей с автовокзала на юг. На выезде из Улан-Удэ - какой-то карьер прямо в горах Цаган-Дабана:

44.


А далее - очень красивая дорога по долине Селенги:

45.


Станция Сибирь на железной дороге из Улан-Удэ в Улан-Батор:

46.


Проезжем сёла Саянтуй, Вознесеновка, Саратовка... Одни выросли из казачьих станиц, другие, как и Тарбагатай... скажу позже.

47.


Сопки и скалы Селенги:

48.


49.


Река и горы:

50.


За небольшим перевалом - глубокая долина и озеро тумана на дне:

51.


Это и есть Тарбагатай, столица забайкальских староверов:

52.


О Тарбагатае и истории "семейских" и будет следующая часть.

ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ-2012
"К вечеру потеплело до -35". Вступление.
Колывань. "По Большому Сибирскому тракту..."
Среднее Приангарье
Братский и Илимский остроги.
Братск. Город и ГЭС.
Братск. Ангарская деревня.
Речь Посполитая в Сибири.
Костёлы и штетлы.
Путь к Вершине.
Вершина. Wierszyna.
Иркутск и окрестности.
Первое знакомство. От Глазковки до острога.
Вокруг Иркутского острога.
Улица Маркса и окрестности.
Улицами старого города.
Вокруг Иерусалимской горы.
Предместье Рабочее.
Тальцы в -43 градуса.
Листвянка. Первая встреча с Байкалом.
Бурятия.
Улан-Удэ. Вокзал и площадь.
Улан-Удэ. Старый Верхнеудинск.
Улан-Удэ. За Удой и за Транссибом.
Улан-Удэ. Дацан "Ринпоче Багша".
По бурятской степи. Пейзажи и образы.
Тарбагатай. Твердыня старой веры.
Петровск-Забайкальский.
Вокзал и кладбище.
Старый завод и Старый город.
Новый завод и Новый город.
.
Tags: "Тюркский след", Великая Степь, Сибирь, деревянное, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej март 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →