varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Аникщяй



Ещё один литовский городок (11 тыс. жителей), совершенно неизвестный в России. Между тем, здесь находятся самый высокий в Литве костёл, несколько музеев писателей и художников, и самое главное - почти что действующая узкоколейка, причём старейшая сохранившаяся в бывшей Российской империи (1896-99). Аникщяем я открываю рассказ про последний на нашем пути литовский исторический район - Озёрный край Аукштайтии.

Прошлую часть я закончил тем, что мы покинули Шяуляй и были досмотрены полицией на объездной Паневежиса. Последний стоит на реке Невежис, которая и разделяла исторически Жемайтию и Аукштайтию. Пейзаж меняется - и сразу понимаешь, почему символом Аукштайтии был Конь (в противоположность жемайтскому Медведю):

2.


Хотя лесов тут тоже много - но общее ощущение простора, в противоположность жемайтской укромности, сопровождает и в лесу. А вот недалеко от Аникщяя Швянтойская мини-ГЭС у села Каварскас:

3.


Местечко Аникщяй, или Оникты, известно с 1442 года, и в общем-то ничем особым не выделялось среди многих других. Статус города Аникщяй получил лишь в 1792 году, да и то всего на три года: в России решили - мелковат будет... Однако так случилось, что в 19 веке Оникшты сделались едва ли не литературной столицей Литвы, как в России 19 века Орловская губерния - здесь родились известные в Литве поэты Антанас Баранаускас (важнейшее произведение которого так и называется - "Аникщяйский бор"), ему двоюродным внучатым племянником приходился прозаик Антанас Жукаускас, более известный как Венуолис (Инок), и совсем уж сами по себе прозаик Йонас Билюнас и писательница Броне Буйвидайте, и хотя они разъехались по стране, всё же небольшое местечко стало известно среди литовцев, а писательские усадьбы стали центрами народного просвещения. И при всём при том до города Аникщяй "дорос" лишь в 1938 году.

4.


Первым делом мы поехали, конечно же, на станцию. Не могу понять, почему фотографии узкоколеек никогда (ни у меня, ни у других) не передают, НАСКОЛЬКО они на самом деле узкие:

5.


Аукштайтская узкоколейная дорога (колея 750мм) подробно описана у Сергея Болашенко, я же расскажу её историю совсем кратко. Но пожалуй главное здесь то, что это старейшая сохранившаяся узкоколейка из построенных в Российской империи: начала строиться в 1894 году, всего через два года после первой в стране Ириновской узкоколейки под Петербургом. Правда, тот старейший участок Поставы-Швянчёнёляй не сохранился, а линия Швянчёлёляй-Паневежис была пущена в 1901 году - к ней и относится сохранившийся до наших дней участок Паневежис-Рубинкяй длиной 68 километров. Дорога развивалась и при Первой республике: в 1922 году открыт участок Биржай - Ионишкелис, в 1938 году продлённый до Паневежиса. В лучшее время протяжённость железной дороги, уходившей далеко в Беларусь (например, Глубокое) была более 300 километров, а её "столицей" оставался Паневежис. Постепенное закрытие участков началось с 1970-х годов, но делалось это хотя бы по-европейски, а не по-нашему - здесь сберегли вокзальчик без путей, там паровоз поставили на постаменте - как в большом Паневежисе, так и в маленьких Биржае и Пакруойисе... всех сохранившихся артефактов АуУЖД я не знаю. Как бы то ни было, как общественный транспорт узкоколейка прекратила своё существование в 2001 году - но была сохранена и превратилась в действующий музей. У железной дороги есть и сайт с английской версией, где можно посмотреть расписание экскурсионных поездов - они курсируют летом по выходным, в основном по короткому маршруту Аникщяй-Рубинкяй, отправляясь в 11:00 и возвращаясь около 15, стоимость 20 литов (около 250 рублей).

6.


У вокзального крыльца стоял смотритель в старостильной форме - его я сфотографировать забыл, но поздоровавшись, сообщил, что пишу путеводитель по Литве. Смотритель тут же позвал Начальника, который явно обрадовался гостям издалека и лично провёл нам экскурсию.

7.


Непосредственно в здании вокзала - исторический кабинет начальника с картой железных дорог и портретом Витовта на стене:

8.


На станции - хозяйственные постройки, гидрант и грузовой вагон, на котором судя по "грузу" линию чистили от молодой поросли и нападавших за зиму от веток - верный показатель того, что она работает не круглый год:

9.


У горловины станции стояла экскурсионная платформа, на которой резвились дети-экскурсанты... и вдруг я услышал гудок и характерный стук узкоколейного вагона. Вёл его честный ТУ2 - знаменитая "кукушка", строившаяся в 1950-е годы и благодаря своим надёжности и эффектному облику ставшая символом советских узкоколеек:

10.


Оказалось, что рейсов тут несравнимо больше, чем указано в расписании - но все остальные "чартерные", по предварительной заявке, и как правило это местные свадьбы и корпоративы, и заметно реже - экскурсии для ценителей из Европы. Стоит аренда поезда недёшево - вот прайс, да ещё где набрать такую группу? Если я ничего не  путаю (а могу!), до Паневежиса нанять вагон выйдет около 7000 лит (80 тыс. рублей)... хотя при максимальной загрузке на каждого не так уж много. Этот поезд пришёл откуда-то со стороны Паневежиса:

11.


Вагон по узкоколейным меркам в отличном состоянии:

12.


А пока мы смотрели музей, раздался гудок и со стороны Рубинкяя показался ЕЩЁ ОДИН локомотив! И тащил он за собой полноценный состав:

13.


Вот это круто! На узкоколейной станции, между двумя только что прибывшими поездами, вдыхая их дымок...

14.


Вид с обратной стороны - тут ещё очень симпатичная водонапорочка:

15.


На третьем пути же, по другую сторону музеев-пакгаузов ожидала пассажиров ручная дрезина:

16.


В пакгаузе - инвентарь и техника. Слева товарные весы, а вот назначение пушки справа я запамятовал:

17.


Помощник начальника выкатил велодрезину - одну из "фишек" этого музея:

18.


И повёл её к третьему пути, где собрались экскурсанты:

19.


Собрались да поехали в музей. Пока начальник проводил нам экскурсию, дрезину успели подогнать обратно и на ней поехали уже мы (на фото, само собой, та группа):

20.


Тут уже специально построенный для музея павильон - ведь Аникщяй был небольшой промежуточной станцией, не имевшей собственного депо:

21.


Чешский паровоз Кч4 (1949-52), а в теплушке - конечно же, о репрессиях и депортациях:

22.


Мотодрезина, она же "пионерка", она же "бешеная табуретка" - основная транспорт на многих узкоколейках России. Сзади более современный тепловоз ТУ6А... кстати, довольно редкий, всё же самая ходовая на узкоколейках машина похожий на него ТУ7.

23.


Аппарат для компостирования билетов, действующий:

24.


Вид из окна пассажирского вагона на грузовые. Ближайший вагон - торфовозный, на линиях широкой колеи его аналог увидишь редко:

25.


А это что за вагон, я забыл (тем более большую часть экскурсии бегал фотографировать внезапно прибывшие поезда) - но не сомневаюсь, что кто-нибудь его классифицирует:

26.


Ну и конечно самая впечатляющая для неподготовленного человека штуковина - грузовик на железнодорожных колёсах... я, впрочем, и легковушки такие видел в Переславле-Залесском да в Колочаве.

27.


Наш рулевой Елена за рулём велодрезины:

28.


И в общем этот музей стал одним из ярчайших впечатлений поездки. В принципе его ближайший аналог - именно музей в Переславле-Залесском, с той разницей, что там экспозиция крупнее раз в 20-30 и сохранилось депо, а здесь - сохранилась действующая узкоколейка с вокзалом, чего в Переславле так и не уберегли. В принципе по данным Болашенко в Прибалтике есть около 30 действующий узкоколеек, но в основном небольших, самая значительная - линия Алуксне-Гулбене в Латвии, где государство поддерживает именно пассажирское движение. Ну а в моей практике эта узкоколейка 4-я - после Тумской под Рязанью (фотографий нет и сама она канула в Лету), Каринской под Кировом и Боржавской в Закарпатье. Но всё же настоящий "мир узкоколеек" - не этот праздник жизни, а грязные вагоны, глухие полустанки и простецкий люд, словно приехавший по этой колее из ушедших времён.

29.


От узкоколейного музея мы поехали к музею литературному. По идее в Аникщяе и окрестностях находятся музеи всех четырёх писателей, но мы ведь никого не читали, по той же причине пропустили даже дом Томаса Манна в Ниде, так что ограничились лишь основным комплексом, расположенном у автовокзала через речку от центра.

30.


В деревянном доме в 1925-57 годах, до самой смерти, жил Антанас Жукаускас, более известный как Венуолис ("Инок") - прозаик и аптекарь (!), до революции изрядно поскитавшийся в Российской империи - Либава, Москва, Тифлис... Советская власть к нему самому отнеслась благожелательно, сочтя соцреалистом, а вот его сына депортировали. Музей в доме открыли уже через год после смерти писателя.
Бетонный павльончик во дворе - ещё один музей Антанаса Баранаускаса:

31.


Я пришёл сюда буквально за 5 минут до закрытия, но меня увидела запиравшая двери молодая смотрительница... и точно так же, как железнодорожный начальник, обрадовалась гостю издалека, и сначала открыла мне дверь музея Баранаускаса. Павильончик скрывает "келью", по сути дела нумас - самый архаичный вид литовского жилища, курную избу-хлев, ушедшую в прошлое в 18-19 веках (как, кстати, и наши курные избы) - теперь такие встречаются по сёлам разве что в качестве кухонь:

32.


Барнаускас - это один из основоположников литовской литературы, по крайней мере в Великой Литве (в Малой-то ещё в 18 веке был Донелайтис, сыгравший ту же роль, что в русской словесности Пушкин). В историю Литвы вошёл не только как поэт, но и как лингвист и этнограф, исследовавший национальные говоры. Своё главное произведение "Аникщяйский бор" он создал в 1858-59 годах, и в Литве это классика первого ряда. После восстания 1862 года, имея духовное образование в Варняйской семинарии и Петербургской католической академии, сосредоточился на церковных делах и к концу жизни стал епископом. В нумасе - действительно, подобие кельи:

33.


Дальше смотрительница почти силой (я же бегал сюда на пару минут за парой кадров, оставив папу и Елену ждать в машине) затащила меня в музей Станиславаса Петрашки, о котором я раньше ни разу не слышал и судя по всему на русском языке о нём ещё вообще никто никогда не писал:

34.


Петрашка - это местный художник, отставной военный и электрик, творивший в характерном "литовском стиле" не без влияния Чюрлёниса (хотя Чюрлёнис ли это? может просто литовцы так видят мир?):

35.


Главное же в его работах - техника: картины написаны разноцветной каменной пылью. Смотрительница даже показала мне 3-минутный фильм об этой методике: Станиславас дробил камни в порошок, и наносил его на заранее нанесённые участки клея. Кто как, а я очень люблю такие нестандартные методы. В Коми на Ижме вот есть художница Татьяна Попова, мастерившая картины из перьев.

35а.


Зарисовочка с музейного двора:

36.


Дальше мы припарковались на главной в городе площади Баранаускаса, где с остатками местечковой застройки...

37.


...соседствует театр (скорее всего бывший ДК), вполне достойный Каунаса. Вот таким вещам в Литве стоит завидовать, а не коттеджикам по окраинам:

38.


Туринфоцентр напротив - отличный образец этно-тека:

39.


Самый крупный в Оникштах старый дом. Интересно, почему из двух половин? Вторая, может быть, синагога?

40.


И среди всего этого - непостижимо гигантский костёл Святого Матвея (1889-1914). Его башни - самые высокие в Литве, 76 метров. Откуда он тут взялся - не берусь предполагать, но скорее всего детище епископа Баранаускаса.

41.


А у костёла нам, конечно же, опять встретился смотритель и опять очень обрадовался гостям издалека. В общем, три положительные встречи - и Аникщяй запомнился нам едва ли не самым добрым и цивилизованным городом Литвы (ну может кроме Ниды). Правда, тут в это время начинался праздник Открытия сезона (то есть начала лета), который Литва отмечала все выходные, а ориентированный на внутренний туризм Аникщяй особенно - может, дело ещё и в этом.

42.


Наверх ведёт лестница, но подниматься до странного легко, и мы не были единственными туристами:

43.


Вид на восток, в одном кадре почти всё местечко Оникшты - ведь даже дом Венуолиса стоял уже в селе Ажупечяй, позже включённом в состав городе. Обратите внимание на трубу справа - это главное предприятие Аникщяя, местный винзавод, специализирующийся на яблочных и ягодных винах. Первую винокурню основал в своём подвале в 1926 году некто Балис Каразия, который и считается его основателем.

44.


Чуть левее. Квартал с новостроечками по крайней мере на "дальней" стороне занят гостиницей, за которой виден ДК. Под самым собором - памятник Баранаускасу:

45.


Плотина на Швентойи - не мини-ГЭС, а регулятор стока, возможно для ГЭС, показанной в начале поста.

46.


Вдали в холмах - водонапорная башня явно времён Первой республики:

47.


А чуть ближе и левее - станция узкоколейки. В лесу за ней, оказывается, внушительных размеров фабрика - в Аникщяе добывают кварцевый песок, который узкоколейках и возила на заводы Паневежиса:

48.


Дальше видна в основном костёльная  крыша:

49.


Да вдалеке чуть ли не копры - стройматериалы тут добывают ещё и шахтным способом:

50.


А с другой стороны над домами и лесом поднимается летающая тарелка:

51.


Далее мы пообедали в очень приятном ресторане на выезде из города, при какой-то гостинице для спортсменов. Там подавали литовскую "магнатскую" кухню вроде мяса под медовым соусом... правда видимо под вечер половины блюд не оказалось в наличии, и сославшись на непонимание русского языка, нам принесли их ближайшие аналоги. Отсюда мы взяли курс на папин город детства Зарасай... но сначала покажу глубинку Аукштайтии - национальный парк.

ЛИТВА-2013
Вступление и оглавление.
Граница Литовского княжества.
Из Москвы в Белую Русь. Смоляны, Лепель и Бабцы.
Из Белой Руси в Чёрную Русь. Бегомль, Будслав, Вилейка.
Из Чёрной Руси и Литву. Сморгонь, Крево, Медининкай.
Вильнюс.
Виды сверху.
Виленские замки.
Виленский университет.
Пилес - Диджёйи - Аушрос-Варту. Ось Старого города.
Старый город. Общее.
Старый город. Избранное.
Республика Ужупис.
Антакальнис (Антоколь).
Павильняйские холмы и Бельмонтас.
Новый город. Вокзал и Погулянка.
Новый город. Лукишкес (Лукишки).
Новый город. Жверинас (Зверинец) и Шнипишкес.
Северный Иерусалим. Гетто и Панеряй.
Виленская кальвария.
Жизнь в сокровищнице. Люди и реалии Вильнюса.
Литва. Прошлое и настоящее.
Живая земля. Природа и деревня.
Литовский стиль. Искусство и архитектура.
Деревянный Идишланд.
Люди и реалии.
Окрестности двух столиц
Тракай. Город и караимы.
Тракай. Озёра и замки.
Румшишкес. Литовский скансен.
Румшишкес - Аукштадварис. Местечко, юрта и Чёртова яма.
Кедайняй.
Каунас.
Костёл Воскрешения и виды города.
Люди и черти.
Замок и Ратушная площадь.
Старый город.
Новый город.
Предместья. Рамибес, вокзал, Зелёная гора.
Предместья. Алексотас, Шанцы и Пажайслисс.
Ковенская крепость.
Малая Литва (Мемельланд) и балтийское взморье.
Дорога замков Немана. Из Каунаса в Мемельланд.
Панемуне. Самый маленький город бывшего СССР.
Шилуте и Русне. Глубинка Мемельланда.
Закат в Паланге. Выход к морю.
Паланга и Кретинга. Города и усадьбы.
Клайпеда. Новый город.
Клайпеда. Старый город.
Клайпеда. Смилтине и Копгалис.
Куршская коса. Неринга.
Куршская коса. Нида - столица косы.
Жемайтия (Жмудь, Самогития, Нижняя земля).
Жемайтия, Жмудь, Самогития... Национальный парк и Варняй.
Тельшяй. Столица Жемайтии.
Жемайтская Кальвария.
Гора Крестов.
Шяуляй.
Аукштайтия (Верхняя земля). Озёрный край.
Аникщяй.
Аукштайтский национальный парк.
Зарасай.
Палуше, Стельмуже, Индрица. Старейшие деревянные церкви Прибалтики.
Долгая дорога к дому. Латгалия, Беларусь, Люббавичи.
Tags: "Балтийские ветры", ВКЛ, Литва, деревянное, дорожное, ручная работа, транспорт, этнография
Subscribe
promo varandej june 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →