varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Кедайняй



Обычно маршрут туриста по Литве выглядит так: Вильнюс - Тракай - Каунас - Клайпеда (иногда с Куршской косой) - гора Крестов (без Шяуляя). Странно, что в эти маршруты почти никогда не попадает Кедайняй - город (26 тыс. жителей) в полусотне километров северо-западнее Каунаса. Пожалуй, наряду с Тракаем, это самый интересный в Литве малый город, её квинтэссенция с храмами пяти религий.

В принципе, ответ, почему этот городок обделён внимание иностранцев, приходит на ум когда подъезжаешь из Каунаса - в пасторальных пейзажах изумрудных полей вдруг возникает длинный отвал ядовитого цвета:

2.


Особенно он хорош с обратной стороны, и более всего напомнил мне о городах типа Соликамска. В народе его называют "Кедайняйские Альпы".

3.


Это "Лифоса" ("Литовский фосфат") - химический завод, работающий на привозном сырье. В отличие от насквозь машиностроительной Латвии, Литва в советское время получила и несколько заводов "грязных" отраслей - химические здесь и Йонаве, нефтеперерабатывающий в Мажейкяй, наверное и что-то где-то ещё. Однако в отличие от точного машиностроения, на котором в советское время специализировалась Прибалтика, эти заводы прекрасно пережили 1990-е годы, отравляя теперь воздух и обогащая бюджет:

4.


Справедливости ради, это единственная "грязная" промзона, которую мы видели в Литве, но для меня с моей любовью к индустриальным гигантам это полноценная достопримечательность.

5.


И в общем-то большая часть Кедайняя не сильно отличается от Соликамска: мрачноватые хрущобные кварталы с запущенными дворами и разбитыми дорогами, среди которых резко обособлен пряничный Старый город:

6.


Кедайняй стоит на реке Невежис, издавна служившей границей Жемайтии и Аукштайтии. Он известен с 1372 года, а в 1403, по некоторым данным, здесь построили первый костёл владевшие левым берегом крестоносцы. Более достоверно то, что уже после Грюнвальда здесь обосновался виднейший литовский дворянин Остик из Кернавы, чей сын Радзивилл крестился как Николай, оставив языческое имя в качестве фамилии - ну а кто такие Радзивиллы, в Литве пояснять не надо: богатейший магнатский дом, негласные хозяева и вершители судеб Великого княжества Литовского после польских уний. В 1534 году Ян Радзивилл ещё и был избран старостой Жемайтии, то есть Кедайняй стал её фактической столицей (хотя официально таковой был Расейняй), где проходили сеймы жемайтских бояр. В 1590 году Кедайняй получил Магдебургское право, и к тому времени с подачи увлёкшихся Реформацией Радзивиллов это был городок кальвинистов. Старейшее здание  - готический костёл Святого Георгия (1445-60) на "аукштайтском" берегу, как бы противолежит Старому городу:

7.


Один из старейших сохранившихся храмов Литвы, он был построен из немецкого кирпича. Обратите внимание на "тевтонскую вязь" на торцах. Для литовской готики характерны именно такие храмы - тяжёлые и лишённые башни. Внутри готический интерьер с нервюрными сводами, но когда мы вошли - шла служба, и прихожане смотрели на нас очень неодобрительно (это, кстати, особенность литовских костёлов - вне службы хоть обснимайся, а службе изволь не мешать, и я считаю, что это правильно). Богослужение на литовском под готическими сводами звучало как латынь:

8.


Через мостик от костёла - так называемый Старый рынок, бывший центром города в 15-16 веках. Однако в 1598 и 1600 годах разбогатевший и повышенный в статусе Кедайняй дважды горел, и при перепланировке центр сместился чуть ниже по течению. Старый рынок же отдали новому меньшинству, активно переселявшемуся в ВКЛ после Люблинской унии - евреям.

9.


На обратной стороне Старого Рынка стоят целых две синагоги - редкий случай в Литве! Справа Старая (1784, старейшая уцелевшая в стране), слева Новая (1834), причём последняя ещё и действующая. Рядом вроде как должен быть ещё домик шойхета (ритуального мясника) и арка с солнечными часами, но я их как-то не разглядел ни с той, ни с другой стороны:

10.


Чуть дальше в сторону центра, за таким вот "садом камней":

11.


Ещё одна синагога 19 века, при которой (само собой, в несохранившемся более старом здании) учился тот самый Элияху бен Шломо Залман, впоследствии Виленский Гаон, которому Вильнюс обязан своей славой Северного Иерусалима;

12.


Вплотную подступают хрущобы - на 9/10 Кедайняй такой, как на заднем плане:

13.


Но мы идём в очаровательный и пустынный Старый город:

14.


15.


Его образуют Рыночная площадь и три улицы - параллельная Невежису Старая улица (Сенёйи, связует синагоги с кальвинисткой церковью) и выходящие из Рынка улицы Большая (Диджёйи, справа) и Радзивиллов (слева). На углу Большой и Старой - вот такой вот чудо-дом явно в 18 (если не 17!) века:

16.


И ведь не сразу догадаешься, глядя на эти фигурки, что он просто заброшен. Такой кейданский Ужупис, ограничивающийся одним зданием:

17.


Старая улица, вид на колокольню кальвинистской церкви:

18.


Но нам пока на Ратушную площадь - вид с пешеходного мостика через Невежис, в перспектике Большая улица, делающая за чудо-домом поворот - по ней мы и пришли. На углу площади и улицы - собственно, Ратуша (1653), как и в Вильнюсе - без башни:

19.


Бюргерские дома 17-18 веков и памятник Янушу Радзивиллу - одному из самых ярких и противоречивых представителей этого рода, талантливого полководца, участника обеих русско-польских войн 17 века; в 1655 году он руководил обороной Вильно от русского войска, послед падения города бежал в Кедайняй, прихватив с собой княжескую казну (чем спас её от разорения), где заключил Кейданскую унию, подразумевавшую, ни много ни мало, выход ВКЛ из Речи Посполитой и пользу Швеции, в тот момент как раз громившей Польшу - в обновлённой Литве Януш планировал стать великим князем, а Кедайняй - возможно, сделать столицей? Как бы то ни было, другие магнаты во главе с Сапегой Януша не поддержали, он отступил с верными людьми и в том же году умер в Подляшье. Те же события стали началом конца и для Кедайняя.

20.


А в период своего расцвета - в первой половине 17 века - он был центром протестантской иммиграции, поэтому здесь довольно быстро возникли, помимо славянской, литовской и еврейской ещё немецкая и шотландская (!) общины. Среди иностраннцев были известные в Литве учёные (например, фортификатор Адам Фрейтаг), философы, писатели - и при этом они усваивали именно литовскую (а не польскую или немецкую) культуру и язык - Кедайняй стал одним из последних оплотов собственно литовской идентичности в Речи Посполитой.
На другом конце площади дом бургомистра-шотландца Юргеса Андерсена того же времени:

21.


У берега Невежиса - вот такая вот чудная штука, в смысл которой вникнуть мне не дано. На самом деле это памятник Чеславу Милошу, польскому поэту, лауреату Нобелевской премии и "Праведнику Мира", который родился в этих краях (хотя был ли он непосредственно в Кейданах - точно не знаю).

22.


Противоположная Невежису сторона площади не сохранилась, и над советским "протезом" нависает главный храм Кедайняя - кальвинистская церковь (1631-53), размерами достойная костёла за рекой... собственно, около ста лет, до её постройки, кальвинисты служили как раз там:

23.


Эту тему я упоминал и в прошлых постах - Литва к концу 16 века чуть не стал протестантским государством: к 1581 году кальвинизм исповедовало 56% её дворянства, а крестьяне были обязаны веровать так, как скажет их господин. Начал всё это Христофор Радзивилл Рыжий в середине 16 века, ну а огромное влияние Радзивиллов запустило цепную реакцию. Поляки после Люблинской унии быстро взялись наводить порядок при помощи иезуитов... а в итоге в проигрыше оказались православные: многие из них перешли в кальвинизм, а их дети "вернулись" уже в католичество. Но в этом и уникальность Кедайняя - когда по всему ВКЛ кальвинистские общины были мирным путём искоренены, здесь они, напротив, были на самом подъёме. Бастионом кальвинизма Кедайняй встретил и свой упадок на рубеже 17-18 веков, когда и Радзивиллы отошли на второй план, и сама Речь Посполитая неминуемо скатывалась к гибели. Но огромная кальвинистская церковь этой типично литовской композиции "четыре башни по углам" осталась как памятник. В её подвале усыпальница Радзивиллов, но дверь была заперта. А Старая улица, если приглядеться, соединяет кальвинистский храм и синагогу:

24.


Перед церковью так называемый "дом ректора" (1660) - нет, университета тут не было, а вот гимназия действует с 1625 года.

25.


Ещё пара зарисовок отсюда. Задворки Ратуши:

26.


Задворки дома напротив церкви:

27.


Странная инсталляция:

27а.


Улица Радзивиллов, по которой мы пошли от площади, в отличие от Большой, старой застройки не сохранила, однако чуть поодаль меж двух улиц вклинился бывший монастырь кармелитов (1702, закрыт в 1832) - его жилые корпуса 19 века обращены на Большую улицу, и в 1921 году в них открылся краеведческий музей - первый в независимой Литве. Там находится крупнейшая коллекция резных крестов Венцаса Свирксиса, самого известного в Литве 19 века мастера-крестореза, но в день нашего приезда (воскресение) музей оказался закрыт.

28.


А на улицу Радзивиллов обращён внушительных размеров деревянный костёл Святого Иосифа (1760) со звонницей (1804):

29.


Не устаю поражаться красоте интерьеров в РЯДОВЫХ литовских костёлах:

30.


Дальше Старый город понемногу рассасывается. России он достался в таком упадке, что в Ковенской губернии Кейданам дали лишь статус местечка при магнатской усадьбе, которая 1811 году от Радзивиллов прешла к Чапским. О былом величии напоминали разве что события и 1831, и 1863, и даже 1919 годов - здесь были особенно жестокие бои польских восстаний, а в Гражданскую литовские добровольцы здесь остановили наступление Красной Армии на Каунас.
В общем о Российской импери тут напоминает немногое.

31.


А вот при Первой республике городок явно оживился, причём ещё до окончания войны здесь успели открыть библиотеку (1920) и краеведческий музей (1921), а в 1920-30-е много построить по окраинам - больше, чем в иных уездных городах:

32.


33.


34.


Не знаю, чему памятник, но я тут почему-то вспомнил, что Кедайняй с 1880-х годов славился на всю Литву своими огурцами:

35.


Сама по себе эта часть города примерно в двух километрах от Ратуши - бывшее отдельное местечко Новый Кедайняй, основанное в 1629 году, когда по приглашению Радзивилла сюда приехали немцы. Правда, были они лютеранами, поэтому им дали землю чуть в стороне. На высоком холме, среди часовен бывшего кладбища, уцелела кирха (1655), к которой мы собственно и шли. Увы, она оказалась тоже закрыта, а ведь внутри там росписи 17 века:

36.


Самый крупный склеп, если я не ошибаюсь, принадлежит уже упомянутому Адаму Фрейтагу. Здесь уже вплотную подступает Кедайняй хрущобно-пролетарский (старые кварталы разршены в войну), и там, дальше, он мало отличается от сотен других городов между Прибалтикой и Дальним Востоком.

37.


38.


Мимо пустующего (по случаю воскресения) рынка, мимо домов с цепными собаками, мимо видимо районной администрации мы вернулись на Большую улицу:

39.


С почти типовой и очень маленькой Спасо-Преобораженской церковью (1864). К слову, при Радзивиллах тут был и православный монастырь Спаса на Крови к югу от нынешней площади, исчезнувший где-то в 18 веке.

40.


Напротив та самая гимназия - здание, видимо, тоже 1860-х, но действует она непрерывно с 1625 года. На этой же площади, кстати, и местная "Максима", и в общем за пределами Старого города Кедайняй оживлён, люден и шумен.

41.


По Большой улице возвращаемся к машине (той самой, которая вчера пропала):

42.


43.


Откровенно говоря, в Литве совсем немного цельных старых городов, даже уездных, не говоря уж про ВКЛовские - не сравнить ни с Западной Украиной, ни (предположительно) Латвией. Большие Вильнюс, Каунас и Клайпеда, а из маленьких - да только Кедайняй и есть, по сути дела. А был ещё Кельме, который кабы не война вполне мог тоже входить в "программу-минимум" - его небольшой старый город был почти целиком деревянным (там, впрочем, уцелели старая усадьба, костёл и ещё более старая, чем здесь, кальвинистская церковь).

44.


И в довершение к культовым постройкам пяти конфессий и религий (католичество, лютеранство, кальвинизм, православие, иудейство) тут есть ещё и Минарет, на поиски которого мы и отправились. Дело в том, что в 1866 году кедайняйская усадьба от Чапских перешла к самому Эдуарду Тотлебену, величайшему фортификатору России 19 века, чьи крепости стерегли страну от Выборга до Бендер - он и воздвиг в своей усадьбе декоративный минарет как память о Крымской и русско-турецких войнах. Чуть позже, в 1871 году аккурат мимо усадьбы прошла Либаво-Роменская железная дорога, построенная для вывоза балтийским морем украинских хлебов. Кедайняй начал оживать и в 1886 году вновь получил права города.
Но усадьба далеко на окраине. Проехали под виадуком времён Первой республики - его предшественник, видимо, был разрушен в Первую Мировую:

45.


А вокзальчик - видимо, во Вторую: теперь здесь сталинка. На площади пустынно, кругом бурьян, рядом двое пьяненьких мужиков матерились по-русски.

46.


В принципе тут 6 раз в день проходят поезда между Вильнюсом и Клайпедой, а на боковом пути стоят российские цистерны явно туда же, в Клайпедский порт. За этими цистернами можно разглядеть Минарет, но вот способов обойти их тут не предусмотрено - пришлось объезжать через оборудованный переезд чуть дальше. Тем не менее, вокзал стоит по сути на опушке усадебного парка:

47.


Вот и сам Минарет (1880), столь уместный в этом городе пяти религий:

48.


А вот сама усадьба Тотлебена без остатка разрушена войной - хотя тут был один из лучших дворцов Литвы, основанный ещё Чапским (1850-е), кроме башен Тотлебена (1871):

49.


Осталась разве что плотина, да и то вполне может быть гораздо более поздней:

50.


Следующие 7-8 частей - про Каунас, "национальную столицу" Литвы, её Петербург.

ЛИТВА-2013
Вступление и оглавление.
Граница Литовского княжества.
Из Москвы в Белую Русь. Смоляны, Лепель и Бабцы.
Из Белой Руси в Чёрную Русь. Бегомль, Будслав, Вилейка.
Из Чёрной Руси и Литву. Сморгонь, Крево, Медининкай.
Вильнюс.
Виды сверху.
Виленские замки.
Виленский университет.
Пилес - Диджёйи - Аушрос-Варту. Ось Старого города.
Старый город. Общее.
Старый город. Избранное.
Республика Ужупис.
Антакальнис (Антоколь).
Павильняйские холмы и Бельмонтас.
Новый город. Вокзал и Погулянка.
Новый город. Лукишкес (Лукишки).
Новый город. Жверинас (Зверинец) и Шнипишкес.
Северный Иерусалим. Гетто и Панеряй.
Виленская кальвария.
Жизнь в сокровищнице. Люди и реалии Вильнюса.
Литва. Прошлое и настоящее.
Живая земля. Природа и деревня.
Литовский стиль. Искусство и архитектура.
Люди и реалии.
Окрестности двух столиц
Тракай. Город и караимы.
Тракай. Озёра и замки.
Румшишкес. Литовский скансен.
Румшишкес - Аукштадварис. Местечко, юрта и Чёртова яма.
Кедайняй.
Каунас.
Костёл Воскрешения и городской колорит.
Замок и Ратушная площадь.
Старый город.
Новый город.
Рамибес, вокзал, Верхний город..
Предместья. Алексотас, Шанцы и Пажайслисс.
Ковенская крепость.
Малая Литва (Мемельланд).
Дорога замков Немана. Из Каунаса в Мемельланд.
Панемуне и Русне.
Клайпеда. Новый город.
Клайпеда. Старый город.
Клайпеда. Смилтине и Копгалис.
Куршская коса.
Нида - столица косы.
Жемайтия (Жмудь, Самогития, Нижняя земля).
Паланга.
Кретинга.
Жемайтия, Жмудь, Самогития... Национальный парк и Варняй.
Жемайтская Кальвария.
Тельшяй. Столица Жемайтии.
Гора Крестов.
Шяуляй.
Аукштайтия (Верхняя земля).
Аникщяй.
Аукштайтский национальный парк.
Зарасай и Стельмуже.
Домой через Латгалию.
Даугавпилс. Старый город.
Даугавпилс. Гаёк и Новострое строение.
Даугавпилс. Динабургская крепость.
Латгальская глубинка.
Аглона.
Краслава.
В Москву через Люббавичи.
Tags: "Балтийские ветры", "Немецкая мелодия", "Черта оседлости", ВКЛ, деревянное, дорожное, индустриальный гигант
Subscribe
promo varandej март 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →