varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Таллин. Часть 9: Кесклинн от Делового центра до вокзала



Продолжаю рассказ про Кесклинн - настоящий, "для своих", молодой и живой центр Таллина с небоскрёбами и колоритной архитектурой первой половины ХХ века. В прошлой части я показал его приморские районы, теперь же через Деловой центр, площадь Свободы, всякие колоритные улочки, историческое место Бронзового солдата пройдём к Балтийскому вокзалу, замкнув кольцо вокруг Старого города.

В прошлой части я уже говорил о том, что центр образуют полукольцо улиц Пронкси, Ливалайя и Большой Американской и расходящиеся по разным сторонам шоссе - Нарвское, Тартусское, Пярнусское и Палдисское. При этом нечётные (в порядке перечисления) шоссе расходятся от площади Виру, чётные начинаются чуть дальше - в общем, упорядоченностью планировки Кесклинн не отличается. К Вирусской площади примыкает деловой центр "Виру", выросший у одноимённой советской гостиницы, и прогулку начнём с его противоположного пощади угла. Квартал "Виру" словно погрузили на паром где-то в Хельсинки, привезли в Таллин да смонтировали тут - вплоть до скрытого в здании слева подземного автовокзала, или вернее терминала городских автобусов (см. первую часть, где речь шла в том числе и о транспорте).

2.


Что же до голой девы, то это "Сумерки" - вольная интерпретация классики современной художницей Маре Микоф: скульптуры "Сумерки" и "Рассвет" (см. например, здесь) в 1913 году сделал для Оперного театра Аугуст Вейценберг, но те были в человеческий рост, хранятся ныне в музее, и его сумрачная дева слегка отличалась в деталях. Здесь же, с почти 5-метровой высотой, получилась самая высокая скульптура в Эстонии. Народное прозвище - "Зелёная баба". Глядит она в перспективу улицы Гонсиори, о которой чуть позже:

3.


Деловой центр раскинулся на несколько кварталов, и изнутри выглядит весьма урабнистично. Это бульвар Рявала (по племени, от которого происходит название Ревель), переходящий в Тартусское шоссе - но в Деловом квартале представляющий собой такую вот донельзя европейскую пешеходно-трамвайную зону.

4.


Среди небоскрёбов затесалась миниатюрная церковь Иоанна Предтечи (а ныне Григория Просветителя), основанная в 14 веке как часовня так далеко (целых 600 метров!) от города потому, что окормляла местный лепрозорий, разрушенный в Ливонскую войну. В 1648 году сюда вывели из Старого города богадельню (см. позапрошлую часть), которой на кадре выше принадлежит фасад 1870-х годов, вделанный в новострой. В 1724 при ней построили нынещнюю церковь, в 1781 увенчанную деревянной башенкой. Главный же прикол в том, что в 1994 году возрождённый храм (при советах служивший подсобкой) отдали армянам - снаружи, правда, никаких признаков армянской церкви, даже хачкара нет:

5.


Замыкает Деловой центр гостиница "Олимпия" (95м), которую многие считают самым несоветским зданием из построенных в позднем СССР.

6.


Стеклянные высотки нависают над деревянными домами, как где-нибудь в российских миллионниках:

7.


Границей Делового центра служат улицы Пронкси и Ливалайя, которые разделяет Тартусское шоссе. Этот дом (обратите внимание на балконную решётку с годом постройки!) - ещё в пределах "полукольца":

7а.


А комплекс Северо-Эстонского центра МЧС непосредственно на Пронкси я бы назвал шедевром "доломитового функционализма" - этого специфически эстонского стиля 1920-30-х годов, сочетающего веяния времени и особенности местной природы:

8.


Особенно хороша каланча - "Длинный Герман Нового города", как называют её сами таллинцы:

9.


Классическая сталинка с башней (1952) стоит у начала Тартусского шоссе, на кадре №4 она была за моей спиной:

10.


Но самое интересное на Ливалайя - Казанская церковь, что стоит напротив той цилиндрической высотки с кадра №7: старейшая русская церковь во всей Прибалтике, она построена в 1721 году и сохранилась с тех пор почти без изменений. В прошлой части я уже показывал церковь Симеона и Анны - изначально подобные деревянные храмы строились в гарнизонных предместьях, и было их 6, но 4 за прошедшие века утрачены полностью, а Симеона и Анны - сильно перестроена в 19 веке. Были подобные храмы и в фортштадтах Риги, но сгорели в 1812 году. Здесь же... при всей самопалности и неказистости, ничего похожего в русской архитектуре вспомнить не могу:

11.


Дальше начинаются многоэтажки, в этой части Таллина вида почти финнского... но выстроенные на месте снесённых деревянных районов:

12.


Мы же пойдём обратно. Квартал у Делового центра назывался Маакри, мой путь пролегал через квартал Сибулакюла (Луковая деревня), где когда-то располагались уже упоминавшиеся в прошлой части огороды русских купцов, ну а левее остался ещё и район Татари, где жили русские военные нижних чинов, коих немцы дразнили татарами (тем более этнических татар и башкир среди них не быть не могло) - столь привычной в губернских городах татарской мечети в Ревеле, как и в Риге, никогда не было. Ныне все эти районы с грузными домами 1920-50-х годов в характерной для Таллина тёмной гамме слились воедино и стали ядром городского центра.

13.


А вот сквер Лембита (древний вождь, воевавший с крестоносцами), украшенный скульптурой колхозницы (1964), а чуть дальше есть ещё советское здание МИДа на площади Исландии - первой страны, признавшей вторую независимость Эстонии:

14.


Между тем, я вышел к театру "Эстония", зародившийся в 1865 году как одноимённое музыкальное общество, занимавшее первые места на первых Певческих праздниках, в 1906 году превратившееся в профессиональный театр, а в 1908-13 годах построившее одно из роскошнейших в Российской империи театральное здание. Так, правда, и не разобрался, почему у него два корпуса: ныне справа театр, а слева концертный зал, но изначально второй был Эстонским городским общественным собранием, такой вот характерный для Прибалтики сплав культурной идентичности с политикой.... Отдельно порадовали шлагбаумы парковки в виде дирижёрских палочек:

15.


По улице Георга Оттса, мимо памятника погибшим в Освободительной войне (то есть за независимость первой республики) школьникам на фоне Петровского реального училища, среди выпускников которого был Альфренд Розенберг...

16.


...Я вышел к ещё одному театру, стоявщему вплотную к "Эстонии" - драматическому. Здание его открылось в 1910 году для Немецкого театра (прежде он стоял там, где ныне кукольный театр на улице Лай, но нынешнее здание на том месте театром изначально не было!), а эстонским он стал через 10 лет - но ясное дело, уже в другой стране.

17.


Фасадом он глдят на Пярнусское шоссе: утверждённые лично Пятсом "первые эстонские небоскрёбы" (1934) и белый "дом Сааринена" (1913) - по генплану великого архитектора с той стороны залива такие дома должны были стать лицом Ревеля вне Старого города. Я не догадался пройти в ту сторону сотню метров - между "небоскрёбами" и двумя театрами находится Новый Рынок (как следует из названия - туда в 1893 году вывели торг от Ратуши). А зайти туда надо было, во-первых на Оперу с другой стороны поглядеть, а во-вторых место это в Таллине куда как историческое:

18.


...В 1904 году случилась сенсация - впервые в истории Ревеля его возглавили ненемец: на выборах в Думу 2/3 голосов, а это даже несколько меньше, чем тогдашний процент в населении, набрали эстонцы, шедшие одним блоком с русскими. Градоначальником в январе 1905 года был назначен популярный среди эстонцев и устраивавший петербургские власти Эраст Гиоцинтов, а его помошником - Константин Пятс. Немцы мрачно шутили, что Гиацинтов смог то, чего не смогли ни Иван Грозный (коему Ревель в принципе не покорился), ни Пётр Первый (коему Ревель покорился, но остался немецким), однако выпало ему очень сложное время. Кульминацией первой русской революции в Ревеле стало местное "кровавое воскресение" - 16 октября 1905 года на Новом Рынке солдаты открыли огонь по собравшимся рабочим. Говорят, всё это вышло по недоразумению: сначала забастовка железнодорожников и рабочих газового завода, оставившие город без связи с внешним миром и освещения, обернулась беспорядками и грабежами, наутро после которых полиция и солдаты начали хвататься "всех, кто внешне похож на рабочих", следующим витком неизбежно стала огромная рабочая демонстрация с требованием прекратить беспредел, Гиацинтов созвал экстренное заседание думы и пригласил на переговоры рабочих-старейшин, в то время как многотысячная толпа ждала результатов этих переговоров на новом рынке. Вроде бы договорившись с обеими сторонами, Гиацинтов направился в Вышгород решать вопрос уже с губернатором, и тут при не совсем понятных обстоятельствах военные на Новом рынке открыли огонь - погибло тогда 94 человека, а губернатор и вовсе сбежал из Ревеля. Гиацинтов, однако, даже после этого сумел удержать ситуацию под контролем, организовать похороны погибших, навести порядок силами народной милиции - в общем, это время известно ныне как "пять недель свободы". Но затем Гиацинтова вызвали в Петербург, откуда он сообщил, что слагает с себя полномочия, новые власти во главе с немцем Эрбе ревельцам как следует закрутили гайки... Подробнее эту историю см. в двух комментах Каца.  И всё же, когда пыль революции осела, в мае 1906 года Ревель возглавил Вольдемар Лендер - известный архитектор и первый эстонец-градоначальник. В сущности, цепочка тех событий, кульминацией которых стал расстрел на Новом рынке, и превратила немецкий Ревель в эстонский Таллин.
Первый памятник этим событиям тут поставили в 1931 году, нынешний - в 1959: революция 1905 года - удивительная точка пересечения идеологий СССР и независимых Эстонии и Латвии.

19. фото не моё, взято с викимапии, первоисточник установить не удалось.


Но как уже говорилось, туда завернуть я не догадался и направился вместо этого дальше по Пярнусскому шоссе

20.


21.


22.


К расположенной у самого края Старого города, обязательной в любой постсоветской столице площади Свободы. Яновская кирха на Пянусское шоссе выходит алтарной частью, и хотя своим минимализмом тянет скорее на 1920-е, построена в 1862 году. На другой стороне площади - самый, на мой взгляд, характерный ансамбль межвоенной Эстонии: отель "Scandic Palace" (1937), кинотеатр "Глория" (1926), он же (с 1948) Русский театр Эстонии, и тёмное здание Таллинской мэрии, изначально офис страховой компании EEA (1932).

23.


Если же посмотреть в другую сторону - увидишь опять же типичный для постсоветских стран памятник Свободы, пожалуй самый унылый внешне во всех 14 странах. Если рижскую Милду вообще никто не сносил, а в Каунасе скромный памятник благополучно воссоздан, то Таллину повезло куда меньше. В 1910 году на этом месте открылся памятник Петру I, который эстонцы, к царскому наследию в общем-то довольно терпимые, возненавидил сразу - говорят, фонд собирал деньги на благотворительные цели и ревельцы жертвовали на школу им. Петра Великого или больницу им. Петра Великого, но уж никак не на памятник. В 1922 году его снесли, причём с расчленением - руки и ноги пошли на металл для других памятников (в том числе "Школьника" с кадра №17), а торс увезли в Кадриорг, где он исчез в войну. Но и с памятником Освободительной войне, который хотели поставить на его месте, дело как в анекдоте про эстонца затянулось (на самом деле просто планы, как сделать лучше, менялись один за другим) аж до самой потери независимости, а при Советах вместо Петра I на площади расположился большевик Виктор Кингисепп (расстреляли его, к слову, в том же 1922 году). При II республике к дореволюционному проекту решили не возвращаться и в 2007 открыли то, что тут стоит сейчас - получилось, на мой и не только мой взгляд, классическое "чтоб было", скучная и неадекватно дорогая поделка, в народе награждаемая кличками типа "Памятник стеклотаре" и "Торшер свободы":

24.


А три дома на той стороне площади стоят между Пярнусским шоссе и улицей Роосикранти, и открывают, на мой взгляд, самый красивый квартал Кесклинна.

25.


Мэрию, выходящие на Роосикранти, "делают" кирпичные орнаменты - вблизи это едва ли не самое эффектное здание Первой республики, в моём личном рейтинге твёрдое второе место:

25а.


А начало Пярнусского шоссе из-за реконструкции трамвайных путей превратилось в пешеходную улицу:

26.


Я уже как-то сравнивал межвоенный Таллин с межвоенным Каунасом - сходства как минимум в превращении небольшого губернского города в столицу, да в общей тёмной гамме. Но Каунас - гораздо более цельный и стильный, Таллин же поражает разнообразием своей архитектуры. Собственно, как таковой "эстонской межвоенки" и нет - каждый строил во что горазд, явно при этом опираясь на популярные в мире школы - а потому в Таллине попадаются и модерн, и конструктивизм, и баухаус, и "новая вещественность", но как ни странно - ничего похожено на финский функционализм.

27.


На углу Пярнусского шоссе и Роосикранти (они образуют треугольник) - самый, на мой взгляд, интересный дом тех времён в Эстонии... если не знать, что у него есть куда более интересный прототип в Гамбурге. он же и на вводном кадре:

28.


По Роосикранти возвращаемся на площадь:

29.


Есть даже типично рижский югендстиль! Хотя и сильно упрощённый:

30.


А ещё на Роосикранти колоритные подворотни:

31.


31а.


Задворки мэрии - она хоть и менее зрелища, чем угловой дом, но зато более самобытна:

32.


От которой вдоль бульвара Каарли я вышел к одноимённой кирхе, глядящей на здание Эстонской внутренней службы безопасности (или "KaPo") - спецслужбы есть и в Прибалтике... Сама же кирха построена в 1862-82 годах, и в некоторых путеводителях её именуют кирхой Святого Карла - что неверно: это кирха имени Карла XI, шведского короля, при котором в 1670 году на этом месте построили прошлую деревянную кирху, сгоревшую в Северную войну. Возродили Карлову церковь в середине 19 века, и ныне это редчайший в Таллине храм с двумя башнями (но не единственный - вспомним хоть православную церковь и костёл на улице Вене в Старом городе).

33.


Башни кирхи нависают над районом Кассисаба ("Кошкин хвост") - ближайшем к центру  деревянном предместье, о котором подробнее расскажу в других постах. Карлова кирха - пожалуй, внешне самый неталлинский храм.

34.


Площадь Тынисмяги (Антониева горка), на которой она стоит, знаменита событиями не столь давними: с 1947 года на ней располагался небезызвестный ныне Бронзовый солдат. Историю его переноса, со слов  Josef Kats, я уже пересказывал в посте о реалиях эстонской современности, здесь лишь повторюсь. При Советах из двух воинских мемориалов Бронзовый солдат считался "эстонским", и русскими ветеранами особо чтим не был никогда, но всё изменило случившееся в 1994 году недоразумение. Городские власти тогда решили реконструировать его как памятник жертвам всей Второй Мировой, и обнесли забором накануне 9 мая. Среди русских тут же разлетелся слух, что его хотят снести - начался стихийный митинг, ограждение пробили... и тут какой-то эстонец, стоявший на учёте в психдиспансере, сел в мусоровоз да вывалил на Бронзового солдата мусорный контейнер. С этого момента памятник и стал символом "русского сопротивления", митинги 9 мая около него с каждым годом делались всё крупнее и агрессивнее, на них подтягивались элементы типа нацболов, а рядом с русским митингом всё чаще начал собираться эстонский - молодых неофашистов, включая банальных скинявых, в Эстонии всегда хватало. Бронзовый солдат стал городской точкой напряжения, и разговоры о том, что его надо куда-нибудь убратть, ходили несколько лет. Наконец, в 2006-м дело едва не дошло до драки, и мирить две стороны взялся некий старый эстонец-ветеран Красной Армии, для пущей убедительности он взял в руки эстонский флаг... и тут же флаг этот у него отобрали полицейские, а у полицейских - русские молодчики, которые принялись его топтать на радость словившим сенсацию журналистам. После этого судьба памятника была решена, а саму историю Бронзового солдата и двух Бронзовых ночей, когда Таллин охватили беспорядки и погромы, думаю, все помнят из СМИ, мне лень пересказывать, скажу лишь, что город тогда разгромили знатно и убили одного человека, разумеется русского, хотя скорее всего убит он был случайно - потому что когда убивают целенаправленно, как мы видели в той же Одессе, счёт трупам обычно идёт на десятки. Финальным аккордом стала статья в "Postimees" под заголовком "Неизвестный русский падонок", стоившая ей 9/10 русскоязычной аудитории. По словам Каца, за провокацией с растоптанным флагом и самим переносом монумента, а отчасти и за беспорядками, многие видят премьер-министра Андруса Ансипа (впоследствии все заборы в Таллине были расписаны "Ансип-чмо"), решившего разыгарть националистическую карту на выборах. Однако этот ход отбросил "интеграцию" (как тут называют политику сближения эстонцев и местных русских) на уровень начала 1990-х и толкнул подросшее поколение русскоязыной молодёжи в обратно культурное влияние России.
Вот в этом сквере Бронзовый солдат и стоял. Но вопреки расхожему мнению, он цел и невредим и я покажу его в одной из следующих частей:

35.


Ещё на этой площади есть Национальная библиотека Эстонии (1985-93), родная сестра Горхолла с галереями, ущельями и прогулочными крышами:

36.


37.


Это - не церковь каких-нибудь адвентистов, методистов или пятидесятников, а одно из зданий библиотеки:

38.


Памятник писательнице Марии Ундер, которую в межвоенное время уважал и переводил на русский Игорь Севернянин (крупнейший русско-таллинский поэт, попавший сюда из Петербурга в эмиграции), а в 1944 она сама уехала в Стокгольм.

39.


Дома в окрестностях площади:

40.


41.


Отсюда я направился в сторону Вышгорода. Вот ещё зарисовочка по дороге:

42.


У подножья Шведских бастионов - церковь пятидесятников, оборудованная в 1994 году в спортзале Домской школы (1912) с Вышгорода:

43.


А по другую сторону парка у Башенной площади - Балтийский вокзал:

44.


Вот не задалось с красивыми вокзалами ни в Таллине, ни в Риге - и там, и там это коробки столь унылого вида, будто бы два города целенаправленно соперничали за самое унылое вокзальное здание в мире. Рига-Пассажирская, я бы сказал, тут проиграла, и даже обезличивание действительно интересных позднесоветских интерьеров приблизиться к Балтийскому вокзалу Таллина (1967) ей не помогло. Первоначальный Балтийский вокзал выглядел так (1870):

44а.


И у него не случайно есть тёзки в Петербурге и Гатчине - всё это одна дорога, которая вела в военный Балтийский Порт (Палдиски). Был ещё Феллинский вокзал, ныне второстепенная станция Таллин-Вяйке, однако и ныне "ЖД-вокзал" таллинцы не говорят, только "Балтийский". Буквально в последние годы железные дороги Эстонии прошли капитальную реконструкцию, и стильные швейцарские электрички (см. пост о транспорте Эстонии) выглядят куда интереснее вокзальных зданий. Дальних поездов же отсюда всего два -  на Москву и на Петербург.

45.


Тут не депо (оно у другой станции), а корпуса бывшего Таллинского электротехнического завода имени Калинина, выросшего из железнодорожных мастерских, где в 1894 тут был сделан царский поезд, в 1924 - первая в Прибалтике электричка, а в 1970 - и вовсе части двигателя Лунохода. Вроде бы какие-то преемники у этого завода есть и на одном из них даже работает  egorov, но само собой уже не в этих корпусах.

46.


Пригородный терминал (1962) стоит не вдоль путей, а у их окончания, и выглядит чуть интереснее. Вид с обратной стороны - над вокзалом нависает Тоомппеа с его баронскими дворцами и башней Домского собора:

47.


Окрестности вокзала - типичные окрестности вокзала, где толкутся всякие деклассированные элементы. На этом кадре, скажем, на заднем плане назревает драка, которую впрочем сумели разнять. Говорят, что одинокому туристу в парке между вокзалом и Старым городом по вечерам лучше не задерживаться, хотя в самом парке я этих типажей не видел ни разу. Столовые у вокзала держат армяне, и попадаешь там не просто в привычную Россию, а в Россию 10-летней давности. Здесь, однако, заканчивался почти каждый мой день в Таллине, так как с привокзальной площади ходил автобус на далёкий полуостров Какумяэ, где я квартировал.

48.


Ещё несколько примечательных построек в парке за вокзалом, где рельсы уже только трамвайные. Это, если я не ошибаюсь, дом начальника вокзала начала ХХ века:

49.


Это - трикотажная фабрика "Суува" (1932), промышленный образец эстонской межвоенки:

50.


Что было тут - не знаю, но через сквер будут Большие Морские ворота, которыми я начинал прошлую часть. Ещё один круг замкнулся.

51.


Но и тёмный блестящий Кесклинн - не лицо Таллина, потому что деревянные предместья от него отличаются так же сильно, как он сам - от Старого города. В следующих 3 частях - о предместьях, формально входящих в район Кесклинна, но уже за тем полукольцом улиц Пронкси-Ливалайя-Большая Американская. Пойдём с востока на запад, а стало быть в следующей части - приморские Кадриорг и Пирита.

Таллин
Общее. Вариации города.
Виды с башен.
Старый Таллин. Вышгород, или Тоомпеа.
Старый Таллин. Вдоль стен Нижнего города.
Старый Таллин. Среда и детали.
Старый Таллин. Ратушная площадь, улицы Вене и Рюйтли.
Старый Таллин. Пикк и Лай.
Кесклинн. Горхолл, квартал Роттермана, Нарвское шоссе.
Кесклинн. Деловой центр, Тынисмяги и вокзал.
Кадриорг и Пирита.
Веэрэни и Юхкентали.
Кассисаба и Кристийне.
Каламая.
Лётная гавань.
Северный Таллин.
Нымме.
Рокка-аль-Маре в Янову ночь.

Другие посты об Эстонии - здесь.
Tags: "Балтийские ветры", "Немецкая мелодия", Эстония, деревянное, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej march 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →