varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Кохтла-Ярве. Шахтёрский край в Прибалтике.



Сколь типично для постсоветских стран это разделение на этнический аграрный Запад и русскоязычный индустриальный Восток! Украина, Молдавия, Казахстан (Юг и Север), отчасти Латвия... попадает в этот ряд и Эстония с уездом Ида-Вирумаа (Восточная Вирландия), где русские составляют около 80% населения и сосредоточена почти вся "грязная" индустрия страны. Его крупнейший город - показанная в прошлых трёх частях Нарва, но как и в Ямбургском уезде Санкт-Петербургской губернии - не центр. Облик Ида-Вирумаа определили горючие сланцы: в Нарве ими топят электростанции, в Силламяэ из них ивзлекают редкоземельные металлы, ну а в Кохтла-Ярве - добывают. Его ещё называли Эстонский Донбасс... когда Донбасс ассоциировался с шахтами, а не с войной.

Кохтла-Ярве (37 тыс. жителей) - на самом деле сложная агломерация, 8 посёлков которой входят в состав города с этим названием, а ещё столько же формально сами по себе, в том числе центр мааконда Йыхви (10 тыс.). На практике всё это существует как единое целое: промышленный собственно Кохтла-Ярве, транспортный узел Йыхви, "спальный район" Ахтме и всякие посёлки, выросшие то у шахты, то у мызы... Мой рассказ будет опять в трёх частях: про собственно Кохтла-Ярве с необычной для Прибалтики архитектурой и индустриальными пейзажами; про шахту-музей в посёлке Кохтла-Нымме и про несуровые достопримечательности этого района: Йыхви, Пюхтицкий монастырь, водопад Валласте.

Выехав из Нарвы в сторону Таллина, оставив позади далёкие трубы её электростанций, миновав по краешку Силламяэ, бывший ЗАТО Нарва-10, примерно через час пути вдруг видишь среди зелёных лугов нечто, в Прибалтике совершенно неожиданное - терриконы:

2.


Конечно, не столь огромные, как в Донбассе, но вполне настоящие. Кое-где среди этих терриконов мелькнёт старая мыза, "пенёк" каменной мельницы, кирха или православная церковь - словом, нормальные элементы эстонского пейзажа, сквозь который сто лет назад промышленный район буквально "пророс".

3.


А началось всё в 1916-м году как вынужденная мера: Петербург, 4-й по величине город тогдашнего мира, разумеется потреблял немеренное количество угля, который туда везли пароходами из Англии. Первая Мировая, развернувшаяся на Северном и Балтийском морях, перекрыла этот канал, а поставки с Донбасса осложнялись тем, что железная дорога и так была загружена военными эшелонами. Тут-то вспомнили, что совсем недалеко, близ деревни Кукерс Везенбергского уезда Эстляндской губернии в 1902 году геолог Николай Погребов нашёл и описал горючие сланцы, из которых при желании можно получить и газ, и горючее масло, и в 1916 году под Кукерсом заработал первый рудник. Дальнейшая разведка показала, что сланцевый бассейн тянется по обе стороны Наровы слегка наклонным пластом, который у Балтики залегает почти на поверхности, а южнее уходит под Чудское озеро. И после войны развивать сланцедобычу стали и СССР, и Эстония, но последняя, за неименеем других углеводородов - успешнее: одним из важнейших экспортных товаров было сланцевое масло, а башня с заглавного кадра попало даже на банкноту в 100 крон:

4.


Подробно эта история рассказана здесь, Скажу лишь, что к концу 1980-х в Эстонии действовало 7 сланцевых шахт, из которых ныне осталась одна - продукция её частью идёт на топливо Нарвских ГРЭС, а частью - перерабатывается в сланцевое масло. Эстонцы говорят, что больше им и не надо, и я им верю - выжившие части сланцевого комплекса выглядят очень хорошо и активно работают, а вот в Ленобласти дела на сланцевых рудниках, судя по всему, совсем плохи. Может ли Эстония стать производителем сланцевого газа и спасти Европу от "Газпрома" - никто мне внятно объяснить так и не смог.  Что же касается первой шахты в Кукрузе (немецкий Кукерс), то она закрылась очень давно, и её террикон превратился в зелёный холм.

5.


Сам же Кукрузе - посёлочек на полтысячи жителей в одну улицу, я неоднократно проезжал. Застроен он примерно такими домами (хотя сам этот кадр, вроде бы, из Кохтла-Нымме) типа коттеджей, характерных "шахтёрских трущоб" я в этих краях не видел.

6.


Всего же в Кохтла-Ярве я провёл полтора дня - под вечер первого приехал из Нарвы, утром третьего дня - уехал в Раквере. Ночевал в "Kohtla-Jarve Apatments", забронированном через букинг - мне это место показалось самым адекватным в том районе. Сразу после бронирования человек оттуда написал мне на мейл и сообщил телефон, по которому с ними можно будет связаться в день заезда. Дальше я позвонил из Нарвы, трубку взял явный эстонец с лёгким акцентом, а по пребытии меня встретили на автовокзале и отвезли до места: "аппартаменты" оказались однокомнатной квартирой в трёхэтажке, опрятной, но очень холодной, да ванная не предусматривала мыла - его я купил в супермаркете и пригодилось оно мне в следующие два месяца в Эстонии и Крыма ещё не раз. Главным достоинством квартиры же было расположение - в одну сторону начинался центр, в другую - 5 минут ходьбы до автовокзала.

7.


...который, впрочем, выглядел заброшенным, а в пределах Кохтла-Ярвинской агломерации проще было ездить на снующих рядом маршрутках... именно маршрутках, которые мне в Эстонии попадались лишь в очень глухих углах. На въезде в город - "пень" мельницы мызы Тюрпсаль, известной с 1497 года - сначала ей владел род фон Пайкуль, затем - фон Дехн. Теоретически, усадебный парк просматривается за мельницей и там даже сохранились какие-то развалины, но я прогулкой туда пренебрёг.

8.


Чуть дальше - водонапорная башня, судя по виду межвоенная:

9.


Это улица Ярвикюля, фактически "объездная внутреннего пользования" (в отличие от проходящей севернее города трассы Нарва-Таллин), по кратчайшему пути связующая другие посёлки агломерации с промзоной. Парой километров дальше на ней ещё есть столь характерная для таких мест вагонетка на постаменте:

10.


По краям - как водится, микрорайоны. В "собственно" Кохтла-Ярве живёт менее половины населения агломерации, а крупнейший посёлок Ахтме (18 тыс. жителей), формально являясь его частью, примыкает почему-то к Йыхви, вместе с которым и образует центр всей системы. Впрочем, в Ахтме я не был, а это - Северный микрорайон:

11.


Характерные для Ида-Вирумаа пятиэтажки с "вставными" балконами:

12.


А практически от водонапорной башни начинается улицы Койдулы - сталинская часть Кохтла-Ярве имеет форму тризубца, причём ещё и с длинным-длинным древком, тянущимся на запад до самой промзоны, и здесь - конец одного из "зубцов":

13.


Я жил у оконечности другого "зубца" улицы Рави - сколь знакомый пейзаж рабочего посёлка! Вроде бы мы в Евросоюзе, а с 1960-х годов тут вряд ли изменилось хоть что-то, даже характерные тонкие дымоходы, создающие сланцу достаточную для горения тягу.

14.


"Трезубец" улиц Койдулы, Рави и Мызной сходится к местому кинотеатру, а ныне, кажется, ночному клубу "Вирула", сливаясь за площадью в Центральную аллею (Кескаллее) - "древко" триузбца:

15.


Фасад "Вирулы" и чудные заграждения проезжей части на площади:

16.


Всё те же сталинки, мрачновато-облезлые, тянутся и вдоль Кескаллее:

17.


Но подстриженный газон, а также куда как более благообразный контингент (люмпены, конечно, есть - но в разы меньше, чем ожидаешь в шахтёрском посёлке) напоминают о том, что это тоже Прибалтика:

18.


Два самых мощных дома слева от бульвара образуют площадь:

19.


Между ними - мэрия (которую я принял было за рудоуправление, коим она вполне могла являться при Советах) и монумент "Слава Труду!":

20.


На аллее есть несколько фонтанов... а вот людей тут действительно очень мало, на фотографиях это вдвойне ощутимо:

21.


Затем бульвар заканчивается - аллея ведёт прямо через парк, отделяющий промзону от города. Местный дом детского творчества - к слову, действующий:

22.


Огромный Дворец культуры, уж не знаю, Шахтёров или Сланцевиков:

23.


Между тем, сквозь деревья уже доносится гудение завода, к свежести парка добавляется едва уловимый посторонний сладковатый запах, а за прудом (известен как Беляевская лужа или Бассейка) становится видна труба с шлейфом быстрого белого дыма:

24.


Парк, тем не менее, довольно ухожен и гулять в нём даже под вечер не страшно - хотя среди эстонцев Кохтла-Ярве имеет репутацию мрачного места, всё же по нашим меркам тут очень неплохо, без гор пивных бутылок и шелухи да гоготания пьяных молодчиков с абибасе. Только - безлюдно, прогуливающиеся мне попадались вокруг пруда, но стоило отойти на пару сотен метров - и я остался наедине с шумом завода. Дорогу мне, как будто так и надо, перебежал заяц - первый раз такое видел в черте города (но не последний - зайцы и гуси мне ещё встретятся в конце поездки в парках Хельсинки). Ещё в парке есть стадион и ледовый дворец, а у края - коттеджи 1920-х годов, где при Первой республике наверняка жили какие-нибудь специалисты или мелкое начальство:

25.


А вот вблизи заброшки я себя чувствовал неуютно... если нарвусь на наркоманов - не заяц, убежать сумею вряд ли.

26.


Так я вышел на пути грузовой станции Паванду "Сланцевой железной дороги" (название официальное - линии и станции тут по нашей классификации "ведомственные"), с которых открылся впечатляющий вид на завод и его отвалы:

27.


Надо заметить, поезда с небольшими партиями грузовых вагонов тут курсируют довольно активно, ведомые советскими маневровыми теплозами. Вид станции практически от завода - жалею, что не сфотографировал вон тот агрегат в углу кадра, ведь он вполне может быть и американским, как значительная часть магистральных тепловозов Эстонской железной дороги, по крайней мере широкая "автомобильная" кабина сильно напоминает именно американскую технику.

28.


А вот куда эти рельсы ведут - промзона в размерах сравнима с самим городом, трубы её периодически помимо белого дыма выпускают ещё и дымок необычного розоватого оттенка - говорят, так горит сланец, в советское время снег в таких местах был розовым. Ну а башня и два симметричных домик слева - остатки довоенной фабрики со 100-кроновых банкнот:

29.


Завод велик, и что ни говори - фотогеничен, пустое пространство перед ним словно специально сделано так, чтоб было удобнее смотреть и снимать... и кстати, снимать тут никто не мешает. В принципе, более масштабные заводы в Прибалтике есть в Литве (Кедайняй, Йонава, Мажейкяй), в Латвии сопоставим металлургический завод в Лиепае, но здесь ещё и очень необычная специализация: я видел нефтезаводы, газозаводы, коксхохимы... но сланцевый завод нипохож ни на какой из них.

30.


Проходная - скорее всего, уже послевоенная, ну а трубы и цеха ещё моложе:

31.


И производственная площадка за ним. На самом деле такое расположение заводов, чтобы с общедоступных мест можно было чуть ли не в цеха заглядывать - для Эстонии вообще не редкость, свою промышленность здесь уважают. Обратите внимание на логотипв "VKG" ("Химическое объединение Вирумаа") - это эстонский "Сланцепром".

32.


Почти напротив проходной - единственное здание на этой улице, Преображенская церковь (1938) весьма необычного облика:

33.


Ещё один образец "православного кубизма", более известный, но по мне так менее удачный, есть в литовском Тельшяе, и вроде бы ещё подобные церкви строились в Финляндии - в любом случае, архитектура очень редкая.

34.


Ну а приводит дорога к ещё одному заводу "Нитроферт", судя по названию выпускавшего нитратные удобрения. На викимапии он отмечен как действующий и принадлежащий "Газпрому", но вблизи выглядит не первый год заброшенным:

35.


Вид с другой стороны:

36.


Зато на сланцевом заводе жизнь кипит. По отвалам лазают экскаваторы:

37.


В прямом смысле - этот, например, ехал наверх, "подгребая" ковшом:

38.


А к югу от Центральной аллеи и железной дороги к заводам примыкает Старый город... самый необычный в Эстонии Старый город, не содержащий ни то что средневековостей, но и даже просто дореволюционки. Более того, в отличие от Старой Нарвы, её здесь никогда и не было - просто первый, ещё довоенный, посёлок для рабочих сланцевого завода, такие "старые города" попадаются в Казахстане и Сибири... И если завод - это Кохтла-Ярвский замок, то административное здание VKG - соответственно, Кохтла-Ярвская ратуша:

39.


Вместо Домского собора - небольшой Дом культуры с воинским памятником:

40.


Вместо узких улочек - уцелевшие с довоенной поры несколько малоэтажек для рабочих... улиц, на которой они стоят, кстати по сей день зовётся Пионерской:

41.


Тут ещё есть район с крайне уместным в шахтёрском краю названием Сидисука с очень интересной архитектурой 1930-х годов, но я каким-то образом умудрился его не найти, хотя честно искал. Где-то здесь я поймал автобус и поехал в Кохтла-Нымме, где находится целая музейная шахта, о которой - в следующей части.

P.S.
А вот, для сравнения, шахтёрский край в Западной Украине.

ЭСТОНИЯ-2014
"Что устав от поднятой веком пыли русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле". Обзор и оглавление.
Эстония и её праздники.
Янова ночь в Рокка-аль-Маре.
Дерево и плитняк. Прошлое.
Транспорт Эстонии.
У дверей Северной Европы. Современность.
Певческий праздник. Шествие в Таллине.
Певческий праздник. На Певческом поле.
Праздник танца.
Вирумаа
Нарва. Замок на границе.
Нарва. Осколки Старого города.
Нарва. Йоаорг и Кренгольм.
Кохтла-Ярве. Город.
Кохтла-Ярве. Шахта в Кохтла-Нымме.
Кохтла-Ярве. Йыхви, Пюхтицкий монастырь и водопад Валласте.
Кунда.
Раквере. Замок и город.
Далеко ли до Таллина? Кийу, Ягала, Йыэляхтме.
Таллин.
Западная Эстония.
Южная Эстония.
Острова.
Финляндия, Хельсинки.
Tags: "Балтийские ветры", "Молох", Эстония, дорожное, индустриальный гигант, шахтёрское
Subscribe
promo varandej июнь 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments