varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Село Речное и калмыцкие хурулы



В прошлой части, посвященной Калмыкии в общем, я не затронул тему хурулов - калмыцких буддийских храмов, коих в республике около трёх десятков. Но все они новые, а из дореволюционных хурулов уцелел лишь один - да и тот за пределами Калмыкии, в Астраханской области, селе Речное в 20 километрах от городища Сарая - собственно, Речное и было первым пунктом всей поездки. А калмыцкие хурулы удивительны: вдалеке от других центров буддизма их архитектура легла на русскую традицию, получив самые настоящие "буддийские церкви". Помимо Хошеутовского хурула в Речном, здесь я покажу и другие - но лишь на старых чёрно-белых фотографиях...

На первый взгляд добраться до Речного представляется задачей весьма нетривиальной - 120км от Астрахани, 20км от трассы, да отворот в чистом поле между сёл Селитренное и Вольное. Автобус ходит раз в день - "туда" вечером, "назад" рано утром, то есть просто позволяет селянам съездить в город. Но на деле всё оказалось просто: в 4 утра я вышел с поезда на станции Харабалинская (см. пост про Сарай), в 6 утра сел на первую маршрутку, и в пол-седьмого брёл в сторону Речного по разибитой дороге через ерики и высоченные тростники:

2.


Минут через 15 меня подобрал человек моих лет на "Кайене", оказавшийся бизнесменом из Воронежа, приехавшим в эти края на рыбалку и искавший турбазу "Путина" (ударение не там, где некоторые подумали). В принципе очень характерный образ бизнесмена: воинственная речь да широкая душа. Он рассказывал, что в детстве пас коров, работал с 13 лет, а ныне у его фирмы оборот 20 миллионов долларов. Ещё осуждал тех, кто ноет: "Я тебе лично отвечаю, потому что сам через это прошёл - честно разбогатеть МОЖНО". Миновали Заволжское - крупнейшее село в этом "аппендиксе" дороги, за мостом через очередной ерик увидели указатель на "Путину", но водитель подбросил меня оставшиеся 7 километров до Речного.

2а.


А в Речном я сразу почувствовал что-то неуловимо знакомое, и вспомнил апрельскую дельту Дуная - Вилково и Килию. И дело не только в том, что это дельты двух сравнимых по масштабу великих рек, не в желтых крышах и не в сумрачной погоде: дело в том, что после депортации калмыков, в 1947 году на их место заселили "румын" - как местные старожилы называют липован, то есть русских староверов, живших с 18 века на Пруте и в дельте Дуная. Впрочем, судя по всему, здесь липоване быстро ассимилировались - бородатые старообрядческие типажи не попадались мне на сельских улицах, хотя вроде как где-то в селе есть молельный дом, неотличимый от обычного жилья. Главную улицу села с одной стороны замыкает ДК:

3.


А с другой - собственно, наша цель, Хошеутовский хурул. В прошлой части я уже рассказывал, что первым ойратскими племенами, переселившимися на Волгу, были торгоуты и хошеуты, к которым через полтора века добавились дербеты. Хошеуты, чья знать возводила родство к гвардейцам Чингисхана (авангардное подразделение "Хошут", то есть "Клин"), жили в основном на левом берегу, и большую их часть увёл назад в Джунгарию в 1771 году последний хан Убаши. Но сколько-то их на правобережье осталось, а центром хошеутовского улуса с 17 века было селение Эрги, ставка тайши Тюменевых - потому и русские называли его то Тюменевка, то Хошеутово, безликим Речным же оно стало после депортации.

4.


Ассортимент домов Речного: на кадре выше - типично астраханский дом из привезённых по Волге досок и явно липованская мазанка. Ещё пара мазанок - большая зимняя и маленькая летняя:

5.


Тут понравились ворота, явно (хотя и вряд ли сознательно) навеянные буддийским прошлым:

6.


Редкий в эти краях срубное дом, явно привезённый по Волге:

7.


"Эй, Варандей! Люди где? Без людей не интересно!". В 7 утра людей тут было не то чтобы много, и в основном они садились в старенькие машины и уезжали на поля и сенокосы. Да и прямо сказать, типажи тут не колоритные, обычные русские селяне.

8.


Особенностью калмыцкого буддизма была привязка хурулов к родам, племенам и улусам, по которым храмам давались названия. Стало быть, Хошеутовский хурул был центральным для всего улуса. В 17 веке калмыки стационарных храмов вообще не строили, хурул представлял собой разукрашенную кибитку с ганжиром, и передвижными могли быть и целые монастыри. В 18 появились деревянные и глинобитные, предельно простые и фунциональные храмы. Ну а Хошеутовский хурул - не только единственный уцелевший, но и исходный в калмыцком зодчестве: он был первым каменным храмом Калмыкии, и оставался самым красивым из построенных до революции.

9.


А сподвигла местного тайшу Серебджаба Тюменя на это война с Наполеоном, в которой участвовала и калмыцкая конница, дошедшая вместе с солдатами и казаками до самого Парижа. Сербджаб решил построить храм-памятник, но так как перед глазами его зодчих не было других буддийских храмов, а были лишь русские церкви - получилось нечто, для буддизма совершенно не характерное. Изначально у хурула ещё и колоннады были, явно навеянные Казанским собором:

9а.


Кабы не декор, вполне можно было бы подумать, что это такая необычная церковь, только лет на сто помоложе своего реального (1814-18) возраста, тем более Смоленская церковь вида "православная пагода" в Астрахани правда была и тоже не пережила советской эпохи.

10а.


Собственно, то, что сохранилось - это не весь хурул (монастырь), а лишь его главный сюмэ (храм). Реставрировать его начали недавно, и сейчас работы идут полным ходом - хотя конечно не ранним утром воскресения. Но на фотографиях 3-летней давности он встречает ещё голым красным кирпичом. Над башнями уже поднялись ганжиры:

10.


Очень необычный вход - ротонда под "колокольней" (причём ведь это скорее всего колокольня и была - колоколом или гонгом буддисты тоже пользовались):

11а.


В нишах, над дверью и на фризе раньше были росписи, которые успели задокументировать и возможно восстановят. В нишах - Белый Старец (Цаган-Аав, хранитель всего живого, по калмыцким поверьям живёт на горе Большое Богдо, где до революции была его кумирня), сидящий в позе лотоса неопознанный человек, танцующий монах с "золотой лягушкой" (Алтын-Мекля, ещё одно мифическое существо, которое по легенде держит своими шестью лапками земную твердь) на плече да ещё две совсем стёртые. У всех были калмыцкие атрибуты - красные кисти на шапках, серьги в правом ухе. А в нише у входа даже различимы контуры Белого Старца - похож на Гендальфа:

11б.


Под потолком на фризе - журавли и человек верхом на птице над самой дверью. Я долго всматривался в эти пятна, но моих познаний в искусстве фресок явно не хватает, чтобы из осколков восстановить весь сюжет. Надеюсь, когда-нибудь отреставрируют и их.

11в.


Интерьер хурула, вернее - его бокового нефа:

12.


Когда-то он выглядел так, и сходство с убранством церквей поражает:

12а.


Рядом дерево, увешанное ритуальными флагами "хий-морин"- "конями ветра", дальним аналогом ангелов-хранителей, цвет которых соответствует цвету года рождения в восточном календаре.

13.


А по соседству дом с керамическим изолятором, похожим в контексте хурула на буддийский атрибут - там, видимо, живёт лама, а пока что - бригада строителей. Впрочем, храм реставрируют для культуры, а не религии - прихожанами его будут буквально несколько человек, калмыцкие лица в селе попадаются, но редко.

13а.


От хурула я вышел к Волге... год нынче маловодный:

14.


Но село действительно Речное:

15.


А знаки "не бросать якорь" (их наложение друг на друга обозначает запретную акваторию) у меня всегда вызывали какую-то иррациональную грусть...

16.


А грустить тут есть о чём - ведь в Калмыкии исчез целый архитектурный пласт. Сохранилась бы хоть части этих храмов - я бы несколько дней катался по калмыцким хурулам. Но как уже говорилось, кроме Хошеутовского не уцелел ни один, да и этот спасло скорее всего то, что он стоял в глухом селе другого региона. Вообще, к буддизму "воинствующий атеизм" был особенно безжалостен: в Калмыкии и тогда ещё независимой Туве большевики уничтожили все буддийские храмы до единого, в Бурятии - около половины, но оставшиеся все до единого закрыли (правда, в Бурятии дацаны начали возрождаться уже после войны, а в Калмыкии и Туве - лишь в 1990-е годы). А было в Калмыкии на 1917 год 92 хурула...

А.


Здешний буддизм тибетской ветви, принятый ойратами в 1640 году на всеобщем курултае, имел ряд особенностей, видимо также связанных с изоляцией. Во-первых, калмыки признавали не только школу Гелуг, но и школы Сакъя и Кагъю - честно говоря, не знаю, чем они отличаются, но думаю более сведущим это что-нибудь скажет. Во-вторых, как уже говорилось, хурулы были привязаны к родам и общинам. В-третьих, тут было относительно неразвито монашество и монастырское образование: если в Бурятии каждый дацан - одновременно что-то вроде семинарии или медресе на буддийский лад, в Калмыкии буддийское учебное заведние было лишь одно, да и то возникло в начале ХХ века. При всём том, шаманство калмыки позабыли ещё в 18 веке (а у бурят оно живо до сих пор), то есть в целом здешний буддизм во многом брал пример с христианства. В том числе в архитектуре:

Б.


В.


Г.


Постепенное сближение калмыцкого буддизма с тибетско-монгольским началось ещё до революции, и главную роль в этом сыграл бурят Агван Доржиев, более известный как инициатор строительства дацана в Петербурге, в Калмыкии однако основавший первую буддийскую академию Цанид-Чёёря. И в общем уже до революции в Калмыкии появляются сюмэ, которые от бурятских не отличить:

Д.


Помимо сюмэ, были у калмыков и пагоды. В тибетско-монгольской традиции их называют ступы, но у калмыков прежде было другое слово - цаца:

Е.


В основном цацы были просты и функциональны, часто напоминали православные часовни, но опять же на рубеже 19-20 веков стали появляться и классические тибетско-монгольские субурганы:

Ё.


А вот статуи святых, фрески и иконы - всё это было вполне в обще-буддийской традиции и возможно завозилось из Азии:

Ж.


17. оба кадра сняты в Ставропольском музее.


18.


Калмыцкое духовенство внешне сильно отличалось от современного, устроенного опять же по бурятскому образцу.

З.


И.


К.


Ну а теперь расскажу о некоторых отдельных хурулах, фотографии которых мне удалось найти (источник - см. в правом нижнем углу, затирать его я не стал, хотя конечно ставить логотип на архивные фото - странно). Вот один из самых известных и характерных - Дунду-хурул (1853) Малодербетовского улуса, располагавшийся в селе Ханата. Дербеты пришли в Калмыкию в 1750-е годы как беженцы из покорённой Китаем Джунгарии, и поселились по краям Калмыцкой степи. Малодербетовский улус был самым северным, а стало быть ближайшими к России. По хурулу это видно - абсолютно не характерные для буддийских храмов остального мира купола, да цаца - часовня часовней, даже с луковичной главкой:

Л.


Похожий по устройству хурул у озера Алтын-Хум:

М.


К югу от Малодербетовского располагался также населённый дербетами Манычский улус, обособленный в 1892 году - на его территории располагалась Элиста. А в 20км от Элисты находится посёлок Ики-Чонос (Ленинский), где размещалась та самая буддийская академия Цанид-Чёёря, центр обновления и "глобализации" калмыцкого буддизма. Её основан в 1903 году в урочище Нугра Малодербетовскокго улуса тибетский монах Баазы-багша, однако в тот же год умер и академия закрылась. Однако Далай-лама ухватился за свои самых дальних прихожан, и в 1906 академию возродил в урочище Амта-Бургуста того же улуса Агван Доржиев, возглавлявший академию до 1911 года. В её храме находилось крупнейшее в тогдашней Калмыкии изваяние Будды - в человеческий рост, то есть видимо этот атрибут также был привнесён из Бурятии. В Ики-Чонос, поближе к разросшейся Элисте, академия переехала уже в советское время, в 1922 году, и просуществовала там 9 лет, пока её не объявили "крепостью врага" и не ликвидировали. Чёёря-хурул уже без учебного заведения возрождён в Ики-Чоносе в 1997-м году.

Н.


Ещё южнее, за Манычем, находился Большедербетовский улус, выделенный из единого Дербетовского (где постоянно спорили за власть потомки тайши) в 1809-м. Центром его была Башанта, ныне (с 1971 года) город Городовиковск. Близость к России, отрезанность даже от остальных калмыков Кумо-Манычской впадиной с её озёрами - в архитектуре Больших Дербетов русское влияние особенно заметно. Большедербетовский улусный хурул в Башанте (1908):

О.


Гаханкинский родовой хурул в селе Менгута, ныне Зерновое (окрестности которого известны ещё и эстонскими колонистами, обосновавшимися здесь в 1870-е годы - отсюда село Эсто-Алтай):

П.


Иккитугунский родовой хурул:

Р.


Обратите внимание на буддийскую вариацию пятиглавия... тут неопознанный по местуположения хурул в Большедербетовском улусе:

С.


Апофеоз - Багаттугунский родовой хурул, построенный к 300-летию дома Романовых. Сходство с провинциальной церковью так велико, что меня даже берут некоторые сомнения - может, и есть церковь крещённых калмыков? Но в целом, если в бурятской стороне церкви украшались буддийскими орнаментами ("иркутское барокко"), то здесь - наоборот.

Т.


Вдоль Волги, примыкая к Хошеутовскому улусу, тянулся Багацохуровский улус, центром которого был Цаган-Аман, располагавшийся до революции на левом берегу. Цаган-Аман для Калмыкии одно из важнейших мест - выход республики к Волге, и прежде был одним из богатейших селений. Кочевой хурул осел здесь в 1796 году, а когда были возведены его постройки - точно не знаю, но был он явно одним из самых больших и красивых.

У.


Ф.


Ныне монастырь возрождён у дома последнего ламы Тугмюд-гавджи (1887-1980), переселившегося вместе со всем хурулом на другой берег.

Х.


Меньше всего задокументирована группа улусов (Икицохуровский, Харахусовский, Эркетеневский, Яндыко-Мочажный) на юго-востоке Калмыкии, в глухих Чёрных Землях, куда, подозреваю, постороннему соваться было и небезопасно - нравы в этих степях (правда, в казахской части) 19 века доходчиво описал Лесков в "Очарованном страннике". Единственное исключение - хурул Калмыцкого Базара, одного из заволжских предместий Астрахани:

Ц.


Багутовское сюмэ Яндыко-Мочажного улуса, выходившего к Каспийскому морю - архитектура этих краёв выглядит особенно простой и самодельной:

Ч.


Кроме того, помимо улусов Калмыцкой степи, были ещё и калмыцкие станицы Области Войска Донского, куда калмыки переселялись из своей степи и служили по казачьему образцу. Изначально такие поселения назывались "сотнями" и имели названия от родов, представители которых в них служили, но в 1862 году сотни приравняли к станицам и переименовали на русский манер. Причём часть донских калмыков были крещены и получили русские имена, образовав общность бузавов - такой аналог "шала-казахов", в жизни современной республики они очень заметны. Но многие калмыки в казачестве сохранили верность буддизму:

Ш.


Вот например Ики-Бурульский родовой хурул станицы Платовской (изначально - Бурульской сотни), а ныне Будённовской:

Щ.


Или хурул станицы Денисовской, изначально Бокшракинской сотни:

Э.


В Гражданскую большинство калмыков воевали за белых - вместе с Донскими казаками, и с установлением советской власти многие ушли в эмиграцию. Центром калмыцкого зарубежья стал Белград, где в 1928 году построили ещё один хурул, необычайно мрачного и сдержанного облика:

Ю.
.

В 1922-23 годах многие белокалмыки вернулись в СССР, где им предполагалась амнистия. Но многие остались в эмиграции и вернулись в 1941-м - теперь вместе с вермахтом. Именно белоэмигранты были основной опорой фашистов в Калмыкии, и именно они, а не те, кого депортировали, изгнав врага, и были теми самыми "гитлеровскими пособниками". Что же до Белградского хурула, то он был разрушен вместе с большей частью города в 1944, и за неимением прихожан доломан уже при Тито.

Я.


Но как уже говорилось, всё это кануло в небытие... Настоящий культуроцид, из аналогов которого я могу вспомнить разве что деревянные литовское синагоги, также все до единой сожжённые в войну. Но даже утратив все храмы и рассеявшись на 13 лет в чуждой среде Сибири, калмыки не позабыли буддизма, ставшего последним маркером их идентичности. Это именно бытовой буддизм - большинство калмыков мало что смыслят в религиозных понятиях, но внешняя сторона, всякая атрибутика, тут очень популярна. Вот скажем хий-морины у входа в ресторан - можно ли представить в таком месте кресты и иконы?

19.


Эти обереги я снял в Бурятии два года назад, но они типовые и в Калмыкии красуются под стеклом очень многих машин:

20.


А вот молитва в маршрутке - мелким шрифтом на калмыцком и русском, крупным - на тибетском:

20а.


Как хотелось бы, чтобы хоть часть из погибших хурулов воссоздали! Постсоветские калмыки продолжили дело Аюшеева: не стали возрождать национальную архитектуру, и новые хурулы (которых уже около 30 - то есть втрое меньше, чем было) и субурганы строят в тибетском стиле. О двух самых ярких образцах ново-хурульной архитектуры - в следующей части, первой об Элисте.

ЮЖНАЯ РОССИЯ-2014
Обзор и оглавление.
Сарай-Бату и село Селитренное.
Астрахань.
Астраханский кремль.
Город Народов. Три двора, казаки и калмыки.
Город Народов. От немцев до дагестанцев.
Волга и её дары.
Дворы и трущобы.
Центр. Советская улица и Братский сад.
Центр. От Белого города до Больших Исад.
Коса. Между кремлём и Волгой.
Вокруг центра по набережным.
Махалля. Южные слободы.
Селение. Северные слободы.
Правобережье.
Калмыкия.
Калмыцкая степь. Пейзажи и селения.
Речное (Астраханская область) и калмыцкие хурулы.
Элиста. Два хурула и вокзал.
Элиста. Центр.
Элиста. Сити-Чесс и мемориал "Исход и Возвращение".
Ставрополь.
Кавказские Минеральные Воды.

Tags: "Тюркский след", Великая Степь, Поволжье, деревянное, дорожное, рыбацкое, этнография
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 108
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments