varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Тургайская степь, где "дольше века длится день"



Бескрайняя степь Казахстана состоит из нескольких, также бескрайних степей, с которыми примерно совпадали области Российской империи. Акмолинской области соответствует Сары-Арка, или Казахский мелкосопочник - едва ли не самая живописная из этих степей, тянущаяся от Иртыша до Балхаша. К западу от Балхаша уходит Бетпак-Дала, или Голодная степь - я был лишь на её краю, и ей примерно соответствовала Сырдарьинская область. А ещё западнее, от Урала до Арала, раскинулась Тургайская степь, которой соответствовала Тургайская область Российской империи, где пересекались кочевья Среднего и Младшего жузов - и именно Тургайская степь оставалась самой глухой и дикой. В советское время Тургайскую область разделили на Кустанайскую и Актюбинскую, а затем выделили новую "малую" Тургайскую область с центром в Аркалыке, окончательно упразднённую в 1997 году.

Во второй части рассказа о Казахстане - виды из окон поезда на глухой железной дороге Есиль-Аркалык и фотографии из Аркалыкского музея, то есть современность и история Тургая.


Поезд Кустанай-Аркалык, образцовый "сарай на колёсах" даже в купейном вагоне, ползёт по степи целых 16 часов, хотя говорят, на машине можно доехать часов за 5-7. Соседями по купе мне достались русский мужик, командированный в Кустанай в качестве присяжного, и двое казахов - один инженер, возвращавшийся из командировки, а другой ездил в областной центр покупать запчасти для "Тойоты". Большую часть пути они пили - мирно, но не давая мне спать, а по утру извинялись. Примерно через полчаса от Кустаная - город Рудный (125 тыс. жителей), построенный в 1955-57 годах на железном месторождении, которое ещё в 1949 году открыл лётчик Сургутанов по отклонению стрелки компаса. Если судить по карте, в Рудном промзона занимает в несколько раз больше места, чем сам город, каждый из двух главных карьеров - Соколовский и Сарбайский - сильно превосходят жилую часть. С поезда неплохо видны густо дымящие трубы горно-обогатительных комбинатов, но в сумерках мне не удалось их заснять. На станции мы открыли окно, и мне показалось, что я в Кривом Роге - такой же точно сухой степной воздух, пропитанный железной пылью:

2.


Ехать предстояло далеко, с двумя "разворотами" - сначала на станции Тобол, затем на станции Ишим (Есиль). Но тут я спал или пытался спать, что было не так-то просто в вонючем холодном купе под пьяные политические дебаты. Хорошо помню, как русский мужик вопрошал: "Ну вот хорошо, стали мы независимыми. Но ОТ КОГО?! ОТ КОГО МЫ СТАЛИ НЕЗАВИСИМЫМИ?!?!", а казахи понимающе молчали, хотя по глазам было видно, что они-то знали, от кого.

3.


....В Аркалыке очень хороший краеведческий музей, куда  мне советовали зайти и соседи, и проводники. История Тургая там рассказана прекрасно, а экспозиция не только информативная, но и зрелищная... впрочем, зрелищно в Казахстане сделаны почти все музеи, что я видел, и тем удивительнее понимать, что они такими создавались уже в советское время. В Аркалыкском музее капитального ремонта явно не было лет 30, а смотрительница ходила за мной, зажигая в каждом зале тусклую лампу.

4.


Тургайская степь - земля очень древняя. На её северном краю, где более влажно, находится знаменитый Аркаим, самый известный из десятка поселений Страны Городов возрастом около 5000 лет, которая по некоторым версиям выходит прародиной ариев, когда-то ушедших оттуда в Иран. В тех курганах находят фрагменты боевых колесниц. Именно в Тургайской степи была впервые в истории одомашнена лошадь, а по некоторым версиям - впервые выплавлено железо.
Городищ вроде Аркаима в казахстанской части Тургая нет - но вот скажем могильник Токанай-1 относится к той же Петровской культуре:

5.


Петроглифы, которые встречаются по всему Казахстану, достигая пика своей концентрации на другом конце страны, в Семиречье:

6.


...Между тем, наступило утро. Поезд прибывал в Аркалык в районе 12 часов, и последние часов 5 ехал по глухой однопутке, отходящей от основной магистрали на станции Есиль (Ишим):

7.


Тургайская степь - это правильная геометрическая плоскость, по которой разбросаны редкие населённые пункты, да местами геометрию чуть-чуть нарушают долины рек. Зато элеватор тут в каждом пристанционном посёлке, и они словно специально построены так, что от каждого элеватора видны два соседних, выглядывающих из-за горизонта:

8.


Степь здесь ещё сочная и травянистая:

9.


И сельское хозяйство не сказать, чтобы уничтожено:

10.


Где-то раз в 20-30 минут поезд проезжает глухие степные посёлки - все на одно лицо:

11.


В Средние века здесь, как и во всей Великой Степи, сменяли друг друга кочевые империи - возникали из неоткуда, пару веков наводили ужас на всех соседей, и так же бесследно исчезали, не оставляя почти ничего выше культурных слоёв. Кангюй, обитатели которого воевали ещё с Александром Македонским; Тюрский каганат от Чёрного до Жёлтого моря, владения кимаков и караханидов... Для кого-то Тургай был центром, для кого-то - дальней периферией, а некоторые державы (например, Карлукский каганат) и вовсе до него не доходили. Как бы то ни было, степные империи редко оставляют что-то выше культурного слоя:

12.


13.


14.


А ведь едва ли не каждый хан пытался построить свою Астану:

15.


Или даже поднять целину. Вот, скажем, средневековая машина для ирригации:

16.


Где-то за 2 часа до Аркалыка в контровом свете вдруг появляется заброшенный город:

17.


Это Державинск (6,8 тыс. жителей), официально считающийся самым проблемным городом Казахстана - он упал даже сильнее, чем Аркалык, но в силу своего небольшого размера всегда оставался в тени последнего. Дело в том, что в 1966-1992 годах здесь (точнее, в соседнем ПГТ Степной) стояла 38-я "Державинская" дивизия РВСН, город был одной из главных ракетных баз Советского Союза. С уходом военных Державинск потерял больше половины населения.

18.


А специфика Казахстана ещё и в том, что если в России при жётской депопуляции пустеет в первую очередь частный сектор, здесь - многоэтажки. С чем это связано, я расспрашивал многих, сошлись на мысли, что менталилет не при чём - просто в казахской глубинке в 1990е годы был гораздо более сильный развал ЖКХ, и в частности до сих пор стоят заброшеными большинство котельных. Многоэтажки остались без воды и отопления, и потому в Казахстане эта разруха видна ещё отчётливее, чем в России - жилой частный сектор издалека не заметен, и город кажется полностью брошеным. Скажем, в Инте или Петровске-Забайкальском, также потерявшим около половины населения, визуальной разрухи куда меньше.

19.


Ещё в Державинске с 1998 года действует колония строгого режима. А вокзал отреновирован в кислотных тонах:

20.


Города в Великой Степи - во всех эпохи явление временное, вот только многоэтажки, в отличие от юрт, с места на место не повозишь:

21.


22.


При этом поля в Кустанайской области, в отличие от многих других областей Казахстана, исправно возделываются - здесь "поднятие целины" не прошло даром:

23.


На "отдыхающих" полях разноцветными искрами выросли цветы. Надо заметить, "цветения Степи", ради которого я и ехал именно весной, мне увидеть так и не довелось - то ли с погодой не повезло, то ли просто вдоль дорог цветы давно не растут.

24.


Не поля так пастбища:

25.


Параллельно железке проходит пыльная и разбитая автодорога с отдельными участками асфальта - говорят, по ней пройдёт не каждая машина:

26.


От Державинска до Аркалыка я ехал в основном в купе проводников - сначала им стало интересно, что я фотографирую, а потом стал интересен я сам с моей весьма неожиданной в этих краях деятельностью. Мне много рассказывали о местных нравах, советовали в Аркалыке быть предельно осторожным (парень моих лет вообще на меня глядел как на самоубийцу), но в целом у меня сложилось впечатление, что эти люди очень любят свою родину - даже не столько Республику Казахстан, сколько вот эту самую степь с её ветрами, где у обочин пляшут журавли:

27.


Ещё проводники постоянно пытались показать мне сурков, которых я в упор не видел. Это выглядело смешно: все, кроме меня, разом смотрят в одно место, обнаружив там целую семью этих животных, и лишь я один не могу их разглядеть, даже вглядываясь пол-минуты. Но и тут мне объяснили: для меня Степь - что-то новое и непривычное, и я вижу её целиком; а они видят Степь каждый день, и замечают всё, что выделяется из бурьяна. Мне понравилось, как они сказали - "читать степь". Пару раз я всё-таки видел сурков, которые, встав столбиком, провожали поезд взглядом, но сфотографировал - случайно:

28.


-Ты суслика в поле видишь?
-Нет.
-А ОН ТАМ ЕСТЬ!
Говорят, это анекдот о поисках смысла жизни, и мне довелось побыть его героем.

29.


Тургайская степь и при царях была самой глухой и неосвоенной в Казахстане. На её периферии был городок Актюбинск (ныне областной центр), затем основали Кустанай, но в основе были две крепости - Тургай и Иргиз, с населением 800 и 1500 человек соответственно. Казахи в Тургайской области составляли 99% населения.

30.


В Тургайской степи началось и формирование Казахстана в современном смысле. Ещё в 1916 году степи охватило восстание Амангельды Иманова, который десять лет до этого выступал то бунтарским атаманом, то правозащитником. Подавить восстание царским властям так и не удалось - казахи просто уходили в степь, где их было не найти, а затем вновь собирались и наносили новые удары. С началом Гражданской войны Иманов перешёл на сторону красных, к концу 1917 года заняв Тургай.

31.


Но к тому времени в Степи действовало уже несколько повстанческих отрядов, в том числе "условно-белая" Алаш-Орда ("Пёстрая орда"), в 1917-20 годах создавшая на территории Казахстана некое подобие национального государства, причём такое решение было принято в Оренбурге в начале 1917 года на II Общеказахском съезде, который возглавляли Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов и Минжакип Дулатов. Официальной столицей Алашской автономии был Семипалатинск (Алаш-Кала), а название Алаш-Орда было присвоено парламенту, в котором, кстати, 10 мест из 25 отдавались неказахам. Однако именно алашевцы арестовали и казнили Иманова, поддержали наступление Колчака, и наконец в 1920 году автономия была ликвидирована, а большинство её лидеров сначала амнистированы, а в 1930-е годы вновь арестованы и расстреляны.

32.


Вообще, раннесоветская эпоха в Казахстане была очень мрачной. В 1924 году во главе Киргизской АССР (годом позже переименованной в Казахскую) был поставлен Филипп (Шая) Голощёкин, до этого отметившийся сначала участием в расстреле Царской Семьи, а затем - довольно успешным восстановлением Самарской губернии. Приехав в Казахстан, он сразу рассудил, что советской власти тут нет и провозгласил Малый Октябрь - то есть, не особо вникая в специфику региона, решил привести к общесоюзным стандартам. В Казахстане, чей уклад кардинально отличался от последних, это означало катастрофу.

33.


И вот тут всплывает малоизвестный ныне факт - "Ашаршылык", казахский Голодомор, по своим масштабом далеко превосходивший голодомор украинский. В ходе коллективизации Голощёкин пытался ликвидировать кочевое скотоводство, скот сгоняли в колхозы, где не могли его прокормить, и уже через несколько месяцев поголовье скота сократилось в 10 раз. Казахстан к тому времени ещё не оправился от "поволжского" голода, и в сумме с 1919 по 1933 год казахи потеряли около половины своего народа - одни умерли, другие бежали в Китай, и по данным переписей в 1937 году численность казахов была лишь около 72% от уровня 1926 года - около 2,8 миллионов человек. Сейчас о том голоде вспоминают почему-то не часто, но казахам хотя бы хватает достоинства не винить во всём русских. Сам же Голощёкин за 7 лет руководства ни разу не покидал пределы столицы (сначала Кызыл-Орды, затем Алма-Аты), в 1933 году получил пост Главного союзного арбитра СССР, а в 1939 арестован и через два года расстрелян по обвинению в том, "что являлся участником антисоветской организации, проводил борьбу против ЦК ВКП(б), а также занимался педерастией"

34.


Тем не менее, по сути уничтоженный в 1919-33 годах Казахстан начал строиться заново с чистого листа, и возможно, те ужасы были одной из причин того, почему Казахстан не пошёл по пути остальной Средней Азии. Вот другой пример - "Красная юрта", переносной дом культуры для кочевников, а это, к примеру, ликбез и медицинская помощь.

35.


Едем дальше. Гигансткие элеваторы живо напоминают мне кафедральные соборы:

36.


Станция Тасты-Талды. Возкальчики, как я понимаю, все 1960-х годов постройки - железная дорога строилась вместе с самим Аркалыком:

37.


Но чаще степные полустанки выглядят так:

38.


Сразу вспоминается разъезд Боранлы (Буранный) и смотритель Едигей:

39.


Вода в цистернах:

40.


Неожиданно огромное для этих мест христианское кладбище... точнее, как видите, с крестами соседствуют казахские мазары. В степной земле все равны:

41.


Длинная изгородь от снежных перемётов и остов заброшенной котельной:

42.


...Затем была Целина, и несмотря на все ошибки и пыльные бури, в итоге Россия получила огромную житницу в Западной Сибири, вполне достойную Дона и Кубани, а Казахстан и сейчас занимает 3-е место в бывшем СССР по производству зерна (после России и Украины), и наверное если бы было надо - мог бы сильно расширить угодья. В Аркалыкском музее юрту неплохо дополняет палатка первоцелинников:

43.


Ну а вот уже и Аркалык показался:

44.


45.


О котором - в следующей части.

---
Другие мои посты о Казахстане - здесь.
---
ВЕЛИКАЯ СТЕПЬ-2012
Великая Степь. Пространство и безвременье.
Челябинская область.
Николаевка. Казачья крепость на краю степи и мои приключения.
Варна. Башня Тамерлана и Малая Европа.
Троицк. Предместья.
Троицк. Наследство ярмарки.
Троицк. Уральская Мекка.
Троицк. Антигород.
Северный Казахстан (Кустанайская и Акмолинская области).
Лирическое отступление №1. Люди Казахстана.
Кустанай.
Тургайская степь. По дороге в Аркалык.
Аркалык.
Боровое (Бурабай)
Кокшетау.
Астана и Караганда. Возвращение.
Лирическое отступление №2. Города и веси Казахстана 100 лет назад.
Астана. Осколки старых городов.
Караганда. Штрихи к портрету.
Акмол (Малиновка). АЛЖИР.
Долинка и Спасск. Карлаг.
Сары-Арка (Карагандинская область).
Семиречье (Алматинская область).
Алма-Ата.
.

Tags: "Тюркский след", Великая Степь, Казахстан, дорожное, природа, транспорт, этнография
Subscribe
promo varandej июнь 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments