varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Несуровая Ида-Вирумаа: Йыхви, Пюхтицы, Валласте...



Сланцевая ипостась Ида-Вирумаа, представленная показанными в прошлых частях Кохтла-Ярве и Кохтла-Нымме, существует менее ста лет. Но люди тут жили куда как дольше, да и природа в самой высокой части Великого уступа по-своему необычна. Так что в завершение рассказа о шахтёрском крае Эстонии - о городке Йыхви со средневековой кирхой, крупнейшем в Прибалтике православном Пюхтицком монастыре, высочайшем в Прибалтике водопаде Валласте и вотчинах патриарха Алексия II.

Центр уезда Ида-Вирумаа - не Нарва (3-й по величине город страны) и даже не Кохтла-Ярве, а небольшой городок Йыхви (10,5 тыс. жителей), при немцах Иевве, расположенный в центре агломерации Кохтла-Ярве, но не входящий в её состав - при том, что к Йыхви вплотную примыкает крупнейший из кохтла-ярвских посёлков Ахтме (18 тыс. жителей). Чем обусловлено такое странное устройство - не знаю: может тем, что Йыхви стоит на перекрёстке дорог, расходящихся в Нарву, Таллин и Тарту, а может - тем, что это самый эстонский город в уезде: русских тут "всего" 53%, а эстонцев - целых 33%, и тут уже не так мала вероятность наткнуться на не говорящего по-русски человека. Ухоженный и совсем не индустриальный Йыхви производит впечатление такой колониальной администрации - эстонский городок в русской Ида-Вирумаа.

2.


Деревня Иевве известна с 1241 года, то есть ещё датского господства, а впервые стала на слуху в 1870-76 годах, с постройкой Балтийской железной дороги превратившись в железнодорожные "ворота" Дерпта. И хотя железная дорога в Дерпт пришла с другой стороны, Иевве успела разрастись настолько, что в 1885 году стала центром волости, но до города доросла лишь к 1938 году, видимо опять же благодаря железнодорожной станции, через которую вывозились добытые сланцы. К вокзалу сходить я как-то не сподобился, тем более что это типовая и вдобавок заброшенная сталинка. Вот в привокзальном районе здание школы, похожее на дворец какой-нибудь старой мызы - даже не берусь предполагать, до- или послевоенное:

3.


Тем более главный транспортный узел тут не вокзал и даже не автостанция, а автобусная остановка на главной Ракверской улице, где та спускается с виадука. Йыхви - центр всей непростой транспортной системы Кохтла-Ярвской агломерации, и уехать отсюда можно хоть в центр Кохтла-Ярве, хоть в какие-нибудь деревни у побережья, только где-то автобусы идут один за другим, а где-то - раз в несколько часов. В общем, в течение дня я заезжал в Йыхви 4 раза, но дальше квартала от площади не отходил.

4.


Хотя собственно, почти всё интересное в Йыхви в этих кварталах у перекрёстка и находится. С одной стороны - доломитовая кирха Михкли (1347), необычайно тяжеловесная и суровая даже для Эстляндии.

5.


6.


Считается крупнейшей в Эстонии однонефной церковью - и зал её действительно без столпов, но тесный и низкий. Русскоязычная смотрительницы очень доброжелательно и подробно объяснила мне, как ехать в Кохтла-Нымме.

7.


Неподалёку площадь Кесквяльяк, что в переводе значит всего-то Центральная, а на ней пара торговых центров и внушительное здание уездной администрации Ида-Вирумаа (1954), явно стилизованное под ратушу.

8.


Дома с левой (относительно прошлого кадра) стороны отделяют площадь от Ракверской улице. Рядом несколько кафе, которым позавидовали бы и столицы - такое ощущение, что 9/10 денег уезда крутится на этой площади:

9.


Здесь же памятник геренаралу Александру Тыниссону (2005) - одному из главных полководцев эстонской войны за независимость и первому министру обороны. После Бронзовой ночи, продолжившейся беспорядками в Ида-Вирумаа, возмущённые русские чуть не снесли в отместку этот памятник. Слышал, кстати, что самые боевые эстонские националисты и скинхэды в Таллине - как раз-таки из Ида-Вирумаа.

10.


На краю площади - миниатюрная Богоявленская церковь (1894-95), настоятелем которой в 1950-58 годах был отец Алексий (Ридигер) - впоследствии Патриарх.

11.


А там и до автовокзала рукой подать, и дорогу от остановки мне показал русский паренёк с серьгой в ухе, приехавший из Кохтла-Ярве тем же автобусом, что и я. По дороге говорил про то, что работы у них тут нет, зарплаты евро по 300, и вообще ничего не делается, "а у вас в России хоть какая-то жизнь, движение". Я ему возразил, что в Эстонии малые города куда более ухоженные и вообще как-то больше порядка и законопослушности, и паренёк, подумав, ответил: "Ну да, чтобы в России хорошо жилось, там надо родиться". По дороге мы простояли с минуту на светофоре, и мимо за это время проехала буквально пара машин, но мой проводник сказал, что полиция бдит, а штраф за такое дело тут 120 евро. Впрочем, справедливости ради, в "эстонской Эстонии" народ на красный свет ходит только так, то есть видимо в Ида-Вирумаа с его криминальной репутацией полиция особенно бдительна...
А вот и автовокзал, совмещённый с торговыми центрами. Междугородние автобусы отправляются из тех арок, пригородные - с площади, и в те места, о которых речь пойдёт далее, я ездил именно отсюда.

12.


Вот, собственно, и весь Йыхви, по крайней мере всё, что здесь увидел я. Утром я поехал в Пюхтицкий монастырь, что расположен в 20 километрах от города в селе Куремяэ. Впрочем, автобус эти 20 километров преодолевает почти час, останавливаясь на каждом углу и заворачивая в деревеньки на боковых дорогах.

13.


А также к тюрьме весьма уютного вида:

14.


Небольшой мызе Куртна (которую заснять не удалось) и ухоженному лютеранскому кладбищу:

15.


Но вот уже и Куремяэ, село на холме, в переводе - Журавлиная гора. Не вполне очевидно, что нынешняя Эстония - страна едва ли не в большей степени православная, чем лютеранская. Собственно, эстонцы - самый атеистический народ Евросоюза, своим материализмом как национальной чертой очень гордятся, и бесчисленные кирхи я почти всегда видел пустыми, чего не скажешь о церквях - и русские тут более верующие, и среди эстонцев около 10% - православные, и как любые адепты нетрадиционной для своего народа религии - куда более набожные и активные, чем большинство. В итоге получается, что православными прихожанами в Эстонии около 16% населения - против 10% лютеранских, и Пюхтицкий монастырь - это натуральная лавра Прибалтики (хотя такого статуса у него и нет), место наибольшей концентрации религиозного духа в стране.

16.


Остановка маршрутки - практически напротив его исходной точки, старого дуба на Журавлиной горе, где, по преданию где-то в 16 веке (до, после или во время Ливонской войны - я так и не смог выяснить), местным жителям три дня подряд на рассвете являлась Богородица, поднимавшая к этому дубу от родника в низине. После третьего явления в расщелинах дуба обнаружилась икона с собственным сюжетом "Богородица у источника". Журавлиную гору окрестные крестьяне стали называть просто "пюхтица", то есть в переводе с эстонского - "святое место".

17.


Говорят, часовня под дубом так и стоит с тех времён, хотя и не раз полностью обновлялась. В дверной щели, как видите, народ оставляет записки - видимо, с обращениями к Богородице, прежде я такое видел в некоторых монастырях Молдавии. По другую сторону рощи - кладбище, но я сначала направился в сам монастырь.

18.


Который тут возник куда как позже, в 1887 году, с подачи княгини Елизаветы Шаховской - она хотела заниматься благотворительностью, а её супруг, губернатор Эстляндии Сергей Шаховской - проводить политику русификации, и основание православного монастыря в месте, чтимом самим эстонцами, для обеих задач подходило как нельзя лучше. Монастырю, а вернее Прибалтийскому православному братству Христа Спасителя и Покрова Богородицы, подчинялись также школы, больницы, приюты, богадельни, среди его жертвовавтелей были люди от Иоанна Кронштадтского до адвоката Плевако, и конечно же сам император Александр III. Первый монастырский храм освятили в 1891-м, а почти вся обитель выстроена в 1890-е годы по единому проекту:

19.


После Первой Мировой в независимой Эстонии оказалось два крупных православных монастыря - мужской Псково-Печерский и женский Пюхтицкий, и им обоим повезло - избежав "воинствующего атеизма" 1930-е годы, оба монастыря непрерывно существовали весь ХХ век, и не последнюю роль в этом сыграл уже упомняутый Алексий Ридигер, в 1958 году из Йыхви переведённый в Тарту, а в 1961 принявший монашество и ставший сначала архиепископом, а затем и митрополитом Таллинским и Эстонским... к слову, немецкая фамилия у него была не случайно: Ридигеры - курляндские бароны, в 18 веке перешедшие в православие. Пюхтицкий монастырь он по старой памяти очень любил, частенько сюда приезжал и вообще всячески покровительствовал, особенно в 1986-90 годах, когда будущий патриарх был митроплитом Ленинградским и Новгородским, а монастырь ещё не оказался за границей.

20.


И я бы сказал, то, что монастырь никогда не закрывался и не превращался в совхоз, тюрьму или дом престарелых, как-то заметно. Облик его вообще довольно странный - о большинстве здания я бы "на глаз" подумал, что они при Алексии II и построены.

21.


Особенно центральный Успенский собор - ну новодел новоделом, а на самом деле освящён в 1910-м году:

22.


План обители:

23.


Из построек времён княгини Шаховской самая крупная - церковь-трапезная Симеона и Анны (1895):

24.


25.


А что обитель женская - видно невооружённым глазом, если мужские монастыри часто уходят в древнерусскую суровость, то женские - напротив, всячески украшаются и благоустраиваются. А в сочетании с тем, что пюхтицким сёстрам не надо восстанавливать разрушенное советской властью и нет недостатка в благодетелях, тут получился и вовсе райский сад:

26.


Особенно хороши гигантские поленницы - почти официальная местная достопримечательность... И если в женских монастырях России как правило запрещено фотографировать (мужские обители такие запреты вводят реже на порядок) и вообще присутствиет боязнь посторонних глаз (хорошо помню монастырь под костромским Галичем, где молодая монахиня разговаривала со мной, отвернувшись, причём это явно было не пренебрежение, а опасение мысленно согрешить), в Пюхтицах всё очень открыто и дружелюбно.

27.


Собственно, как уже говорилось, в Прибалтике этот монастырь заменяет лавру, пожалуй это крупнейший очаг именно русского православия за пределами восточно-славянских стран (ну может не считая русских монастырей на Афоне и в Израиле), поэтому к паломникам и туристам монахини тут привычны. Как мне рассказывали, особенно много сюда ездят из Латвии, причём как русские, так и латыши - у монахинь сложилось ощущение, что "вся Латвия в православие перекрестилась".

28.


"Дом для представительских целей", то есть монастырская резиденция патриарха с домовой церковью Анастасии и Варвары (1986) - наследство Алексия II:

29.


Половину территории в монастырской ограде занимает натуральный парк, за которым - хозяйственная часть и ещё одни ворота:

30.


На одной из аллей шла уборка, и та женщина на заднем плане, видимо послушница, приняла меня за кого-то из местных трудников и обратилась с предложением помочь. Затем они с монашкой увидели, что я неместный, но так как для паломников, проживающих в монастырских гостиницах бесплатно, в общем-то обычное дело помогать монахам по хозяйству, монашка эту идею поддержала. Когда же я сказал, что путешественник и здесь ненадолго, отношение тут же изменилось - негоже путешественнику сразу метлу в руки давать, путешественника сначала надо накормить!

31.


И отложив метлу, несмотря на мои возражения, что я не голоден, монахиня повела меня на Горку - запрятанную в глубине парка часть обители, где обитает причт - служащие в обители священники и трудники, то есть чуждые в женском монастыре мужчины, у монахнь же здесь находятся рукодельные мастерские. В кадре - церковь Сергия Радонежского (1896) с отдельно стоящей звонницей и собственно причтовый дом:

32.


Здесь же крестильная церковь Исидора Юрьевского и Иоанна Предтечи (1990):

33.


Ну а меня привели в трапезную для паломников и трудников в подклете причтового дома - он стоит на склоне, и с обратной стороны имеет два этажа:

34.


Вот собственно трапезная, где уже приготовленными стояли кастрюля наваристого картофельного пюре, какой-то салат и шпроты. Когда я сюда пришёл, как раз заканчивал обедать угрюмый молчаливый трудник, а когда я уже собирался уходить - пришла женщина с двумя дочерьями из Риги, того промежуточного типа между паломниками и туристами, что не редкость и в наших монастырях.

35.


А пообедав, я пошёл искать монахиню, которая меня сюда привела, но обнаружил, что аллею свою они уже подмели. Вот всё-таки часто меня принимают за странника в старорусском смысле этого слова - хотя ведь на свете полно людей, нуждающихся в бесплатном обеде куда больше, чем я... Зато знакомство с главным монастырём Прибалтики получилось несколько ближе, чем я ожидал. Вот ещё колоритный комментарий от dima1989: "в 2005-м фотографировать внутри Пюхтицкого монастыря было запрещено, только на Пасху сделали исключение - можно было снимать храмы снаружи и поленницу. Видимо, Большой Туризм сюда все-таки добрался...

Кстати, о поленницах - многие местные монашки стали в девяностые и нулевые годы игуменьями ряда монастырей и эту традицию взяли с собой. Равно как и пюхтицкие распевы, а также знаменитый гороховый суп со шпротами.

Кстати, в монастырской гостинице на втором этаже тогда еще были живы сименсовские водонагреватели 1930-х годов выпуска. При том, это была по ходу единственная работающая паломническая гостиница в СССР. А о наплыве паломников туда в восьмидесятые годы говорит хотя бы тот факт, что в Куремяе ходил прямой автобус из тогда еще Ленинграда!
"

35а.


От монастырских ворот я прошёл на кладбище с сотнями типовых металлических крестов вокруг Николо-Арсеньевской церкви, которую в 1885 году переделали из недостроенной кирхи. Были ли такому повороту событий рады местные эстонцы - судить не берусь, но здание этим интересно вдвойне - деревянных кирх в Прибалтике буквально единицы:

36.


За апсидой - спуск к тому самому дубу, от крыльца же - на общее кладбище:

37.


А вот табличка на центральном памятнике весьма загадочна: во-первых, коечно ясно, что в 1919-20 была не только эстонская война за независимость, но и эпидемия испанского гриппа, но вот при каких обстоятельствах памятник был снесён? Такое ощущение, что до сноса под теми же датами значилась совсем не эпидемия.

37а.


В ожидании автобуса (а у меня был выбор ждать 40 минут или 3 часа, и думаю ясно, что за 40 минут всё это осмотреть, пообедать да помочь монашкам по хозяйству никак не успеешь) побродил и по самому Куремяэ - ухоженному селу с небольшим хостелом, на крыльце которого сидели пожилые то ли немцы, то ли финны. К старым зданиям - школе, аптеке, дому врача и может быть ещё чему-нибудь прилагаются стенды с их подробной историей, в том числе на русском языке. Вот например школа, основанная в 1885 году тем самым православным братством, но принимавшая и лютеранских детей. В 1899 она сгорела, тогда же была построена новая уже в государственном ведомстве... далее следует подробная сводка, как и от чего менялось в ней число классов, ну а в 1974 школу и вовсе закрыли да отдали под жильё:

38.


А вдалеке Успенская часовня, построенная в 1931 году над источником, от которого, по преданию, Богородица и поднималась к дубу. На другом конце села есть ещё Никольская часовня над колодцем, но к ней я уже не пошёл.

39.


Вернувшись в Йыхви, я съездил в Кохтла-Нымме и обратно и вечерним автобусом с автовокзала, единственным в день, поехал к берегу моря. Проехали мызы Вока и Ору в посёлке Тойла - в первой часто бывал фон Толль, погибший в поисках земли Санникова, а вторая, основанная русским купцом Елисеевым, в 1930-е служила резиденцией президента Пятса... но не сохранила дворец. Кое-где в прибрежных сёлах - внушительного размера пансионаты, построенные, видимо, для отдыха сланцевых шахтёров.

40.


Но я сошёл несколько дальше, у края высокого берега. Я уже не раз упоминал Балтийский глинт, или Великий уступ, что начинается где-то под водой у побережья Швеции, и дальше по северному берегу острова Сааремаа и побережью Финского залива уходит в Ленинградскую область почти до Ладожского озера. Что такое этот глинт и откуда он взялся - единого мнения нет до сих пор: то ли берег древнего моря, затёртого движением литосферных плит, то ли древний берег Невы, то ли бывший край ледника, за несколько тысяч лет вдавившего Фенноскандию глубже в землю. Как бы то ни было, Великому уступу Эстония обязана своей природой и отчасти даже культурой, будь то плитняк или прибрежные альвары. Вдали от моря уступ превращается в плавный склон, а у моря образует "панки" - высокие обрывы, да и просто местность тут "ступенчатая", поэтому на реках Эстляндии нередки водопады. Онтикский глинт близ Кохтла-Ярве - самая высокая часть Уступа, обрывы здесь до 56 метров высотой.

41.


И вот в 1840 году кто-то догадался отвести сюда мелиоративную канаву - а в результате получился самый высокий в Эстонии водопад Валласте. Как я понимаю, так как глинт очень древний, "настоящая" река бы успела размыть себе пологую долину, во всяком случае почему-то водопадов, низвергающихся прямо с глинта, в Эстонии нет. Нынешняя высота Валласте - 30,5 метров собственно водопада и 34 метра - вместе с каскадом внизу.

42.


У водопада - информационные стенды и даже гостевой домик. Сначала я пошёл по лестнице с позапрошлого кадра - но ткнулся в запертые ворота:

43.


Смотровой мост у водопада, уж не знаю когда построенный, несколько лет назад частично обрушился и его до сих пор не могут починить. Местные мне так и говорили: "Да нечего там делать, на Валласте - водопад сломался!". Вид с ворот и правда был так себе, или даже хуже - было видно, что передо мной нечто очень красивое, но - невозможно оценить во всей красе. В итоге оказалось, что стихийная смотровая площадка тут всё-таки есть - вон там, на самом краю скалы напротив:

44.


И вид с неё открывался куда как лучше и полнее:

45.


Можно было даже увидеть дно лощины и тот самый "каскад". Такой облик он принял в 1998 году - случившееся тогда наводнение многократно усилило поток, и за одно лето Валласте углубил своё дно на 3 метра. Он, конечно, по весне гораздо мощнее, но зрелище всё равно завораживающее:

46.


Причём водопад - лишь украшение стены, вдоль которой он падает... хотя ведь он эту стену и "сделал", вся его чаша вырезана им самим. Слои Великого уступа примерно одинаковы у всех водопадов, и слегка напоминают эстонский флаг, особенно запоминается вот эта полоса голубой глины:

47.


Прежде мне везло на водопады в Киргизии - величественный Барскоон и райский Арсланбоб, да какое-то подобие водопадов попадалось в украинских Карпатах и в Молдавии (именно это место, кстати, я упоминал в контексте записок в Пюхтицах). Но Эстония оказалась едва ли не самой "водопадной" страной, где я бывал - ещё я видел здесь переосхший Нарвский водопад и вполне живые водопады Ягала и Кейла-Йоа, о которых ещё расскажу. Те, правда. все широкие: если Валласте - микро-Анхель, то там сплошь микро-Ниагары.

48.


От водопада я побрёл пешком в Кохтла-Ярве, лениво пытаясь застопить проезжающие машины - до города было 5-7 километров. Ровная местность обрывается к морю почти под прямым углом, и за тянувшимися справа деревьями я даже не всегда замечал обрыв. По дороге сфотографировал донельзя эстонский хутор с костровищем для скорой Яновой ночи. А затем меня подобрал проезжавший мимо грузовичёк, и мимо мызы Онтика, которую недавно купил известный финский горнылжник Калле Паландер, я выехал на шоссе к повороту в Кохтла-Ярве. Лучше всего местный глинт, наверное, смотрится с моря, а чаша водопада Валласте превращается в нечто совершеенно фантастическое зимой - по одной фотографии и того, и другого есть, например, здесь.

49.


Вообще же, Ида-Вирумаа богата на старину - есть тут и всякие довольно крупные мызы, средневековые кирхи и прочее... но всего за один раз не успеть. Вот из окна автобуса заснял миниатюрный замок, или скорее укреплённый дом Пуртсе (1533-65), при немцах Изенгоф - основанный в 1427 году рыцарем-разбойником Якобом фон Таубе, в 1621-1731 годах он принадлежал Флемменгам, далее Штакельбергам, а в новейшую историю замок вошёл тем, что где-то над ним влетел в советское воздушное пространство самолётик Матиаса Руста. В окрестностях замка стоит каменный крест времён Ливонской войны, под которым покоится воевода-боярин Василий Распадин... короче, лучше сюда ехать на машине.

50.


Последний взгляд на берег Ида-Вирумаа:

51.


Но тема индустриальных гигантов по-эстонски не закончена - в следующей части покажу довольно странный городок Кунда.

ЭСТОНИЯ-2014
"Что устав от поднятой веком пыли русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле". Обзор и оглавление.
Эстония и её праздники.
Янова ночь в Рокка-аль-Маре.
Дерево и плитняк. Прошлое.
Транспорт Эстонии.
У дверей Северной Европы. Современность.
Певческий праздник. Шествие в Таллине.
Певческий праздник. На Певческом поле.
Праздник танца.
Вирумаа
Нарва. Замок на границе.
Нарва. Осколки Старого города.
Нарва. Йоаорг и Кренгольм.
Кохтла-Ярве. Город.
Кохтла-Ярве. Шахта в Кохтла-Нымме.
Кохтла-Ярве. Йыхви, Пюхтицкий монастырь и водопад Валласте.
Кунда.
Раквере. Замок и город.
Далеко ли до Таллина? Кийу, Ягала, Йыэляхтме.
Таллин.
Западная Эстония.
Южная Эстония.
Острова.
Финляндия, Хельсинки.
Tags: "Балтийские ветры", "Немецкая мелодия", Эстония, деревянное, дорожное, природа
Subscribe
promo varandej июнь 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments