varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Эстония в общем. Часть 1: дерево и плитняк



Исторический обзор Эстонии очень похож на мои прошлогодние посты "Три истории Латвии" и "Латыш и его господин", отличаясь в основном именами, географическими названиями и отраслями промышленности - два остзейских народа за тысячу лет прошли один и тот же путь. А вот география Эстонии совсем другая, маленькую страну отличает весьма необычная природа, накладывающая отпечаток и на достопримечательности, и на быт. В прошлой части я показал Янову ночь в таллинском скансене и сам этот скансен Рокка-аль-Маре, теперь же попробую рассказать об особенностях Эстонии в целом: в этой части - природных и исторических, в следующих двух - о современных.

На правах дисклеймера: возможны фактические ошибки, и лучше указать на них сейчас, чтобы я не повторял их в последующих постах, но пожалуйста, делайте это без хамства и ёрничания. Сам же материал не проходит по объёму, поэтому разбит на два поста, комментарии - во втором.

В принципе, нормальный эстонский пейзаж выглядит как-то так - тёмный лес, зелёный луг, одинокий хутор да шпиль кирхи вдалеке. Эстония - страна маленькая по площади (45 тыс. квадратных километров - это чуть меньше Подмосковья), но по населению - ещё меньше, 1,2 миллиона человек (это как средненькая российская область - скажем, Вологодская или Рязанская), и заселена, прямо скажем, негусто. Испокон веков в Эстонии существовала своя территориальная единица - мааконд (от "маа" - "земля") и кихельконд, по сути - уезд и земля церковного прихода соответственно. Мааконды остались и ныне, но нынешнее деление не совсем совпадает с историческим,.соответствуя советским районам, а вот указатели кихелькондов сплошь коричневые, то есть туристические - они стоят для антуража на старых границах, нынешний же аналог кихельконда - волость (vald).

2.


Если Латвия делится на три исторические части, то Эстония - на две. Как и Латвия, она включает полторы дореволюционных губернии - маленькую Эстляндскую на севере и половину большой Лифляндской на юге. Они заметно отличаются даже своей природой, а их исторические пути несколько раз расходились. Южная Эстония, вместе с латвийской Видземе входившая в Лифляндскую губернию - это край дремучих лесов и высоких холмов, как например высшая точка Прибалтики Суурь-Мунамяги (318м), с вершины которой открывается вот такой вид, достойный Урала или Архангельской области:

3.


Центр Южной Эстонии - Тарту, в прошлом Дерпт или Юрьев, второй по величине (чуть меньше 100 тысяч) город страны. На западе - Рижский залив, на востоке - Чудское и Псковское озёра, в центре крупное озеро Выртсъярв (Вирзее), разделяющая три исторических мааконда - Сакала на западе, Уганди (Унгвания) на востоке и Йогентагана (а также крупные кихельконды Мыху, Нурмекунд и Вайга) на севере. На месте первого ныне уезды Пярнумаа и Вильяндимаа, на месте второго - Тартумаа, Пылвамаа и Вырумаа, на месте третих - Йыгевемаа  Глубинка Южной Эстонии - бесчисленные и жутко извилистые, но безупречно укатанные грунтовки, ведущие к глухим хуторам:

4.


И хотя здесь есть море и даже курорт всея Эстонии Пярну на нём, всё же Южная Эстония - край рек и озёр, тем более с востока её ограничивает Чудское озеро, превращающее Эстонию в почти полуостров (натретьостров?). В медвежьих углах близ него живут русские староверы (Муствеэ, Калласте, остров Пийрисаар) и сето - православные эстонцы из угодий Псково-Печерского монастыря. Надо сказать, Печерский район тоже успел побыть маакондом Петсеримаа в межвоенное время и там даже остались кое-какие следы этой эпохи.

5. Чудской берег, Калласте.


Северная Эстония, бывшая Эстляндия - совершенно другая. Суровый северный край - хотя на самом деле она чуть южнее Петербурга, по её холодному небу, пронзительным ветрам, а в ясные дни - колючему и почти не греющему Солнцу, легко подумать, что она где-то на широте Карелии. Лето здесь холоднее питерского, зима - говорят, чуть теплее, но с постоянным мокрым снегом. Однако отличает Северную Эстонию не только небо, но и земля, а если точнее - Балтийский глинт, или Великий уступ:

6.


Довольно загадочная сущность, о происхождений которой единого мнения нет до сих пор, уступ начинается под водой у побережья Швеции и тянется на 1200 километров с запада на восток, проходя через острова, образет северный берег Сааремаа и южный бере Финского залива и, сглаживаясь, холмистой грядой проходит Ленинградскую область до Волхова.  Там, где уступ выходит к морю, образуются "панки" (как их называют эстонцы) - обрывы высотой до 56 метров, как на кадре выше (это как раз на Сааремаа). Кроме того, не вполне очевидно, что равниннная Эстония очень богата на водопады разной высоты и мощности, также нанизанные на глинт. Вот например Валласте - довольно тонкий, но самый высокий (более 30м), и за ним хорошо виден неповторимый рисунок глинта - такие же слои повторяются и во многих других местах:

7.


Исторические мааконды Северной Эстонии - Ляэнемаа (в переводе Западная земля, Западенщина, существует и ныне, хотя часть отошла к Пярнумаа), Рявала и Харью (ныне слились в Харьюмаа вокруг Таллина), крупный кихельконд Алемпоис (ныне Рапламаа), Ярвамаа (в переводе Озёрный край, существует и ныне, центр - Пайде), Вирумаа (ныне Ляэне- и Ида-Вирумаа, то есть Западная и Восточная соответстенно с центрами в Раквере и Йыхви). И конечно, в бурной истории таким подарком судьбы, как неприступные обрывы посреди равнины, не могли не воспользоваться правители, поэтому на уступ цепочкой нанизаны замки и крепости: Гапсаль (Хаапсалу), Вышгород (то есть Таллинский замок), Везенберг (Раквере), Нарва, Ивангород, Ямбург (Кингисепп), Копорье, Старая Ладога... Вышгород оказался уникален тем, что здесь и вовсе возник останец с отвесными стенами со всех сторон, что и предопределило появление мощнейшей крепости и главного города Эстляндии:

8.


Впрочем, о замках - позже, пока что вернёмся к географии. Ещё одна эстонская особенность - альвары, проще говоря, пустоши, где почва покрывает камень тонким, порой исчезающим слоем, и вид у них местами почти заполярный, кабы ни кусты можжевельника:

9.


Но всё же в основном эстонские берега, как и всюду в Прибалтике - песчаные и сосновые, вот только от латвийских и литовских их отличает обилие прибрежных валунов (догадайтесь, кстати, откуда был снят этот кадр - ответ будет ближе к концу поста):

10.


Но самая яркая особенность эстонской природы - это полторы тысячи (1521, если точнее) островов, разбросанных вдоль побережий и к западу от материка группирующие в Моонзундский (Западно-Эстонский) архипелаг - на них приходится 9% площади страны, что по меркам сверх-континентального бывшего СССР чрезвычайно много. Более того, острова эти ещё издавна обжиты, крупнейший эстонский остров Сааремаа (кстати, не пытайтесь это выговорить - местные произносят просто "Сарема") по населению второй на постсоветском пространстве после Сахалина, и в целом пять самых крупных и населённых (Сааремаа, Хийумаа, Муху и Вормси, а также удалённый от архипелага Рухну) - на мой взгляд, интереснейшая и уж точно самая колоритная часть Эстонии. Но большнинство эстонских островов выглядят как-то так - плоские и лесистые:

11.


Как и в Литве, эстонская природа запомнилась мне и своей живностью. Трава тут переполнена мелкими улитками, которые постоянно хрустят под ногами - и вроде жалко их, а чтобы не раздавить, в траву можно только вообще не лазать, да на асфальте под ноги смотреть.

12.


Но всё же хозяин жизни в Эстонии - чайка. Они здесь огромные и жирные, как куры, очень наглые и запредельно крикливые. Местные, увидев крупную чайку, предпочитают накинуть шапку или капюшон, потому что чайка около гнезда может не только "сбросить бомбу", но и хорошенько клюнуть в темя. Конкретно эта чайка за секунду до съёмки кадра пыталась то ли порвать, то ли утащить в клюве мусорный пакет. Стая истерично галдяющих птиц - обычное дело даже на городских площадях.

13.


На тихих и неназойливых черноморских чаек в Крыму мне после балтийских чаек смотреть было скучно... Молодые чайки на тротуаре в промышленном Кохтла-Ярве:

14.


Природа в Эстонии предопределила и архитектуру - здесь два наиболее характерных материала, вынесенных в заголовок поста.
По "деревянности" своей архитектуры Эстония не уступает Русскому Северу, причём здесь очень характерны именно деревянные застройки городов. Деревянным тут бывает практически всё - вокзалы, корчмы, мельницы, ратуши, но реже всего почему-то церкви, особенно лютеранские - их на всю Эстонию буквально единицы.

15.


Что же касается камня, то тут Север и Юг принципиально различны - если в Южной Эстонии самый ходовой материал красный кирпич и бутовый камень (как и в Латвии, и в Литве, и в Беларуси), то в Эстляндии и на островах стройматериал порождён всё тем же Великим уступом - это плитняк, который в Эстонии чуть ли не официально именуют "национальным камнем". Как я понял, породы у этого плитняка бывают разные, чаще всего доломит и известняк, но характерная фактура и серый цвет запоминаются сразу. Средвековье тут суровое и серое, как на открытках Старой Англии:

16.


Из плитняка строились и древние курганы, как например вот эти в Йыэляхтме, и крепости, как например непосещённая мной Варбола. Именно благодаря обилию камня донемецкий слой в Эстонии особенно заметен:

17.


На всю эту географию хорошо "ложатся" мифологические герои, с деятельностью которых молва отождеставляла всякие формы рельефа. Самый популярный герой - Калевипоэг, эпос о котором собрал из народных песен в конце 19 века фольклорист Фридрих Крейцвальд: ещё не целиком аутентичная финская "Калевала", но и не латышский "Лачплесис", написанный в конце 19 века. С Калевипоэгом в Эстонии связаны несколько десятков, если не сотен, мест, вплоть до ложбин, где конь его валялся, а Вышгород - и вовсе курган Калева, отца героя, чьё имя собственно как Калевич и переводится. "Калевипоэг" в сокращённом детском варианте каким-то образом валялся у меня дома, и я его прочёл ещё в средней школе - история действительно сильная и полная впечатляющих образов. Иллюстрация слева как раз были в той книжке:

18.


Второй по популярности персонаж - Большой Тылль, тролль если по-нашему, добродушный, но вспыльчивый и немного вредный великан, который жил на острове Сааремаа с супругой Пирет и в непогоду вытаскивал из моря тонущие суда и относил их к берегу, поэтому в эпоху I республики "Большим Тыллем" назвали, что весьма логично, ледокол. Ещё есть очень жуткий мультфильм про Большого Тылля - советской эпохи:

19.


Но заканчиваются все эти легенды одинаково - появлением на родной земле Железных Людей, одолеть которых не может ни Большой Тылль, ни Калевипоэг. Кто пришёл в Прибалтику первым - балты или угро-финны, учёные и интернет-тролли этих двух общностей спорят до сих пор: одни находят угро-финские топонимы в Прусии, другие - балтские в Финляндии. Как бы то ни было, 1000 лет назад граница их проходила примерно по Западной Двине, к северу от которой помимо будущих эстонцев жили также ливы, ассимилированные впоследствии балтами - от них осталось лишь несколько сёл в Латвии. Древние эсты же, известные ещё Римской империи, скоре всего были балтским народом и жили ближе к нынешней Пруссии, местные угро-финныы же на Руси были издавна известны как "чудь". Эталоном цивилизованности, надо сказать, финно-угры были далеко не всегда - Северную Русь ещё в Средние века беспокоили финские разбойники, прото-эстонцы же были самыми лютыми на Балтике пиратами, которых боялись даже местные викинги. Последние и пытались покорить Прибалтику, но не особо успешно. Чуть лучше дела пошли у Древней Руси - старейшим городом Эстонии остаётся Тарту, основанный в 1037 году Ярославом Мудрым как Юрьев, а поселение Колывань на месте нынешнего Таллина упоминается с 1152 года, вероятно как фактория русских купцов или чудская крепость - версии от "Kalev linn" (Град Калева) до "Кол Ивана", но наиболее вероятно, Калевалинн переводится как "Крепкий город", "Твердыня".

20.


А Железные Люди сюда пожаловали в начале 13 века: Северную Эстонию покорил датский король Вольдемар II, а Южную - крестоносцы, обосновавшиеся в устье Западной Двины. Столицей Датской Эстонии стала та самая Колывань, видимо как нечто наиболее похожее на город в европейском смысле, и датчане назвали его Реваль, так как стоял он в землях племени Рявала, в то время как аборигены, напротив, стали называть его Таллин - Датский город. Немцы же продвигались в долго и упорно, и против них объединились эстонцы (которых возглавил Лембит, старейшина племени Сакала - персонаж не менее популярный, чем Калевипоэг, и в его честь называли военные корабли), латгалы (их лидером был князь Вячко, чью вотчину Кукейнос крестоносцы захватили чуть ранее) и новгородцы, которых Вячко и Лембит сочли меньшим из зол. Но Железные Люди победили всех: в 1217 году в битве при Вильянди погиб Лембит с 6-тысячным войском, в 1223 латгалы и новгородцы заняли Юрьев, но год спустя были выбиты оттуда и в том бою погиб Вячко, и после нескольких стычек с Псковом и Новгородом (Невская битва, Ледовое побоище, поход на Раковор) восточная граница закрепилась на века. Карта покорённой Прибалтики, которую крестоносцы назвали Терра Мариана ("Земля Богоматери"), выглядела примерно так:

20а.


На карте хорошо видно устройство основанной крестоносцами Ливонии - земли собственно Ордена меченосцев (после поражения при Сауле в 1236 году - Ливонского ландамейстерства Тевтонского ордена), а вот в разные цвета покрашены 4 княжества-епископства, возникших на этих землях. Основным противником Ливонии была языческая Литва, набеги которой доходили до северных пределов, но больше всего ливонцы воевали друг с другом, так как за господство в Терра Мариана боролись Рижское архиепископство (которому формально подчинялись 3 других княжества) и собственно орденский магистр. Все замки делились на "орденские" и "епископские", центром собственно Ордена фактически была не Рига (где к епископству добавлялись ещё и бюргеры, регулярно против Ордена бунтовавшие), а Венден - нынешний Цесис в Латвии.
Будущей Эстонии достались два епископства - Дерптское (Тарту) и Эзель-Викское (Леаль/Лихула, затем Гапсаль/Хаапсалу).

21. Полуразрушенный Домский собор в Тарту, как и везде в Лифляндии - краснокирпичный.


При этом хотя Эстляндию покорила Дания, заселять её не хватало людей, датчане составляли лишь 18% новой элиты, ещё немного было крешённых эстонцев, но в основном с согласия Дании здесь поселились опять же немцы из Вестфалии. Но как сказал мне Josef Kats, те кто называют русский бунт бессмысленным и беспощадным, ничего не знают об эстонском бунте, "они терпят долго, но если их разозлить - это натуральные берсерки": Большой Тылль, превращающийся с нашествием врага из доброго великана в грозное чудовище, персонаж очень эстонский. Эстонцы терпели 120 лет, а в Юрьеву ночь 1342 года таки взбунтовались - сначала в мааконде Харьюмаа, где они разгромили немецкие поместья, перебили их обитателей, провозгласили возврат язычества, избрали "Четырёх королей" (то есть вождей) и пошли на Ревель и Гапсаль, а затем восстание охватило все племена. Подавлять его взялись опять же немцы, и оценив масштабы проблемы, решили пойти на хитрость - пригласили на переговоры в замок Вайсенштейн (нынешний Пайде) Четырёх королей, повязали их да казнили. Но на подавление восстания у них ушёл ещё год, последняя крупная битва произошла в нынешней черте Таллина... однако ещё год спустя, в 1344, вспыхнуло восстание на островах, подавленное лишь к февралю 1345-го. Резню эстонцы учинили знатную, перебив до десяти тысяч немцев, после чего датский король Вольдемар III решил, что ему такого счастья не надо и продал Эстляндию Ливонскому ордену.

22. Домский собор и замок в Хаапсалу, как и всё средневековое на Севере - из плитняка.


И в отличие от нынешней Латвии, где то литовцы нападут, то архиепископ с магистром  не поладят, то бюргеры восстание поднимут и замок разберут по камушку, будущая Эстония была для Ливонии глубоким тылом. С Дерптом и Эзелем магистр особо не воевал, а для ганзейского Ревеля это и вовсе был "золотой век", когда он процветал в том числе на транзите русских товаров. Но в целом Эстония и Латвия в те времена были единым пространством и история их тоже единой. Самое часто встречающееся наследие Ливонии - довольно однотипные, но весьма многочисленные кирхи с остроконечными башнями:

23.


Но вот Ливонская война по будущей Эстонии прокатилась едва ли не сильнее, чем по будущей Латвии, начавшись с вторжения русской армии через Нарву в 1558 году. Год спустя Дания под шумок купила остров Эзель, после 200-летнего перерыва вернувшись в Прибалтику (тем более именно Сааремаа датчане в первый период не владели), а Швеция в 1561 году после неудачной русской осады заняла Ревель (шведы на него облизывались не первый век и даже Хельсинки основали точно напротив, надеясь перетянуть туда ревельскую торговлю) и вступила в войну, оказавшись для России очень грозным противником. И хотя Россия удерживала Ливонию к северу от Двины без малого 20 лет, делая наберги в Курляндию, в 1568 году Иван Грозный решил (видимо, временно) отказаться от прямого подчинения этих земель и организовал на них вассальное Ливонское королество под управление принца Магнуса - и так как Ригу и Ревель взять не удавалось, столицей его почему-то стал замок Обер-Паллен (Пылтсамаа) практически в центре нынешней Эстонии (мной, увы, так и не посещённый). Такой расклад устраивал местных немцев, и если бы Москва сумела удержать Ливонию, скорее всего последнюю ждало бы постепенное поглощение через интеграцию потомков Магнуса и здешней аристократии в русскую знать, а стало быть - всё то, за что боролся спустя полтора вёка Пётр I... но в 1577 году Магнус перешёл на сторону Речи Посполитой, а через несколько лет уже Россия обороняла от польского войска Псков...

23а. флаги Ливонской конфедерации и Ливонского королевства..


Это был звёздный час Речи Посполитой, вершина её могущества - Польша и Литва овладели почти всей Ливонией, создав там Задвинское герцогство, находившееся в их общем подчинении. Центром его был Феллин (Вильянди), и оно делилось на 3 воеводства - Дорпатское и Пернавское (Тарту и Пярну) в основном в нынешней Эстонии и Венденское - в основном в нынешней Латвии, причём три "островка" - это бывшее Курляндское епископство, которое купила вместе с Эзелем Дания и отвоевала в 1585 Польша.

23б.


Эстляндия же оставалась единственной землёй между нынешними Польшей и Россией, никогда не бывавшей в составе Речи Посполитой... но и Лифляндией поляки владели недолго - не вполне очевидно, но могильщиком польского величия стала именно Швеция, почти сразу после Ливонской войны начавшая наступать на юг. Параллельно с нашей Великой Смутой (где Россию долбали обе страны) шли польско-шведские войны, и к 1620 году вся Ливония стала шведской - Речь Посполитая удержала лишь Латгалию, курляндские владения и протекторат над самой Курляндией (которая, несмотря на это, исправно боролась за колонии в Новом Свете), то есть и в Южной Эстонии польское господство длилось всего пару десятилетий... и это заметно: в отличие от Литвы и даже Латвии, Эстония напрочь лишена этой польской чувственности и импульсивности.
Руины Феллинского замка - столица Задвинского герцогства:

24.


Шведы же в 1645 отвоевали и Сааремаа у Дании, и стали безраздельным хозяином Ливонии. Впрочем, Эстляндия в это время отошла на периферию, Ревель не выдерживал конкуренции с Ригой, зато в Дерпте в 1632 году был основан университет, остающийся (хотя и с перерывом в 18 веке) сердцем этого города и поныне. Но как ни странно, шведского наследия в Эстонии не так уж много и в основном это жилые дома и ратуши. Лучшим шведским ансамблем была Старая Нарва, по административному весу стоявшая наравне с Ревелем и Ригой как центр Ингерманландии... но она почти вся была разрушена Второй Мировой войной... Нарвская ратуша, впрочем, уцелела:

25.


С Нарвы началась и Северная война - сначала поражением Петра I (которое весьма колоритно описал Алексей Толстой в своём романе) в 1700-м, затем - успешным (и описанным уже не с таким вдохновением) взятием в 1704-м. Всю территорию нынешней Эстонии Россия контролировала к 1712 году, а в 1721-м, вместе с Северной войной, шведское владычество тут закончилось официально. Шведы в 17 веке пытались ослабить остзейских баронов, остававшихся безраздельными хозяевами Прибалтики с 13 века, вдобавок в Эстляндии селили свою аристократию (например, островам Дагё/Хийумаа владели Стенбёки), и Россия решила не повторять эту ошибку: Прибалтика осталась немецкой, и даже созданные к концу 18 века губернии почти повторяли очертания шведских провинций: Лифляндская (на территории Эстонии - островной Эзельский, Перновский, Феллинский, Дерптский, Верроский уезды по большей части и Валкский - краешком), Эстляндская (всего из 4 уездов - Гапсальского, Ревельского, Вайсенштейнского и Везебергского) и... Санкт-Петербургская, куда записали Нарву. Конечно, тут стояли русские гарнизоны, присутствовали чиновники, проникало купечество, строились церкви, но всё это были лишь вкрапления в немецкой среде.

26. Екатерининская церковь 1760-х годов - веха православной архитектуры в Прибалтике.


И культурная среда здесь сохранилась соответствующая. Во-первых, баронские усадьбы, которые здесь традицонно называют "мызы" - но надо сказать, они гораздо скромнее латвийских и литовских поместий, так как Эстляндская губерния была гораздо беднее Лифляндской или Курляндской, а Лифляндская выходила сюда своей периферией. Тем не менее, мыз в Эстонии много и без них впечатление о стране нельзя считать неполным:

27. Мыза Хеимтали под Вильянди - образец далеко не лучший, но весьма типичный.


Корчмы вдоль дорог - также неотъемлемая часть эстонского пейзажа, здесь они особенно велики и заметны, и некоторые (например, Виитна близ трассы Таллин-Нарва) сохранились почти неизменными с 18 века. Увы, обычно мимо них я проезжал на автобусе, уалось заснять далеко не лучший образец в местечке Вастселийна под Выру:

28.


Но самое характерное - мельницы, в Эстонии их сохранилось много как нигде в бывшем СССР, причём разных типов. Какие-то в полном виде и даже с крыльями машут, другие превратились в каменные и деревянные пеньки - но попадаются вдоль дорог они удивительно часто.

29.


30.


Ещё характерная деталь - такие вот качели-"платформы", популярная местная забава для большой компании, которую я уже показывал в прошлой части:

31.


А у побережий - маяки. Красивых старых маяков я в эту поездку видел больше, чем за все предыдущие годы путешествий, и в принципе больше половины выдающих хоть чем-то маяков постсоветского пространства находится именно в Эстонии с её мудрёными фарватерами и старыми торговыми путями. С маяка был снят и кадр № 10.

32.


Есть тут и много действительно уникальных маяков. Скажем, деревянный маяк 1850-х годов Сурупи или средневековый (16 век), едва ли не второй по возрасту в мире (после римского Ла-Карунья в Испании) маяк Кыпу на острове Хийумаа:

33.


Морской дух Эстонии очень хорошо передают таблички с названиями судов, без коллекции которых тут не обходится уважающий себя музей - левая из замка Курессааре, правая из башни Толстая Маргарита в Таллине:

34.


(пост не прошёл по объёму, поэтому продолжение и комментарии - здесь)

Tags: "Балтийские ветры", "Немецкая мелодия", Эстония, деревянное, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej ноябрь 29, 13:19 45
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…
Comments for this post were disabled by the author