varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

"Что устав от поднятой веком пыли русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле..."



Мне ещё не верится, что я снова в России, где к почти каждому можно обратиться по-русски, и он поймёт. Если точнее - в Петербурге, где меня приютил на две ночи serguntius. Самая долгая моя поездка в западном направлении оказалось и самой "западной" - не по координатам, а по духу: 19 дней погуляв по Эстонии, самой благоустроенной из постсоветских стран, я на сутки заглянул в Финляндию - одну из самых благоустроенных стран всего мира, впервые в истории этого журнала (но не в жизни!) выйдя за пределы той исчезнувшей страны, где родился. Позади - леса, замки и ратуши, узкие кривые улочки меж старых домов - то средневековых доломитовых, то деревянных 19 века, паромы, острова, маяки, крики чаек, костры Ивановой ночи, грандиозность Певческого праздника, несравненный Josef Kats с его байками и краеведческими познаниями на все случаи жизни и интеллигентный, но ещё более основательный и упорный, чем я, altsirlin, с которым мы путешествовали по медвежьим углам Южной Эстонии и островов на машине... Эта поездка стала для меня рекордной по объёму материала - одних фотогрвфий нащёлкал на 27 гигабайт... так что и обзорный пост тут самый большой в истории моего журнала.

Впрочем, следующий крупный пост я напишу столь же нескоро - в Петербурге я всего на два дня, и в ночь на завтра улетаю в Крым.

Поездка началась в сумрачном дождливом Петербурге. У вокзала зашли во двор "дома Коли Васина" - неформального музея The Beatles:

2.


И поблуждав ещё немного, отправились на Балтийский вокзал, с площади перед которым отходил мой автобус. К слову, сто лет назад в Петербурге эстонцев было больше, чем в Ревеле, и даже сейчас эстонцы очень любят Питер и говорят о нём как городе не совсем чужом:

3.


А пять лет назад я любовался Нарвой с башен Ивангородской крепости, и мне тогда казалось, что я вряд ли когда-нибудь побываю на той стороне этой реки... Но вот совершилось. Две крепости так и стоят друг против друга, разделённые границей - как и 500 лет назад. Нарвский замок слева, Ивангородская крепость - справа. Подлая вещь граница - невидима, но на большей своей части непреодолима. Старая Нарва разрушена войной, а был ведь город типа Выборга - не столь богатый на северный модерн, но куда более - на честный 17 век. А рабочая слобода Кренгольм оказалась более благообразной, но потому не столь атмосферной, как ивангородская Парусинка.

4.


Так и не заехал в любимый эстонцами Силламяе - единственный в стране целостный городок сталинской эпохи. Мой дальнейший путь лежал на Кохтла-Ярве - "столицу" горючих сланцев. Преимущественно русский, суровый индустриальный район терриконов и дымящих заводов - думается, если бы не высокий уровень жизни в самой Эстонии, здесь могло бы быть с 1990-х годов непризнанное государство типа Приднестровья.

5.


Но в окрестностях Кохтла-Ярве - а это 8 посёлков, входящих в состав города, примерно столько же не входящих (в том числе город Йыхви) вполне можно провести пару дней, я по крайней мере за день успел где-то 2/3 задуманного - от райских садов Пюхтицкого православного монастыря до возможности побывать в старой шахте-музее. Ночевал в Kohtla-Jarve  Appartments, найденных через букинг - оказалось просто съёмная квартира в одном из домов близ автовокзала, неплохая, но очень холодная.

6.


А на утро третьего дня двинулся в Таллин со всеми остановками. Вот скажем городок Кунда на берегу Балтики, который я никак не мог пропустить в рамках своего цикла "Молох" - как Вольск или Новороссийск, это старый центр цементной индустрии, и с советским заводищем соседствуют руины цементных фабрик столетней давности, похожих больше на замки. Кунда - город уже вполне эстонский, но служит таким как бы форпостом промышленного Северо-Востока.

7.


Соседний Раквере - маленький уютный городок с огромным и гиппер-туристическим замком:

8.


И всякие мелкие веси между Раквере и Таллином, из которых мне больше всего запомнился 8-метровый водопад Ягала. Кстати, близ Кохтла-Ярве я осмотрел другой, куда более высокий, но тонкий водопад Валласте - ведь здесь вдоль моря проходит Великий уступ, и потому водопады в Северной Эстонии - не редкость. А пытаясь выбраться из Ягала автостопом, я впервые стал понимать, что мне надо было лучше учить английский...

9.


Итак, до Таллина оказалось совсем не далеко. И если пытаться подметить его главную особенность, то... выйдет, что у каждого района она своя! Самая маленькая из постсоветских столиц (400 тыс. жителей - в России более крупные города не всегда являются даже центрами регионов), Таллин потрясающе разнообразен, и каждый его район мне показался полностью самодостаточной сущностью. Разбери их да развези по другим городам - их атмосфера не изменится. Вот Старый город - рыцарский и ганзейский по духу, пряничный (или, скорее, коричный - тут на каждом углу продают орешки с корицей) по современности:

10.


Вот Деловой центр в паре сотен метров от его стен - будто привезён из Хельсинки:

11.


А вот - тихие ветхие влажные дворы, словно в каком-то глухом райцентре Русского Севера:

12.


Архитектурой I республики Таллин более всего напоминает Каунас. Промышленные районы совершенно самобытны, так как даже фабрики тут строились чаще из доломита, чем из кирпича. Тут есть парк Кадриорг с петровской мызой - такой маленький филиал пригородов Петербурга, а есть суровый Северный Таллин, полуостров у верфей, где в деревянных бараках, снятых с учёта, живёт деклассированный люд. Есть трамвай редкой колеи 1067мм, а общественный транспорт бесплатный для таллинцев и неприятно дорогой (1,85 евро - порядка 80р. за поездку) для всех остальных. Но что роднит все таллинские районы - здесь очень-очень много моря, вдающегося в город несколькими заливами. А по морю снуют паромы и круизники - ведь тут благодаря чрезвычайно успешной компании Tallink крупнейший пассажирский порт Балтики.

13.


Погода тут тяжёлая - то дожди и ветра, то холод и колючее северно солнце, то жара и духота, какая бывает при всего-то 25 градусах лишь на севере. Таллин стоит на широте южных пригородов Петербурга, но по ощущениям - как будто где-то в Северной Карелии.
Ещё за эти три дня был небольшой автовояж по западным окрестностям Таллина, который мне устроила по просьбе Каца его хорошая знакомая Юдит. Вот скажем деревянный маяк 1850-х годов в деревне, название которой я забыл - в эту поедку было много таких объектов, о которых я узнавал от попучтков практически на месте.

14.


И основной пункт вояжа - мрачноватый портовый город Палдиски, царский Балтийский Порт, советский центр подготовки экипажей атомных подлодок... увы, осталось от этого городка немногое. Огромное здание учебного центра, которое когда-то показывал periskop, полностью снесено - мы даже не поняли, где оно находилось, при том что Юдит тут была не в первый раз.

15.


Кульминацией первого заезда в Таллин стала Янова ночь, то есть по нашему ночь на Ивана Купала - если у нас этот просто фольклорный элемент, то в Прибалтике - праздник масштабов Нового года. На Янову ночь мы с Кацем пошли в этнографический музей Рокка-аль-Маре (итальянское название - по мызе, в парке которой он устроен).

16.


Интересна была не только сама праздничная ночь со всякими ряженными, уличными сценками, кострами, качелями и национальной едой, но и возможность погулять по таллинскому скансену в вечерних сумерках. Только погода подкачала - ночь была сырой и самой холодной чуть ли не за всё время наблюдений. А вот на фоне музейного хутора "ветеран Крымской войны" - в смысле, той, что в 1850-х была:

17.


И хотя я не пил, на утро проснулся совершенно обессиленным, и понял, что не хочу ехать в намеченные на тот день городки по дороге на Тарту - "сердце Эстонии" Пайде (так как стоит близ её географического центра) и столица вассильного Ивану Грозному Ливонского королества Пылтсаммаа. Вместо этого, немного погуляв по Таллину, в середине дня я уехал в Тарту на поезде... А поезда в Эстонии теперь такие - полностью по евростандартам (кроме ширины колеи), и носятся по её железным дорогам с изрядными скоростями. Старый советский дизель видел в Эстонии всего один раз - да и тот, видимо, был назначен как дополнительный по случаю Певческого праздника. Но до Тарту путь - 3 часа. Слева, ксати, таллинский вокзал - наверное. самый архитектурно унылый в мире.

18.


Эстония - страная ещё не двуцентричная, как Литва (Вильнюс-Каунас), но близко - небольшой по российским меркам Тарту (менее 100 тысяч жителей) - ещё не "вторая столица", но уже и не просто "второй по величине", в первую очередь благодаря своему университету. Но хотя я провёл там 5 дней, атмосферу тартусскую так и не почувствовал: дело в том, что я попал в неудачное время: большую часть года Тарту переполнен студентами, задающими тут характерный разухабисто-общажный дух. Но конец июня - время, когда ни то что все студенты разъехались, а даже абитуриентов ещё нет, и в это время Тарту скучен, тих и провинциален, и к концу 4-го дня мне уже хотелось поскорее из него уехать.
Вот в университете - сохранившийся с 19 века зал копий греческих статуй, которые в те времена показывали студентам как наглядное пособие:

19.


А вот райончик Супилинн (Суп-город - название от "овощных" названий улиц) у пизавода "Ле Кок", чью продукцию (не пиво, правда, а вкуснейший лимонад, что я знаю) я пил в Эстонии почти каждый день. В Супиллинне, но Гороховой улице, находилась и моя гостиница - HerneHome Akomodation, также найденная через букинг - это просто старый деревянный дом с несколькими номерами на втором этаже и очень чистой ванной в коридоре. Из номеров было занято всего 2, включая мой. Лотеряя "частный мини-отель в Прибалтике" в этом случае выдала вполне достойный результат.

20.


Естественно, 5 дней в Тарту были посвящены в основном окрестностям - по самому городу, на самом деле весьма интересному (дня на него хватит с трудом), я гулял утром и вечером. Первой вылазкой стала Валга-Валка - двойной город, разделённый между Эстоний (Валга) и Латвией (Валка) со времён войны за независимость - тогда это было сделано якобы в память о том, что латыши и эстонцы воевали вместе. Со вступлением в Евросоюз граница вновь стёрлась, лишь пустые КПП стоят на двух улицах, и на той их стороне всё почти так же - лишь ездит по городу не Politsei, а Policija, да улицы - не tee, а iela, да пиво пьют не "Saku", а "Лачплесис".

21.


Следующая вылазка - в старообрядческую глухомань Чудского озера... и к слову, с российской стороны я его раньше не видел, так как единственный примечательный город на его восточной стороне - Гдов, но он далеко и вдобавок в погранзоне. Что же до староверия, то по словам местных, оно здесь уходит в прошлое, и таких характерных типажей, как в латгальской глубинке, не встретить. Однако в Южной Эстонии, где по-русски может объясниться да бог если каждый десятый, здесь настояшие русские островки. Интереснее всего было бы попасть на настоящий остров Пийрисаар, но автобус из Тарту туда ходит так, что осмотреть его без ночёвки почти нереально. Поэтому я поехал в городки Муствеэ (Чёрный берег)...

22.


...и Калласте (Красные горы). Последний - самый маленький город Эстонии (около 700 жителей), и на 85% русский. Он похож на какой-то глухой северный райцентр - тихий, ветхий, грустный... но с атрибутами цивилазации вроде туринфоцентра или магазина с отнюдь не райцентровым ассортиментом.

23.


Третью вылазку я сделал в направлении Псковского озера - в Королевство Сето. Сето, или сету - это особый эстонский субэтнос, возникший из крестьян во владениях Псково-Печерского монастыря - они во-первых православные, во-вторых никогда не принадлежали баронам, но главное - в отрыве от других эстонцев сохранили особый диалект и множество архаичных традиций вплоть до остатков язычества. Их храмы - похожие на сельские баньки деревянные часовенки, которые даже по-русски тут называют тсыссоны. И если в России сету как будто исчезли - то ли уехали в Эстонию, то ли полностью ассимилировались, здесь они вполне заметны, в том числе внешне - попадаются суровые бородатые мужики в камуфляже, похожие на стереотипных староверов, но говорящие по-эстонски. Мой путь лежал через 3 села недалеко друг от друга - Выыпсу и Микитамяэ с тсыссонами и Вярска с этнографическим музеем. В последней я случайно попал на фестиваль Сето-Фолк - причём за несколько часов до открытия, когда участники уже на месте, а зрители ещё не подошли.

24.


Да прокатился по речке Вярска на чудской ладье - плоскодонки шириной в 2/3 длины тут строили с 15 по 19 века, а недавно в Тарту возродили их производство. Эта ладья 3 дня шла сюда из Тарту, с очень душевной компанией из эстонцев и американцев на борту, и в дни фестиваля катала по устью Вярски к островку на российской границе всех желающих. Нашлась там и знающая русский язык женщина - очень знакомый мне по АВПшным встречам типаж советской альпинистки "за 40". Да и в принципе атмосфера на борту чем-то очень напомнила мне АВПшные встречи.

25.


А на четвёртый день я поехал в Выру - центр самого южного уезда Эстонии, городок старый, но в общем невзрачный, однако тем и интересный. Съездил в Вастселийну, к руинам замка - на Юге, входившем в Лифляндскую губернию, замки не доломитовые, а кирпичные - как в Латвии, Литве и Беларуси.

26.


А дальше меня подобрал днём ранее вернувшийся в Таллин altsirlin, и мы отправились по просёлочным дорогам. Южная Эстония - край дремучих лесов, достойных Вологодщины, и извилистых грунтовых дорог между ними. За день мы объехали много - скажем, гору Суурь-Мунамяги (Большое Яйцо), высшую точку всей Прибалтики (318м) с ещё довоенной смотровой башней.

27.


Лесные мызы, в одной из которых (не той, что на фото) покоится в красивейшем мавзолее Барклай-де-Толли:

28.


Музей эстонских дорог в очень современном духе или Таэваскоя - речка с необычайно обрывистым берегам, для Эстонии что Гранд-каньон для США:

29.


Так как гостиницы мы бронировали отдельно, Александр остановился в Отепя, а я в Тарту. Рано утром на пятый день я уехал в Вильянди - и по-моему это самый красивый малый город в Эстонии - живописный пейзаж и потрясающая цельность небольшого исторического центра, но главное - это самый настоящий эталон: если попав в Эстонию, вы имеете время посетить ровно один малый город - езжайте сюда.

30.


В Вильянди меня нагнал Александр, и на машине мы двинулись в сторону Пярну, по дороге заезжая во всякие прочие веси - мызы, кирхи, городки 1930-х годов...

31.


И уже за Пярну под дождём заскочили в музей узкоколеек, "Эстонскую Кукушку", как прозвал его я. Некогда Эстонию покрывала густая сеть узкоколеек, построенных в 1930-е годы, и этот музей, как и в Переславле-Залесском, создали энтузиасты на расформированной станции. Причём вроде даже несколько раньше, чем в Переславле. Коллекция тут поменьше, но много очень необычных (по крайней мере на мой профанский взгляд) машин - чего стоит узкоколейный роторный снегоочиститель на переднем плане!

32.


В Пярну мы снова разделились - Саша уехал в Таллин, а я заночевал в Hostel Louna, на поверку оказавшимся обыкновенной общагой с грязным (но хотя бы исправным) туалетом и пьяными мужиками в коридорах. В 10-местной комнате, однако, я ночевал один. Пярну - главный эстонский курорт, но в курортах Эстония явно слабее Литвы и Латвии. Зато тут есть Старый город... вернее, это Новый город 17-18 веков, настоящий Старый город же был разрушен войной и доломан в 1950-х, когда Пярну хотели сделать областным центром. И ещё почему-то мне в курортных городах стабильно не везёт с погодой: зимой метель (Зеленогорск, Светлогорск), летом дождь (Трускавец, Кисловодск, Юрмала), и Пярну (в отличие от Паланги или Ессентуков) не стал исключением.

33.


Ну а дальше мой кольцевой путь пролегал через море, в виде рейсового катера "Рунё", который ходит 2 раза в неделю по маршруту Пярну-Рухну (как звучит!). Катер построен в 2012-м году, довольно быстр и весьма комфортабелен. Билеты я заранее оформил по интернету, но шёл катер почти пустым. До острова Рухну - три часа, и большую часть пути не видишь ничег, кроме моря.

34.


Рухну, или Рунё, стал одним из сильнейших впечатлений поездки - крошечный (4х6км) островок на входе в Рижский залив - до малолюдного Ливского берега отсюда 40 километров, до Пярну и Риги - по 90 с чем-то. На острове живёт 70 человек в одной дервне и нескольких хуторах, и сохранилась старейшая в Прибалтике деревянная церковь 17 века. Но даже она меркнет в сравнении с этим чувством уединения и покоя. Большинство эстонцев на Рухну никогда не бывали, и узнав, что я там побывал или собираюсь туда - проникались уважением, для них это как для нас Чукотка. Кац (также на Рухну не бывавший) назвал его "раем для параноика" - мало где я ощущал себя в такой же полной безопасности. На радостях решил было обойти пол-острова по берегу, наткнулся на дохлого тюленя, а потом и вовсе забурился в какие-то малопроходимые тростники, в которых продирался битый час, порой сворачивая в лесную траву - и при том ни одного клеща, то есть видать их тут нет. Зато немеряно улиток...

35.


Я прибыл на Рухну вечером, переночевал там - в деревне есть гестхаус, он же магазин - и тем же катером "Рунё" отправился на Сааремаа (причём я был единственным его пассажиром), где на пристани вскоре оказались и Саша с Кацем, выехавшие из Таллина рано утром - Кац на один день, Саша - на три. Остановились у Кацевых знкомых в деревне Насва - там тоже гостевой дом и кафе, где нас до отвала накормили камбалой. Неподалеку - Курессааре, столица острова, ещё один городок булыжных мостовых и деревянных домов с едва ли не крупнейшим замком всей Прибалтики (ждём паофсных и обличающих наше невежство речей Сумасшедшего Краеведа):

36.


Вообще, Сааремаа - второй по населению остров постсоветских стран после Сахалина, а по историческому "весу" не уступает Соловкам. Вдобавок, Моонзунды были при СССР строгой погранзоной, под прикрытием которой находилась мощнейшая военная база (ведь положение их уникально - скажем, в войну немцы взяли Сааремаа лишь в октябре, и вплоть до этого времени Красная Армия оттуда делала авианалёты на Берлин). Здесь сложился особый мирок: военные имели негласный уговор с островитянами, что никого к ним не пускают, но и сами в их жизнь не вмешиваются, и потому о советском времени напоминают лишь руины военных объектов да редкие сталинки - но не деревни и не быт! На Сааремаа по-хорошему надо дня 3, нам с машиной едва хватило двух. Тут есть грандиозные средневековые кирхи с росписями и реликвиями:

37.


Есть несколько хуторов- и деревень-музеев, как например Михкли (не путать с тёзкой на Хийумаа) - его последний хозяин в 1952 году просто прибрал дом да передал его государству под музей, а всего род Михкли владел хутором на протяжении 8 поколений. Сюда почти ничего не принесено - эти посуда и мебель были частью самой усадьбы.

38.


Западные берега Сааремаа похожи на край земли - каменистая земля, трава и можжевеловый стланник, среди которых под серым небом порой ощущаешь себя в какой-то тундре. Тут много мест не от мира сего - например, покосившийся затопленный маяк, эталонное "на последнем берегу", хотяв впереди всего-то окружённое сушей Балтийское море. Увы, я забыл название этого места, но при написании постов о Сааремаа обязательно вспомню.

39.


После двух дней на Сааремаа, уже без Каца, мы взяли курс на соседний Хийумаа, который как известно на карте похож на перевёрнутый Крым. В ожидании парома (ходящего 3 раза в день) наблюдал, как у переправы разгружается мотобот, наловивший водорослей:

40.


Хийумаа меньше Сааремаа, но как-то уютнее и домашнее. Тут мы не видели таких суровых берегов, как на позапрошлом кадре, да и само название значит Дубовый остров - леса тут в основном тёплые. Древностей на Хийумаа поменьше, но есть - будь то Солдатский камень, первый в своём роде памятник советским солдатам (поставили местные жители в декабре 1917 года на могиле двух красноармейцев, убитых немцами) или старый амбар на территории действующего СРЗ - куда тем не менее можно беспрепятственно заходить, хоть в цеха.

41.


Памятник парому "Эстония" на мысу, куда прибило его всплывшие обломки - в том числе 11 пустых шлюпок. Памятники "Эстонии" - вообще такое же семейство, как памятники чернобыльцам или афганцам: ведь для крошечной страны 800 погибших в той катастрофе - это как 100 000 погибших для России. В общем, для Эстонии гибель её парома в 1994 была трагедией вполне чернобыльского масштаба. Колокол на памятнике звонит, когда ветер достигает той же силы, что и в шторм, погубивший паром.

42.


И ещё на Хийумаа есть три дореволюционных маяка, на каждый из которых можно подняться. Вообще, я за все предыдущие поездки столько маяков не видел... Но среди этих трёх один не то что дореволюционный - а средневековый. Маяк Кыпу построен в 16 веке, и это не здание, а руковторная скала:

43.


Переправа с Хийумаа на материк чрезвычайно оживлённая - отсюда ещё ходят на Вормси и может быть куда-то за Балтику. А утром той пятницы тут и вовсе было столпотворение - народ ехал на Певческий праздник.

44.


Итак, кольцевой маршрут вновь пошёл по земле. Бывший "императорский курорт" Хаапсалу меня, увы, разочаровал - может, просто примелькались эти маленькие, уютные, но весьма однообразные эстонские городки. Хотя тут есть огромный замок, деревянные кварталы на кривых улицах, железнодорожный музей на вокзале разобранной линии (кому она помешала - не знает никто), мне больше всего запомнился скромный музей "прибрежных шведов" - шведских крестьян, ещё в ливонские времена селившихся на этом берегу, и ушедших (в основном на лодках) в Швецию во время войны. Смотрителем его был вполне аутентичный швед из Финляндии.

45.


Веси по дороге в Таллин - будь то бесконечные мызы, довоенная ТЭС в посёлке Турба:

46.


Или могила некоего Матца по прозвищу Сраный Мешок - это был крестьянен, разбогатевший на торговле навозом (который сам собирал) и выкупившийся из крепостной зависимости... но вряд ли он знал, что его могилка будет старейшей сохранившейся могилой этнического эстонца.

47.


Ну а Таллин на второй приезд удивил меня тем, что его заполнили фольклорные люди:

48.


Это артисты Певческого праздника - он ведь проходит раз в 5 лет, и собирает десятки тысяч певцов и сотни тысяч зрителей: говорят, на него съезжается примерно треть населения Эстонии, ну а свой хор тут отправляет из глубинки едва ли не каждая сельская школа. Самое впечатляющее на этом празднике - шествие, начавшиеся в 14:00 субботы... и длившееся 6 часов! Это, я скажу, невероятно впечатляет - когда мимо тебя 6 часов идёт с музыкой, песнями и приплясами нарядная процессия.

49.


Сам же праздник на Певческом поле... ну, не то чтобы разочаровал, просто ожидания мои были, видимо, уж слишком грандиозны. Тем более хороший звук с акустикой "раковины" - только в первых рядах, где билеты стоят на 9 евро (как на поле), а все 50. В общем в записи это пение впечатляет не меньше, чем в реале.

50.


Утром следующего дня прошёл и праздник танца... вернее, оба они проходят параллельно в три приёма, по часам друг с другом не пересекаясь. Тут тоже потрясает масштаб, но всё же ярчайшее зрелище - именно шествие. Преимущество маленькой страны - на такой праздник могут съехаться реально ВСЕ. Как сказал Кац, эстонцы здесь ощущают своё единство.

51.


Завершением прогулок по Таллину стал Нымме - далёкий район дач в сосновом бору, который построил чудаковатый барон Глен как отдельный город, мечтая заткнуть за пояс сам Ревель. Чудачеств у барона было вообще много - вот например скульптуры его авторства в его же мызе:

52.


...Предсполеднее утро пути, уже невыносимая усталость. Я спешу в таллинский порт, на паром до Хельсинки - ведь по прямой между ними всего 80 километров, да и Гельсингфорс шведы основали, надеясь оттянуть туда торговлю из ливонского Ревеля. Паром размером с многоэтажку, и с него открываются впечатляющие виды на оба города (само собой, не одновременно). Прощаюсь с Эстонией - а впечатления о жизни в ней я излагал недавно в посте "с колёс". Эстонцы - народ маленький, но очень сильный, и среди всех стран "западного выбора" в бывшем СССР Эстония вызывает у меня наибольшее уважение.

53.


Ну а вот и Хельсинки - первый город Большой Европы на моём пути. Одного дня здесь безусловно мало, но я ходил по городу дотемна и увидел не только базовые достопримечательности для круизника - даже несмотря на пару часов, потерянные на решение проблемы с банковской картой, которую у меня внаглую отобрал банкомат (как предположил bolshoymike, это санкции за намерение посетить Крым). Конечно, одного дня мало для далекоидущих выводов о Европе, но кое-какие мысли "первое впечатление" вызвало.

54.


Я не увидел той обещанной мне атмосферы всеобщего дружелюбия и улыбок. Скорее - умиротворение, прохладное и сонное: достаток способствует отсутсвию озлобленности и самоутверждения... или напротив, отсутствие этих вещей способствует достатку? В банке, где была утеряна карточка, подвернулся финн, владеющий русским, а услышав, как я чертыхаюсь - потратил 5-10 минут, чтобы перевести мне диалог с банковской работницей. В WesternUnion, куда мне послали денег на последний день из дома (а я и карточкой-то воспользовался именно потому, что наличность кончилась), сотрудник был очень вежлив и доброжелателен, выдав мне чек сказал что-то вроде "Спасибо, всего хорошего" (по английски)... но когда я задержался у кассы собирая вещи, повторил тут же фразу так же ласково, но гораздо настойчивее, и это сочетание внешнего дружелюбия с подтекстом "Всё, всё, иди давай отсюда, вид не порти!" меня как-то укололо. Ну а улыбчивости особой не заметил, внешне хельсинские прохожие не очень-то отличаются от питерских или московских.
Ещё в Хельсинки очень много русских, "на глаз" процентов 5-10, причём в основном даже не из России, а из Эстонии. Да и владеющего русским финна, особенно среди персонала заведений, где бывают туристы, в Хельсинки найти проще, чем аналогичного эстонца в Тарту: для финнов русский - язык не оккупантов, а туристов, которые везут сюда свои деньги. Ещё из разрывов шаблона: город оказался довольно замусорен, и как я понимаю, по выходным его прибирать тупо не разрешают профсоюзы - ибо это нарушение прав работников. Негров в Хельсинки немногим больше, чем в Москве (тем более многие туда через Москву и попали), и они были единственными, кто на мой фотоаппарат поглядывал косо. Образцово-показательных геев (да и посто мужчин за ручку) не видел ни разу, лесби и трансы так и вовсе в Москве и Питере гораздо заметнее. А ещё в Хельсинки очень много неформалов (даром что "золотой век" финского рока то ли ещё идёт, то ли кончился совсем недаво). Парк Старой кирхи на месте Чумного кладбища здорово напоминает Чистые пруды 10-летней давности в лучшем смысле этого сравнения:

55.


Что же касается достопримечательностей, то хотя Хельсинки ассоциируется с ампиром, всё же его стиль - северный модерн, и в общем тут он слегка напоминает имперские районы Риги: бесконечные прямые улицы меж высоких доходников, по которым ни за что не скажешь, что Гельсингфорс был меньше Риги в 5-6 раз. Стиль разный, конечно, но пространство похоже. Так же, едиными фасадами, тут застроены и многие районы 1950-70-х годов, да и просто многоэтажек в Хельсинки хоть отбавляй. Подъезды тут в основном заперты, но где можно заглянуть через стекло - идеальная чистота. Судя по всему, граница чистых подъездов действительно совпадает с границей СССР, так как эстонские подъезды ближе к нашим, чем к хельсинкским.

56.


Ещё город запомнился чудной природой - Хельсинки не холмист, но волнист, и тут и там прямо во дворах из земли торчат отполированные ледником скалы - "бараньи лбы", на которых в тёплый день загорают финны, в том числе девушки в купальниках (но никогда - топлесс). Вот скажем - прямо на "крыше" Церкви-в-скале, вырубленной там в 1960-е годы - внутрь неё я не попал (пришёл поздно), так что приезд этот явно не последний. В море город переходит постепенно, цепочками шхер, а в парка бегают зайцы и пасутся большими стадами серые гуси.

57.


Ночевал я в Хельсинки в весьма интересном месте - хостеле Олимпийского стадиона, который с 1962 года держит марку самого дешёвого места туристического ночлега в городе (сейчас это 23 евро за койку). А рано-рано утром последня дня, перед автобусом в Питер я решил покататься на хельсинском метро, которое состоит из одной линии с двумя хвостиками. В принципе отличия от бывшего СССР не так уж велики - архитектура проще, лавки в поездах как в электричке (то есть не вдоль стен), пара станций явно косит под Стокгольм, а вход без турникетов - билет на час, то есть с ним можно в ожидании поезда выйти на поверхность, что я делал на двух станциях, тем самым взглянув и на хельскинские окраины. Но вот дальше я чуть не влип похлеще, чем с карточкой - на одной из конечных я побежал к поезду на другой стороне платформы, и его двери захлопнулись в полуметре от меня. Машинист также не стал входить в положение - поезда тут ходят строго по расписанию, и нарушать его из-за разгильдяя не принято. Следующий поезд - через 7 минут, а значит я приеду на "Камппи" (станция у подземного автовокзала) за 10 минут до отправления автобуса... и успею ли я сориентироваться, тем более в чужой языковой среде? А денег нет и виза в полночь истекает. Но судьба послала мне спасение в лице русского паренька из Нарвы, приехавшего сюда подзаработать и в том поезде оказавшемся на соседнем сидении - он ехал в Эспоо через тот же автовокзал, и показал мне путь: с эскалатора по указателям и далее один этаж вниз на лифте. В итоге не осмотрел в метро лишь одну станцию "Руолахти". Самая красивая же та самая "Камппи", где я сделал пару кадров даже несмотря на риск опоздать.

58.


А дальше 7 часов в комфортабельном автобусе с русскими людьми. Автобус был столь комфортабелен, что на каждом сидении имелся встроенный планшетник с выходом в интернет! Впрочем, последнее я обнаружил только на русской границе, а сразу по выезде из Хельсинки, когда вдоль автобана потянулись густые леса, скалы, хутора и деревни из натурального дерева без пошлого пластика, я нашёл на планшетнике только игры. И так, слушая Nightwish да играя в Angry Birds я доехал до русской границы, километров за 50 до которой все надписи начинают дублироваться по-русски. Вот напоследок форт Александр близ Кронштадта:

59.


В Эстонии, конечно, хорошо, а в Финляндии ещё лучше - но всё таки я был очень рад вернуться в Россию. Кому как, а мне неуютно в чужой среде. Вдобавок, цены: если у нас бутылочка лимонада стоит рублей 40-50, в Эстонии - 70-80, то в Финляндии - 120-170, и на всё остальное порядок цен примерно тот же (30 рублей за проезд в Москве, 80 в Таллине, 120 в Хельсинки)... нет, наверное при желании можно изловчиться и найти места, где всё дешевле, но пока что в Финляндии мне не по карману даже еда, не говоря уж о транспорте, так что не знаю, как и когда туда вернусь. Но между тем, я объехал весь Западный пояс бывшего СССР, а значит на этом направлении придётся выходить за его рамки. Следующий западный цикл будет посвящён, вероятнее всего, Польше. Впрочем, к "Балтийским ветрам" остались ещё некоторые штрихи на территории России.

Сколько постов из этого путешествия будет - не знаю, но может перевалить и за 70. Выкладывать их начну по возвращении из Крыма, чередуя одно с другим. Завтра же вновь улетаю....


Оглавление по постам.
Tags: "Балтийские ветры", "Молох", "Немецкая мелодия", Латвия, Финляндия, Эстония, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej march 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →