varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Жаркент. У ворот Поднебесной.



Как уже говорилось в прошлых постах, в Казахстане я проехал "русское ответвление" Великого Шёлкового пути, проходившее через те места, где ныне стоят Троицк, Кустанай, Аркалык, Жезказган, Алма-Ата. А входил на территорию Казахстан древний путь там, где ныне стоит городок Жаркент (41 тыс. жителей) в 350 километров от Алма-Аты и всего в 100 - от Кульджи в Китае. Собственно, именно беженцы из Кульджи основали его в 1881 году, и первоначально это была столица переселившихся в Россию таранчи - уйгуров и дунган, мусульман-земледельцев Восточного Туркестана. Ныне Жаркент - казахстанские "ворота на восток", главный автомобильный въезд в Китай, и его центральная улица так и называется - Жибек Жолы, то есть Шёлковый путь. Главная же местная достопримечательность запечетлена на вводном кадре.


...На самом деле история Жаркента (Джаркента) чуть сложнее, чем кажется. Я уже рассказывал её в посте про Чунджу, но здесь вынужден повториться. Вплоть до присоединения Семиречья к России города тут не было - за ненадобностью, эту роль прекрасно выполняла Кульджа. Но в 1864 году здесь прошла граница двух империй, и место пустовало недолго: в тот же год Синьцзян охватило уйгуро-дунганское восстание против Китая, повстанцы довольно быстро разбили беспомощные в тот период правительственные войска, и к 1867 году в Восточном Туркестане возникло несколько квазигосударств - в первую очередь Илийский султанат со столицей в Кульдже и Йеттишар (Семиградье) со столицей в Кашгаре. Второй от России был надёжно отделён Тянь-Шанем, а вот с Кульджей надо было что-то делать: уйгуры и дунгане сначала резали друг друга, а потом стали собираться идти войной на Россию. От греха подальше в 1871 году империя ввела на Или войска под руководством семиреченского губернатора Герасима Колпаковского. За последующие годы китайцы таки навели порядок, в 1877 году Цзо Цзунтан покорил Йеттишар, а 1881 году Китаю вернули и Кульджу. Однако десятки тысяч таранчи решили, что под Россией живётся лучше, и ушли в Семиречье. Основанный для них Джаркент сразу стал 5-м по величине городом в нынешних границах Казахстана - после Уральска, Семипалатинска, Верного и Петропавловска (16 тыс. человек в начале ХХ века), но затем постепенно стал обыкновенным райцентром, а в 1941-91 годах назывался Панфилов.

2.


В Семиречье быстро привыкаешь к тому, что ландшафты сменяют друга друга калейдоскопом - но всё же роскошные лиственные леса, смыкающиеся над трассой галереями, в которые внезапно попадаешь километров за 20 до Жаркента, становятся полной неожиданностью. Не случайно уйгуры были первыми земледельцами в Великой Степи, и их старое самоназвание "таранчи" значит - земледельцы. На въезде в Жаркент - каменистое русло речки Усек и маячащие вдали ледяные вершины Джунгарского Алатау - огромного и неприступного нагорья, отделённого от Тянь-Шаня долиной Или и образующего границы Казахстана с Китаем. До этих гор более 40 километров, а средняя их высота - 3500-4000 метров:

3.


Все эти кадры были сняты утром, уже по дороге в Алтын-Эмель. А прибывали мы в Жаркент вечером, на частнике из Чунджи, и в ответ на наше пожелание довезти до гостиницы он высадил нас у отельчика "Жибек-Жолы" на въезде в город. Что ж, здесь моё знакомством с казахстанскими клоповниками достигло апогея! Гостиница занимала второй этаж трёхэтажки, над рестораном, и имела уже знакомую мне по Каркаралинску планировку - несколько очень дешёвых номеров без удобств, один "люкс" и комната горничной. Мы поселились в двухкомнатном "люксе" за 4500 тенге (около 900р.) за двоих, и горничная сразу предупредила нас:
-Только вот замка у нас нет, его предыдущие постояльцы выломали. Ну ничего, я вас охранять буду, - впрочем, обе комнаты запирались изнутри.
Ванная в номере была спланирована по схеме "зеркальце заднего вида для удобства водителя размещено сзади": раковина и душевая были приподняты на неслабой высоты ступень, которую протекающие краны делали очень скользкой. Горячей воды, разумеется, надо было ждать полчаса с открытым краном, а хватало её минут на 10. Но апофеоз наступил, когда Даркия заглянула в душевую кабинку, а я в это время расплачивался с горничной:
-Хочешь посмотреть, какое там существо сидит?
В душевой сидело вот это, и размером оно было примерно в пол-пальца (как мне подсказали в комметариях, это мухоловка, или домашняя сколопендра - животное полезное, но ядовитое, примерно как пчела):

3а.


Горничная смыла "существо" и спокойно объяснила:
-Да это вот у нас в потолке дыра, они вот из неё валятся, - таким тоном, как будто бы это совершенно нормально, что в гостиничном номере в потолке дыра, из которой валятся многоножки. В итоге Даркия потребовала сделать скидку, а я потребовал заткнуть дыру. В общем, на фоне всего перечисленного холод, грязноватый пол и вонючая сантехника уже не напрягали. Такая вот колониальная романтика в стиле Киплинга...
Утром мы были очень рады покинуть сие заведение. Рассветный Жаркент встретил нас величием Гор:

4.


А на соседнем с гостиницей доме я заснял сюжет, который в Казахстане мне до этого попадался не раз. Трубы печек-буржуек, торчащие из пятиэтажки - жуткое напоминание о 1990-х, когда отополение и вода стали роскошью:

5.


Хотя в целом город довольно крупный и оживлённый, по ощущениям здесь живёт не 40 тысяч, а минимум вдвое больше. Улица Шёлковый путь проходит его насквозь, к автовокзалу у выезда в сторону Китая, и делит старый центр пополам - судя по архитектуре, к северу от неё был русский район, а к югу - таранчинский. Остановка напротив нашей гостиницы:

6.


К улице вплотную подходят явно дореволюционные дома очень характерного "ориентального" облика:

7.


8.


У одного из домов валялся вот такой раритет - как мне подсказали в комментах, "Москвич-401" (выпускаля в 1946-54 годах) либо трофейный "Опель", то есть машинке по-любому сильно за полвека:

9.


Довольно быстро начинается новый центр, представляющий собой "фасад" огромного базара к югу от трассы. Гостиниц в Жаркенте много, сказывается то, что город стоит на международной дороге, и думаю, мы выбрали из них самую убогую.

10.


Памятник бесенятам:

11.


В целом, Жаркент занимает довольно большую площадь, примерно 6х5 километров, и что особенно впечатляет - весь состоит из одинаковых прямоугольных кварталов - сказывается его искусственное основание в 1881 году. Шёлковый путь рассекает его почти посредине, и мы прошли меньше половины города, свернув в районе местного Дома Культуры:

12.


Памятник перед ДК - не героям войны (как я подумал сначала), а "декабристам", то есть участникам Желтоксана, беспорядков в Алма-Ате в декабре 1986 года. Эти двое, уроженцы Панфиловского района, были среди тех, кого осудили к тюремным срокам, и погибли то ли во время следствия (несложно предположить, как), то ли уже за решёткой:

13.


Большая же часть Жаркента, кроме центральной улицы, выглядит примерно так, и если не знать, что искать - скучно здесь становится очень быстро:

14.


Кое-где, впрочем, попадаются уездные домики, причём так как Джаркент, в отличие от Верного, почти не пострадал в 1887 году от землетрясения, их архитектура куда более среднерусская, чем в Алма-Ате. Вот этот, например, стоит прямо на Шёлковом пути:

15.


А этот примыкает к нему сзади, и занят районным музеем:

16.


Хотя даже такие домики тут редкость - в основном Старый Жаркент представлен чем-то подобным:

17.


И главная его особенность - детали. Например, ворота и веранды необычной конструкции:

18.


Вполне понятные наличники:

19.


И совершенно потрясающие фронтоны - таких я не видел больше нигде, и подозреваю, это самое что ни на есть таранчинское деревянное зодчество:

20.


21.


Ещё пара образцов в южной части города - также видимо таранчинские дела:

22.


23.


Самый же впечатляющий дом мы нашли в северной части города, по соседству с Ильинской церковью, в характерном "верненском стиле". Что это было и почему так выделялось - я не знаю, но скорее всего или администрация (во внезапно возникшем переселенческом городе работы у неё было много!), или какая-нибудь школа:

24.


25.


26.


Сама же Ильинская церковь построена в 1892 году, и представляет собой довольно характерный для Семиречье тип русского храма с каменным низом и деревянным верхом:

27.


Старинные церкви в малых городах в Казахстане огромная редкость, и об этой церкви знал, например, встреченный нами батюшка в Приозёрске:

28.


Но всё это детали.
На самом деле Жаркент - город одной достопримечательности, и достопримечательность эта находится чуть южнее Шёлкового пути, за базаром. Это Дунганская мечеть, одна из кажется двух в бывшем СССР, и при том - более крупная и богатая.

29.


Дунгане, или хуэй - это те же китайцы, но от хань они отличаются тем, что исповедуют ислам. В Китае хуэй живёт около 10 миллионов, у них имеется даже свой автономный район. В 1881 году дунгане бежали в Россию вместе с уйгурами, и первоначально и те, и другие жили в Семиречье, но в ХХ веке дунгане перебрались западнее, и ныне их анклав - Чуйская долина, примерно по 50 тыс. дунган живёт в Джамбулской области Казахстана и Чуйской области Киргизии. Их в Казахстане гораздо меньше, чем уйгуров, и в современности они куда менее заметны - но архитектуру они обогатели гораздо сильнее. Потому что китайцы-мусульмане даже мечети строили в своей, китайской, традиции.

30.


Точнее, в Жаркенте всё ещё более мудрёно. Мечеть построил в 1892 году на средства уйгурского купца Вали-Ахуна Юлдашева, бывшего истинным хозяином и отчасти строителем города, дунганский зодчий Хон Пик, и она сочетает элементы китайской и туркестанской традиций. Мечеть окружает двор размером 28х52 метра, и вход - через портал вполне себе среднеазиатского вида:

31.


Кабы не нависающая над ним "парящая крыша":

32.


Как тут не вспомнить великую Таласскую битву 751 года, в которой арабы разбили китайцев, но и сами решили, что не стоит идти дальше на восток - после, однако, в Китай просочился ислам, а в Аравию достижения китайской инженерной мысли, такие как писчая бумага.

33.


С другой стороны хорошо видно, что деревянная "пагода" (то есть на самом деле минарет) просто поставлена над каменным крыльцом:

34.


Внутрь мечети мы так и не попали - она открыта только в службу, которая в тот день с утра не проводилась. Пошли вдоль забора, который тут и вовсе в европейском образе:

35.


Пока не заглянешь в ворота:

36.


К счастью, 2/3 мечетного двора охвачены вот таким вот забором, сквозь который всё прекрасно видно:

37.


И сама мечеть, стоящая в глубине двора, оказывается очень маленькой и приземистой. При ней когда-то было ещё и медресе, и судя по всему во дворике находился целый "городок":

38.


Крыльцо мечети:

39.


Деревянные части сделаны из тянь-шаньской ели, конечно же "без единого гвоздя":

40.


Если бы не второй минарет, здание мечети было бы симметричными. Этот минарет стоит над михрабом, и гораздо роскошнее того, что над воротами. Пожалуй, из всех элементов мечети он впечатлил меня больше всего:

41.


42.


43.


Такое вот невероятное сооружение:

44.


...К тому моменту нам до смерти надоели автобусы и маршрутки, и я предложил покидать Жаркент автостопом. Следующей нашей целью был национальный парк "Алтын-Эмель", куда мы решили прорываться наобум, так как попасть туда во что бы то ни стало меня уговорила Даркия уже в пути, и заранее я не подготовился. До села Басши - "ворот" Алтын-Эмеля - около 80 километров. Первую машину мы застопили в черте города, и очень доброжелательный водитель-казах довёз нас до развилки у села Коктал - в одну сторону Чунджа, в другую - наша цель. По ходу он рассказал, что работает на строительстве железной дороги, которую несколько месяцев назад сомкнули с китайцами. В принципе железная дорога в Китай из Казахстана есть - но гораздо севернее, через гиблое ущелье Джунгарские Ворота в малонаселённой местности. Я сразу вспомнил, что по дороге из Чунджи мы переезжали железную дорогу, и ещё удивился, откуда она здесь. Но железнодорожный коридор с Каспийского моря в Китай - это местная стройка века, о которой мне уже рассказывали в Жезказгане. Регулярное движение в Китай через Жаркент обещают открыть через три года - на заметку исследователям железных дорог.

Жаркент стал для меня самой дальней точкой путешествия сквозь Великую Степь, так что дальше начинается уже путь домой. Следующая часть - о пейзажах и сёлах такого разного Семиречья по дороге в Алтын-Эмель.

P.S.
А "китайской угрозы" в Казахстане, к слову, боятся нешуточно. Да и логически, Казахстан - самое вероятное направление территориальной экспансии Поднебесной. Здесь есть плодородная земля, вода и полезные ископаемые, но нет ядерных бомб и баллистических ракет. Так что пока китайцы не заинтересовались Семиречьем - Сибирь может спать спокойно.

Другие мои посты о Казахстане - здесь.
---
ВЕЛИКАЯ СТЕПЬ-2012
Великая Степь. Пространство и безвременье.
Приграничье. Челябинская область.
Николаевка. Казачья крепость на краю степи и мои приключения.
Варна. Башня Тамерлана и Малая Европа.
Троицк. Предместья.
Троицк. Наследство ярмарки.
Троицк. Уральская Мекка.
Троицк. Антигород.
Тургайская степь (Кустанайская область)
Лирическое отступление №1. Люди Казахстана.
Кустанай.
Тургайская степь. По дороге в Аркалык.
Аркалык.
Сары-Арка (Акмолинская и Карагандинская области).
Лирическое отступление №2. Города и веси Казахстана 100 лет назад.
Акмолинская область
Кокшетау (Кокчетав).
Боровое. Щучинск и Бурабай.
Боровое. Озеро и горы.
Флешбек №1. Астана зимой 2011. Общее. || Хан-Шатыр и Байтерек. || Бульвар Нур-Жол.
Астана. Акмолинск, Целиноград, Акмола...
Астана. Музей Первого Президента.
Карлаг и другие
Акмол (Малиновка). АЛЖИР.
Долинка и Спасск. Карлаг.
Флешбек №2. Караганда зимой 2011. Новый город (проспект Бухар-жырау) || Старый город и Юго-Восток.
Караганда. Штрихи к портрету.
Каркаралы
Каркаралинск.
Каркаралинские горы.
Комиссаровка.
Кент.
Середина Степи, или Медная эпопея (бывшая Жезказганская область).
Лирическое отступление №3. Казахское кладбище.
Там, где копают медь. Жезказган и окрестности.
Жезказган.
Степи Улутау. Мавзолеи Джучи, Домбаула и Алашахана.
Жезды. Музей горного и плавильного дела.
Карсакпай. Город-завод в сердце Степи.
Балхаш. Город и озеро.
Приозёрск и станция Сары-Шаган.
Семиречье (Алматинская область).
Алма-Ата. Городской пейзаж.
Алма-Ата. Осколки города Верного.
Алма-Ата. Алматинская станица.
Алма-Ата. Алматинский метрополитен.
Алма-Ата. Кок-Тобе.
Семиреченское кольцо.
Кульджинский тракт и Чунджа.
Чарынский каньон.
Жаркент.
Дорога на Басши.
Алтын-Эмель. Басши и окрестности.
Алтын-Эмель. Катутау и Актау.
Алтын-Эмель. Поющий бархан.
Возвращение в Алма-Ату. Медео, Чимбулак и Ворота Туюксу.
Лирическое отступление №4: (пока секрет).
.
Tags: "Тюркский след", Алма-Ата и Семиречье, Казахстан, деревянное, дорожное, этнография
Subscribe
promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →