varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Киргизия в общем. Часть 2: кыргызстанцы



Прохожих я фотографирую мало. Ну не моё это - одним кадром передать, что это вот - сибиряк, это - молдаванин, а это - латыш. Единственное пока исключения - Средняя Азия, так как люди, живущие там, выглядят совершенно иначе. Кыргызстан - страна многонациональная: киргизы здесь составляют 72% населения, а вторая по величине группа - не русские, а узбеки (14%). Русских тут 7%, а ещё заметны дунгане, уйгуры, таджики, заброшенные депортациями турки и курды, пришедшие вместе с русскими украинцы, татары и немцы... В общем, как и в случае с разграничением понятий "русский/россиянин", "казах/казахстанец", киргизы и кыргызстанцы - совсем не одно и то же. Особенно если вспомнить рассказанную в прошлой части историю этой земли, которая совсем не тождественна истории киргизского народа.

На правах дисклеймера: я в Кыргызстане был гость, провёл всего две недели, и на большей части страны нас с darkiya_v никто не сопровождал. То есть, всё нижесказанное - субъективное впечатление, собранное из обрывков информации, и что-то я мог понять превратно, а что-то элементарно подзабыть. В общем, найдя у меня "феерический бред", по крайней мере не ищете в этом злонамеренности и шовинизма.

Неплохой "срез общества" можно получить, прогулявшись по центральным улицам Бишкека. Мусульманка в хиджабе и вполне по-европейски одетая девица идут за руку, а на явно интеллигентном человеке, может быть преопдавателе вуза, мирно соседствуют галстук и войлочный колпак. Но молодёжи тут больше, чем людей средних лет:

2.


Студенты (скорее всего) коротают вечер на лужайке в центральном парке Бишкека:

3.


А вот бравые ребята на велосипедах, увидев мой фотоаппарат, почему-то решили, что я парковый фотограф, который может сделать им фотопортрет за небольшие деньги. Узнав, что я турист из Москвы, не растерялись и спозировали мне просто так. Сами они из Оша - последний в Киргизии вообще как-то заметнее Бишкека, хотя меньше него в несколько раз.

4.


Обратите внимание - пьют здесь лимонад, а не пиво. То же самое, кстати, и в Казахстане. В целом же по вечерам в бишкекских парках хорошо:

5.


Местная особенность - стоящие тут и там баскетбольные корзины, столы для настольного тенниса и бильярда, силомеры и прочие подобные девайсы для здорового отдыха:

6.


Вот ещё бишкекский сюжет. Одетые по шариату девушки для Северной Киргизии не характерны, но вот их целая компания, причём какая-то праздничная. У одной из них в руках учебник арабского языка - то есть видимо, это студентки какого-нибудь учебного заведения с мусульманским уклоном:

7.


А вот другая сторона Бишкека - где-то на окраинах Ошского рынка. Градообразующие предприятие столицы ныне - это два грандиозных базара: Дордой и Ошский рынок. Бишкек с момента распада СССР вырос как минимум в полтора раза, только по официальным данным с 611 до 872 тыс, а в целом его население обновилось более чем наполовину: если в 1989 русских тут было 55%, а киргизов 25%, то сейчас пропорция более чем обратная (23% против 60% соответственно). Бишкек - город "понаехавших", в куда большей степени, чем Москва, и как я уже не раз говорил - по-моему самое неприятное место Киргизии.

8.


В целом же внешность киргиза северных областей очень характерная. Мужчины обычно одеты по-европейски, но часто носят войлочный колпак - по таким киргизского гастрбайтера легко опознать и в Москве. У женщин - яркие длинные платья и платок на голове, но при этом открытое лицо. У многих, особенно постарше - золотые зубы, это такая обще-среднеазиатская мода:

9.


От казаха киргиза отличает в первую очередь походка и осанка: если казах - самодоволен, вальяжно-развязен, непробиваемо спокоен и переполнен гонором, то у киргиза - плечи опушены, взгляд тревожен, внешность как правило неухоженная, особенно у мужчин. Киргизы совершенно задавлены нищетой, и это видно невооружённым глазом:

10.


Но в то же время киргизы - тюрки, а тюрок не может не быть патриотом. Люди здесь не громко, но очень искренне гордятся тем, что принадлежат к своему народу, и как мне кажется, в Киргизии, где нет особых государственных понтов, это проявляется даже сильнее, чем в Казахстане. Более того, не избалованные экономико-политическими достижениями, киргизы особенно ценят хорошее отношение к их стране со стороны иностранцев. "У вас красиво и люди хорошие" - фраза, открывшая мне за эту поездку немало дверей.

11.


Если же говорить о киргизском характере в целом, то с одной стороны у них много черт, присущих всей Средней Азии: непосредственность, гостеприимство, коммуникабельность, доходящая до навязчивости (с точки зрения европейца, конечно!), абсолютная ценность семьи и дома... Но по сравнению с казахом киргиз гораздо скромнее и проще, а по сравнению с узбеком - гораздо более импульсивен, прямолинеен и склонен к разгильдяйству. И ещё - какая-то мрачность, даже депрессивность, уж не знаю, сознанием обусловленная или бытием.

12.


В целом, жизненный путь кыргызстанца довольно линеен и предопределён от рождения: подрос, начал помогать отцу или матери, научился работать руками или водить машину, выучился, и либо уехал в Россию на заработки, либо как-то устроился на родине, женился, ещё раз съездил на заработки, родил ребёнка, ещё раз съездил... Ребёнке на третьим - остановился с расширением семьи и принялся расширять дом. Далее тот же путь один за другим проделают дети, а герой этого абзаца будет уже крепко стоять на ногах. Мужские работы здесь - шофёр или таксист, охранник или милиционер, разнорабочий или ремесленник, и конечно - чабан на джайлоо. Женская работа - учитель, врач, что-нибудь в сфере услуг. Исключений, конечно, немало - видел я здесь и мужчин-учителей, и женщину-таксистку. Ну а торговля - и для тех, и для других.  Рацион киргиза прост и однообразен: хлеб, молоко и каймак (что-то среднее между сметаной и маслом), яйца, картошка, варенье и всякие овощи-фрукты, чай, а мясо уже не каждый день. Почти всё - натуральное хозяйство, а на рынках тут отовариваться предпочтительнее, чем в магазинах. Мобильники сейчас у всех и здесь, а вот домашний интернет - редкость.

13.


Но есть в Киргизии две категории людей, которым живётся едва ли не лучше, чем в наших краях - это дети и старики.
Дети - потому что, как уже говорилось, ценность семьи в Средней Азии абсолютна, и дети для здешнего человека - действительно его будущее. За редким исключением, они здесь выглядят довольными и любимыми:

14.


Со стариками же всё ещё проще и яснее - этот типично восточный культ уважения к старшим... Здесь быть старым почётно, и состарившийся человек - не отживший своё, а наживший своё. Это ощущается даже в языке: у нас вот нет обращений к старику, прямо указующих на его возраст ("Эй, бабушка!", "Здравствуйте, дед!" - странно звучит же?), в то время как в среднеазиатских языках есть прекрасные слова "ата" (к старику) и "апа" (к старой женщине). При том, что пенсии в Киргизии куда как более нищенские, чем у нас (3000 рублей против 10000, при этом синдром "средней температуры по больнице" актуален и здесь), старики тут живут лучше даже в материальном отношении, так как на каждого работают всего его потомки. У меня сложилось впечатление, что апа в этих краях - что-то вроде символа: чем лучше она живёт - тем дружнее и трудолюбивее семья, и соответственно все кругом это видят.

15.


Лишь после поездки кто-то обратил моё внимание на то, что в Киргизии нет и бомжей, и беспризорников... ну то есть немного есть, конечно, особенно в Бишкеке, но в целом гораздо меньше, чем у нас. Дело опять же в семейных узах - здесь сложно представить ситуацию, чтобы человеку было не к кому пойти. У каждого брат, сват, зять, тесть, троюродный дядя или хотя бы сослуживец и однокашник. Это, конечно, известный факт: заняв "хлебную" должность, среднеазиатский человек потянет на соседние посты всю свою родню, невзирая на их профессиональные качества, и даже мы быстро поняли, что спрашивать у прохожих в аилах и мелких городах "Где тут гостиница?" не стоит - у каждого найдётся дальний родич, не содержащий гестхаус так подрабатывающий в гестхаусе, и пошлют нас только к нему. Но эта невозможность остаться один на один с несправедливой судьбой - то, что очень здорово компенсирует здешнюю бедность.

16.


Парадоксальным обазом выходит, что при всей нищете и нужде, психологический климат тут как-то здоровее. Вернее, тут дилемма: если человек хочет прожить жизнь обычную, то всё предопределено - настоящее детство, крыша над головой и "тыл" в виде помощи родни; универсальные, хотя и часто непростые (как то же гастрбайтерство) способы решения всех опять же универсальных проблем и наконец благополучная, почётная старость. Путь накатан, страховки отработаны. Но если человек родился "желающим странного", то нелегка здесь его судьба....

17.


Хотя конечно бывает по-всякому... Вот скажем Фатима из Кочкорки - она и художник (по войлоку и коврам), и бизнес-леди, и просто женщина с неординарным образом мысли. Но при этом прекрасно интегрирована в здешее общество:

18.


Ещё одна важная особенность киргизского быта - той. Слово это можно перевести примерно как "пир", "празднество". "торжество". Это может быть и банкет в каком-нибудь ресторане (отдельная категория оных так и называется - "тойхана", что можно перевести примерно как "банкетная"). На той киргизы могут копить средства месяцами, но потом - гулять так гулять!

19.


Масштабы, конечно впечатляют - вот скажем народ приехал на Таш-Рабат (это порядка 400 километров от Бишкека) на маршрутке (уж не знаю, арендованной или кто-то из этой компании её хозяин) и нескольких легковушках, накрыли поляну, пару часов поотмечали с песнями и плясками, молодые облазили сам Таш-Рабат и погоняли яков, а потом все поехали обратно. И даже не ясно, что именно они отмечают.

20.


21.


22.


Самый распространённый той - разумеется, свадьба. Вот скажем под Караколом, у могилы Пржевальского - но надо заметить, тут всё было гораздо тише, чем в тех таш-рабатских гуляниях. Обратите внимание, что на свадьбе люди одеты вполне по-европейски:

23.


Как уже говорилось, киргизы - далеко не единственный народ Кыргызстана. На севере страны и русские заметны, но есть и свои меньшинства: в сёлах чуйской долины в больших количествах живут дунгане, о которых я уже писал, а их национальные блюда (типа ашлям-фу), отчётливо китайского колорита, давно уже стали частью обще-кыргызстанской кухни. В Бишкеке же третья этническая группа (6%) - уйгуры, тот же их процент в Алма-Ате и области... но уйгуры в большом городе не слишком заметны, в то время как дунгане компактно живут в нескольких сёлах:

24.


И конечно, рассказывая о среднеазиатской стране, невозможно обойти вниманием такую вещь, как базары. Как уже говорилось, базары тут безоговорочно преобладают над магазинами, и в Южной Киргизии дадут большую фору Южному Казахстану. Цивилизованная торговля - в основном мелкие магазины типа "сельпо" и "палатка", а супермаркеты представлены единственной сетью "Народный" типа нашей "Пятёрочки", да и те полупустые.
Северо-киргизские базары же не слишком колоритны, хотя и безусловно велики - больше они напоминают украинские и молдавские рынки, лишь с некоторым восточным налётом:

25.


Таким как выпечка прямо посреди вещевой торговли:

26.


Или специфические товары, будь то пряности или хлопок:

27.


А такой сюжет, согласитесь, легко представить и во многих российских городах:

28.


И совсем иначе выглядит Южная Киргизия, отделённая от северной сотнями километров дороги через горы! Ведь это Ферганская долина, самое сердце Средней Азии, и здесь встречает то, что называется "настоящий Восток". Вот одно из первых впечатлений - огромная придорожная чайхана у отворота на Джалал-Абад. Такие вот чудные столы-"подставки" изредка встречаются на Севере, ну а на Юге изредка встречается, напротив, стол европейской конструкции. Сидеть за такими непривычно, но как ни странно, удобно. А поверху проходит труба, с которой постоянно капает прохладная водичка, образуя "занавес", прикрывающий от зноя.

29.


Вот на горной дороге грузовичок с тандырными печами - в принципе такие можно видеть и в Бишкеке. Тандырная выпечка, в первую очередь лепёшки, тут очень популярна:

30.


А вот совсем уж восточный сюжет. Я не знал, что в Средней Азии тоже есть традиция носить что-то на голове... но это по-моему даже не узбечка, а кто-то ещё более южная (есть предположение, что курд). На заднем плане же, с рюкзаком, французский турист:

31.


На Юге вообще национальный состав специфичен: здесь почти нет дунган и уйгуров, ещё меньше русских, зато около четверти населения составляют узбеки. Ош узбекский наполовину, а Узген - на 90%. Я бы сказал, в глазах туриста узбеки здесь затмевают самих киргизов своим восточным колоритом.

32.


И в общем, не буду пытаться определить национальность на глаз, но народ в Южной Киргизии совершенно другой - тут мир ярких платьев, покрытых голов и даже закрытых лиц, тюбетеек и бесконечной, по-восточному азартной торговли:

33.


34.


35.


А здешние базары заслуживают отдельного поста, который я непременно напишу, когда сказ дойдёт до южных областей:

36.


37.


То есть, ортодоксальность здесь не тотальна, да и фотографировал я наиболее "восточные" типажи, но всё-таки вот так здесь люди одеватся гораздо реже, чем на Севере или в Казахстане... при том что кадр снят в Узгене, самом узбекском (читай - самом патриархальном) городе Кыргызстана:

38.


Наиболее характерна какая-то такая внешность - чуть цветатстее и чуть закрытее, чем на Севере, но всё-таки без фанатизма:

39.


И вообще если отбросить первое впечатление, то пожалуй "срез общества" Южной Киргизии (по аналогии с кадром №2 в Северной) выглядит примерно так, как на следующем кадре. Тут обратите внимание, насколько на улицах женщин больше, чем мужчин - ну то есть во-первых вообще на базар ходить тут видимо женское дело, но закрадывается и другая мрачная мысль - "все мужики на заработках".

40.


Но при всем том, рискуя страшно обидеть всех этнических киргизов, всё же скажу, что Юг показался мне более благоустроенным и даже более цивилизованным, чем Север. Возможно, дело в том, что здесь большая прослойка исторически оседлого и даже городского узбекского населения, а русских всегда была меньше и последствия их исхода не так значительны. Здесь всё какое-то более гармоничное и обжитое, и одни и те же вещи в Бишкеке кажутся "грязной азиатчиной", а в Оше - "очарование Востока".

41.


Хотя вот паренёк-студент в ошской Трёхэтажной юрте - явный киргиз. Интеллигентных и образованных людей среди киргизов тоже немало, но во-первых их облик не столь колоритен, и потому фотографировал я их редко, а во-вторых всё-таки общая бедность страны сильно ограничивает их возможности. Из тех, с кем я общался (именно киргизов!) вспоминается уже упомянутая Фатима, вот этот паренёк, молодой гид на Таш-Рабате, а более всего - также молодой то ли гид, то ли просто смотритель на Сулейман-горе, который увидев заинтересованного человека из Москвы, провёл мне целую экскурсию по петроглифам на её склонах и успел рассказать немало чрезвычайно интересных вещей. Вообще, мне говорили, что в Кыргызстане одна из самых престижных специальностей, наряду с экономистом, юристом и переводчиком - историк, так как историку легче пробиться в политику (уж не знаю, насколько это правда).

42.


Что же до узбеков, то как уже говорилось, тут есть несколько мест их компактного проживания - из таковых мы были в городе Узген и горном кишлаке Арсланбоб. Последний является собой уже просто квинтэссенцию Азии - кривые улицы меж домов с глухими фасадами, драндулеты типа ЛуАЗов в качестве общественного транспорта, довлеющая над крышами гора да настоящий лес с водопадами со всех сторон. Гестхаус, в котором мы остановились, известен на весь Арсланбоб тем, что хозяин взял себе жену из Бухары.

43.


Узбеки по сравнению с киргизами абсолютно другие, я бы сказал - это полные противоположности в рамках среднеазиатской цивилизации. Киргиз - свободолюбивый, импульсивный кочевник, склонный к доброму разгильдяйству и безжалостному бунту. Узбек -  напротив, набожный и дотошный хозяйственник и законник. Причём если казахстанские узбеки (Туркестан, Сайрам) себя больше отождеставляют с родным городом, то кыргызстанские узбеки явно больше смотрят в сторону исторической родины: тут уже вопрос уровня жизни - если Казахстан богаче Узбекистана втрое, то Киргизия беднее в полтора раза. В Баткенской области есть два анклава Узбекистана со своей границей, но фактически каждая махалля здесь - сам себе анклав.

44.


Но с точки зрения туриста узбекские районы Кыргызстана может быть даже лучше, чем сам Узбекистан - тут есть весь этот колорит и гостеприимство, но нет всех этих строгостей типа регистрации в 3-дневный срок или ареста за фотоснимок на вокзале. В самом Узбекистане я не был, так что пока оставляю эту мысль в рамках гипотезы.

45. Это, кстати, уже Узген - мальчик позирует с апатичной, по-моему собравшейся помирать чёрной кошкой.


А ещё узбеки чрезвычайно гостеприимны: так, в Узгене нас увидел пожилой человек, заулыбался, повёл нас по махаллям и привёл к себе домой, где напомил чаем с мёдом, а потом достав из-за пояса кривой чустовский нож срезал им с дерева в своём саду пару гранатов. Дальше сопроводил до мечети, а потом за свой счёт поймал нам такси до базара.
Киргизы, конечно, тоже не раз звали нас в дом, кормили-поили и бесплатно помогали (см., например, Кызыл-Туу), то есть гостеприимство развито у обоих народов. В то же время, в узбекском дружелюбии есть что-то показное, причём скорее не нам или другим людям, а самому Аллаху; киргизское дружелюбие, как и русское, всегда импульсивное и непосредственное.

Старики при одной из мечетей Оша. Вот кстати, кто они? Такие компании почтенных людей я видел при мечетях Средней Азии неоднократно, и как я понимаю, районная мечеть - это что-то вроде клуба аксакалов. Хотя вот крайний слева - муэдзин, и десять минут спустя, идя по улице, я слышал его азан.

46.


В целом, узбекская общность оставляет ощущение незыблемости - кажется, что если приехать сюда через 500 лет, изменятся только машины и средства связи, а уклад останется таким же, каким был и 500 лет назад относительно нашего времени...

47.


Другой колоритный народ Южной Киргизии - это цыгане. Их в Средней Азии вообще много, и они принадлежат к нескольким этносам - относительно малочисленные мазанги и сугатороши, живущие в Таджикистане, но в основном, с вероятностью 90% - люли, с которыми в обиходе отождеставляют всех среднеазиатских цыган вообще. От европейских цыган-рома (Сорока, Атаки) они отличаются и по языку, и по вере - здесь цыгане исповедуют ислам, хотя и по-своему: в мечети почти не ходят, многих обычае не соблюдают. Одеты они тоже совсем по-другому, но вот сущность та же - попрошайки и гадалки, а цыганских мужчин на улице и не увидишь.

48.


А вот по базару идёт люляйка, а в плошке тлеет некая омерзительно вонючая трава:

49.


Подходит с этой плошкой к машине, обходит круг, суёт в окно и уходит. Водитель сидит довольный, и я не удержался и прямо спросил, что это было. Местные называют этот обряд "алас-алас" и считают, что он защищает от всяких сглазов, порчь и просто неудач. Подозреваю, в старые добрые времена так окуривали коней:

50.


Ну а напоследок - о русских людях Кыргызстана, которых, наверное, глядя на все эти кадры, сложно себе представить.
Тем не менее, русские тут остались - хотя с распада СССР их доля упала с 21% до 7% (максимум же был в 1959 - около 30%). Наиболее русифицирован Бишкек (25%), заметны наши люди в Чуйской и Иссык-Кульской областях. И вид их, честно говоря, печален: жёсткие мрачные лица с явной печатью пережитых тягот. Нищета, неустроенность и отрыв от родины по ним прошлись как селевой поток.

51.


Я уже рассказывал про автостопщицуу Свету из села Садового, которая к путешествиям и автостопной жизни пристрастилсь, ездя в Россию на заработки. У неё брат, спокойный и основательный человек по имени Юрий, а у брата дети, уже привыкшие, что Света постоянно таскает в дом туристов. Света говорила мне, что наших тут сейчас совсем мало осталось, все мрут - у одного инфаркт, у другого рак, третий от какой-нибудь обычной пневмонии слёг и помер. "Раньше у нас тут всё было не так, и Фрунзе был такой чистенький европейский город. Азия нас убила - не специально, просто не смогли мы в ней жить".

52.


Большая часть местных русских, особенно в глубинке - это люди от 50 до 70, которы уже некуда переезжать. Наконец, которые полюбили Кыргызстан и ощущают его своей родиной. Но, особенно в Бишкеке и окрестных сёлах, русской молодёжи тоже немало, и видимо среда обязывает - пацаны здесь особенно чёткие:

53.


В Южной Киргизии "русских" (в широком смысле это все, кто приехали из стран северо-западнее Казахстана) почти нет, но особое место знаимает городок Майлуу-Суу, или Майли-Сай в горах в сотне километро от Джалал-Абада. Дело в том, что в 1946 году там был пущен первый в СССР урановый рудник, и в 1950-х там сложилась уникальная и весьма культурная среда, тон в которой задавали немцы и татары. К 1960-м добыча урана прекратилась, но был пущен электроламповый завод... на самом деле работавший на оборонку. Нынешний Майли-Сай - самый жуткий город Киргизии по глубине своей деградации. Но при этом киргизскую речь там не услышишь, он более русскоязычен, чем даже Бишкек. Люди там живут разные, и попадались очень интеллегинтные и старостильные типажи... но лицом Майли-Сай для меня стала вот эта женщина по имени Аня Гейман, спившаяся, но не забывшая, что когда-то здесь всё было иначе:

54.


В общем, "русский Кыргызстан" ныне зрелище достаточно мрачное. Причём киргизы в данном случае виноваты лишь в том, что завалили экономику своей страны, и к русским сейчас относятся скорее хорошо, чем плохо - как к реликту ушедших зажиточных времён. Что, впрочем, не мешает гораздо более серьёзной, чем в Казахстане, "трудовой дискриминации". Но среди тех здешних русских, кого новый образ жизни не сломал, нашлось немало людей толковых и предприимчивых. С такими мы чаще всего пересекались всё в той же сфере туризма: так, в Тамге на Иссык-Куле рядом с нами притормозила машина, и из неё высунулся русский дядька:
-Guetshouse?
-Да!
-Так, ребята, вы чего, русские что ли? - дядька совершенно искренне удивился и обрадовался. Как оказалось позже, Алексея и Любу из Тамги в Киргизии знает вся туристическая сфера и нам очень повезло, что он нас увидел. Они сюда ещё в советское время приехали из Алма-Аты, и туристический бизнес держат очень крепко. По его словам, русские в этой сфере вообще хорошо преуспели, так как по сравнению с киргизами более ответственные. В принципе общение с ним очень быстро перешло в неформальный вид: иностранцев по Киргизии сейчас ходит немерено, а вот если повстречать гостей с исторической родины... русский или украинский турист тут правда уже не столько постоялец, сколько гость.

Ещё запомнилась экскурсовод Маша на оранжевом бусике, которая возила по Тянь-Шаню французов. Худая, немного резкая и очень быстрая, она увидела нас в ущелье Жеты-Огуз, ожидая своих подопечных у бусика, и когда мы проходили мимо, обратилась к нам с тем же вопросом:
-Здравствуйте! Я вот не понимаю - вы русские?
Пока ожидали, когда вся группа подтняется к бусику, успели о многом переговорить, да и французам мы явно были интересны. Позже мы снова встретили этот бусик на Таш-Рабате, и Маша вывезла нас на равнину. Этика землячества оказалась превыше этики туризма.

В принципе история русской общины Киргизии напоминает историю русской общины Казахстана - приехали в страну кочевников, понастроили деревень и городов, и к середине ХХ века постепенно отдали их остепеневшимся коренным жителям. Но видимо дело в том, что русских тут меньше, корни у них не столь давние, а уезжали отсюда в 1990-х куда интенсивнее, пропорционально падению уровня жизни. Поэтому такой самобытной среды, как "казахстанцы", "кыргызстанцы" не образовали. Здесь они одиночки, даже если общаются в каком-то городе между собой... но отсюда эта совершенно не свойственна русскому человеку радость внезапно встретить соотечественника.

55.


А ещё в Кыргызстане много иностранных туристов - вот скажем такой нордический типаж в каракольском кафе. Хотя из встреченных нами где-то 2/3 были организованные группы из Франции. Даркия не уставала удивляться: "Вот уж не ожидала, что французский язык мне больше всего пригодится в Киргизии!". Почему именно французы - не знаю, но в целом большинство туристов путешествует не конкретно по Кыргызстану, а по всей Средней Азии, включая китайскую часть.

56.


И вы будете правы, сказав, что этот пост очень неполон и однобок. Об идентичности, межнациональных отношениях, языковой ситуации, экономике и геополитике, словом о реалиях киргизской современности - в следующей части.

КИРГИЗИЯ-2013
Вступление. Обзор поездки.
Предыстория.
Южный Казахстан.
Талассская долина.
Талас. Областной центр по-киргизски.
Манас-Ордо. Ставка Манаса.
Путь юрты.
Юрты и скот на джайлоо.
Как делают юрты? Кызыл-Туу.
Как делают юрты? Кочкорка.
Собрать и разобрать юрту.
Бессистемный пролог.
Яки Таш-Рабата.
Киргизия с воздуха. Алма-Ата - Бишкек - Ош.
Садовое, Александровка, Беловодск. Сёла Чуйской долины.
Кыргызстан в общем.
"Из-за дальних гор, из-за древних гор". История.
Люди Кыргызстана.
Демократия по-среднеазиатски. Люди и реалии.
Киргизские обычаи, живые и мёртвые.
Бишкек и Чуйская долина.
О городе в целом.
Площадь Ала-Тоо и окрестности.
Старый Пишпек и окрестности.
Исторический музей и не только.
Вокзалы и их окрестности.
Чон-Арык и виды города.
Садовое, Александровка, Беловодск. Сёла Чуйской долины.
Токмак и Буранское городище. Древняя столица Восточного Туркестана.
Вокруг озера Иссык-Куль.
Дорога на Иссык-Куль. Боомское ущелье и Балыкчи (Рыбачий).
Вокруг Иссык-Куля. Деревни и пейзажи.
Чолпон-Ата. Иссык-Кульский курорт.
Каракол (Пржевальск). Старый город.
Каракол (Пржевальск). Общий колорит.
Пристань-Пржевальск.
Каракольское ущелье.
Ущелье Жеты-Огуз.
Тамга и Барскаонское ущелье.
Заоблачное плато Арабель.
Нарынская область.
Дорога Бишкек-Ош.
Южная Киргизия.

Tags: "Тюркский след", Киргизия, дорожное, этнография
Subscribe
promo varandej июль 22, 10:45 27
Buy for 500 tokens
Писать о враждующих странах нелегко: одну похвалишь - в другой наживёшь врагов. Поэтому раз уж сказал "А" - говори и другое "А": в мае посетив Азербайджан, в сентябре я собираюсь в Армению. Чтобы в итоге видеть целую картину обеих стран, да ещё и Карабах раздора. И только…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →