varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Пристань-Пржевальск. Конечный пункт великих путешествий.



К образу Пржевальского я был неравнодушен чуть ли не со школы, а в институте даже писал о его экспедициях курсовую, текст которой у меня, увы, не сохранился. Романтический образ Русского офицера и Великого путешественника, помноженный на музыку центральноазиатских названий: Тарим, Такла-Макан, Лобнор, Куньлунь, тангуты, еграи, Алашань, Ордос, Кукунор, Цайдам; проходящая через все экспедиции красной нитью мечта - добраться до Лхасы, и совершенно нелепая смерть в самом начале пути, когда тибетский пермит был в кармане... Пржевальского ещё при жизни называли величайшим путешественником в истории человечества, и пожалуй в своём классе сухопутного исследователя (то есть за вычетом далеко ушедших купцов типа Марко Поло и великих мореплавателей типа Джеймса Кука) ему действительно не было равных. Он умер в 1888 году под Караколом, который год спустя переименовали в Пржевальск - кажется, первый в русской истории случай переименования города в честь героя! Там же, на берегу Иссык-Куля, путешественник был похоронен, и со временем вокруг его могилы вырос целый мемориал. Туда, осмотрев в прошлых частях Каракол старый и новый, теперь и отправимся.

Каракол стоит не на берегу Иссык-Куля, а в нескольких километрах от озера, которое в восточный берег вдаётся двумя длинными заливами. У окончания залива Пржевальского и находится мыс с могилой путешественника. Посёлок на заливе - формально в подчинении города, его дальний район Пристань. Более того, в отличие от самого Каракола он так и не был переименован, поэтому фактически выходит, что ныне Каракол и Пржевальск - не одно и то же. С центральной площади, почти от подъезда гостиницы, где мы жили, туда каждые полтора-два часа ходит такая неожиданная в Киргизии вещь, как рейсовый автобус! Это, конечно, допотопный ПАЗик - но не частник по заполнению и даже не маршрутка.

2.


Его конечная называется Дачи и находится в 3-4 километрах дальше Пристани - поэтому следите за дорогой и заранее поставьте шофёра в известность, куда вам надо. Вечером ПАЗик уходил забитым под завязку, причём среди его пассажиров было неожиданно много русских. До Пристани порядка 9 километров, остановка "Музей" чуть-чуть недоезжая посёлка:

3.


Биографию Пржевальского довольно кратко можно прочесть, например, здесь. Я перескажу ещё короче, и кто считает это занудством и неуважением к читателю - может смело простить текст до фото №5.
Пржевальский родился в 1839 году на Смоленщине в семье обедневшего помещика, и его дальним предком был герой Ливонской войны (с литвинской стороны) Перевальский, получивший тогда дворянство. Николай и сам пошёл в военные, служил в Рязани и городе Белый на всё той же Смоленщине, но в общем чувствовал, что в полку он лишь теряет время: первая попытка стать путешественником - прошение о переводе на Амур - и вовсе закончилась тремя сутками на гауптвахте. Пржевальский пошёл другим путём - поступил в академию Генштаба, и уже в 1864 году за свои географические статьи был принят в Русское географическое общество. Затем преподавал географию в юнкерском училище Варшаве, и наконец в 1867 году при покровительстве Петра Семёнова (впоследствии -Тян-Шаньского) направлен в свою первую (или, правильнее сказать, "нулевую") экспедицию на Дальний Восток, в бассейн Уссури, не для открытий, а для комплексного описания текущих условий. По сути это был такой сверх-экзамен, и в РГО результатом остались довольным. Следующая экспедиция была уже не "куда пошлют", а по своему маршруту в неведомые доселе места - из Кяхты через китайские Монголию и Синьцзян в несколько лет как русское Семиречье, и в общем получилось как в той песне Вени д'Ркина:
Дорога была долгая, затея - обречённая, и всё же, всё же...
Вёрсты за верстой пешком,
Небо, снег да Солнышко -
Мы так не сможем
... -
вчетвером, при минимальном бюджете, стартовав в ноябре (когда там морозы под -40 и свирепые ветра), при всевозможных препонах китайских чиновников, в полном отрыве от своей страны, путешественники за 3 года прошли почти 12 тысяч километров. Впечатлившись результатом, Вторую Среднеазиатскую экспедицию РГО финансировало и освещало с большим размахом - на этот раз из Кульджи на восток, к реке Тарим и озеру Лобнор... но вторая экспедиция не задалась: подвели попутчики, какая-то навязчивая инфекция, охватившее Синьцзян мусульманское восстание и наконец смерть матери на малой родине. Пржевальский был столь деморализован, что решил было поставить крест на этом деле... но как оказалось, провальной экспедиция казалась только ему самому на фоне неосуществленных планов, РГО же вновь так впечатлилось, что третью экспедицию организовало и профинансировала, не спрашивая.

4.


Третья и четвёртая экспедиция оказались безусловно удачны... с одной оговоркой: оба раза Пржевальского так и не пустили в Лхасу, которая стала для Николая Михайловича едва ли не целью жизни. Древний Восточный Туркестан, повидавший за тысячелетия немало государств, народов и империй, для европейцев был местом не менее загадочным, чем Амазония или Чёрная Африка, и Пржевальский со товарищи были первыми белыми людьми, увидевшими многие его районы. И это были не купцы, не авантюристы, а действительно исследователи: как пример, в Третью экспедицию на тибетском перевале Тангла (5072м) Пржевальский невзнначай отметил, что несмотря на огромную высоту, тут вполне могла бы пройти железная дорога... и ныне на этом перевале действительно находится самая высокогорная железнодорожная станция мира. Не сомневаюсь, что за этим стояла подготовка к экспансии - Туркестанское генерал-губернаторство вполне могло прирасти с годами Кашгарской и Турфанской областями, которые сейчас наверное выпали бы в Республику Уйгуристан (с пожизненным прездинетом и регистрацией в 3-дневный срок), ну а там - прямая дорога к овладению Тибетом. Но не задалось, и Пржевальский остался в истории как чистый исследователь.

5.


Впечатляет и то, как он умер: в самом начале Пятой Центральноазиатской экспедиции, ещё под Пишпеком, вдоволь наохотившись на дичь чуйских плавней, Пржевальский вопреки элементарной технике безопасности выпил воды из степного ручья, и под Караколом через пару недель слёг с брюшным тифом. Меня это не удивляет, я знаю подобные ошибки по себе и называю их "синдром Пржевальского": порой профессионал, привыкая к своей непобедимости, доведя своё мастерство до автоматизма, настолько привыкает, что за всё везде ништяк, что сам не замечает, как забывает о том, что ошибка в принципе возможна - и внезапно прокалывается так, как не прокололся бы и новичок. А может это просто Судьба - так и не дойти до Лхасы, как Македонскому - до Ганга...

6.


Похоронили Пржевальского в 1888-м, памятник на могиле поставили в 1894-м, ну а музей открылся и вовсе в 1957-м году.  Парк открыт дотемна, музей - до 18 часов. У входа - орёл и архары, а в холле - глобус и удивительная изразцовая карта, видимо того же времени. Её надо смотреть в полном размере - слева и справа (увы, многие подписи получились неразборчиво - фотоаппарат у меня всё же слабоват).

7.


Атриум музея с непременными балбалами:

8.


В музее как-то пустовато - может, так и замышлялось, а может - часть экспонатов убрали в запасники от греха подальше:

9.


В основном тут копии писем и документов. Особенно впечатлили рисунки Всеволода Роборовского - начиная с Третьей экспедиции главного соратника Пржевальского и продолжателя его дела в 1890-х.

10.


Личные вещи Пржевальского - само собой не домашние, а походные (извиняюсь за фиговое качество снимков):

11.


12.


13.


О Пржевальском есть немало легенд. Не секрет - его внешнее сходство со Сталиным (говорят, кошмаром ленинградских экскурсоводов у Адмиралтейства был вопрос "А почему дорогой товарищ Сталин с верблюдом?"), и конечно не могло не родиться легенды, что Сталин - незаконорожденный сын Пржевальского (тем более в 1878 году Николай Михайлович действительно был не в дороге). Но ещё интереснее это звучит вместе с другой легендой, якобы Пржевальский был незаконорожденным сыном Александра II. Оба мифа, конечно, абсолютно беспочвенны - но красивы, а в паре и вовсе порождают целый эпос. И в целом мне просто хорошо представляется этот образ неутомимого, неунывающего, быстрого в мыслях, безусловно обладающего чувством юмора, но при этом строгого и бескопромиссного прирождённого Лидера у костра и палатки где-нибудь на ледяном перевале через Куньлунь или в гиблых бродах Лобнора.

14.


В экспедициях Пржевальский провёл в совокупности 9 лет, пройдя 31500 километров - не автобусами и поездами, прошу заметить, а пешком и верхом. Замерзал в зимней Гоби, отстреливался от дунганских разбойников, пробивался через препоны китайских чинуш, лечился от кожной инфекции в зайсанском гарнизоне, и всё исследовал комплексно-географически, измерял, картографировал, записывал, в России издавая книги, расходившееся не хуже художественных.
В музее, к слову, о заражении тифом ничего нет - тут пишут, что просто простудился, промокнув за охотой на фазанов. Такая версия тоже вполне логична: великий путешественник просто устал, но умереть оказалось легче, чем остановиться.

14а.


Монумент Пржевальскому находится дальше - к нему ведёт, слегкая изгибаясь от входа, главная аллея парка:

15.


Собственно, два памятника Пржевальскому создали одни и те же авторы: скульптор Иван Шредер, архитектор Александр Бильдерлинг: в 1892 году - в Петербурге, а в 1893-94 (с учётом доставки и монтажа) - здесь. Собственно, не считая балбалов и древних будд, это первая скульптура в Киргизии. В 1916 году восставшие киргизы пытались разрушить памятник, стащив его с постамента в озеро, но у них не хватило волов. Разговоры о его сносе были и в 1990-е: якобы, в одной из своих книг Пржевальский писал, что "киргизы - народ ленивый и вороватый. К царской службе непригодный.", но правда это или вымысел местных националистов - судить не берусь, ибо в оригинале этой фразы не помню (хотя мог вполне и не придать ей значения - всяким тангутам, дунганам, еграям, таримцам, лобнорцами и тибетцам в их палатках из чёрной шерсти Пржевальский выносил самые разные характеристики). Памятник же я бы назвал одним из самых красивых в Российской империи:

16.


Но памятник - не сама могила, она чуть поодаль:

17.


А за забором вид на залив Пржевальского, крайнюю восточную точку Иссык-Куля:

18.


Аллеи парка - как и всё в Киргизии, он довольно запущен:

19.


Ещё один памятник, явно современный - Кусейну Карасаеву, киргизскому лингвисту и, как я понимаю, "пржевальсковеду":

20.


Кажется, контора музея. Или отдельный музей Карасаева... Как говорил Пржевальский, "у путешественника нет памяти" - впечатлений так много, что без дневника рассказывать можно только по горячим следам:

21.


Ещё он говорил: «Путешествия потеряли бы половину своей прелести, если бы о них нельзя было бы рассказывать».
А тут, судя по иконке над дверью, как бы и не часовня:

22.


До автобуса было ещё около часа, и мы с darkiya_v неторопясь направились в посёлок. На мысу, но вне ограды парка обнаружилось внушительных размеров русское кладбище:

23.


В том числе ещё один памятник. 300-летие - это 1996-й год, то есть ещё и попытка сберечь идентичность. К военному флоту, кстати, Иссык-Куль имеет самое прямое отношение - из-за полной обособленности его бассейна в сочетании с морской глубиной после войны здесь был создан полигон "Озеро" для испытания подводного оружия (торпед и т.д.), база которого как раз по соседству с Пристанью. Причём до сих пор - только теперь Минобороны РФ.

24.


Узкий залив уходит вдаль, до открытого озера 17 километров:

25.


Вид на мыс - вот только сам памятник закрывают деревья:

26.


В сгущающихся сумерках идём к спуску:

27.


Посёлок Пристань очень уютно расположился между обрывов:

28.


И атмосфера тут какая-то не среднеазиатская, а скорее уральская или сибирская. Золотистые берёзы, сырые сумерки, просторная вода...

29.


30.


31.


Заброшенный ДК - наверное, когда-то был мечетью или церковью:

32.


Заброшенный порт и всадник на коне - это очень по-киргизски:

33.


На ПАЗике мы доехали сначала до конечной - тех самых "Дач" в селе Михайловка. По дороге ещё какие-то сталинки в распадках, довольно живописные обрывы и виды на иссык-кульский простор. Хотя вообще-то залив грязноватый и заросший, купаться в нём я бы не стал.

34.


Обратно были единственными пассажирами. Не считая, разве что, трёх маленьких детей шофёра, резвившихся по салону.

35.


И в завершение рассказа о Караколе могу посоветовать текст part7 - о том, каким этот городок был в 1980-е годы.
В следующих пяти постах же - сплошь ущелья Терскей Ала-Тоо, с запада на восток по Южному берегу: пригородное Каракольское ущелье, изящный и чистый Жеты-Огуз, грандиозный Барскаон, под-облочная золотая Арабель и американская Сказка.

P.S.
А лошадь Пржевальского, с которой у большинства людей имя путешественника ассоциируется в первую очередь, я видел один раз в полудикой природе. Только не в Средней Азии, а в Чернобыльской зоне отчуждения, где их акклиматизировали в 1990-е годы. Красивое и сильное животное.

36.


КИРГИЗИЯ-2013
Вступление. Обзор поездки.
Предыстория.
Южный Казахстан.
Талассская долина.
Талас. Областной центр по-киргизски.
Манас-Ордо. Ставка Манаса.
Путь юрты.
Юрты и скот на джайлоо.
Как делают юрты? Кызыл-Туу на Иссык-Куле.
Как делают юрты? Кочкорка в Нарынской области.
Собрать и разобрать юрту.
Кыргызстан в общем.
Киргизия с воздуха. Алма-Ата - Бишкек - Ош.
"Из-за дальних гор, из-за древних гор". История.
Люди Кыргызстана.
Демократия по-среднеазиатски. Реалии современности.
Киргизские обычаи, живые и мёртвые.
Бишкек и Чуйская долина.
Вокзалы и базары.
Площадь Ала-Тоо.
Бульвар Эркиндик.
Чуйский проспект.
Шёлковый путь и остатки Пишпека.
Чон-Арык и виды города.
Садовое, Александровка, Беловодск. Сёла Чуйской долины.
Токмак и Буранское городище. Древняя столица Восточного Туркестана.
Иссык-Куль
Дорога на Иссык-Куль. Боомское ущелье и Балыкчи (Рыбачье).
Вокруг Иссык-Куля. Деревни и пейзажи.
Чолпон-Ата. Иссык-Кульский курорт.
Каракол (Пржевальск). Старый русский город.
Каракол (Пржевальск). Советское и мусульманское.
Пристань-Пржевальск.
Каракольское ущелье.
Ущелье Жеты-Огуз.
Тамга и Барскаонское ущелье.
Заоблачное плато Арабель.
Нарынская область.
Балыкчи - Нарын. Дорога через горы.
Чон-Туз и Араголь. Окрестности Кочкорки.
Нарын. Город на двух километрах.
Дорога на Таш-Рабат.
Таш-Рабат и его яки.
Дорога Бишкек-Ош.
Северная половина.
Южная половина.
Базары Южной Киргизии.
Южная Киргизия.
Джалал-Абад, где лечился Иов.
Майли-Сай (Майлуу-Суу). Город.
Майли-Сай (Майлуу-Суу). Урановые рудники.
Арсланбоб. Кишлак и ореховый лес.
Арсланбоб. Горы и водопады.
Узген. Узбекистан в Киргизии.
Ош уездный и советский.
Ош восточный.
Ош. Вокруг Сулейман-горы.
Ош. Сулейман-гора.
Tags: "Тюркский след", Киргизия, география, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments