varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Карсакпай. Город-завод в сердце Степи.



Карсакпай - ПГТ  (6 тыс. жителей) в 90 километрах от Жезказгана, посреди выжженной солнцем Голодной степи. В сущности, это хрестоматийный город-завод "уральского типа", как например Невьянск, Белорецк, Алапаевск: широкий пруд на речке, над прудом завод, к которому ведут все дороги, у подножья завода - пролетарские лачуги. Отличие только одно: Карсакпай - не в России, а в Средней Азии, и лачуги здесь - не избы, а мазанки, и завод похож больше на твердыню хана. Его основали здесь в 1909-14 годах англичане, и Карсакпай был предтечей современного Жезказгана.

Я попал сюда совершенно внепланово: проникшись моими изысканиями в старопромышленной теме, директор Музея горного дела в посёлке Жезды Зейпин Казанбаева решила во что бы то ни стало показать мне и Карсакпай. Благо, это всего 25 километров.


Две трубы Карсакпайского медеплавильного завода видны издалека, вырастая над голой степью. Зейпин сказала мне, что это уже не Сары-Арка, а Бетпак-Дала, или, как называли её русские, Голодная степь. Это видно:

2.


Медь здесь знали примерно столько, сколько знали медь вообще, но к Новому времени кочевники успели позабыть древние секреты. Повторно медь открыл в 1771 году Григорий Волконский, отец декабриста, и открыл её как раз-таки по остаткам "чудских копей". Начать разработку в 19 веке пытались уральские заводчик Никон Ушаков и компания Рязановых, с 1857 году владевшие медным заводом в Спасске - "предшественнике" Караганды. Но всерьез дошло до дела лишь в 1909 год, когда Спасским заводом завладели английские бизнесмены, имевшие куда больший опыт освоения рудников в степях и пустынях. К тому же Британия вела с Россией "большую игру" за раздел Азии, и застолбиться в степях Туркестана для англичан было не только вопросом экономики. В 1914 году в сторону реки Карсакпай от станции Жосалы на Ташкентской железной дороге отправился очень странный караван:

3.


13 километров узкоколейки, да поезд, груженый оборудованием - посреди пустыни. Узкоколейку укладывали, прогоняли по ней состав, затем разбирали и клали вновь уже перед поездом. Такой путь, около 400 километров, у англичан занял два года, и что показательно, шли они с юга - там, где сейчас Караганда и Астана, лежала ещё более глухая степь. Параллельно строились заводские корпуса. Англичане построили и запустили завод за 2 месяца до Революции... В итоге их трудами воспользовалась уже советское правительство.

4.


Въезд в Карсакпай - новенький мавзолей на фоне почерневших труб. Как сказала мне Зейпин, здесь покоится директор завода:

5.


Далее - крутой спуск в долину реки Карсакпай:

6.


И первая достопримечательность - Английский мост, предназначавшийся для заводской узкоколейки (которой также суждено было остаться здесь):

7.


Ныне он довольно узок и по назначению не используется:

8.


В трёх метрах от него - автомобильный мост. А вот постоянной железной дороги в Карсакпае не было ни тогда, ни сейчас:

9.


Речная долина. Бараны пасутся почти что на шлаках:

10.


Завод окружает угольно-чёрный отвал:

11.


Понемногу начинается собственно посёлок:

12.


Завод, как видите, почти что заброшен. Согласна мемуарам Макена Торегильдина (который основал музей в Жездах, и которому женой приходилась Зейпин), впервые Карсакпайский завод пытались закрыть в 1972 году, а людей переселить в Жезказган, но спасения (как тогда казалось) посёлка добился сам Макен, бывший тогда председателем Жездинского района. Ныне на заводе какая-то жизнь ещё теплится - но трубы 1960-х годов постройки ему уже явно не по размерам:

13.


Подходить к заводу близко и фотографировать Зейпин мне не советовала - он всё же охраняется, причём довольно строго. Но весьма вероятно, что скоро он будет закрыт окончательно, а цеха снесены - как уже было, например, в Петровске-Забайкальском.

14.


Слева, напротив завода, над посёлком нависает скалистая сопка. К ней мы и поехали:

15.


По дороге миновав заводоуправление, построенное ещё англичанами. Большое квадратное окно не случайно - они хотели устроить тут зимний сад. На крыльцо так и просится подтянутый сэр с пышными бакенами и в пробковом шлеме:

16.


Обратная сторона здания - здесь всё вполне себе нашенское:

17.


Чуть выше - дом начальника, коим тут был главный инженер Уэст. Классический набор построек для Горнозаводского Урала - вот только местность странная...

18.


А напротив утопает в зелени дом 1928 года постройки - музей Каныша Сатпаева:

19.


Каныш Имантаевич в Казахстане - это примерно как у нас Михайло Васильевич. Тоже вышел из народа и основал национальную науку. Он родился в 1899 году в семьи народного судьи под Баянаулом. Последний, как известно, курорт, и это пришлось очень кстати: в молодости Сатпаев болел туберкулёзом, от которого лечился кумысом там же, параллельно составив учебник алгебры на казахском языке. Более того, и геологией его заинтересовал томский геолог Михаил Усов, приезжавший в тот же Баянаул лечиться. В общем, в 1926 году выпускник Томского политеха Каныш Сатпаев был отправлен Атбасарским трестом цветных металлов в Карсакпай, где и провёл около 14 лет, успев за это время открыть истинные масштабы Жезказанского месторождения - оно оказалось крупнейшим в мире из известных на тот момент.

20.


В 1941 году Сатпаева перевели в Алма-Ату, где он возглавил геологический институт и фактически (хотя формально был замом) президиум Казахского филала Академии Наук СССР. А в 1942, когда немцы захватили Никополь, оставив СССР без марганца, посоветовал поискать марганцевую руду в Жезды, где добычу наладили всего за 5 недель. Степени на него посыпались как из рога изобилия: доктор (1942), академик (1946), профессор (1950). В 1946 году он основал Академию наук Казахстана, в 1951 попал в немилость, так как якобы устроил в академии гнездо националистов. В должности директора геологического института разрабатывал прогнозную карту месторождений, а в 1954 году не без помощи Брежнева (который тогда был II секретарём ЦК Компартии Казахстана) вновь стал президентом Академии наук Казахстана. Последним крупным проектом Сатпаева был небезызвестный ныне "поворот сибирских рек в Среднюю Азию", из которых в 1959 году он успел воплотить канал Иртыш-Караганда. Умер Сатпаев в 1964 году. Три дочери Сатпаева - Ханиса, Меиз и Шамшиябану - также стали крупными по меркам Казахстана учёными.

21.


Здесь мне тоже провели обстоятельную экскурсию. Дом сочетает обычные музейные залы с помещениями дома-музея. Фотографировать здесь, как и всюду в казахстанских музеях, запрещено, но пару кадров мне всё разрешили. Правда, я так и не сфотографировал огромную коллекцию минералов, собранную Сатпаевым в окрестных степях.

22.


После музея я, вместе с Зейпин и здешней директоршей (мне очень стыдно, но я забыл её имя - а она, к слову, русская) поднялся на уже показанную на кадре № 15 каменную сопку. Вид оттуда впечатляющий, и для привыкшего к зелени русского глаза - страшный:

23.


В зарослях слева скрыт музей Сатпаева, чуть ниже - заводоуправление, а справа выглядывает из-за бугра дом инженера. Близ завода впечатляют масштабы пруда - почти как на Урале. Разница в том, что на Урале огромные пруды строились потому, что заводы 18 века были вододействующими, а здесь - потому что иначе есть риск остаться в какой-то момент без воды:

24.


Бараки здесь не чета нашим - белые, одноэтажные. Помимо медного завода есть ещё и хлебная пекарня, напоминающая отдалённо заводы 18 века:

25.


Ещё тут есть мечеть и казахское кладбище с мазарами. А вот церкви и русского кладбища не заметил:

26.


Слева виднеется уходящая в бесконечность кривая дорога - это трасса английской узкоколейки, по которой сюда привезли завод:

27.


Но самая интересная дорога - вот эта. Дело в том, что ещё через 40 километров она выведет прямо на Байконур.... Только не тот. Космодром "Байконур" находится в городе Ленинск, примерно в 300 километрах отсюда, а настоящий Байконур был и остаётся глухим казахским аулом, где в те времена действовала угольная копь, обеспечивавшая завод горючим. Говорят, когда-то близ Байконура стояла обманка - макет космодрома в натуральную величину - но ни Зейпин, ни Кенжал Балкеныч, ни кто-либо ещё не упоминал о ней: возможно, она была слишком давно или это просто легенда.

28.


Немного пейзажей самого посёлка - местами ужасающих:

29.


30.



А местами - вполне неплохих:

31.


Обратите внимание - забор увит колючей проволокой:

32.


Напоследок мы приехали в запущенный поселковый парк - говорят, когда-то он был центром жизни посёлка:

33.


Барс - одна из немногих уцелевших скульптур:

34.


Фраза Меиз Сатпаевой, дочери великого геолога:

35.


За парком обнаружилась плотина, устроившая огромный пруд на тщедушной речке:

36.


Пруд здесь и правда незаменим, посёлок не испытывает дефицита воды:

37.


Можно пройтись и по самой плотине:

38.


Вот так с неё выглядит речка и посёлок:

39.


А мрачный и тёмный завод нависает ханской цитаделью:

40.


На этом и закончу рассказ о Жезказгане и окрестностях. Кстати, всё это - один Улутауский район, да при том его малая часть: при площади 120 тыс. квадратных километров (это как Московская и Тверская области вместе взятые) он крупнейший в Казахстане.

Отсюда Зейпин повезла меня в город, где я сел на поезд в Караганду. Из Караганды хмурым утром уехал в Каркаралинск, который здесь уже показал подробно. Затем вернулся в Караганду, встретился с darkiya_v, и мы съездили в Спасск. А затем ночным поездом отправились на Балхаш, где в следующей части продолжу Медную эпопею.

Другие мои посты о Казахстане - здесь.
---
ВЕЛИКАЯ СТЕПЬ-2012
Великая Степь. Пространство и безвременье.
Приграничье. Челябинская область.
Николаевка. Казачья крепость на краю степи и мои приключения.
Варна. Башня Тамерлана и Малая Европа.
Троицк. Предместья.
Троицк. Наследство ярмарки.
Троицк. Уральская Мекка.
Троицк. Антигород.
Тургайская степь (Кустанайская область)
Лирическое отступление №1. Люди Казахстана.
Кустанай.
Тургайская степь. По дороге в Аркалык.
Аркалык.
Сары-Арка (Акмолинская и Карагандинская области).
Лирическое отступление №2. Города и веси Казахстана 100 лет назад.
Акмолинская область
Кокшетау (Кокчетав).
Боровое. Щучинск и Бурабай.
Боровое. Озеро и горы.
Флешбек №1. Астана зимой 2011. Общее. || Хан-Шатыр и Байтерек. || Бульвар Нур-Жол.
Астана. Акмолинск, Целиноград, Акмола...
Астана. Музей Первого Президента.
Карлаг и другие
Акмол (Малиновка). АЛЖИР.
Долинка и Спасск. Карлаг.
Флешбек №2. Караганда зимой 2011. Новый город (проспект Бухар-жырау) || Старый город и Юго-Восток.
Караганда. Штрихи к портрету.
Каркаралы
Каркаралинск.
Каркаралинские горы.
Комиссаровка.
Кент.
Середина Степи, или Медная эпопея (бывшая Жезказганская область).
Лирическое отступление №3. Казахское кладбище.
Там, где копают медь. Жезказган и окрестности.
Жезказган.
Степи Улутау. Мавзолеи Джучи, Домбаула и Алашахана.
Жезды. Музей горного и плавильного дела.
Карсакпай. Город-завод в сердце Степи.
Балхаш. Город и озеро.
Приозёрск и станция Сары-Шаган.
Семиречье (Алматинская область).
Лирическое отступление №4. О трёх казахских жузах.
Кульджинский тракт и Чунджа.
Чарынский каньон.
Жаркент.
Дорога на Басши.
Алтын-Эмель. Катутау и Актау.
Алтын-Эмель. Поющий бархан.
Алма-Ата.
.


Tags: "Молох", "Тюркский след", Великая Степь, Казахстан, дорожное
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments