varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Вырумаа. Часть 1: уездный город Выру



Моё путешествие по Эстонии началось с земли Вирумаа - это там показанные в начале серии Нарва и Кохтла-Ярве, северо-восточный угол страны. Ну а юго-восточный угол - соответственно, Вырумаа. Вроде бы, это просто совпадение, но совпадение очень красивое, и даже разницу в одну букву хочется списать на "вырусский диалект", реликт языка племени уганди, очень сильно обособленный от эстонского языка. На вырусским диалекте говорят и православные сето, деревням и национальному празднику которых были посвящены две прошлые части.

О Вырумаа - тоже в двух частях: во второй - о весях глубинки, а в первой погуляем по собственно Выру или на местном наречии Выро - тихому уездному городу (12 тыс. жителей), искуственно созданному в 1784-м. На заглавном кадре - флаг Вырумаа у главной официальной достопримечательности - музея Крейцвальда и соответственно Калевипоэга.

Откровенно говоря, изначально Выру даже не входил в мои планы - меня интересовали некоторые достопримечательности в окрестностях, а кроме того, здесь меня должен был подобраться Саша altsirlin на машине, выехавший в то же утро из Таллина - предстоял вояж по мелким весям Южной Эстонии. На самостоятельный осмотр мне оставалась только Вастселийна, и обнаружив, что ближайший автобус туда лишь через три часа, я отправился гулять по Выро. Автовокзал, возможно, ещё советский, очень стильно обшит досками, а на другом конце города, куда я не дошёл, есть и красивая станция с деревяным вокзалом (1889):

2.


Однако почти сразу случился конфуз - направившись к мостику через речку Корели (вот уж паннугрофинское название!) по кратчайшей прямой, я внезапно провалился ногой в болото, а потому первые полчаса в городе занимался тем, что сидел на солнышке да сушил хотя бы носок, созерцая такой вот пейзаж с покосившимся купеческим амбаром:

3.


И кажется первое, что тут бросается в глаза - ощущение искуственности. Просто в 1783 году северо-восточный угол Лифляндской губернии решили выделить в отдельный уезд, для чего год спустя выкупили небольшую мызы Верро, повысили её до уездного города, поселили чиновников и пригласили селиться всех остальных. Подобными искусственными городками чрезвычайно богата историческая Новороссия, собственно они почти все там возникли так и в те же годы, даже минуя стадию поместья, а вот в старой и обжитой Остзейщине случай нечастный, и тем в общем-то интересный.

4.


Ближайшем аналогом я бы назван прусский Гумбинен, ныне калининградский Гусев, такое же искусственное образование среди обжитой со Средних веков земли - но там масштаб явно больше, Верро же представлял собой глухую провинцию, самый маленький город Лифляндской губернии (4,1 тыс. в 1897 году). Обоих, зато, пощадила война:

5.


Между тем, от мостика до центра буквально один квартал:

6.


Центр города - у двух церквей, стоящих, впрочем, не в прямой видимости друг от друга, но буквально в сотне метров по прямой. Они разных вер, но обе - Екатерининские, обеим по 200 с небольшим лет, обе выдержаны в редком для Российской империи (кроме питерских усадеб) стиле рококо. Православная церковь чуть помоложе - освящена в 1806 году:

7.


Лютеранская - в 1793-м, то есть заложили её, видимо, одновременно с учреждением города:

8.


У православной церкви - такая вот странная часовенка во дворе. Прежде случалось видеть подобное на Украине и в Молдавии, а вот в России как-то ни разу, что в общем и немудрено - церковь принадлежит Константинопольскому патриархату:

9.


У кирхи же мрачный чёрный памятник - я было подумал, жертвам репрессий или депортаций, но как оказалось при ближайшем рассмотрении - погибшним в кораблекрушении парома "Эстония" (1994), о том, что здесь эти памятники что-то вроде наших "чёрных тюльпанов", я писал уже не раз. А Выру в той катастрофе потерял своих лучших людей - пассажирами того злополучного реса была в том числе местная делегация в шведский город-побратим Ландскрона.

10.


Между двух Екатерининских храмов - впечатляющая межвоенка, в том числе полудеревянное пожарное депо:

11.


За церковью - скверик с "эстонской башней" (здесь она близка к эталонной) и очень странным фонтаном-водопадом, который вроде бы тоже памятник:

12.


И здание, которое вполне может быть перестроенным главным домом мызы Верро - он точно сохранился, точно далёк от первоначального облика, явно расположен где-то в районе двух церквей - но точного адреса у меня не было:

13.


Площадь перед кирхой:

14.


С остзейщиной соседствует пятсовщина:

15.


А дальше на юг, к озеру Тамула, ведёт Екатерининская аллея с памятником императрице. Всё бы ничего... но это ведь явный новодел, а находимся мы в стране, которую у нас принято считать оплотом русофобии. Для меня один этот памятник в маленьком городке "для своих", пусть и недалеко от нашей границы, красноречивее любой пропаганды. Екатерина II в Выру считается основательницей города, но при большом желании "дистанцироваться от империи" можно было бы откопать и какого-нибудь барона, владевшего Веррской мызой ранее.... вот только ни к чему эстонцам такое позёрство.

16.


Здание рядом с Катериной делят краеведческий музей и спортшкола:

17.


А улица Крейцвальда, перпендикулярная Екатерининской аллеее - самая красивая и целостная из буквально нескольких улиц Старого Верро:

18.


19.


20.


21.


На ней - и тот самый музей Крейцвальда, снаружи почти не выделяющийся в застройке улицы... но за воротами обнаруживается симпатичный двор:

22.


Фридрих Крейцвальд был одним из "отцов" эстонского Пробуждения, как и многие его соратники - фольклорист. Вернее, всё вышло несколько сложнее - он родился крепостным крестьянином в деревне под Везенбергом (Раквере), его отец за год до отмены крепостного права (1815) получил вольную, а Фридрих сумел закончить школу в Ревеле и даже поступить на медицинский факультет Дерптского университета. В Верро он был назначен городским врачём, и проработал в этой должности 44 года (!), а параллельно собирал фольклор по окрестным деревням, писал стихи, ставшие началом литературного эстонского языка, и скомпановал в итоге из народных песен в своей литературной обработке "Калевипоэг" - национальный эпос.Последний мне был знаком с детства - в нашей пермской квартире валялась книга с детской вресией эпоса, сокращённой и очень красиво иллюстрированной, и это был, кажется, первый увиденный мной эпос после русских былин. Он хорошо мне запомнился и своей мрачновато-таинственной атмосферой, и финалом - нашествием Железных Людей, в которых сложно не разглядеть крестоносцев. За последние два года я видел ещё два эпоса - латышский "Лачплесис" (где, впрочем, авторского 19 века больше, чем фольклоного) и киргизский "Манас", но "Калевипоэга" от них отличает очень хороший перевод на русский. В общем, я зашёл в музей:

23.


Тут всё оказалось очень "наше", старое доброе районно-краеведческое - нереновированные залы со скрипучими лакированными полами; слегка растерянные пожилые смотрительницы, хранящие вверенные культурные ценности с благоговением жриц и скучающие в отсутствии посетителей. В общем, хотя я заплатил просто за вход, мне провели хорошую экскурсию (причём на русском почти без акцента) и уговорили купить ещё советского издания книжку с полным крейцвальдовским текстом "Калевипоэга" за 5 евро.

24.


В усадьбе два жилых дома - один (на кадре №22 слева) построен вместе с городом и Крейцвальду достался вместе с должностью, другой Фридрих выстроил для своей семьи в 1840-е годы. Умер он в 1882 году уважаемым человеком, "Калевипоэг" ещё при жизни издавали и переводили на русский и немецкий, а в 1860-м Академия наук даже присудила эстонскому подвижнику Демидовскую премию. Интерьерная экспозиция - в основном в старом доме, но там почему-то не разрешают снимать, поэтому тайком сделал буквально пару кадров - стол на кадре выше и кусок старых обоев с какими-то хозяйскими надписями. Музей, кстати, хотя начал создаваться ещё при I республике, открылся в 1941-м

25.


Соседский двор - уже не музейный:

26.


В хозпостройках - традиционный уже крестьянский быт:

27.


Комната вроде той, где Крейцвальд мог родиться, и уж точно - вроде тех, где он беседовал с крестьянами, записывая сказания:

28.


Вот проводили мне экскурсию, проводили - а я взял да почти всё забыл...

29.


Зато "Калевипоэга" оказалось намного интереснее перечитывать, зная историю и географию - у эпоса потрясающая привязка к карте... собственно, карта тут тоже есть, и по клику откроется целиком.

29а.


Таллинский Вышгород считается курганом старого Калева - отца героя, чьё имя и на русский-то в 19 веке переводили как Калевич. В Муствеэ я уже показывал, совершенно вскользь, камень из Калевипоэговой пращи. Всякие курганы, валуны, ложа (а эпизоды богатырского сна, прямо сказать, там впечатляющие!) в общем-то нормальный элемент эстонской топонимики. Калев и Линда (мать) - популярные в стране имена и бренды. Калевипоэг ходил в Финляндию к кузнецу Железной Лапы, у которого обрёл Короля Мечей; ходил за Чудское озеро в Псков, откуда вернулся с гигантским грузом досок для строительства Калевалинна (Колывань, то есть Таллин); сделал серебярный корабль и ходил на нём искать по навету ворона-обманщика Край Земли, посетив Лапландию, Остров Искр (Исландию), некую тучную землю, где всё само родится (Америку?) и мрачный холодный берег людей о пёсьих головах (Гренландия?)... в общем, не скучал.

30.


Интересна и гибель Калевипоэга - под конец, победив всех своих хтонических врагов вроде чёрта Рогатого, он столкнулся с нашествием вполне реальных армий - Железных Людей (приближение которых смутно читается как минимум с середины книги), поляков и татар, и дальше в череде выигранных битв гибнут его друзья Сулев, Алев и Олев, и как-то сам не заметив как, Калевипоэг вдруг понимает, что земля вокруг уже не принадлежит его народу, уходит в затворничество, периодически прогоняя немцев, а затем бредёт куда-то вдаль и наконец погибает от того самого Короля Мечей - по дороге с досками он повздорил с местным колдуном (описанным как мерзейшее существо), и колдун ночью сумел заговорить его меч, украсть да уронить в реку; магия меча была безнадёжно испорчена, он отказался возвращаться в руки Калевипоэга, и богатырь заповедовал мечу послужить тому, кто будет сильнее него самого, а если в эту воду войдёт кто-то, кто им ранее владел (то есть тот колдун и сам Калевич) - отсечь ему ноги... что в итоге и прозошло в самом конце. Ну а боги Таары, именем которой Калевипоэг творил свои подвиги, обошлись с ним на том свете несправедливо - приставили сторожить врата ада, замуровав руку в скале. Но:

Если разом все лучины
С двух концов воспламенятся
Пламя высвободит руку
Из гранитного зажима
И тогда Калевипоэг
В дом отцовский возвратится,
Счастья созидать потомкам,
Прославлять страну родную
...

Но вот что этот образ означает - "все лучины с двух концов воспламенятся" - для меня так и осталось загадкой что в детстве, что сейчас. А иллюстрации из той книжки в этом музее тоже есть:

31.


И в общем нравится мне Калевипоэг как образ - не угрюмая глыба, как Илья Муромец; не герой без страха и упрёка, как Лачплесис; не полководец и не вождь, как Манас и Семетей, а такой "свой парень", практически Иван Царевич, наделённый силой Ильи Муромца.
Чуть поодаль памятник Крейцвальду (1926), конечно же от Амандуса Адамсона, скульптора из Палдиски, создателя памятника броненосцу "Русалка" в Таллине и Затопленным кораблям в Севастополе.

32.


Собственно, памятник стоит в сквере на озере Тамула, к ухоженному берегу которого я и вышел. Пляж ещё не просох от дождей. А те бугры вдалеке - это самое высокое место Прибалтики, высочайший холм Суур-Мунамяги (318м) я ещё покажу в следующей части, но вроде бы непосредственно отсюда он не виден за соседними холмами сопоставимой высоты.

33.


Причал, спасательная станция, внушительных размеров многоэтажки:

34.


Вдали мостик через протоку, соедяющую озеро Тамула с рекой Выханду - той самой, на которой я начинал рассказ о Королевстве Сето. Вернее, даже не с самой Выханду, а с более крупным озером Вигула, к берегу которого ведёт и дорога через этот мостик:

35.


Вообще, этой "обыкновенностью", положением в углу страны и ухоженностью озёрной набережной Выру больше всего мне напомнил литовский Зарасай:

36.


Ещё один памятник эпического вида:

37.


Да напоследок - портреты уток:

38.


В следующей части - об окрестностях Выру. Угол тут пусть и дальний, но весьма интересный!

ЮЖНАЯ ЭСТОНИЯ
Валга и Валка.
Тарту. Тоонемяги (Домберг, Домская горка).
Тарту. Университет.
Тарту. Старый город.
Тарту. Новый город.
Тарту. Предместья.
Муствеэ и Калласте. Старообрядческое Причудье.
Сетумаа. Деревни, часовни, чудская ладья.
Сетумаа. Сето-Фолк.
Выру.
Вырумаа. Дальний угол Эстонии.
Веси Южной Эстонии.
Вильянди. От автовокзала в Старый город.
Вильянди. От озера до Феллинского замка.
Мульгимаа.
Лавассааре. Эстонская "кукушка".
Пярну. Старый город.
Пярну. Морская слобода.
Пярну. Река и заречье.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", Эстония, деревянное, дорожное, литература, этнография
Subscribe
promo varandej march 27, 01:24 38
Buy for 500 tokens
В этом году я часто пишу о планах. Потому что в этом году они меняются часто и непредсказуемо, как не менялись уже давно. Вот например этой самой ночью я должен был ехать на юг, в Краснодар, Армавир, Ростов-на-Дону и на Апшеронскую узкоколейку. Даже слоган для поездки сочинил: "От Апшерона…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments