varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Эстония в общем. Часть 1: дерево и плитняк (II)

....не прочтя первый блок, под кат не заходите!!!



....Но как и в постах про Латвю, тут сложно обойтись без риторического вопроса - а где же всё это время были эстонцы? Эстонцы со времён восстания Юрьевой ночи сидели тихо, пахали землю своих баронов, и все исторические бури проносились у них над головой. Они называли себя маарахвы - "люди земли", в противоположность немцам - людям городов. Идеальные крестьяне - работящие и безропотные. У кирхи Кулламаапод Хаапсалу покоится некий Матц по прозвищу Сраный Мешок - он собирал навоз и торговал им, и судя по всему с мешком дерьмища не расставался ни на минуту, за что и получил своё прозвище... но в итоге скопил на этой торговле столько денег, что выкупил себя из крепостной зависимости и в 1621 году похоронен был как свободный человек - вряд ли первым из эстонцев вообще, но первым из них, чью могилу сохранила история. Так, из деревенского навоза, начинался эстонский "путь наверх":

35.


В 1739 году пастор Антон Тор Халле из Харьюмаа перевёл на эстонский Библию, а в 1816-19 годах в Остзейщине отменили крепостное право - теперь, когда Дания, Швеция и Польша уже не представляли для России угрозу, император мог себе позволить влезть на поляну остзейских баронов. Впрочем, эта реформа была ещё более половинчатой, чем отмена крепостничества в самой России - крестьяне освободились, но землёй владеть не имели права, поэтому оставались в таком же бесправном положении. Дальше среди эстонцев как-то разошёлся слух, что если принять православие - можно будет стать землевладельцем, и эстонцы принялись массово креститься по восточному образцу, в некоторых волостях до 70% населения. Надежды, впрочем, не оправдались - землю им стали давать в не очень подходящих для них местах, типа Сибири, Крыма, предгорий Кавказа или Калмыцкой степи, поэтому вскоре крещения закончились, а после 1905 года (когда было разрешено перекрещиваться ИЗ православия в другие религии) начался массовый переход обратно. Похожие вещи происходили и в Латвии, но в Эстонии православное крещение было более массовым, и по сей день православие исповедут 10% эстонцев, а православные церкви попадаются в самых неожиданных местах - например, в сёлах на Сааремаа, где русских только как туристов и видели:

36.


Другие же терпеливо впахивали сначала на господсткой земле, но с выгодой для себя, а затем и на своей, и куда лучше дела шли в Лифляндии, где помягче климат и побогаче почвы. К середине 19 века там сложились так называемые "мульги" - ближайший перевод на русский было бы "куркуль" или "кулак". Среди эстонцев слово стало нарицательным: скажем, блюдо "мульгикапсас" значит "капуста как у мульгов", "мульгипудер" - "каша как у мульгов" и т.д. В общем, прибалтийское крестьянство начало вставать на ноги.

37. Мульг в городке Абъя-Палуойя.


В Эстляндии было больше тех, кто шли на заработки в города. Крупнейшими фабричными центрами оставались Нарва (где действовал мощный конгломерат текстильных мануфактур) и Ревель, чей промышленный взлёт, впрочем, случился гораздо позже - после русско-японской войны, когда близ города запустили целых три военных верфи по последнему слову техники. К началу ХХ века эстонцы в Ревеле составляли 70% населения - примерно как сейчас.

38.Фабрики в Северной Эстонии тоже строили из доломита:


Многие эстонцы решили не мелочиться и шли не в провинциальный немецкий Ревель, а в Петербург, который был от них немногим дальше - в столице места хватало всем, и слышал от того же Каца, что в середине 19 века эстонцев в Петербурге было больше, чем в Ревеле. В 1897 году это было уже не так, но как у литовцев город №3 сейчас Лондонас, так и у эстонцев Петербури стал городом №3 (12 тыс. эстонцев) после Ревеля (40 тыс.) и Юрьева/Тарту (29 тыс.).
В петербургской Коломне (не путать с подмосковным городом!!!) есть два эстонских храма - православная Исидоровская церковь (1903-07) на канале Грибоедова:

39.


И кирха Апостола Иоанна (1859) на улице Декабристов - в 1842 году собственно эстонский приход выделился из общего эстляндского:

40.


В общем, эстонцы перестали быть маарахвами, проникая в города. Центром эстонской культуры стал университетский Дерпт, идеологами - просвящённые люди с немецкими именами и эстонским самосознанием, часто из сельских учителей или пасторов. Называть себя эстонцами бывшие маарахвы стали в 1857 году с подачи поэта и журналиста Йоханна Янсена, основавшего в Пернаве "Postimees" ("Почтальён") - первую газету на эстонском, вскоре перебазировавшуюся в Дерпт. Фольклорист Якоб Хурт собрал и издал тысячи эстонских народных песен и сформулировал идею "Национального пробуждения", а его коллега Фридрих Крейцвальд, с 1840-х годов публиковавший свои стихи на эстонском в 1862 году издал собранного из разрозненных народных песен "Калевипоэга". Карл Робет Якобсон занялся политикой и выдвинул политическую программу уравнения эстонцев и немцев в правах. Дочь Янсена Лидия Койдула стала едва ли не самым известным эстонским поэтом, и вместе с отцом они основали в 1869 общество "Ванемуйне", а в 1869 году прошёл Певческий праздник, по сей день остающийся главным консолидирующим событием в жизни эстонцев... В общем, параллельно с латышской Атмодой, Пробуждение состоялось, к началу ХХ века эстонцы составляли более 90% населения своей будущей страны, и их интеллектуальная элита успешно теснила немецкую из общественной жизни. С 1906 года градоначальниками Ревеля стали эстонцы - Вольдемар Лендер и сменивший его Яан Поска.

41.


В Первую же Мировую немцы дошли до Эстонии лишь в 1918 году, но к этому моменту тут уже сформировалась заготовка государства: Временное правительство в феврале-1917 присоединило к Эстляндской губернии северные уезды Лифляндской с преобладанием эстонского населения, временным управляющим назначили уже упомянутого Яана Поска, а в армии началось создание эстонских полков под командованием Йохана Лайдонера.... и тем не менее, из состава России Эстония вышла лишь через год, провозгласив независимость 24 февраля 1918 года. Дальше, как водится, все воевали со всеми: большевики и белые, кайзеровская армия (оккупировавшие Эстонию почти сразу после её провозглашения), марионеточное Балтийское герцогство (чьим монархом был собственно германский кайзер), немецкий ландесвер... эстонцы то оказывались кем-то захвачены, то наступали на Петроград, но в общем исход войны в Прибалтике, переставшей быть Отсзейским краем, решили именно они, в июне 1919 года выиграв "Битву под Вынну" (то есть Венденом, Цесисом) и последующим походом на Ригу освободив не только себя, но и Латвию

42. конный памятник Лайдонеру в Вильянди.


Государство у эстонцев получилось, прямо сказать, довольно странное. Во-первых, это был редкий пример сверхпарламентской республики, так как в подчинении Рийгикогу (парламента) были и правительство, и... даже не президент, а Государственный старейшина с весьма узкими полномочиями. Во-вторых, очень большую роль играли всенародные референдумы, а как результат, правительства тут менялись едва ли не каждый год. В 1923-24 и в Великую депрессию Эстонию накрывали экономические кризисы, первый из которых закончился "красным" восстанием и последующим разгромом коммунистов, а второй открыл прямой путь к власти "вапсам" - Лиге Ветеранов Освободительной Войны, проще говоря, местным фашистам. Но настоящим "эстонским фашикам" к власти прийти не удалось - старейшина Константин Пятс и министр обороны Лайдонер совершили переворот, разогнали сначала вапсов, а потом и весь Рийгикогу, и в Эстонии, как и в Литве (Смятона), и в Латвии (Ульманис), и в Польше (Пилсудский) установилась диктатура бывших руководителей борьбы за независимость, здесь известная как Эпоха Безмолвия с трудовыми лагерями для деклассированных элементов и культом личности Государственного Протектора, как называл себя Пятс. В 1938 году он провозгласил себя президентом, но в 1940-м сдал Эстонию СССР, а дни свои закончил в 1956 году в психбольнице. Так, честно говоря, и не понял, как к Пятсу относятся в Эстонии ныне, но по-моему - без особых восторгов.
А дерево и доломит прекрасно прижилсь в межвоенной архитектуре:

43.


Хотя с конца 19 века столь же популярным по обе стороны финского залива стал бардовый кирпич из карьеров близ городка Локса - говорят, в Хельсинки из него построено до половины зданий того времени, но и в Таллине немало. Хотя в целом эстонская архитектура 1920-30-х годов выглядит довольно невразумительно - интересных зданий много, но в плане стиля - полный разнобой и доморощенность.

43а.


И в общем, по всему вышесказанному у меня сложилось впечатление, что Первая Эстонская республика была довольно убогой и сильно уступала в те годы Латвии и Литве... но по словам всё того же Josef Kats (хотя я предпочёл бы смотреть на статистику по ВВП на душу населения, да где ж её взять) это не так: да, здесь меньше вкладывались в имиджевые проекты, здесь не делали самолётов и фотоаппаратов, но на заработки в Эстонию ездили поляки и литовцы, а не наоборот. У Эстонии были две подводные лодки ("Калев" и "Лембит") и ледокол "Большой Тылль". Высоких технологий же тут не было потому, что вполне хватало сельского хозяйства и переработки природного сырья. А что было действительно надо - делалось, как например железные дороги (в основном узкоколейки с паровозами местного производства) или огромное количество небольших электростанций (как ГЭС, так ТЭС) 1930-х годов в сельской глубинке:

44. ГЭС Кейла-Йоа на одноимённой мызе.


Очень успешной оказалась земельная реформа, после которой эстонцы превратились в нацию фермеров. Хутора посреди возделываемых полей - вряд ли их вид сильно изменился с тех времён:

45.


Столь характерные коттеджи - может быть, и не довоенной постройки, но облик эстонского села сложился именно в те годы (не в последнюю очередь благодаря развёрнутой Пятсом кампании по благоуйтроству села), и советская власть сломать этому селу хребет не смогла - совхозники тут жили не хуже бывших фермеров и советские годы вспоминают с ностальгией:

46.


В Эстонии, по сравнению с Латвией и Литвой, меньше полей - но гораздо больше пастбищ, в основном с овцами и коровами. Основным экспортным товаром в межвоенное время было масло и другие молочные продукты. В принципе мне ещё в институтском курсе географии говорили, что эстонское животноводство считалось лучшим в СССР.

47.


А ещё в Первой Эстонии была Большая Индустрия - во-первых, целлюлозно-бумажные комбинаты, во-вторых - фосфоритные разработки в Маарду, но в первую очередь - добыча и переработка горючих сланцев на северо-востоке страны (конкретна эта фабрика была на довоенной купюре в 100 крон):

48.


Собственно, разработку здешних сланцевых месторождений начали ещё в Первую Мировую, когда война на море отрезала традиционные поставки английского угля в Петербург. С Донбасса уголь в столицу возить перегруженные войной железные дороги не справлялись, и тут кто-то вспомнил, что совсем недалеко, по обе стороны Наровы-реки в 1902 году геолог Николай Погребов открыл целый сланцевый бассейн. Вдобавок, что из сланца можно извлекать другие вещества - светильный газ (что делали уже в 19 веке), техническое масло и даже бензин, - придумали отнюдь не в современной Америке. В сланцевых шахтах Кохтла-Ярве работали в основном гастрбайтеры, а заводы гнали из сланца масло и горючее. Подробная история эстонских сланцев есть здесь, а вот - кусок сланца, необычайно лёгкий по весу, из музея шахты Кохтла-Нымме.

49.


Более того, Эстония - до сих пор единственная страна, где сланец - основное промышленное топливо (95% баланса). Раньше же, по словам Каца, сланцем топили и печи, поэтому снег в некоторых местах был розоватым, а на трубах были характерные насадки для увеличения тяги (горел сланец жарко, но неохотно). Ныне в небольших городках я порой ощущал очень специфический сладковатый запах, возможно исходивший от сланцевых котельных.

49а.


Ну а дальше вся история опять знакома: добровольно-принудительное присоединение к СССР, депортации и репрессии, немецкая оккупация и раскол (эстонцы хорошие бойцы, осторожные, но готовые стоять до конца - и воевали они с обеих сторон, порой даже друг с другом), восстановление страны, реабилитация и возвращение "Июньских коммунистов" (как тут называют тех из местных, кто организовал присоединение к СССР), которые наконец стали строить такую Прибалтику, о какой мечтали в 1940-м году - советскую, но обособленную и потому служившую для других республик эрзац-Европой в лучшем смысле этого слова. Эстония была на 3-м месте по производству на душу населения (после Латвии и Беларуси) и на 2-м по вложениям (после Грузии). Советская архитектура, впрочем, здесь довольно скучная (хотя и есть выдающиеся постройки вроде таллинского Горхолла), самая запоминающаяся особенность - вот такие вот башни почты и связи, строившиеся во многих городах и имеющие ещё довоенный прототип в Тарту.

50. Выру.


51. Курессааре.


Или, реже, жилые многоэтажки с водопроводными резервуарами на крыше - тут самая известная в Нарве, а на фото - в городке Эльва под Тарту:

52.


Но даже в на 95% русской Нарве, разрушенной войной и застроенной сталинками и хрущёвками, пейзаж какой-то не совсем советский и не русский.

53.


В следующей части - о транспорте, который в Эстонии также весьма самобытен.

ЭСТОНИЯ-2014
"Что устав от поднятой веком пыли русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле". Обзор и оглавление.
Эстония и её праздники.
Янова ночь в Рокка-аль-Маре.
Дерево и плитняк. Прошлое.
Транспорт Эстонии.
Люди и реалии. Современность.
Певческий праздник. Шествие в Таллине.
Певческий праздник. На Певческом поле.
Праздник танца.
Вирумаа
Нарва. Замок.
Нарва. Старый город.
Нарва. Йоаорг и Кренгольм.
Кохтла-Ярве. Город и водопада Валласте.
Кохтла-Ярве. Кохтла-Нымме.
Кохтла-Ярве. Йыхви и Пюхтицы.
Кунда.
Раквере. Замок и город.
Далеко ли до Таллина? Кийу, Ягала, Йыэляхтме.
Таллин.
Южная Эстония.
Острова.
Западная Эстония.
Финляндия, Хельсинки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →