varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Калмыцкий путь



Нынешние калмыки - это в общем маленький народ (189 тысяч человек) с огромным прошлым. Единственный буддийский народ в географической Европе - и пожалуй самые кочевые кочевники, чья география - от Лхасы до Парижа.

О калмыках я не раз писал в контексте Казахстана - только там они назывались джунгары. Общее название - ойраты, или просто западные монголы. От "обычных" монголов они были обособлены всегда, даже сейчас числятся отдельным народом (640 тыс. человек, по трети в Китае, Монголии и России), к тому же в ойратский союз входили и тюркские племена - их потомками стали алтайцы и тувинцы. Но может именно поэтому к концу 16 века, когда от былого величия монголов осталась лишь смутная память, у ойратов случился классический (по Гумилёву) "пассионарный взрыв", начавшийся в 1578 году с войны против халха-монголов и обособления от последних. К 1640-м годам ойраты создали три ханства - Джунгарское (где сейчас Турфан и Урумчи), Кукунорское, или Хошеутское (в предгорьях Куньлуня) и Калмыцкое - в нескольких тысячах километров западнее, на Волге.
Вот (по клику ссылка на оригинал) карта ойратских переселений, переснятая в элистинском музее:



А родина ойратов выглядела примерно так - это ещё не она сама, а её казахстанское преддверье: высокий мрачный хребет Джунгарского Алатау как большой остров в степи, да пыльная буря над степью.

2.


Переселения части ойратов на запад началось где-то в конце 16 века, и в основе его были племена торгоутов и хошеутов. Особенно интересны вторые - их нойоны возводили свою родословную к командирам, как сказали бы сейчас, элитного спецподразделения "Хошеут" ("Клин") - авангард личной гвардии Чингисхана, куда отбирали лучших из лучших. Однако большинство хошеутов, как уже говорилось, создали своё ханство вокруг высокогорного озера Кукунор, поэтому в основе калмыцкого исхода были именно не столь прославленные торгоуты. Знаковое место - Джунгарские ворота, узкий (около 40 километров) проход между горных хребтов, которым из монгольской степи на запад выходили и гунны, и Чингисхан, и джунгары.

3.


Дальше калмыки (а этим словом всех ойратов прозвали мусульмане) отправились на север, возможно надеясь поселиться на руинах Сибирского ханства, и пару десятков лет кочевали в западно-сибирских лесостепях, периодически беспокоя русские остроги, в первую очередь Тару (на севере нынешней Омской области).

4.


В 1608 году торгоутский тайша Хо-Урлюк прибыл в Тарский острог для переговоров, и в следующем году русские заключили с калмыками мир и предложили им занять степи в низовьях Волги и Яика. Вообще, переселение калмыков сложно назвать походом - кочевая жизнь была для них естественна, просто периодически их кочевья смещались на один сезонный переход западнее. К 1613 году калмыки достигли Яика:

5.


Где, думаю, быстро поняли, почему хитрые русские предложили им переселиться именно туда: у прикаспийских степей был хозяин - одряхлевшая Ногайская Орда, осколок Золотой Орды, и возможный предок Младшего жуза Казахстана. Около 20 лет длилась война калмыков с ногайцами, и к 1630 году Хо-Урлюк захватил Нижнее Поволжье... вернее, не саму Волгу, которая оставалась русским владением, а окрестные степи.

6.


Однако, калмыком здесь явно понравилось, что немудрено после гиблых степей Джунгарии и морозной Сибири - относительно мягкий климат, близость огромной реки. Если считать Великую Степь сухим океаном, то юго-восток Европы от Дуная до Волги всегда был для кочевников чем-то вроде Америки. Калмыки нашли здесь даже священную гору - Большое Богдо (171м), что над озером Баскунчак - на её вершине, по калмыцкому поверью, жил Цаган-Аав, или Белый Старец - покровитель всего живого, а по одной из легенд калмыки принесли эту гору сюда на своих плечах, но чуть-чуть не донесли до Волги, так как один из каравана поддался греховной мысли и был задавлен враз отяжелевшей горой.

7.


Не теряли времени и джунгары, оставшиеся на прежнем месте, где тайша племени чоросов Хара-Хула объединил другие племена (подробную историю см. здесь), а его сын Хото-Хоцин в 1635 году провозгласил Джунгарское ханство (дословно - "ханство Левой руки", то есть Западное ханство). Калмыцкое ханство было провозглашено даже чуть раньше (хотя первые его правители носили титул тайши), в 1630-м году, а в 1640-м Хо-Урлюк уехал в Джунгарию на курултай всех ойратских племён трёх ханств, по сути образовавших конфедерацию. На курултае был принят общий для них свод законов Степное Уложение, утверждён религией ойратов тибетский буддизм и принят алфавит "тодо-бичиг" ("ясное письмо"), разработанный опять же тибетским монахом Зая-Пандида. Социальное устройство ойратских государств можно изучить на этой схеме из элистинского музея (по клику - ссылка на оригинал):



Дальше судьбы трёх государств сложились по-разному. О Хошеутском ханстве ничего толком не нашёл, а вот Джунгария показала себя достойной наследницей гуннов и чингизидов - последующие сто лет ни Китай, ни Туркестан, ни русская Сибирь не могли спать спокойно: джунгары брали Лхасу и Ташкент и сибирские остроги, пленённый в одном из которых 1717 году шведский инженер Густав-Юхан Ренат наладил кочевникам производство огнестрельного оружия. Джунгары удерживали Кузнецкую котловину, поэтому имели вдосталь железа. Впрочем, России это всё было скорее на руку: джунгаро-казахские войны, шедшие с попеременным успехом, толкнули Младший и Средний казахские жузы на сближение с Белым царём. Памятник тех времён - руины джунгарского дацана в Карагандинской области (в его контексте я подробно рассказывал и историю Джунгарского ханства), ещё один дацан Аблайкит раскопан под Усть-Каменногорском, да и "семь палат" Семипалатинска - руины буддийских храмов джунгарского города Доржинкита.

8.


Калмыкам же воевать было осбенно некуда. Их кочевья простирались от Дона до Яика, от Самарской Луки до Терека, им хватало земли - торгоуты жили на правом берегу Волги, хошеуты - на левом. Хо-Урлюк в 1644 году попытался покорить Кавказ и там погиб. С Крымским ханством калмыки воевать не решались, разве только в союзе с донскими казаками, и в общем начали потихоньку интегрироваться в Россию, в 1649 году Дайчин (сын Хо-Урлюка) заключил с ней первый союзный договор. Вообще, вопреки расхожему мнению, придти и всех тупо завоевать - не наш метод, чаще всего в состав России новые территории входили через медленное, растянутое на сотню-полторы лет приручение, когда каждое следующее поколение имеет не критически меньше независимости, чем предыдущее: из союзника - в сателлиты, из сателлита - в протекторат, из протектората - в прямое владение, а дальше лишь ассимиляция. Расцвет Калмыцкого ханства пришёлся на эпоху правления хана Аюки (1690-1724), чья ставка располагалась напротив Саратова, где сейчас город Энгельс.

9.


При этом двуединое ханство постоянно взаимодействовало между собой. В 1701 году из-за династических конфликтов один из сыновей Аюки бежал в Джунгарию, и его потомки стали там важной политической силой (а Джунгария, надо сказать, после смерти каждого хана на несколько лет вновь распадалась, и за это время потрёпанные набегами казахи успевали собраться с силами и отыграть все джунгарские завоевания обратно). В 1731 году в Калмыкию ушёл со своими людьми нойон Лозон-Цэрэн, зять хана Галдан-Цэрэна - это существенно подорвало военную мощь Джунгарии, вдобавок стоял Лозон на важном ташкентском направлении. В 1750-е, когда Джунгарское ханство уничтожил наконец Китай, и на Волгу потянулись беженцы, в первую очередь племя дербетов, западнее торгоутских кочевий.

9а.


В 1761 году к власти пришёл восьмой по счёту правитель хан Убаши, которому бросил вызов другой потомок Аюки Цебек-Доржи. Первого поддержали русские войска, второй бежал на Кубань, которую тогда ещё удерживала Османская империя. Для предупреждения следующих смут русская администрация учредила "зарго" - народный совет, обладавший едва ли не большими полномочиями, чем хан. Возмущённый таким раскладом Убаши помирился с Цебек-Доржи, и понимая, что война с Россией безнадёжна, решил поступить как дальние предки - уйти и основать новое ханство. Зимой 1770-71 годов начался грандиозный исход - с места снялось 2/3 калмыцких кибиток (в том числе большая часть левобережных хошеутов) и отправилась обратно в Джунгарию через казахскую степь, сметая по дороге казачьи станицы и угоняя с собой их обитателей:

10.


Однако это была не перекочёвка, а именно исход - бросок по голодным степям, населённым вдобавок казахами, ещё не забывшими джунгарских войн. От голода, холода и стычек с казахами погибо не менее половины ушедших, но к концу лета Убаши и выжившие калмыки достигли бывшей Джунгарии, которая теперь называлась Синьцзян, и приняли китайское подданство - но ничего особенного этим не добились: ханский титул, как и под Россией, остался в Китае формальностью.

11.


Калмыцкое ханство же после этого было упразднено и включено в Астраханскую губернию как особое образование Калмыцкая степь, разбитая на 9 улусов, каждым из которых руководил тандем калмыцкого тайши и русского чиновника - этот порядок не менялся вплоть до 1917 года. Часть калмыков, жившая за Манычем, вошла в состав Донского казачества (где появились как буддийские калмыцкие станицы, так и бузавы - крещённые калмыки с русскими именами, ныне весьма заметный в жизни республики), остальные также стали чем-то вроде казачьего войска - калмыцкая конница участвовала во многих российских войнах, в том числе в походе на Париж.

12.


Вообще, калмыки в дореволюционных текстах упоминаются очень часто, куда чаще, чем киргизы (казахи) или башкиры, не говоря уж про каких-нибудь бурят. Всё ж таки остров монгольской степи, со всех сторон окружённый русскими землями с городами, сёлами и казачьими станицами, сложно было не заметить, а кибитки служилых калмыков порой удивляли прохожих и в Петербурге. От былого калмыцкого колорита осталось в ХХ веке немногое, но он неплохо задокументирован в музеях. Кибитки (то есть юрты), как и в Казахстане, тут чаще всего служат кафе национальной кухни:

13.


Калмыцкая кибитка - это юрта монгольской конструкции, то есть её купол образован прямыми, а не изогнутыми (как в тюркский юртах) жердями. В остальном юрточная культура едина для всей Великой Степи - мужская и женская стороны, цветастые украшения, очаг под шаныраком (или не знаю, как это окно в потолке называется у калмыков), типичная утварь вроде расписных сундуков, ступы для взбивания кумыса или хитроумного самогонного аппарата.

14.


Калмыцкким "фирменным знаком" была улан-зала - красная кисть, украшавшая головые уборы. Также читал, что калмыки носили серьгу в правом ухе и длинную косу (в том числе мужчины). Вот женские костюмы из того же музея. Слева - подаренное музею одеяние дальней наследницы Убаши (имя её я забыл), которая до сих пор остаётся уважаемым человеком в Китае и несколько лет назад приезжала на родину предков. Справа костюм замужней женщины из двух платьев - нижнего "терлг" и верхнего безрукавного "цегдг", и шапки халвнг с красной бахромой. Слева сверху вниз девичьи шапки камчатка, тамша и джатг, а также всякие украшения.

15.


Мужская одежда - скорее казачья, чем монгольская, не считая всё тех же красных кистей: бешмет (бюшмюд), шапка махла, пояс бюс с кинжалом утх. Посредине - шапка-хаджилга да всякие мужские атрибуты от чаши для молочной водки (привет самогонному аппарату в кибитке!) до щипчиков для усов.

16.


Украшения от девичьих серёжек до навершия знамени:

17.


Вторая калмыцкая "визитка" после красной кисточки - гравированные металлические бюсы (пояса). Здесь же мужская серьга синк, плётка и амулетница с каким-нибудь буддийским заступником:

18.


Курительные трубки (вот явно казаки научили!) гааз и музыкальные инструменты от степняцкой домбры до русской гармошки. Фольклор у калмыков был не то чтобы богат, но интересен, включал например благожелания йорял (часто исполнялись на праздниках как тосты) и проклятия харал (для чтения которых натирали язык чёрным, поэтому заклинание для их нейтрализации называли "молитва чёрного языка"). Или гурвн - шутливые четверостишия из вопроса и трёх ответов. Самый, пожалуй, экзотический жанр - кемялген, стихи-импровизации с "наглядным пособием" из последнего позвонка овцы (он был устроен крайне сложно, и каждая деталь имела своё название - Серая гора, Лоб богатыря и другие).

19.


Был у калмыков и эпос "Джангар", повествующий о райской стране Бумба и её защитниках (что, кстати, весьма неожиданно, учитывая "наступательную" политику ойратов). Считается, что старообрядческая легенда о Беловодье возникла именно на периферии бывшего Джунгарского ханства, в предпгорьях Алтая, куда бежали многие староверы - и не была ли прототипом Беловодья именно Бумба? Как и киргизский "Манас", "Джангар" исполняла особая каста сказителей-джангарчи, многие из которых стали живыми легендами, в первую очередь Ээлян Овла, со слов которого в 1908 году эпос и был записан.

20.


А вместе с буддизмом среди джунгар распространился и "Гэсэр", связь которого с "Джангаром", говорят, довольно прозрачная. Гэсэр изображался и на калмыцких знамёнах, в том числе тех, под которыми они входили в Париж... и ведь получается, что это был самый западный город, знавший поступь степняков. Доспехи справа, впрочем - реплика куда как более старых:

21.


Ещё интересна и вполне себе популярна калмыцкая кухня. Кайнары (пирожки, хотя вроде как "калмыцкими" они стали лишь в ХХ веке) и борцоки (пышки) встречаются во многих забегаловках, реже попадаются бёреки (пельмени), дотур (тушёные мелко нарезанные внутренности), хюрсн (типа лагмана), а в ресторанах на заказ подают кюр - баранина, запечанные в бараньем желудке (!) в земле. Впрочем, "визитная карточка" местной кухни - джомбо, калмыцкий чай с молоком, маслом, солью, а иногда ещё лавровым листом, мускатным орехом и жарённой мукой. Но у меня, к великому сожалению, не задалось: в забегаловках я всем этим пренебрёг, рассчитывая серьёзно отведать национальной кухни в ресторане... однако как оказалось, все подобные заведения в Элисте работают до 18 часов, а после остаются лишь пошлые кабаки да пиццерии, и я не успел.

21а.


Но (кроме кухни) всё это в прошлом - советская власть к калмыкам оказалась безжалостна как мало к какому другому народу. В принципе кочевое прошлое стало размываться ещё в середине 19 века, когда в степи появилось множество русских сёл (в том числе Элиста) и система лесополос. Калмыки отличились в гражданской войне - в основном они воевали за белых вместе с донскими казаками и после ушли в Югославию, но были и красные - в первую очередь военачальник Ока Городовиков. В 1920 Калмыцкая степь превратилась в Калмыцкую автономную область в центром (как и до революции) в Астрахани. В 1928 центром стала Элиста, а в 1935 автономную область повысили до АССР. Для калмыков это было время радикальных перемен - как положительных (ликбез, создание современной медицины), так и отрицательных - коллективизация (а кочевники переживали её едва ли не хуже пахарей), тотальное (и это не гипербола) уничтожение буддийских храмов. Однако самое страшное началось в 1943 году:

22.


Депортация... здесь это слово звучит очень страшно. В войну немцы заняли большую часть Калмыкии и подошли на сотню километров к Астрахани, и установили временную национальную администрацию, которую возглавили калмыцкие белоэмигранты. И хотя среди калмыков были и Герои Советского Союза, и военачальники (например, Басанг Городовиков, племянник Оки), после войны они попали в список народов, обвинённых в пособничества фашистам и в ходе так называемой операции "Улусы" депортированы. В Казахстан их депортировать не стали - всё же родная стихия, и потому раскидали по Уралу и Сибири - крупнейшие общины (около 20 тыс. человек каждая) оказались в Краяноярском и Алтайском краях, Омской и Новосибирской областях. Депортировали их зимой, в почти не отапливаемых вагонах, многим давали на сборы по полчаса - в первые месяцы депортаций погибло около четверти калмыков (из 97 тысяч). На новом месте им тоже не всегда были рады - например, девушка-гид в музее рассказывал, что там, куда сослали её бабушку, накануне прошёл слух, якобы калмыки - людоеды, и как к ним относились поначалу, представить нетрудно. Когда в 1956 году Хрущёв реабилитировал депортантов, в живых оставалось 77 тысяч калмыков, многие из которых к тому же не стали возвращаться на родину. Но чтобы понять масштаб беды - депортации подвергли всех калмыков: сначала - в самой Калмыкии (которая упразднялась в 1944-57 годах), затем - в других регионах вплоть до столиц, затем - в смешанных браках. То есть, нет такого калмыка, чьих предков не задела эта катастрофа...

23.


И в общем, прямо сказать, вид современных калмыков печален. Во-первых, почти не услышать живую калмыцкую речь - в депортации выросло целое русскоязычное поколение, ходившее в русские школы по месту жительства. Во-вторых, в рассуждениях интеллигентных калмыков чувствуется та же национал-виктимность, что у прибалтийцев или украинцев, да опасение "нас скоро не станет". У тех, кто попроще - осознание бедности и неустроенности в своей республике: таксист в Элисте сравнивал Калмыкию с Киргизией, очень завидовал Казахстану, но при этом считал, что без России регион скатится в окончательный и бесповоротный бардак..Ещё калмыки очень не любят, когда их валят в одну кучу с Кавказом, обижаются на утверждения, якобы у них там притесняют русских, и сильно недовольны, что в Москве на них реагируют как на тех же гастрбайтеров. В общем, какое-то чувство сломленности... хотя это всё мои личные впечатления за пару дней, на глубину ни в коем случае не претендую.

24.


Но хватит теории! Из Астрахани в Элисту я ехал на стареньком, но просторном автобусе, который идёт по степной дороге 4,5 часа. Калмыцкая степь по сравнению с казахской куда как теплее и плодороднее, я бы сказал, в сравнении она кажется маленькой и домашней. И очень, к тому же, богатой жизнью - помимо бесконечных стад я видел и журавлей, и чуть ли не дрофу (по крайней мере здоровенная нелетающая птица пялилась на нас из травы), а на кочках у дороги кое-где россыпи красных тюльпанов.

25.


Местами - солёные озёра:

26.


Местами - пресные ильмени:

27.


Кое-где - одинокие песчаные гряды, причём если справа от дороги (где сидел я) они в основном довольно далеко, слева попадаются прямо у шоссе, так что из окна автобуса прекрасна видна текстура жёлтого песка.

28.


Въезд в Калмыкию - я почему-то ожидал увидеть буддийскую арку... Кстати, в Калмыкии парламент называет Народный Хурал, конституция - Степное Уложение, а Глава Республики - не президент, а просто Глава Республики. Был тут и свой хан в 1990-е Кирсан Илюмжинов - но славы Назарбаева он не достиг и народную память о себе оставил примерно как Ельцин - брезгливую (хотя сделал Калмыкию интересной туристу именно он!).

29.


Первый собственно калмыцкий посёлок Хулхута:

30.


За которым над степью возвышается воинский мемориал, а мелкие памятники попадаются вдоль дороги добрый десяток километров. Примерно досюда, оккупировав 5 улусов целиком и 3 частично, дошёл в 1942-43 годах вермахт.  Чуть ближе к Астрахани сохранились (я, впрочем, не заметил) противотанковые рвы недостроенного укрепрайона, надобность в котором к великому счастью отпала.

31.


Кладбище в степи, кажется у следующего посёлка Утта (где есть свой Поющий бархан - с этим явлением доводилось встречаться в Казахстане). Справа христианские кресты, а слева кирпичные и кованные надгробия - первые популярны у казахов, вторые у киргизов, то есть буддисты-калмыки позаимствовали это у соседей по Степи.

31а.


Юго-запад Калмыкии занимает опять же единственная в Европе пустыня Чёрные Земли, возникшая вроде как от перевыпаса. В основном она южнее трассы, но кое-где "захлёстывает" и сюда:

32.


Основной скот у дороги - коровы, а коз, овец и даже лошадей я видел существенно меньше. Кое-где из земли торчат едва заметные прямые палки - видимо, коновязи.

33.


Попадаются в Калмыкии и верблюды - но редко, с Южным Казахстаном не сравнить:

34.


А вообще, гордость калмыцкой степи наряду с тюльпаном - сайгак, здесь единственная их популяция в Европе. Да и та почти что уничтожена браконьерами, и сейчас этих чудных антилоп разводят несколько сайгачьих питомников.

35. из ставропольского музея.


По дороге из Астрахани в Элисту пейзаж медленно меняется - плоский Прикаспий уступает место холмистым Ергеням, исчезают пески и солёные озёра, трава становитчя выше, а местами даже появляются деревья... но общее безлюдие остаётся.

36.


Ещё одна особенность Калмыцкой степи, которая не даёт спутать её с Казахстаном - всякие буддийские атрибуты:

37.


Нечто похожее на сетку для большого тенниса - скорее всего, на ней висели буддийские флаги:

38.


А калмыцкие сёла удручающе невзрачны, как впрочем и у всех кочевников, привязанных к земле в ХХ веке. Неприметные домики за высокими заборами, чаще всего из вертикальной доски - как например райцентр Яшкуль, где у нас была получасовая остановка на трассе.

39.


Или село Приютное, бывший Амтя-Нур ("Сладкое озеро", так как правда стоит на озере с известковой водой), у выезда на Ставрополь - тут нормальные атрибуты райцентра типа управы с мозаикой на стене или непонятной инсталляции на площади. Жалею, что не сумел заснять ни один из сельских хурулов и ступ, коих теперь по Калмыкии построено немало. Помимо Элисты в Калмыкии два города - Городовиковск за Манычем и Лагань близ Каспия, а ещё одно стратегическое место - село Цаган-Аман на Волге, которая течёт по Калмыкии около 20 километров, но слышал, что именно на этом участке самое наглое икряное браконьерство. Впрочем, самыми неспокойными местами Калмыкии считается юг у границы с Дагестаном - там много пастухов из чеченцев и даргинцев, и говорят, практикуется рабство... Но всё это в стороне от моего пути.

40.


А за Приютным - Маныч-Гудило, которое я проезжал без остановок в маршрутке с тонированными стёклами, поэтому сделал лишь несколько кадров ужасного качества. Большое (с треть Москвы), длинное (около 150км, то есть больше похоже на широкую реку), солёное (17-29%, то есть как Азовское море) мелководное (в среднем менее 1м), до постройки водохранилищ пересыхавшее к концу лета озеро - на самом деле одно из интереснейших мест мировой географии. Дело в том, что вместе со множеством (более 170) солёных и пресных озёр Кумо-Манычской впадины он является остатком древнего Манычского пролива, соединявшего Азовское море с Каспийским: ведь последнее - не озеро, а "оторвавшийся" кусочек Мирового океана. Чёрное и Каспийское море обособились друг от друга около 10 миллионов лет назад, после чего пролив постепенно сужался, и окончательно исчез уже на памяти людей, порядка 12 тысяч лет назад - к тому времени он напоминал гигантскую реку длиной 500 километров и шириной от 2 до 40. Причём он не "закрылся" - просто Каспий, доходивший в те времена до нынешнего Саратова и сообщавшийся с Аралом, обмелел на нынешний уровень, и вода ушла из пролива. Осталась лишь его горловина в виде Азовского моря да озёр Кумо-Манычской впадины - карты см. здесь. Однако именно это, а не кавказские горы - граница Европы и Азии на юге:

41.


Что же до Маныч-Гудила (местные говорят с ударением на первый слог - Маныч), то ныне он больше славится девственными степями на берегах и островах. Там цветут тюльпаны, там обилие птиц, там пасутся мустанги, а через неделю после моего приезда проходил фестиваль национальной культуры "Гимн Тюльпану". В общем, я жалею, что не нашёл подходящего способа увидеть Маныч вблизи.... хотя сами по себе его берега не слишком впечатляют.

41а.


А напоследок - просто портерты калмыков, снятые без спросу на улицах Элисты:

42.


43.


44.


45.


46.


47.


48.


49.


О своём общении с калмыками ничего определённого сказать не могу - впечатление от них осталось ровное и нейтральное. Говорят, калмыки в нетрезвом виде звереют, как такая light-версия тувинцев, но я не замечал и вообще пьяных видел мало. Ещё говорят, что у многих калмыков врождённые способности к математике, и приводят в пример якобы высказывание Садовничего - "если образование оставить целиком бесплатным, у нас в вузах скоро одни евреи и калмыки останутся" (сильно сомневаюсь. что это не легенда). Встречавшиеся мне калмыки - дружелюбные, открытые, скромные, но - другие.

50.


И в целом, я так и не разобрался, что в Калмыкии, кроме Элисты, заслуживает поездки в моём формате - города и веси или невзрачны и однообразны, или требуют более журналистского, чем путешественнического, подхода - скажем, сделать репортаж о сайгачьем питомнике в Яшкуле. Однако если бы не "воинствующий атеизм", в Калмыкии можно было бы задержаться на несколько дней - ведь сто лет назад тут были десятки красивейших буддийских храмов. О которых, а также о последнем уцелевшем из них в Астраханской области - в следующей части.

ЮЖНАЯ РОССИЯ-2014
Обзор и оглавление.
Сарай-Бату и село Селитренное.
Астрахань.
Астраханский кремль.
Город Народов. Три двора, казаки и калмыки.
Город Народов. От немцев до дагестанцев.
Волга и её дары.
Дворы и трущобы.
Центр. Советская улица и Братский сад.
Центр. От Белого города до Больших Исад.
Коса. Между кремлём и Волгой.
Вокруг центра по набережным.
Махалля. Южные слободы.
Селение. Северные слободы.
Правобережье.
Калмыкия.
Калмыцкая степь. Пейзажи и селения.
Речное (Астраханская область) и калмыцкие хурулы.
Элиста. Два хурула и вокзал.
Элиста. Центр.
Элиста. Сити-Чесс и мемориал "Исход и Возвращение".
Ставрополь.
Кавказские Минеральные Воды.
Tags: "Тюркский след", Великая Степь, Казахстан, Поволжье, Сибирь, дорожное, невольничье, природа, этнография
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →