varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Иргизы и Черемшаны. След староверческого Афона.



Саратовская область - один из самых малопосящемых, и вместе с тем - один из самых интересных регионов Поволжья. Пожалуй, своей экзотичностью с ней могут сравниться разве что Марий Эл да Астраханская область. А поворотным моментом в её истории стал 1762 год - незадолго до этого в состав России вошёл Младший жуз Казахстана, Волга перестала быть границей и сделалась главной дорогой страны. Глухие нижне-волжские степи, опустевшие с падением Золотой Орды несколькими веками ранее, надо было кем-то заселять, и Екатерина II поступила как всегда мудро: на волжские чернозёмы были приглашены европейские колонисты (в первую очередь немцы) и русские староверы, для которых было создано что-то вроде автономии вдоль реки Большой Иргиз, где почти сразу сложился "старообрядческий Афон", пять монастырей, полвека бывших центром древлеправославной цивилизации. Староверов из Заволжья прогнали в 1840-е годы, немцев - сотней лет позже. И тем не менее "след старовера" здесь прослеживается и далее: преемником Иргизов стали Черемшаны на другом берегу Волги, а в 1923 году именно в Саратове образовалась Русская Древлеправославная церковь - вторая по величине конфессия старообрядцев.

Здесь я расскажу историю Иргизов и Черемшан, и покажу немногие сохранившиеся её памятники.


Вот он - Большой Иргиз, чуть южнее Балакова - промышленного города, основанного купцами-староверами. Вполне типичная для степной полосы река. Ещё есть Малый Иргиз - он, наоборот, севернее Балакова. Именно сюда в 1762 году Екатерина II позвала староверов, бежавших из России после Раскола. В те времена их центром была Ветка - группа слобод близ современного Гомеля, принадлежавшая Речь Посполитой. "Староверам из Польши" на Волге дали 76 тысяч гектар чернозёмной земли и освобождение от податей на 6 лет, и большинство из них откликнулись на призыв, так как были хоть и на чужбине - а всё же русскими людьми. Тех, кто не захотел возвращаться из Ветки по-хорошему, вернули по-плохому - вот только уже не на Волгу, а за Байкал, где дикая степь также ждала поселенцев.

2.


С поселенцами на Иргиз прибыли и монахи, основавшие множество скитов, вскоре разросшихся в монастыри - три мужских (Нижне-Воскресенский, Средне-Никольский, Верхне-Спасо-Преображенский) и два женских (Средне-Успенский и Покровский). И наряду с Рогожским посёлком в Москве, эти монастыри с первых лет своего существования стали центром старообрядческой цивилизации, "русским Афоном".

3.


Первоначально монахи здесь вели строгую и аскетическую жизнь, как и подобает монахам. Но не зря в руках староверов было около 60% купеческого капитала в России - у Иргизов нашлось немало благодетелей, и монастыри с огромной скоростью начали богатеть. Староверы свозили сюда реликвии и иконы со всей России, всякую утварь из благородных металлов, древние иконы, жемчужные оклады... Казна каждого из 5 монастырей оценивалась примерно в 100 тысяч рублей - в переводе на наше время, иргизские настоятели ворочали миллионами.

4.


Кроме того, Иргизы стали единственным центром подготовки старообрядческих священников. И ветковцы, и иргизские были "поповцами", то есть принимали к себе новообрядцев через миропомазание, и потому могли принимать к себе и новых попов (в отличие от "беспоповцев", которые принимали лишь через повторное Крещение, к концу 17 века оставшись без священников вовсе). При этом своя иерархия у староверов возникла позже, в тогда австрийской Белой Кринице, в те же времена все священники в старообрядчество приходили из новообрядчества. Здесь, на Иргизах, они проходили "курс обучения", и отправлялись по другим общинам в России и за её пределами.

5.


На рубеже 18-19 веков на Иргизах развернулось противостояние двух настоятелей - Сергия и Прохора. Оба были сыновьями московских купцов-староверов, и Сергий, пришедший сюда гораздо раньше, на Иргизах имел прозвище Строитель, так как во многом монастыри были обязаны своим расцветом именно ему, Прохор же изначально выполнял в "старообрядческой республике" роль министра финансов. Сергий был сторонником постепенного сближения с новообрядцами и переходом в единоверие (такой внутриправославный аналог униатства), а Прохор выступал за дальнейшее обособление. И как нетрудно догадаться, он одержал победу, а принявший единоверие Сергий ушёл с Иргиза. В 1805 году здесь прошёл "вселенский собор", постановивший, что только Иргизские монастыри могут называться "православной соборной церковью" - то есть это была первая попытка оформления старообрядческой иерархии. И - прямой вызов новообрядческой церкви.

6.


И в общем, эпоха Александра I для Иргизов стала началом конца. В церковно-государственных источниках много говорилось о том, что разбогатевшие монастыри впали в роскошь и беспутство, хотя, конечно, о достоверности сведений такого явно заинтересованного источника судить не берусь. Принимали сюда всех желающих, зачастую не выясняя их прошлого, и потому в Иргизах стало селиться всё больше авантюристов и беглецов - сначала сюда постригались священники, изгнанные из новообрядческой церкви за дело, а потом и вовсе уголовники. В то же время, миряне Иргизам прощали всё - то ли потому, что не было у них иного "афона", то ли просто масштабы всего этого сильно преувеличины противоположной стороной.

7.


Ну а дальше, как известно, начатая Екатериной II "оттепель" закончилась правлением Николая I. Поводов пришлось немало - от некоего крестьянина, пытавшегося повторить авантюру Пугачёва, выдавая себя за Константина Павловича, до двух то ли уголовников, то ли политических преступников, которых укрывал в Нижнем монастыре "патриарх" Прохор. В 1828 году Николай I постановил арестовать Прохора и передать Иргизы единоверцам, а претворять в жизнь его замысел начали самарские губернаторы. Первым ликвидировали Нижне-Воскресенский монастырь, а остальные в 1837 и 1841 годах уже брали штурмом, прорывая "живые цепочки", которые выставляли староверы-миряне. Я так и не разобрался, были при этом ли убитые, но раненых было немало.

8.


Вместо пяти древлеправославных монастырей на Иргизе было создано три единоверческих, два из которых уцелели до наших дней. Нижне-Воскресенский ныне расположен в селе Береговое в 25 километрах восточнее Балакова, а Средне-Никольский - в посёлке Мопр на окраине города Пугачёв (бывшая Мечетная слобода). Ни в тот, ни в другой я так и не успел добраться - но со времён староверия там не уцелело, кажется, ничего. Судя по чужим фотографиям, они устроены одинаково - жилой корпус конца 19 века с домовой церковью и рядышком храм-новостройка.

9. Нижне-Воскресенский монастырь. Фото: Валерий Антипин, "Народный каталог православной архитектуры".


10. Средне-Никольский монастырь. Фото olster28 - вообще, рекомендую его журнал, особенно посты о Саратовской области


Ну а кадры, которыми я перемежал текст, были сняты в соседнем Хвалынске, на старообрядческом кладбище за городом. То есть, даже после падения Иргизов, староверы остались на Волге, ну а в далёкой Буковине в это же время было образовано Белокриницкое согласие, полноценная старообрядческая иерархия. История Иргизов подробно, но живым языком рассказана вот в этой статье, которую я по сути и пересказал выше. Если я в чём-то заблуждаюсь - буду рад узнать, в чём именно.

11.


Многие из иргизских староверов в 1840-е годы просто беребрались за Волгу, на меловые горы правого берега. Новым центром старообрядчества стал Хвалынск, в густых лесах вокруг которого выросли Черемшаны, ставшие преемниками Иргизов. Сюда переселилась лучшая - самая твёрдая в вере и чистая в делах - часть иргизской братии, и Черемшаны стали уже не "Афоном", а полутайной святыней вроде римских катакомб. Впрочем, история Черемшан оборвалась так же, как и история Иргизов - в 1918 году их закрыла уже советская власть, и повод был ровно тот же самый: в Черемшанах укрывались "белые".

12.


Ныне все три Черемшана заняты санаториями. Я побывал только на Черемшанах-1, а вернее в возникшнем на их основе санатории "Пещера Монаха" в 7 километрах от Хвалынска. Туда ведёт глухая лесная дорога, над которой смыкаются кроны, а сам санаторий живописно расположен во впадине меж высоченных холмов:

13.


Обратите внимание вон на тот бугор - где-то на нём скрыта "Пещера Монаха", дальний скит и главная официальная достопримечательность Черемшан. Это по идее территория национального парка, и в санатории за 20 рублей оформляют билет. Почему-то в главном корпусе у входа никого не было, кроме таблички "Администратор в 13 корпусе, звоните 109", и я прошёл вовнутрь. Вообще, место, где стоит санаторий, очень живописно:

14.


15.


Основная дорожка представляет собой терренкур - то есть проложена с таким уклоном, что ходить по ней полезно для сердца. Но в целом, мне это место показалось форменным "Парком Советского Периода":

16.


17.


18.


Если я понял правильно, "Пещера Монаха" недавно выделилась из Черемшан-1, и постепенно благоустраивается, поэтому её верхняя часть смотрится вполне прилично. В нижней же всё как в стареньком пионерлагере.

19.


Теперь это курорт местного значения, и основные его постояльцы - жители индустриального Балакова, приезжающие на 2-3 дня отдохнуть на природе.

20.


Однако именно в этой его части чудом уцелели постройки Черемшанского монастыря. Его история началась с водяной мельницы местного купца Куранова (1840), которую в 1860-е годы у него выкупил астраханский купец-старовер Александр Вехов и отдал территорию под монастырь, который возглавил старец Серапион - он родился в нижегородском Мурашкине (один из центров староверия), жил в Саратове, иночество принял у липован на Дунае, откуда и прибыл в Хвалынск. Умер Серапион в 1898 году, а 9 лет спустя его мощи были обретены нетленными.

21.


Вот эти несколько зданий явно уцелели с монастырских времён, отличаясь от советских корпусов кладкой и формой окон:

22.


А вот это - ни что иное, как обезглавленный Успенский собор (1881), ныне занятый столовой. Впрочем, вряд ли на момент постройки он выглядел сильно иначе - ведь со времён Николая I и до манифеста о веротерпимости 1905 года староверам запрещалась строить над храмами главки и звонницы, и нормальный староверческий храм снаружи почти не отличался от обычного дома.

23.


Ещё одно здание, замыкающее бывший монастырь. Впрочем, в некоторых источниках как собор указано именно оно:

24.


От Черемшан-1 можно сходить к самой Пещере Монаха - это около двух километров по живописной тропе через лес. У начала тропы шлагбаум предупреждает о штрафе до 1000 рублей для безбилетников. Учитывая, что билет стоит 20 рублей и взять его можно здесь же - я решил не рисковать.

25.


Тропа живописно петляет по лесу, с горки на горку. По дороге так называемый Петрянинский родник:

26.


В одном месте тропа круто поворачивает, выходя на поляну. Вдалеке Волга, Саратовское водохранилище. Ленточками дерево увешали явно не староверы, а туристы:

27.


У тропы много развилок, на большинстве висят указатели, но один из них "отправляет" обратно - не ведитесь! На самом деле идти надо просто по самой натоптанной тропе. И когда уже начинаешь подозревать, что заблудился, она резко сдаёт вниз и приводит к вот такому вот меловому гроту:

28.


Здесь жили отшельники, то есть монахи, решившие уйти подальше от мира к молитве, посту и аскезе. Такие были и у новообрядцев. Многие отшельники ещё и носили вериги (цепи), брали на себя какие-нибудь тяжкие обеты, но потому были особенно чтимы. И хорошо видно, что и сюда среди многочисленных туристов порой приходят паломники:

29.


Кто и когда вырезал в мягком белом камне этот "портрет", предполагать не берусь, но скорее всего он появился уже в наше время:

30.


В пещеру можно проникнуть только ползком, извозившись в белой пыли. Рюкзак в проходе - для масштаба. Внутри, тем не менее, можно встать в полный рост, ну а отшельники тут жили годами:

31.


Во второй пещерке в камнях вырублено даже нечто похожее на лежанку:

32.


Как я узнал лишь по возвращении из журнала балаковского батюшки mrodine, кое-что сохранилось и на двух других Черемшанах, в особенности на Черемшанах-3, где ранее находился Фелицатин монастырь - первая в этом районе женская обитель, Фелицата считается основательницей Черемшан вместе с Серапионом. О Черемшанах подробнее можно прочесть, например, здесь или здесь - и в общем я понял, что многое упустил. Весьма вероятно, что и на Иргизах осталось больше.

...И тем не менее Волга от Иргиза до Хвалынска осталась одним из центром староверия и позже. А как уже говорилось, староверы были лучшими в России купцами: деловитыми, ответствеными, трезвыми и сплочёнными. На рубеже 18-19 веков старообрядец Василий Злобин, писарь князя Вяземского, по сути создал город Вольск, едва ни ставший губернским, а спустя сто лет превратившийся в центр цементной промышленности. Старообрядческое село Балаково к началу ХХ века превосходило многие уездные города, а его пристань по отгрузке хлеба уступала лишь Саратову, Самаре, Казани и Астрахани, и накопленный потенциал сделал его родиной дизеле- и тракторостроения в России. Из страны староверов-монахов Иргиз превратился в страну староверов-купцов.

33.


Более того, именно в Саратовской губернии в 1923 году оформилась Русская Древлеправославная церковь - вторая по величине старообрядческая конфессия (около 350 тыс. верующих) после Белокриницкого согласия, сплотившаяся вокруг архиепископа Николы (Позднева), перешедшего в староверие из "обновленчества" (православное течение, выступавшее за модернизацию церкви и поддержавшее большевиков). Дело в том, что помимо "поповцев" и "беспоповцев" остались ещё и "беглопопвцы", так и не принявшие Белокриницкой иерархии. И вот именно они и стали основой РДЦ, также известной как Новозыбковское согласие (в Новозыбкове Брянской области изначально находился крупнейший собор, а в 1963-1990 и резиденция архиепископа). Она охватила в основном наследников Ветки - Новозыбков с окрестностями, Поволжье и Забайкалье. Им принадлежит в том числе и вот эта церквушка в Вольске, где я попал на службу:

34.


...И снова это потрясающее ощущение провала вглубь веков! Женщины в платках, закрывающих даже плечи; бородатые мужики в подпоясанных рубахах, одноголосое пение и это чувство того, что всё на самом деле. Всё же меня не покидает ощущение, что староверы сохранили нечто очень важное, но безвозвратно утраченное в "основной" православной церкви. Но что - я до сих пор не могу понять... Говорят, они очень недоверчивы и чужакам обычно не им рады, но меня везде, где я заходил к ним в храм, староверы встречали очень тепло.

35.


Святыня вольской церкви - "крест-мученик": говорят, до революции он украшал главку разрушенной церкви, и прежде, чем снести храм, большевики зачем-то стреляли по кресту, вероятно упражняясь в меткости:

36.


...О городах, построенных старообрядческими купцами, будет следующие несколько постов. Но помимо поповцев, которым принадлежали Иргиз и Черемшаны, здесь жили и беспоповцы, которых в деревнях называли кулугуры. Их наследие тоже кое-где осталось - в том числе теперь уже знаменитый в блогосфере lion_house в деревне Поповка. О "доме со львом" - в следующей части.

САРАТОВСКАЯ ОБЛАСТЬ-2012
Вступление.
Старообрядческий край
Иргизы и Черемшаны.
Попова. "Дом со львом".
Хвалынск. Город над вечным покоем.
Балаково. Родина трактора.
Вольск. Разное.
Вольск. Старый город.
Вольск. Цементные заводы.
Немецкое Поволжье
Зоркино. Цюрих-на-Волге.
Маркс. Баронск, Екатериненштадт, Марксштадт.
Энгельс (Покровск). Столица АССР Немцев Поволжья.
2008. Сарепта в Волгограде.
Tags: "Молох", "Раскол", Поволжье, дорожное, курортное, староверы, этнография
Subscribe
promo varandej march 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →