varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Даугавпилс. Часть 2: Гаёк, Новое Строение, Грива...



Как уже говорилось в прошлой части, при всей безрадостности своей современности Даугавпилс - город действительно интересный. По своей сути он куда более восточный, чем Вильнюс или Витебск, в нём примерно на равных сосуществуют три религии - католичество, православие и староверие, и именно последнее делает его неповторимым. И хотя в Даугавпилсе есть целостный и довольно ухоженный центр времён Российской империи (показанный в прошлой части), за самыми интересными достопримечательностями придётся лезть в мрачные рабочие предместья.

Даугавпилс устроен настолько забористо, что не обойтись без карты - три заметных преграды (Двина, дамба вокруг центра и железная дорога) определили его деление на районы. Районом является и Динабургская крепость, очертания которой прекрасно видны с воздуха, отделённая от центра застроенной в 1960-80-е годы эспланадой. Но о крепости будет 3-я часть, а маршрут первых двух постов пролегал через пункты, отмеченные красными цифрами в порядке возрастания (сам маршрут не прокладываю, так как от места к месту мы ходили отнюдь не по кратчайшей прямой) - в прошлой части были пункты 1-3, ну а остальные далее:

2.


Между №№4 и 5 хорошо видна старая дамба, насыпанная в 1833-41 годах для защиты города (перенесённого в 1810-26 годах с места бывшей крепости) от наводнений. За дамбой в конце 19 века вырос район Гаёк, судя по названию - на месте приречной рощицы ("гай" - маленький лиственный лес), который и осмотрим первым. Странная штуковина у начала дамбы - ни что иное, как памятник Марку Ротко, известнейшему американскому художнику, создававшему примерно такие картины, одна из которых в 2012 году стала самым дорогим когда-либо проданным произведением второй половины ХХ века. Ротко родился в Двинске в 1903 году в еврейской семье Роткович:

3.


За Двиной хорошо видна Грива - довольно своенравное предместье Динабурга в устье речки Лауцеса: ведь как уже говорилось, Латгалии (Инфлянтам Польским) принадлежал лишь этот берег, а там находилось капиталистическое Курляндское герцогство, его самая дальняя область Селия. Войдя в состав России (1795), герцогство сменилось губернией, и всё-таки в 1839 году Гриву объединили с Динабургом - хотя и с рядом оговорок (например, туда не возвращалось крепостное право, отмененное в Курляндской губернии в 1815 году). Спустя 10 лет Грива опять отделилась и вернулась в Курляндскую губернию, а ещё сильнее её самостоятельность укрепила Либаво-Роменская железная дорога, в 1873 году прошедшая через станцию Калкуны - тем самым и Динабург, и Грива стали перекрёстками железных дорог. К началу ХХ века здесь жило 12 тысяч человек - больше, чем например в Вентспилсе или Екабпилсе. В 1912 году Грива получила городские права, и лишь в 1953 окончательно вошла в состав Даугавпилса. Тем не менее, здесь её воспринимают как другой город. Там и храмы свои: вот башенка Покровско-Воздвиженско-Никольской старообрядческой моленной (1905) на фоне костёла:

4.


Но в Гриву - в конце поста, сейчас же пойдём на Гаёк. Если развернуться на 180 градусов - увидишь нависающую ТЭЦ. Она построена в 1911 году, но обращённый к Двине корпус видимо советский:

5.


Старый корпус - с обратной стороны:

6.


Гаёк встречает вот такими дворами - обыкновенная рабочая слободка, коих тысячи в России и почти нет в Прибалтике.

7.


Вход в Гаёк - по улице Нометню, отмеченной заросшей маневровой веткой прямо под чьими-то окнами. Впрочем, начало улицы с "Макдональдсом" ("Почему не сфотографировали? Вы специально выбирали самые отвратительные ракурсы!") адски перекопано под благоустройство.

8.


Старинных зданий на Гайке сохранилось немного - скорее всего, район был застроен пролетарскими лачугами, которые затем органично вытеснили пятиэтажки. Местная особенность - вот такие ворота, причём характерны они для всего Даугавпилса, один из трёх кадров снят в Новом Строении:

9.


Отдельные капитальные здания - как казённые (например, белорусская школа), так и частные. Дверь на углу - верный признак магазина: тут скорее всего жил какой-нибудь преуспевший еврей.

10.


А на заднем плане - Благовещенско-Никольская моленная (1887), в 1907 году приросшая колокольней с золотым куполом. Всего в Даугавпилсе 6-7 моленных, по одной на исторический район, кроме центра. Моленная - не специфический термин, это действительно не церковь, а часовня без алтаря. Дело в том, что латгальские староверы были почти исключительно беспоповцами: считая никонианство несовместимой с жизнью ересью, они не могли принимать оттуда священников с сохранением сана, и когда умерли последние батюшки "первого поколения" староверов, в принципе отказались от этого института. В итоге они сохранили только два таниства - Крещения и исповеди. Первоначально они отрицали даже брак, утешая себя тем, что с приходом Антихриста само продолжение человеческого рода - преступно. Основными течениями беспоповцев были более умеренные поморцы (в итоге признавшие брак и моления за Царя) и более радикальные федосеевцы, отвергавшие всякое взаимодействие с государством - их центром был Преображенский посёлок в Москве. Латгалия была вотчиной федосеевецев - беспоповство вообще оформилось в Новгороде, а основоположник Феодосий Васильев в 1699 году переселился в Инфлянты. Но слабым местом староверия было именно протестное начало, обрёкшее его на бесконечное дробление - к ХХ веку в Латгалии было 5 основных старообрядческих "сект", входивших во все три крупнейших течения беспоповства (поморцы, филипповцы и 3 вида федосеевцев), причём местной спецификой были "слабоверные" польские и рижские федосеевцы, признававшие брак.... впрочем, продолжу рассказ у следующей моленной.

11.


Другой старообрячедский памятник на Гайке (Нометню, 21) - дом Милентия Каллистратова, ныне занятый Российским культурным центром. Каллистратов был старовером, до революции народным учителем, при I Республике - депутатом Сейма, продвигавших там права русских вообще и староверов в частности - и надо сказать, последним при I Республике жилось неплохо. Расстреляли Каллистратова НКВДшники в 1941 году - это опять к тому, что валить в одну кучу "русское" и "советское" в корне неверно (ведь и многие нынешние "негры" в Перестройку боролись с советской властью, и своё нынешнее положение считают предательством со стороны латышей).

12.


Запомните эту развилку - слева Нометню, справа Дзелцелю (Железнодорожная), по которой мы покинем Гаёк. Пока же мы пошли по большой улице (продолжение Нометню):

13.


К старой насосной станции (1889), ныне занятой музеем. Но вход в него мы не нашли (видимо, со стороны Даугавы), кругом мрачная промзона с бетонными заборами, ржавыми воротами, рельсами в асфальте и бритоголовыми молодчиками, в общем можно было и не ходить. Зато в этом же районе находится пивоварня. некогда крупнейшая в Витебской губернии.

14.


Вернувшись к развилке, мы пошли в сторону Нового Строения. Красное здание - бывший грузовой вокзал:

15.


Двор на Гайке. Думаю, не стоит пояснять что в тот майские приезд мы не услышали на улицах латышской речи ни разу:

16.


Последнее здание Гайка у окончания дамбы - действительно огромная тюрьма "Белый Лебедь" (не путать с колонией пожизненного заключения на Урале!), гостеприимно распахнувшая дверь в 1863 году. Изначально называлась Красным домом, но позже её стали белить, а крышу увенчал флюгер в виде лебедя (поближе снять забыл). Здесь был расстрелян Каллистартов, но в основном в "Белом Лебеде" сидят обычные уголовники. Или необычные - например маньяк Каспар Петров, местный Раскольников, убивавший в Риге одиноких старушек с целью ограбления квартир и подводивший под это теоретическую базу "естественного отбора" (только вот Раскольников на первой старушке раскаялся, а этот нелюдь убил 38 - больше, чем любая рижская ОПГ). Но дело даже не в этом: откровенно говоря, тюрьма - это самое грязное предприятие, которое только бывает, по крайней мере в известных мне городах "до 100 тыс." с тюрьмами мутаций у людей гораздо больше, чем при любой тяжёлой индустрии. А в Даугавпилсе она ведь не единственная...

17.


Дамба переходит в насыпь эстакады, по которой пересекаем железную дорогу - вид в сторону центра, справа на холме начинается Новое Строение:

18.


Новое Строение - топоним вполне себе дореволюционный, да и в принципе всякую казёнщину в топонимику внесла отнюдь не советская власть. Просто во второй половине 19 века разрошийся город "выплеснулся" за железную дорогу, потянулся к Петербургскому вокзалу, и ныне Новое Строение - крупнейший район Даугавпилса.

19.


А на рубеже 19-20 веков оформился его центр - Церковная горка, которую венчают целых 4 храма. В кадре три из них - православный Борисоглебский собор (1905), кирха Лютера (1883-89)  и костёл Зачатия Девы Марии (1902-05), чуть поодаль ещё и крупнейшая в городе Никольско-Рождественская моленная (1908-28).

20.


Борисоглебский собор характерной вытянутой формы на первый взгляд очень оригинален, но на самом деле это почти типовой проект "полкового храма", куда солдаты могли зайти строем. Его посвящение намекает на Борисоглебск - как назывался Динабург в 1656-66 годах, покорённый Русским царством.

21.


Прежде, с 1866 года, здесь стояла куда более уникальная Железная церковь Константина и Елены, с постройкой собора перенесённая в село Ерсика на полпути (по 60км) в Екабпилс, ещё до прихода крестоносцев бывшее столицей удельного княжества - я очень хотел туда попасть, но не успел ни в мае, ни в июле. Между тем, памятники металлического зодчества мне в принципе интересны в силу своей малочисленности:

22. фото из латышской википедии.


Кирха Лютера - старейший храм Церковной горки и чуть ли не единственная в городе. Это в лютеранской-то Латвии... но и латгальцы были в основном католиками, и немцы составляли в Двинске лишь 4% населения.

23.


Потому и кирха здесь куда больше напоминает кирхи "русских немцев", чем лютеранские церкви Остзейской земли:

24.


Костёл, стилизованный под Аглонскую базилику - уже совершенно местный:

25.


Белые костёльные башни куда привычнее в Литве. Но вот интерьер тут совсем уже не литовский...

26.


Между тремя храмами несколько капитальных зданий, среди которых есть и краснокирпичная польская гимназия, и модерновый дом невыясненного происхождения:

27.


И даже водонапорная башня:

28.


Но в основном Новое Строение - это частный сектор донельзя белорусско-литовской архитектуры, за кварталом которого от кирхи и костёла хорошо видны главки моленной на параллельной улице Пушкина:

29.


Заложенная в "золотой век" староверия (1906-1917), достроенная при I Республике, это один из самых больших и красивых старообрядческих храмов, ныне принадлежающий, если я не ошибаюсь, поморцам. Беспоповцы в 18-19 веках вообще привыкли жить скрытно и обособленно, не принимая ни католических, ни новообрядческих "еретиков". Они были абсолютно сами в себе, не участвовали в Польских восстаниях, и жить пытались не покидая русского Средневековья - помимо трезвости, они запрещали себе и такие вещи, как табак, чай, сахар, "конфекты" (кондитерские изделия)... ведь и чай, и шоколад принесли на Святую Русь заморские слуги Антихриста. Они были малограмотны, но чисты и честны. У них не было священников - но были наставники из числа самых образованных мирян, которых они называли "батюшками", но даже в наше время бородатый наставник в чёрной рясе может выглядеть строже любого монаха. У них были странствующие учителя, учившие детей грамоте от деревни к деревне, были свои иконописцы-самоучки и даже мастерская в Режице. Но автономность общин, дефицит централизованного образования (грамотность у них была высока, но не более) приводили к многочисленным коллизиям в бесконечном поиске истины - так, в середине 19 века в беспоповские общины активно просачивались крестившиеся евреи, один даже стал батюшкой, но привнёс в свою общину много иудейских законов (вроде субботнего дня). Настоящим конкурентом староверов стали протестанты - баптисты и адвентисты, чьи идеи были красивы, а проповедь отработана. Власть даже в худшие времена лишь запрещала в Латгалии строить новые моленные и ремонтировать старые, но не отнимала их целенаправленно, а постепенно со времён Александра II начинается потепление, итогом которого стал "закон о веротерпимости" 1906 года. Наступивший "золотой век" в России оборвали уже не православные, а атеисты... но здесь он затянулся до 1940 года. Однако, как пишет Владимир Никонов в купленной здесь же книге "Староверие Латгалии", именно тогда неповторимая общность латгальских беспоповцев разрушилась - думаю, не надо объяснять, что делает с русским человеком ситуация "теперь можно!".

30.


Тем не менее, тот период дал много архитектурных шедевров - выйдя из тени, староверы активно искали отличную от никонианской форму для своего храма. Сравнение этой моленной с московскими аналогами показывает, что здесь пошли чуть-чуть иным путём. А в эту моленную мы даже сумели зайти - правда, Елене пришлось надеть платок и юбку, которые на такой случай лежат у входа. Вообще, ответ на вопрос "как войти в староверческую моленную?" (куда вообще-то посторонним нельзя) очень прост - попросить. Но - именно попросить, а не "спросить разрешения" и не "потребовать". И сколько раз бывало - преодолев первое недоверие, я обнаруживал староверов добрыми и небезразличными ко мне людьми.А вот фотографировать в их храмах - и поповских, беспоповских - запрещено строжайше, хотя убранство их очень красиво и архаично. Интересно, что в беспоповских моленных почти всегда стоят скамьи, как в западных церквях. Но прежде я никогда не видел беспоповских моленных такого размера:

31.


Есть на Новом Строении и другие моленные, а завершает квартет Успенская единоверческая церковь (1877) во дворе пятиэтажек, до которой отсюда идти минут 10-15 по улице Пушкина. Единоверие - это внутриправославное униатство, его адепты окормляются Московским патриархатом, но служат по старом обряду. Сейчас, впрочем, это обычный православный храм.

32.


В основном же Новое Строение выглядит так, и потрясающе напоминает купеческие и мещанские окраины российских городов... причём не на Псковщине, а в Поволжье, на Урале, в Сибири. Мне здесь почему-то постоянно вспоминалось Рабочее предместье в Иркутске. И ходить тут, прямо скажем, некомфортно:

33.


34.


35.


36.


37.


Ближе к железной дороге начинается промзона, многие заводы заброшены:

38.


Попадаются и капитальные, часто довольно интересные здания - вероятно, особняки фабрикантов:

39.


А среди всего этого интереснейший промышленный памятник, видимый из самых разных точек - пожалуй, это главная высотная доминанта в центре Даугавпилса: башня-дроболитейня (1886) высотой 28 метров.

40.


Легко подумать, что это водонапорка, но нет - башня сама является производственным зданием. Принцип её работы до неприличия прост: наверх подаётся расплавленный свинец, который затем сливаеттся через некое подобие друшлагов с дырками разного размера. Под башней ещё яма глубиной 20 метров, и таким образом падая с 40-метровой высоты, капли расплавленного металла принимают идеально круглую форму и затвердевают от охлаждения, достигая дна дробинками разного калибра. Со среды по пятницу дроболитейня даже работает и на неё можно заказать экскурсию: +371 277 666 55 или visit@dsr.lv. Правда, когда добрые тётеньки-баптистки из церкви в соседнем здании, которых мы расспросили, как попасть в башню, позвонили по этому телефону - девчёнка там отвечала им только на латышском.
UPD: пост unclejosef, который таки сумел попасть вовнутрь.
В целом же - один из интереснейших старопромышленных памятников, что я видел. Вот так башня выглядит с обратной стороны, от моленной:

41.


Напротив дроболитейни - старая больница с красивыми деревянными вставками:

42.


Вот и вокзал впереди, вдалеке купол старейшего в городе храма, костёла Петра в веригах (1845-48) и многоэтажный отель на площади Единства. Круг почти замкнулся:

43.


Уже в низине непосредственно к станции примыкает пустырь, на котором огромный бетонный крест в память о польских солдатах. Латгалия была отвоевана у Красной Армии в советско-польской войне. после чего гордые паны даровали её Латвии.

44.


Напоследок, как и обещал, несколько кадров из Гривы - прямо скажем, впечатления бывшего города (архитектурно) она никак не производит.

45.


46.


Котельная времён, видимо, I республики у Моста Единства:

47.


И ещё одна Покровско-Воздвиженско-Никольская моленная (1905), башенку которой я показывал издалека в самом начале. Она тут не одна - ещё Благовещенско-Никольская моленная в Нидеркунах, Успенско-Никольская в Юдовке, а также Никольская православная церковь (1924). Вообще же, староверы в Даугавпилсе очень заметны - бородатые мужики исконного вида на улицах встречаются нередко, одним из последний впечатлений июльской поездки, уже на вокзале в Риге, стал бегущий на дизель старообрядец с большой бородой и в по-старорусски подпоясанной рубахе.

48.


Вид из Гривы на Даугавпилс, примерно противолежающий тому, что в начале поста:

49.


Ну а нам дорога в Динабургскую крепость - через бывшую эспланаду (пояс голой земли вокруг крепости), застроенную многоэтажками в советское время:

50.


...В комментариях к прошлой части forr_vl перечислил, какие блага цивилизации есть в Даугавпилсе и нет в Великих Луках: отличные дороги, куча хороших кафе и ресторанов (не заметил - varandej), многозальный кинотеатр, (....) автобусы с трамваями каждые 5 минут на любом маршруте, современная гостиница и крытый рынок, пешеходная ухоженная ул. Ригас, вежливый персонал во всех учреждениях (спорно - varandej), (....) множество спортзалов и стадионов, ледовая арена в парке железнодорожников, спидвей(кажется в РФ умер) вплоть до этапа ЧМ (...) летняя эстрада в Стропах, количество парков в городе...ухоженных.
Это о том, как сложно сравнивать города России с городами небольших стран. Вот Даугавпилс, 100 тысяч жителей и второй по величине город страны. С чем его соотнести - с Петербургом, с Новосибирском, который вдвое крупнее Риги? Или с равными по размеру Великими Луками, которые у нас в конце 2-й сотни (в Латвии всего стольких городов нет)?

ЛАТВИЯ-2013
Латвийские ветры. Обзор.
Латвия в общем.
Три истории Латвии. Латгалия, Видземе и Курляндия.
Латыш и его господин. Как Остзейский край стал Латвией.
Люди и реалии.
Транспорт Латвии.
Майская Латгалия. Проездом из Литвы.
Даугавпилс. Центр
Даугавпилс. Грива, Гаёк, Новое Строение.
Даугавпилс. Динабургская крепость.
Латгальская глубинка. Деревни и религии.
Аглона. Центр католичества Латвии.
Краслава.
Возвращение в Латгалию и дорога на Ригу (июль-2013).
Резекне.
Варакляны.
Екабпилс. Крустпилс.
Екабпилс. Центр.
Кокнесе.
Лиелварде.
Tags: "Балтийские ветры", "Молох", "Немецкая мелодия", "Раскол", "Черта оседлости", ВКЛ, Латвия, дорожное, невольничье, староверы, этнография
Subscribe
promo varandej june 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →