varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Путь юрты. Часть 3: женское дело в Кочкорке



Продолжаю рассказ о том, как делают юрты. В прошлой части я показал аил Кызыл-Туу, где мужчины занимаются изготовлением юрточных каркасов. Теперь же отправимся в посёлок Кочкорка Нарынской области, где женщины делают войлок - обшивку юрт и ковры.

О Кочкорке, как и о Кызыл-Туу, мы с darkiya_v узнали только на месте. Вернее, сначала было некоторое разочарование, что в Кызыл-Туу не удалось посмотреть на изготовления войлока, который у меня с юртами всегда ассоциировался больше, чем деревянный каркас. А затем, общаясь с туристами на Таш-Рабате, мы слышали от гидов, что по дороге в Бишкек у них остановка в Кочкорке, и наконец уже по дороге из Таш-Рабата в Нарын (а мы вписались к один из туристических бусиков) гид рассказала нам, чем же Кочкорка столь примечательна. И так как три дня в Бишкеке я закладывал на передышку, то есть спешить было некуда, мы приняли спонтанное решение ехать сначала в Кочкорку - тем более она стоит на пол-дороги из Нарына в столицу.

2.


Кочкорка - не чета Кызыл-Туу: это классический "базарный аил", да и к тому же райцентр, а Кочкорский район занимает достаточно густонаселённую котловину. Я не знаю, сколько тут жителей - но "на глаз" тысяч 15-20. Центр Кочкорки - огромная базарная площадь.

3.


Вот продают курут и кумыс:

4.


Киргизы:

5.


6.


7.


Думаю, вы уже заметил и в прошлых постах эти белые колпаки с орнаментом? Это киргизский национальный головной убор, и что удивительно - абсолютно повседневный. После поездки я стал замечать гастрбайтеров в колпаках и в Москве, и думаю, за пределами Кыргызстана по белому войлочному колпаку киргиза можно опознать безошибочно.

8.


В Казахстане колпаки тоже попадаются, но гораздо реже - там популярнее такие вот кепки, но также из войлока. Не знаю, насколько такие вещи удобны в местном климате (по-моему их должно сбивать ветром), но в общем красивы и добавляют колорита. Ну а в этом посте я их затронул потому, что это тоже войлок.

9.


Если Кызыл-Туу - это единая система, село-мануфактура, то в Кочкорке работает несколько "женских кооперативов" (как их все называют), конкурирующих между собой. При этом Кочкорка стоит на главной международной дороге страны Бишкек-Кашгар (в отличие от "главной внутренней" Бишкек-Ош), а у буржуй-туристов очень популярен Великий Шёлковый путь и соответственно туры по нескольким среднеазиатским странам - поэтому кооперативы организовали не только производство, но и его демонстрацию. И в общем, когда из вот этой роскошной дарвазы нам поахали и рукой, мы поняли сразу, что пришли по адресу:

10.


Дом скрывал внутри самое настоящее царство ковров. Ковёр в степных странах элемент самый что ни на есть практический - ведь юрты ставят на голую землю, а деревянный пол с собой не повозишь. Коврам сопутствует чий -  циновка, на этом кадре у стены справа. Сами ковры киргизы делали разными способами - вот вокруг двери висит килем, киргизский ворсовый ковёр. Но более популярны войлочные ковры с очень простой градацией: кийиз (однослойный одноцветный), ала-кийиз ("пёстрый кийиз", то есть однослойный многоцветный), туш-кийиз (расшитый однослойный) и ширдак (многослойный, сделанный по принцип апликации). Вот тут ала-кийиз хорошо виден справа, а ширдаки - слева:

11.


Наиболее популярен у киргизов именно ширдак, покрытый характерным национальным узором. Чаще всего ширдак имеет два слоя, но бывает и больше. По сравнению с другими коврами по ширдакам особенно приятно ходить.

12.


В музее при мастерской было много красивых ковров, сумок, колпаков и других изделий: половина чисто экспонаты, шедевры разных лет, половина - на продажу. Фотографировать, правда, не разрешили - сказали, что некоторые орнаменты являются их ноу-хау и выставлять их на всеобщее обозрение ни к чему - "украдут" конкуренты. Мы вообще попали в не очень удачный момент: дома был обед, поэтому где-то полчаса мы пробыли в музее, и к нам ненадолго выходила то одна, то другая обитательницы кооператива, приглядывать и развлекать разговорами по теме. В принципе что здесь люди живут особые, я понял сразу. У одной муж во Франции, у другой в Америке, но сами эти женщины, видать, просто нужнее здесь.

13.


Одна из женщин показала нам работу на ткацком станке - тут, правда, не ковёр, а лента - на таких, разной ширины, но всегда с орнаментом, держатся крепления юрты:

13а.


Но в итоге войлочное искусство Кочкорки нам открывала вот эта женщина по имени Фатима. Меня она впечатлила сама по себе: красивая, образованная и с тем особенным огненным взглядом, который бывает только у одарённых людей. Как я понял, на ней в этом кооперативе держатся бизнес и пиар, её родители приглядывают за гестхаусом (где мы в итоге остались ночевать), а под вечер она уговорила нас покататься по окрестностям, где есть свои достопримечательности (о которых напишу отдельный пост) за себестоимость бензина - и машину-праворульку водила сама, а из магнитолы у неё звучал жёсткий и негламурный рэп на киргизском. Она немного напомнила мне Кендебая из Чимкента - такой образ современного художника по-среднеазиатски. А мы ей, кажется, просто понравились.

14.


С ней мы прошли на задний двор, где стояли две готовые юрты со столами внутри. Программы для туристов здесь бывают разные, помимо экскурсии в мастерскую могут включать фольклорное представление и обед.

15.


Собственно, мастерская - уж не знаю, настоящая или гостевая. На лавочке дочь Фатимы Дюльбар, которая от матери не отходила ни на шаг и всячески пыталась привлечь внимание странных гостей. На полу ала-кийиз, по бокам - чий с опять же войлочными фигурами.

16.


Всё-таки есть у меня подозрения, что мастерская тут не только для туристов:

17.


Фатима предложила нам совместно свалять небольшой ала-кийиз, чтобы не только увидеть это ремесло, но и прочувствовать. В принципе весь войлок делается по одной схеме - хоть ковры, хоть колпаки, хоть обшивка юрт, хоть русские валенки. Фатима объясняла, что обычно для войлока используют баранью шерсть: як тоже годится, но его шерсть слишком грубая и колючая, поэтому чаще идёт на верёвки; а вот кто совсем не годится - это коза, у неё шерсть мягкая и идёт обычно на платки и шали. Баранов стригут дважды в год, и весенняя шерсть считается по сравнению осенней проще в обработке, так как зимовал баран в стойле и не нахватал всяких репьёв. Обычно войлок делается из смеси шерсти баранов разных возрастов. Цвет войлока зависит, разумеется, от цвета шерсти (хотя её можно красить), и для юрт стараются брать светлую шерсть - иначе в них будет темно.

18.


Первое, что надо сделать с шерстью для подготовки - это её побить. Шерстобитные инструменты - талпак и саво, то есть коровья шкура и палки. Обратите внимание на устройство рукоятки - она гасит вибрацию, иначе ладони быстро покрылись бы синяками.

19.


Битьё шерсти - дело совсем не простое. Вот-первых, бить надо сильно; во-вторых, бить надо долго, и женщины в кооперативах этим занимаются часами. Очень интересна сама техника удара - бьёшь со всех сил, а для следующего удара палку не поднимаешь, а выдёргиваешь строго горизонтально, иначе шерсть разлетится во все стороны. Звук запоминающийся и довольно громкий: "фиииить-хлоп, фиииить-хлоп!"

20.


Приобщились и мы:

21. (с) darkiya_v с моей обработкой, мой фотоаппарат на скаймеке лежит.


Битую шерсть ещё надо почистить. Выкладывают её для валяния слоями крест-накрест, и в юрточный войлок кладётся 8 слоёв:

22.


А если валять ковёр или просто что-то с узорами - то узор точно так же выкладывается поверх из раскрашенной шерсти. Для этого как-то используют чий, но только я напрочь забыл, как именно:

23.


Да и как на чий наносят узоры - тоже:

24.


Фатима предлагает на самим сложить узор из клочков цветной шерсти. Шерсть сейчас красят синтетическими красителями, что экономит огромное количество времени - "дедовским способом", сначала вываривая краситель из природных компонентов, а затем обваривая в этом красителе, на каждую партию шерсти одного цвета уходило бы по несколько часов:

25.


Вы будете смеяться, но то, что у нас получилось, должно было олицетворять Таш-Рабат - вот по бокам склоны гор, слева вьётся ручей, в небе облака и звёзды, а вот эта улитка в центре - собственно Каменный двор (как переводится Таш-Рабат).

26.


Ну а дальше собственно валяние. Это процесс не для слабонервных:

27.


28.


29.


30.


Завернуть в чий, залить кипятком, сверху завернуть в тряпку и топтать-топтать-топтать. Даже эту маленькую штучку мы топтали, по очереди, добрых полчаса, а большие ковры всему кооперативу приходится топтать сутками. Почему тут нет механизации (или есть, а Фатима рассказывает, как раньше было?) - не знаю, возможно оборот каждого отдельно взятого кооператива не настолько велик, чтобы станки окупились.

31.


Шерсть свалялась, то есть все её слои стали единым целым:

32.


33.


34.


35.


В итоге получился собирательный образ "восточных сказок глазами европейца", и склон горы больше похож на джинна, а Таш-Рабат - на его лампу. Фатиме наш рисунок чем-то понравился, и спросив, какую половину кто из нас делал - по этому рисунку, по тому, какие цвета и фигуры мы складывали, рассказала нам о нас довольно много, и процентов на 80 - верно.

36.


Эти кооперативы работают как единое целое, часть выручки идёт на развитие, часть - на оплату труда, а часть - на помощь больным и неработающим женщинам Кочкорки. Как я понял со слов Фатимы, всё равно хватает в обрез. Об отношениях с другими кооперативами она ничего не говорила. После валяния был обед, интересные разговоры и решение ехать по окрестностям - тут есть старая соляная шахта Чон-Туз, превращённая в санаторий, и артезианский источник в селении Араголь, в котором "горит вода" (вернее, газ, выходящий из этой воды). Это (кроме стоимости бензина) был уже подарок Фатимы для нас.

37.


Во дворе жернова и солнечная батарея - туристический сезон заканчивается, кооператив распоряжается выручкой. Солнечная батарея скоро займёт своё место на крыше, при нас же молодые ребята (видимо. сыновья) вешали по столбам вокруг дома камеры. Жернова и солнечные батареи - наверное, исчерпывающее описание Азии XXI века.

38.


Сама по себе Кочкорка - скорее ПГТ, чем село, даже с парой пятиэтажек, хотя преобладает в ней конечно частный сектор:

39.


Как и многие среднеазиатские сёла, она была основана русскими переселенцами:

40.


В стороне от базара, в тихом уютном дворике - ДК с воинским мемориалом:

41.


И рядом краеведческий музей с балбалами:

42.


43.


А в перспективах улиц суровые горы - Кочкорская котловина между уходящим на восток Терскей-Ала-Тоо и уходящим на запад Таласским Ала-Тоо. Дальше река Чу, которая огибая последний, спускается в Чуйскую долину и Казахстан. От ближайшего города Балыкчи до Кочкорки примерно столько же, сколько до Кызыл-Туу, только в другую сторону.

44.


Напоследок - юрта на окраине:

45.


Об окрестностях Кочкорки, о предшествовавших ей Таш-Рабате, Нарыне, Иссык-Кульских берегах я расскажу уже существенно после Нового года. В следующей части же, в завершение "пути юрты" - о том, как её собирают и разбирают.

КИРГИЗИЯ-2013
Вступление. Обзор поездки.
Предыстория.
Южный Казахстан.
Талассская долина.
Талас. Областной центр по-киргизски.
Манас-Ордо. Ставка Манаса.
Путь юрты.
Юрты и скот на джайлоо.
Как делают юрты? Кызыл-Туу.
Как делают юрты? Кочкорка.
Как делают юрты? Собрать и разобрать.
Бишкек и Чуйская долина.
Вокруг озера Иссык-Куль.
Нарынская область.
Дорога Бишкек-Ош.
Южная Киргизия.
.
Tags: "Тюркский след", Великая Степь, Киргизия, дорожное, ручная работа, этнография
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments