varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Тарту. Часть 5: предместья



Исторический центр Тарту - показанные в прошлых частях Домская горка, Университет, Старый и Новый город - довольно компактен: достаточно сказать, что проведя в городе 5 ночей, я ни разу не воспользовался общественным транспортом (типипичный образец которого запечатлён на заглавном кадре). В пешей досягаемости находятся и многочисленные предместья, почти не тронутые войной: трущобный Супилинн и город-сад Тяхтвере на севере, странноватая Карлова на юге и заречная часть Старого Дерпта за мостами через Эмайыги.

У самого верхнего в черте города безымянного моста, по которому проходит улица Кроонуайя, мы закончили прошлую часть. Вид ещё выше по течению - хотя здесь ещё не окраина и город тянется в ту сторону на пару километров, болотистые берега реки не застроены:

2.


Кое-где у воды - лодочные гаражи и причалы:

3.


А также колоритная Ладейная верфь (2004), где делаются традиционные для бассейна Чудского озера типы судов:

4.


С самым интересным из таковых, чудской ладьёй (конструкция которой не менялась со времён Ганзы до середины ХХ века), мы ещё встретимся в Сетумаа, а тут в кадре какие-то посудинки поменьше. Конечно, стоило подойти поближе, заглянуть под навесы, но я поленился обходить реку:

5.


Акватория верфи сама по себе непроста - до войны здесь находился открытый бассейн (1928), правильнее сказать - купальня, оборудованная в речном русле:

5а.


А вдоль реки, отделённый от Старого города университетским Ботаническим садом, раскинулся ветхий деревянный Супилинн, своим неухоженным обликом напоминающий скорее окраины русских малых городов (причём не лучшего разлива), чем благообразную Эстонию:

6.


В переводе его название значит Суп-город: с конца 18 века, когда снесли крепостную стену, здесь устроили городские огороды, к которым восходят овощные названия улиц - Луковая, Картофельная, Гороховая... в общем, суп и есть суп. Прежде мне уже попадался район Компот в Алма-Ате, где улицы носят "фруктовые" названия. Но близость города брала своё, в огородных домиках селился бедный люд, а городские власти на разраставшуюся трущобу закрывали глаза. Хватились лишь в 1905-м, но было поздно. Район пытались привести в порядок и I республика, и советская власть - но не очень-то успешно:

7.


Эстонцам Супилинн известен по повести Оскара Лутса "На задворках" (как созвучно с горьковским "На дне"!), героев которой Josef Kats мне описывал так: "многодетная русская семья беженцев, обэстонившаяся бывшая бандерша-немка, квартирная хозяйка, многочисленные алкаши-мастеровые, похотливые студенты, бывший царский офицер"... В наше время Супилинн пошёл по пути не рижской Маскачки, а таллинской Каламая или вильнюсского Ужуписа - район возлюбила местная богема и начала его заселять, но только то, что в литовской и эстонской столицах давно уже состоялось, здесь только-только намечается. Однако верно и обратное: Супилинн сейчас - это непарадные районы Таллина лет 15 назад.

8.


Я жил на улице Herne (в переводе это, к счастью, Гороховая, а не Хреновая, как можно подумать) в небольшом гестхаусе, предпоследнем деревянном доме от центра. Там было несколько номеров без удобств, общие туалет и душ да дверь в конце коридора, за которой обитали хозяева - симпатичная молодая пара. В этот раз лотерея "мини-отель в Прибалтике" оказалась удачной - в хостеле было чисто и тихо, из пяти номеров помимо моего был занят один (жила в нём не менее симпатичная русская семья из Латвии), а не обнаружив в душевой мыла, я положил туда своё, и оно так и пролежало все дни. Хозяева, правда, почти не владели русским - но в Южной Эстонии к этому привыкаешь очень быстро. Улицу Херне я проходил из конца в конец хотя бы один раз в каждый из пяти дней в Тарту, и всегда на рассвете или на закате:

9.


10.


11.


12.


Дворы Супилинна:

13.


14.


15.


16.


На его дальней стороне - Певческое поле, которое я показывал в посте про университет. И почти весь район деревянный, лишь на верхних улицах ближе к Старому городу попадаются иногда каменные дома:

17.


В Супилинне нет и видимо никогда не было церкви. Над районом, на склоне надпойменной террасы, нависает не храм, а завод, и думаю, по его живописному цеху-"бочке" (1898) сразу видно, что именно он производит:

18.


Первую пивоварню в Дерпте, по крайней мере с момента его присоединения к России, основал в 1826 году купец Рейнхольд Шрамм, и находилась она гораздо ближе к центру. Дальше - типичная в общем для немецких пивзаводов история - дела пошли в гору, их продолжил сын купца, производство набирало обороты, обзаводясь всякими пивными, складами (первоначально - Пороховой погреб на Домской горке), фирменными знаками, и наконец разрослось настолько, что в 1884-м хозяева решили строить новый пивзавод уже за городом. Пиво тут варили уже не только на город, но и на весь Северо-Запад Российской империи, а после покупки бельгийской фирмой "Ле Ког" (ну а Бельгия, как вы знаете, славится всякими необычными сортами пива) в 1913 году и на пол-страны до Баку и Одессы. Пивзаводы в Прибалтике - ещё и самые живучие из всех промышленных предприятий, и "Ле Ког" благополучно пережил и две Мировые войны, и три смены государственности, сохранив даже бренд. В архитектурном плане, правда, на фоне многих других прибалтийских пивзаводов ("Алдарис" в Риге, "Понарт" в Калининграде), не шедевр:

19.


Пиво я не пью (вот не нравится мне пивной вкус, и хоть тресни!), но лимонад тут делают отменный, им большую часть поездки и прохлаждался:

19а.


Улица под заводом:

20.


А по другую сторону завода, на горе, куда я поднялся через Певческое поле, находится уже другой район - Тяхтвере, напротив, один из самых престижных в Тарту. Собственно, формально к нему относятся и "зауниверситетские" улицы Вески и Кастани, интеллигентную атмосферу которых можно оценить в посте про университет. Но в узком смысле Тяхтвере - это бывшее имение Техельфер, в 1928-м году застроенное по принципу "города-сада" - то есть с просторной малоэтажной застройкой среди высокой зелени с изящным узором улиц. Города-сады часто путают с советскими соцгородами - но то совсем другая концепция, собственно "город-сад" придумали ещё в 19 веке в Англии, а воплощали наиболее активно в Германии - только в Калининграде к таковым относятся Амалиенау и Ратхоф. Город-сад Тяхтвере ещё и почти весь построен в стиле фукнционализма:

21.


Вот только осмотрел я его плоховато - не дошёл до остатков мызы Техельфер (с 1944-го занята сельхозакадемией, чья общага стоит чуть дальше), а домик профессора Августа Таммеканна (1932) на Крейцвальда, 6 (это крайняя улица, от пивзавода отделённая парком) - единственную в Эстонии постройку Алвара Аалто, одного из законоадетелей архитектуры ХХ века - даже увидел, но ценности его в упор не разглядел и потому не заснял.

22.


Главная площадь Тяхтвере:

23.


И ведущий к зауниверситетскому центру бульвар:

24.


Эти два района вплотную примыкают к центру с севера, а вот Карлова расположена на юге, причём на некотором удалении - как часто бывает, между ней и историческим центром тянется полоса советской и постсоветской застройки, включая Деловой центр с башней-"Улиткой". Где-то на полдороги находилась синагога (1909) - одна из двух (вместе с ревельской) исторически бывших в Эстонии:

25а.


Что же до Карловы, то скажу сразу - я знал о ней лишь то, что в дальней части находится необычная православная церковь, а вот история самого района при подготовке как-то прошла мимо меня и я многое упустил. Старейшие достопримечательности тути вовсе археологические: одна из первых стоянок первобытного человека на территории Эстонии, по которой назван даже "карловский тип" каменных топоров.  До 1916 года Карлова была самостоятельным местечком, выросшим при одноимённой мызе Булгариных (владели с 1796), польского рода, самым известным представителем которого был Фаддей Булгарин: писатель-беллетрист, современник Пушкина, при жизни едва ли не более популярный, чем будущее "наше всё" - он не поэзией прославился, а приключенческими и фантастическими романами, первыми в русской литературе, к тому же из-за богатой биографии (убеждённый поляк, названный в честь Костюшко, воевавший и против Наполеона, и за Наполеона, а потом ставший известным реакционером) регулярно попадал в эпиграммы. Но кто, кроме литературоведов и краеведов, его ныне помнит?
На рубеже 19-20 веков земли у мызы начинают застраиваться доходниками для "среднего класса", и заселяли их в основном эстонцы (немцев к тому времени в Дерпте было 17% населения, и жили они по большей части в центре). Местечко сложилось очень солидное, даже с собственным театром (1904) для гастролёров:

25б.


Мимо усадьбы я пролетел - она расположена гораздо ближе к центру между улиц Калеви, Сальме и Парги. Я же шёл по шумной улице Туру, отделённой от Эмайыги промзоной. По дороге - деревянная больница, ещё один атрибут былой самостоятельности:

25.


И какая-то явно старопромышленная постройка через улицу от местной ТЭЦ, ныне занятая отелем:

26.


Вхожу в район мимо баптистской церкви (2004):

27.


На заднем плане - мост Дружбы, самый нижний, самый загруженный и самый унылый внешне:

28.


А дальше я даже ненадолго забыл, что ищу - настолько нетривиальной мне показалась карловская архитектура: в 1920-30-е годы район неофициально называли Фроммилинн, так как у него был свой создатель - инженер Фромгольд (Фромми) Кангро, проектировавший здесь деревянные дома с 1905 года, пока не уехал в Таллин, где более известен как организатор городского автобуса. Вид у Фроммиграда просто донельзя эстонский - тут тебе и дерево, и национальный романтизм, и провинциальные попытки авангарда, которые я уже успел в прошлой части обозвать "деревянный кубизм", и хотя большинство этих зданий дореволюционные, Карлова - полноценное наследие I республики:

29.


30.


31.


32.


33.


34.


35.


36.


В общем, нарезав по району несколько кругов, впечатлившись местной деревянной архитектурой и не самым приятным в пьяный вечер контингентом (одно из немногих мест Прибалтики, где мне гулять было явно некомфортно), так и не набредя на усадьбу, я таки вышел к первоначальной цели - православной церкви Святых Александров (среди них ведь не только наш Невский), построенной в годы Первой Мировой войны (1914-18). И в этих датах, пожалуй, весь облик Карловы, застывшей между двумя эпохами.

37.


Напоследок - сходим в Заречье, лежащее напротив центра через Арочный мост и мост Свободы. Вот только если с прошлыми предместьями в войну почти ничего не случилось, то от Заречья в войну почти ничего не осталось: в 1941 его довольно серьёзно по меркам тогдашнего отступления обороняла Красная Армия (центр же почти сразу заняли "лесные братья"), а в 1944-м между немцами на одном берегу и нашими на другом берегу велась вполне обоюдная перестрелка, в которой погибла почти вся застройка от Каменного моста до моста Победы по обе стороны реки. Собственно, так выглядел "фасад" Заречья до революции, будто бы отражение Ратушной площади. На месте Арочного моста стоял разводной Каменный мост (1797), о котором я уже писал в посте про Старый город, а отель "Бельвю" на переднем плане построен в начале 19 века, кроме третьего этажа 1880-х:

38.


А так-то Заречье даже предместьем было не назвать - полноценная часть Старого Дерпта за рекой:

39.


В итоге уцелела в Зарчье по сути только одна улица - Нарвское (изначально - Петербургское) шоссе, куда я вышел по мосту Свободы... вот только надо учитывать, что выводит он к середине нумерации, часть Нарвского шоссе тянется параллельно берегу, и там уцелел местный "дом Екатерины" (1790, по легенде императрица в нём останавливалась; ныне занят Городским музеем), ставший ещё одним моим упущением. В створе моста зато цел довольно крупный кусок старины:

40.


У начала - Георгиевская церковь (1870), одна из самых маленьких. что я когда-либо видел:

41.


Напротив - территория Ветеринарного института (основан как ветеринарная школа в 1848, повышен до института в 1870-м), прототипа советской Тартусской сельхозакадемии, нынешнего университета естественных наук: все полтора века своей истории он оставался в тени "большого" университета, но в любом другом не слишком крупном городе безусловно был бы на слуху. Если на Домской горке - Анатомикум, то здесь - Зоотомикум:

42.


Главное здание же стояло близ Ботанического сада на другой стороне реки, но было разрушено войной и ныне сельхоз рассеян по городу ещё сильнее, чем основной университет - главным зданием его была то уже упомянутая Тяхтверская мыза, то Кайтселийт (ныне Колледж обороны Балтии) на Рижской. Вот только возраст старого корпуса не совсем понятен, для 1840-х слишком архаичен:

43.


Дома выше по шоссе:

44.


45.


Доминанта района - кирха Святого Петра (1882-84, башни достроены в начале ХХ века). Показательно, что у выезда на Ригу стоит кирха Святого Павла, а Домский собор "при жизни" был Петропавловским:

46.


На месте будущей кирхи в 1869-м году прошёл первый эстонский Певческий праздник (вот тоже при написании прошлых постов этого ещё не знал!), бывший, как уже не раз говорилось, одной из вех консолидации народа, что видимо и символизирует вот этот памятный камень (1994) с общей землёй на поющих головах, напоминающий саамские менгиры:

47.


А уже совсем на выезде из города находятся остатки мызы Раади (Рацхоф), со Средних веков до 1919 года принадлежавшей роду фон Липхарт и бывшей до революции одной из богатейших в Лифляндии - славилась она не столько своей архитектурой, сколько всякими коллекциями искусства, которые Липхарты после Певой Мировой успели вывезти на Запад, да и просто общей именитостью владельцев. С 1922 года и до войны здесь обитал национальный музей Эстонии, проектировался первый местный скансен вроде таллинского Рокка-аль-Маре... но дворец (1783, перестраивался в 1840 и на рубеже 19-20 веков) сгорел в войну:

48а.


Ещё раньше прямо из мызы вырос военный аэродром - один из последних Липхартов увлекался аэропланами, да и царским властям место глянулось для обустройства в 1912-14 годах лётного поля, на котором базировались и императорские, и эстонские, и фашистские, и советские ВВС. Именно при фашистах была устроена бетонная взлётно-посадочная полоса, а в позднесоветские годы тут базировался 326-я дивизия стратегических бомбардировщиков, командовал которой небезызвестный Джохар Дудаев. В Эстонии есть легенда, якобы он спас страну от кровопролития в Перестройку (которое было в той же Литве), но как это мог сделать лётчик дальней авиации - история умалчивает; скорее наоборот, прибалтийские события вдохновили чеченца на своё восстание. Показательно другое - в честь Дудаева единственно за то, что он против России, называли улицы в Польше, Литве, Латвии, Украине, в городах, где он вряд ли когда-то бывал, а вот в Эстонии ни одной улицы Дудаева нет, хотя теоретически так могло называться, например, то же Нарвское шоссе в черте Тарту. Но эстонцы - народ иного склада...
Последний самолёт тут приземлился в 1996-м (а чуть раньше сюда прилетал с визитом Лех Валенса). Ворота мызы-аэродрома я заснял из окна автобуса:

48.


Ещё возникает вопрос - а в Тарту что, совсем нет многоэтажек? На самом деле есть, и немало - огромный спальный район Аннинлинн в южной части заречья: думаю, процентов 30 населения города он вполне может вмещать. Его массивы я несколько раз видел из окна автобуса, но удачных кадров не получилось. Скажу лишь, что Таллинский квартал Славутича (а этот город примечателен тем, что в нём каждая ССР строила по кварталу) на фото 40-41 на самом деле Тартусский - характерные ребристые жёлтые панельки не спутаешь ни с чем.

На этом и закончу рассказ о Тарту. Весьма своеобразный город, но лучше всё-таки сюда приезжать в студенческий сезон.

А вот ещё какая-то непонятная, но явно историческая штука где-то в окрестных полях - из 5 дней в Тарту ни один я не провёл в городе целиком, делая вылазки в Валгу, Муствеэ и Калласте, Королевство Сето, Выру с окрестностями и Вильянди.

49.


Но про Валгу я уже рассказал, так что в следующей части - Муствеэ и Калласте, островки старообрядчества на берегу Чудского озера.

ЮЖНАЯ ЭСТОНИЯ
Валга и Валка.
Тарту. Тоонемяги (Домберг, Домская горка).
Тарту. Университет.
Тарту. Старый город.
Тарту. Новый город.
Трату. Предместья.
Муствеэ и Калласте. Старообрядческое Причудье.
Сетумаа. Деревни, часовни, чудская ладья.
Сетумаа. Сето-Фолк.
Выру.
Вырумаа. Дальний угол Эстонии.
Веси Южной Эстонии.
Вильянди.
Край Мульгимаа.
Лавассааре. Эстонская "кукушка".
Пярну. Старый город.
Пярну. Морская слобода.
Пярну. Река и заречье.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", "Молох", "Немецкая мелодия", "Черта оседлости", Эстония, деревянное, дорожное
Subscribe
promo varandej march 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments