varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Пярну. Часть 2: от курорта до завода



Показанный в прошлой части Старый город в Пярну окружают, вы только не удивляйтесь, предместья. Признаться, эта система уже примелькалась и мне самому, но только никак иначе старинные города устроены не бывают - только где-то предместья называются слободами, а где-то махаллями... В Пярну они хотя бы достаточно разнообразны: курорт, колоритная Морская слобода и рабочий посёлок бывшей целлюзлозной фабрики Вальдгоф.

...Рано утром, ещё не вполне просохнув от дождливой вечерней прогулки, я покинул общагу хостел и через Таллинские ворота направился к морю. Центр Пярну расположен по сути дела на стрелке реки и моря, и в его приречной части - Старый город, ну а в приморской - курорт, первые купальни которого открылись в 1837-м году, через пару лет после упразднения крепости. Вообще, хотя "русские курорты" ассоциируются с Чёрным морем, пришло это веяние к нам именно с дождливой и ветреной Балтики, где сказывались прогрессивность немцев и близость огромного и богатого Петербурга. Создание курортов в начале 19 века шло примерно параллельно в Риге-Юрмале, Ревеле (Кадриорг), Гапсале, и более того - в Кранце и Раушене по ту сторону границы. В советское время эстонские курорты традиционно отличались от латвийских своей тишиной и интеллигентностью, говорят, их особенно любили евреи - в Пярну больше московские и украинские, а в Усть-Нарве - ленинградские. Здесь же, правда за городом, была дача генсека Андропова. В нынешний Пярну, по словам Каца, зачастили итальянцы, которых привлекает прохлада, сырость и белокурые девы. Курортная часть Пярну вполне типична для Прибалтики - скромные деревянные вилы, и только вместо сосен - липы:

2.


Среди них настоящим дворцом смотрится вилла "Амменде" (1905), не потерявшаяся бы даже на проспекте Айвазовского в Феодосии.

3.


В межвоенное время в ней устроили казино (и в данном случае вовсе не офицерский или дворянский клуб, а то, что называют этим словом ныне), в советское время - процедурное отделение санатория, ныне - ресторан и гостиницу:

4.


5.


А там рукой подать и до собственно курорта. Конечно же, тут есть курзал (1903), где в те времена устраивались культурные программы для скучающих курортников - причём курзалы характерны именно для Балтики, в Крыму я их не припоминаю.

6.


Большинство зданий пярнусского курорта строил уже в 1930-е годы архитектор Олев Сиимаа, которому тут посвящён отдельный стенд с картой построек. Например, летняя сцена (1939):

7.


Грязелечебница (1927) - как и Гапсаль, Пернов был не только пляжным, но и грязевым курортом:

8.


Что интересно, грязелечебница стояла заброшенной с советских времён и в порядок её привели буквально за неделю до моего приезда:

8а.


Напротив сцены - памятник композитору Раймонду Валгре:

9.


У торца грязелечебницы - довоенный туринфоцентр (1939) всё того же Олева Сиимаа, ныне банальное кафе, которое возможно держит кто-то из тех самых итальянцев:

10.


Так я вышел на туманный мокрый пляж, и разумеется был на нём единственным человеком. Горка-слон в воде - реплика ещё довоенной, и, как белый медведь в Хаапсалу, служила символом курорта:

11.


Пляжный дом (1939) - точно не знаю, для чего он использовался, может кафе, может дирекция пляжа:

12.


Рядом - отель "Раннахуоне" (1937-39), считающийся иногда едва ли не шедевром архитектуры I республики... как, кстати, и отель в юрмальском Кемери для Латвии.

13.


Какие-то явно курортные заброшки по соседству. Без заброшек на постсоветском курорте никуда:

14.


И в общем, во всей этой сырости и мозгле не понятно, зачем вообще отдыхают на Балтике... но я помню, как хорошо бывает на этих пляжах в солнечную погоду по Вентспилсу и Лиепае - мелкая и почти пресная Балтика прогревается быстро, мелкий песочек мягок и не слишком липнет к мокрой коже, а солнце тут мягкое, сиди себе под ним часами... В прошлогодней Латвии мне с погодой везло гораздо больше, чем в Эстонии - так за все 20 дней путешествия и не искупался ни разу. Говорят, у эстонцев по-немецки лояльное отношение к натуризму, нет специализированных нудистских пляжей, а обнажённые купальщики не редкость на пляжах обычных. Впрочем, впереди меня ждал Крым...

15.


Туманные виллы курортного Пярну:

16.


17.


18.


19.


Среди которых, на улице Аули, можно набрести на такие вот явно не курортные домики... Это так называемая Морская слобода (официально называлась Рижский форштадт) - с середины 18 века за крепостными бастионами давали землю служащим Балтийского флота, и фактически именно они создали задел для курорта, просто открывшегося миру с упразднением крепости:

20.


Судя по размеру домиков, земля тут могла выделяться и нижним чинам, и матросам:

21.


Здесь же вдруг и пара сталинок:

22.


Морская слобода обнимает Старый город с юга и востока, и фактически разбита на две части районом нынешнего автовокзала. Вот Рыцарская площадь (Рюйтли), куда приводит главная в Старом городе одноимённая улица - у левого торца этого банковского здания (1939-40) стоит тот самый паровоз-памятник у деревянного автовокзала, а с обратной стороны - автовозкальная площадь, уже показанные в прошлой части. Само здание было банком всю свою историю, хотя вывеска и менялось:

23.


А в центре площади одиноко стоит Балкон, С Которого Была Провозглашена Независимость Эстонии:

24.


Он принадолежал театр "Эндла", открытому в 1911 году и в чём-то похожему на тартусский "Ванемуйне" (см. в этом посте) - необычайно прогрессивная архитектура на грани конструктивизма и разрушение в войну. Вернее, театр в 1944-м просто сгорел, а доломали его только в 1961-м, построив новое здание в другом месте - в общем, это сильно похоже на попытку стереть память о главном в его истории акте, произошедшем не на сцене, а на хорошо заметном с этого ракурса балконе - отсюда 23 февраля 1918 года быа объявлена независимость Эстонской республики (а дом, где её подтвердили мирным договором спустя пару лет войны, я уже показывал в Тарту). Воссоздавать целый театр (тем более для этого пришлось бы снести гостиницу) сочли не целесообразным, ограничившись репликой балкона.

24а.


Так что перейдём пока что местные Пикк и Лай (Длинную и Широкую), сливающиеся в Рижскую улицу - между ними стоят самые дальние от моря, но также весьма красивые виллы:

25.


А дальше снова начинается Морская слобода, её основная часть - один из самых колоритных в Эстонии деревянных районов, по мне так достойный таллинской Каламая, тартусских Супилинна и Карловы... В ней же, как нетрудно догадаться, снят и заглавный кадр:

26.


27.


28.


29.


Одно из самых колоритных зданий слободы - деревянная казарма 18 века:

30.


В центре всей этой системы - огромное здание (1910), похожее больше всего на немецкую гимназию начала ХХ века:

31.


Но со двора подмеченный (для всей Российской империи) ещё Чеховым в "Палате №6" окаянный вид выдаёт в ней больницу:

32.


Здесь же кирха, переделанная с упразднением крепости (в 1830-е) из капеллы Морского лазарета екатерининских времён:

33.


Напротив - и вовсе тюрьма, причём единственная в Эстонии построенная до революции изначально для этих целей. Собственно, сюда тюрьму перевели в 1895-м из Красной башни, откуда заключённые бегали с завидной регулярностью:

34.


В общем, страшно глухой угол, о котором вряд ли знают даже те, кто отдыхает в Пярну каждый год. И я бы не узнал, кабы не  "смс-путеводитель" от Josef Kats. При этом Морская слобода - едва ли не самый запущенный городской район, что я видел в Эстонии. Из её ветхих закоулков я вышел на Рижское шоссе - длинное, широкое и ведущее к самой окраине, основному въезду в город:

35.


Ворота православного Старого кладбища:

36.


У изгороди - небольшой памятник жертвам Великой Отечественной. Пярну - "русский остров" за пределами двух уездов Вирумаа и Таллина с окрестностями, неэстонцев здесь около 20% населения и мой ломанный английский периодически натыкался на устало-понимающее "Можно по-русски!". Кстати, это роднит Пярну с другими портовыми городами Прибалтики - Вентспилсом, Лиепаей, Клайпедой...

37.


Ветхий двор за подворотней:

38.


Тут скорее что-то вроде мастерской или небольшой мануфактурки с пристроенным общежитием:

39.


А дальше и на другой стороне шоссе промарх начинается более капитальный:

40.


Это остатки целлюлозной мануфактуры "Вальдгоф" (1900), крупнейшей в Российской империи в своём профиле. Целлюлозно-бумажное производство к нам вообще просочилось из Германии (даром что крупнейший в кайзеровской империи ЦБК работал в Тильзите/Советске) и развивалось в основном в Остзейщине - свои целлюлозные заводы ещё до революции были и в Риге, и даже в Юрмале. Честно говоря, идея соседства такого производства с курортом мне видится сомнительной, ибо целлюлозное производство из всех существующих самое вонючее, а масштаб на Вальдгофе был почти советский:

40а.


Впрочем, воздух она портила недолго - в 1915 году местный то ли градоначальник, то ли военный комендант запаниковал, что немцы идут, и вместо того чтобы выброситься из окна, как тот американец, сбежал в Петербург, велев взорвать фабрику, станцию и порт, а учитывая, что немцы сюда пошли лишь через три года, в Петербурге паникёра повесили. Вообще, вспоминая такой же паническое сожжение Рижских форштадтов в 1812-м году или сдачу ещё вполне боеспособной Ковенской крепости, я начинаю подозревать, что царских военный комендант в Остзейских губерниях был обязан перед назначением сдать письменный экзамен на трусость и идиотизм.

41.


Здания, которые можно принять за фабричные корпуса - на самом деле всего лишь казармы военного городка, построенного поближе к фабрике в том числе на случай оперативного подавления пролетарских волнений:

42.


Это не заводоуправление, а офицерские казармы:

43.


А была у фабрики и своя железнодорожная станция:

43а.


И свой рабочий посёлок:

44а.


От которого даже осталась пара деревянных казарм:

44.


Но в основном этот район ныне выглядит так:

45.


Напротив - уже лютеранское Поселковое кладбище (Алеви), основанное в 1771 году и ставшее с годами одним из самых представительных в Эстонии:

46.


Например, там покоится Амандус Адамсон (хотя умер он в родном Палдиски). Ещё тут есть очень красивые барочные часовни, достойные львовского Лычакова; крошечное еврейское кладбище со старейшим в Эстонии иудейскими надгробьями; символическая могила кроны, которую похоронили при переходе на евро... но я обо всём этом узнал лишь по возвращении, и в густой зелени кладбища толком ничего и не нашёл:

47.


Только у входа увидел потрясающе красивый памятник погибшим в Освободительной войне, поставленный в 1923-м году, снесённый при Советах и воссозданный в 2003-м. Едва ли не лучший в стране в своём жанре:

48.


49.


49а.


Ещё существенно дальше Рижское шоссе привёл бы на вокзал - с 1972 года, когда железную дорогу перешили на широкую колею, отрубив две станции (Вальдгоф и собственно Пярну близ нынешнего автовокзала) он расположен на далёкой окраине, но ничего интересного там сейчас нет, с реконструкцией железных дорог Пярну был понижен до "остановочного пункта", а позднесоветский вокзальчик снесли.

В следующей части, последней в южно-эстонском блоке - про настоящий Старый город, Заречье и берега реки Пярну.

ЮЖНАЯ ЭСТОНИЯ
Валга и Валка.
Тарту. Тоонемяги (Домберг, Домская горка).
Тарту. Университет.
Тарту. Старый город.
Тарту. Новый город.
Тарту. Предместья.
Муствеэ и Калласте. Старообрядческое Причудье.
Сетумаа. Деревни, часовни, чудская ладья.
Сетумаа. Сето-Фолк.
Выру.
Вырумаа. Дальний угол Эстонии.
Веси Южной Эстонии.
Вильянди.
Мульгимаа.
Лавассааре. Эстонская "кукушка".
Пярну. Старый город.
Пярну. Морская слобода.
Пярну. Река и заречье.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", "Молох", "Немецкая мелодия", "Черта оседлости", Эстония, деревянное, дорожное, курортное
Subscribe
promo varandej july 22, 10:45 27
Buy for 500 tokens
Писать о враждующих странах нелегко: одну похвалишь - в другой наживёшь врагов. Поэтому раз уж сказал "А" - говори и другое "А": в мае посетив Азербайджан, в сентябре я собираюсь в Армению. Чтобы в итоге видеть целую картину обеих стран, да ещё и Карабах раздора. И только…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments