varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Калязин. Часть 1: затопленное



В последних числах сентября ушедшего года мы с sasha_kalkaev ездили посмотреть на "всплывшую" Мологу, и хотя последнее нам не удалось, мы неплохо покатались по красивой и скорбной среднерусской стороне, о чём и расскажу в ближайших полутора десятках постов.

Первым пунктом был расположенный на востоке Тверской области в двух с половиной сотнях километров от Москвы Калязин (13 тысяч жителей) - его, в отличие от Мологи, затопило лишь наполовину, а белая колокольня посреди воды - один из самых известных среднерусских образов... О Калязине расскажу в двух частях, разделённых кромкой воды.

Калязин образовался в 1699 году слиянием двух старинных слобод, разбогатевших на волжской торговле - здесь к великой реке выходил путь из Москвы и Владимира. На правом берегу Волги близ устья речки Жабня стоял новгородский погост Никола-на-Жабне, по сути дела фактория купцов Новгородской республики у города Кснятин, заложенного в 1134 году Юрием Долгоруким на краю, соответственно, владимиро-суздальских владений. Напротив, за Волгой, с 1434 года известен Троицкий Калязинский монастырь, основанный иноком Макарием (в миру Матвей Кожин) из соседнего Кашина. По легенде, владевший землями, в которых он выкопал келью, боярин Иван Коляга решил непрошенного гостя тихонечко порешить, но на его родных напала какая-то хворь, и задумавший пойти к монаху с ножом боярин пришёл к нему с мольбой о помощи, а когда мольба его была услышана и хворь отступила - пожертвовал большую сумму на строительство монастыря (по другой версии, Иван Каляга просто ушёл в монастырь, пожертвовав ему и свои богатства, после того как от болезни умера вся его семья). Уже к середине века монастырь был одним из крупнейших на Волге, а разросшееся поселением при нём стало называться Калязинской слободой. Единый город из двух слобод (а также предместья Свистуха за Жабней) образовался, как уже говорилось, в 1699 году, а с 1775-го стал центром уезда Тверской губернии. И в общем тут текла тихая жизнь классического Города N из прозы Гоголя и Чехова, население весь 19-й век колебалось в районе 4-7 тысяч, советская власть пришла относительно тихо, а самый крутой поворот истории Калязина наступил в 1939-40 годах, когда была пущена Угличская ГЭС и началось заполнение водохранилища, поглотившего даже не то чтобы большую, а лучшую часть старого города:

2.


Улица Карла Маркса (бывшая Московская, по которой мы и въехали в город не сворачивая) уходит прямо в воду. У начала её последнего квартала - памятник Макарию Калязинскому, впереди уже просматривается главный символ города:

3.


Застройка улицы красивая и целостная - видно, что она тут была главной:

4.


А колокольня (1796-1800) принадлежала стоявшему на главной площади Никольскому собору - "потомку" новгородской Николы-на-Жабне, торг у которой так и существовал все восемь веков, пережив и сам разорённый монголами Кснятин (ныне село Скнятино близ города). В плохом качестве - лучший вид обеих бывших слобод, ближе Никольский собор, дальше Троицкий монастырь:

4а.


Фактически, на стрелке Жабни был целый храмовый комплекс: собственно пятиглавый Никольский собор (1694) на Волге, зимняя церковь Иоанна Предтечи (1792, явно перестраивалась в 19 веке) с огромным куполом на Жабне и колокольня посредине. Вид с Жабни:

5.


Вид с Волги, вернее - набережной:

5а.


А вот она затоплена обыкновенным паводком:

5б.


Но набережная располагалась ЗА колокольней, а до колокольни от нынешнего берега метров двести... Кстати, весной-2014 я пропустил ещё одно уникальное событие - Волга на пару недель обмелела так, что до колокольни можно было дойти пешком, по дну, покрытому обломками кирпичей, под которым даже сохранились кое-где подвалы затопленных домов.

6.


А вот за Жабней бережёк повыше, поэтому Свистуха от затопления практически не пострадала. Обратите внимание, как чисто по-русски подбочинился лодочник:

7.


Между тем, из крайнего дома с кадра №4 вышел мужичок, и поинтересовался, не хотим ли мы на лодке покататься. На выбор три маршрута, по 500 (только до колокольни и обратно), 1000 (вокруг Монастырских островов) и 1500 (по всем окрестностям в поле зрения) рублей за лодку, и хотя цена явно казалась завышенной, само предложение мы сочли интересным. "А скидку сделаете?" - поинтересовался Саша, на что мужичёк ответил: "Сейчас капитана позову, с ним и договоритесь!". Капитан впечатлил... вернее, впечатлила: крепкая коротко стриженная женщина с загорелым лицом и белыми волосами, такая форменная воительница из голливудского кино, но при этом с мягким и мелодичным голосом и достаточным знанием истории, чтобы проводить экскурсию. Такому капитану, мы решили, грех отказывать, однако скидку она всё-таки нам сделала - скатались за 800 рублей на двоих.

8.


Конечно, со времён моего детства культура вождения маломерных плавсредств сделала огромный шаг вперёд. Я помню те времена, когда лодочник сидел около своего "Вихря" или "Ветерка" на корме, вручную его заводя и рукой поворачивая, сейчас же регулярно вижу лодки, устроенный совсем как машины - рулевое колесо, рычаг для контроля скоростей (не помню, как он называется в машине), даже приборная панелья небольшая... Нам выдали курточки и спасжилеты, и я принял вот такой образ - Непотопляемый Ватник:

9.


Едем по бывшему городу:

10.


Каких-то сто лет назад тут было примерно так:

10а.


Проходим устье Жабни. Раньше через речку ходил паром, который базировался с Никольской стороны, а жители заречья подходили к берегу и вызывали его свистом - отсюда народное название Свистуха. Ныне там двойной мост с бетонными фермами, построенный видимо в 1937 году с железной дорогой Калязин-Углич:

11.


Выходим в естественное русло Волги - в нём раньше и 500 метров не было, а теперь река шириной добрых 2 километра. На Свистухе - Богоявленская церковь (1781), с 1920 года занятая краеведческим музеем - туда мы ещё заглянем.

12.


Волга делает здесь крутой поворот, и Калязинский монастырь стоял напротив и Никольской стороны, и Свистухи. Ныне на его месте - Монастырские острова:

13.


Троицкий Калязинский монастырь, благополучно переживший и Великую Смуту (хотя его и разорили ребята пана Лисовского), и екатерининскую секуляризацию, представлял собой ансамбль вологодского масштаба, немаленького размера (около 700 метров по периметру) и почти целиком 16-17 веков. Стена с полосатыми башнями (1644-48) напомнила мне Спасо-Прилуцкий монастырь:

14а.


А за стеной видны колокольня (1818-22, 60 метров) и церкви (какая где, опознать не могу): Сретенская при Трапезной палате (1525-35), надвратная Макарьевская (1617), Алексеевская при Больничной палате (1655-71), зимняя Успенская (1884), да корпуса - братский (1641), настоятельский и наместнический (1753). В общем, очень солидный ансамбль, и думаю, если бы не затопление, советская власть бы в худшем случае снесла в нём колокольню да устроила какую-нибудь фигню на территории:

14б.


Здесь останавливался Афанасий Никитин, собирал войско Скопин-Шуйский, а в конце 17 века (скорее всего в 1677 году) кто-то написал "Калязинскую челобитную" - образец социальной сатиры, весьма похожий с поправкой на отсутствие сквернословия на современные посты в ЖЖ: пародийная жалоба местных монахов-бездельников, занимающихся в основном распитием пива из ведра, на нового настоятеля, который заставляет их заниматься всякой ерундой типа молитв и хозяйства.
Церкви, рискну предположить, Макарьевская и Сретенская:

14в.


Троицкий собор с пределами Спаса Нерукотворного и Рождества Богородицы в основе 1520-х годов, но был капитально перестроен с 17 веке - не сказать, чтобы оригинальный, но очень достойный образец русского зодчества тех лет:

14г.


Своя церковь была и у мирян за стенами монастырской слободки:

14д.


Всё это было уничтожено старательно и последовательно - все постройки в зоне затопления разрушались до уровня фундамента. Но всё же какие-то фрагменты, в прямом смысле слова осколки былого, удалось сохранить - вот например в калязинском музее им посвящён отдельный зал:

15.


Фрески, фрагменты декора, надгробия монастырского кладбища, изразцы, утварь...

16.


Самый крупный фрагмент - портал Троицкого собора - и вовсе уехал в Москву, где был вделан в стену не менее выдающегося Донского монастыря. Конечно же, мне проще съездить в Калязин, чем на "Шаболовскую", поэтому вот фотография с Паствы:

16а.


Ныне фундаменты обители покоятся на речном дне. На месте одной из башен на Монастырском острове стоит часовня Макария Калязинского (2009):

17.


Наш же путь - к колокольне, наперерез естественному руслу Волги. Ллевее торчит шпиль Вознесенской церкви - ныне главной на Никольской стороне:

18.


Вид с этой же стороны сто лет назад:

18а.


Почему советская власть пощадила колокольню - слышал несколько версий. В принципе, это случай не такой уж редкий, просто большинство торчавших из воды церквей ещё до распада СССР были постепенно разрушены ледоходами. Скорее всего, колокольня осталась в качестве ориентира (ведь собор стоял на берегу Волги у её поворота на 90 градусов), и вдобавок на ней устроили парашютную вышку. До 1980-х годов она торчала прямо из воды - ледоходы тут были послабее, чем на Рыбинке, но всё же понемногу расшатали башню, и "островок" вокруг был насыпан для её защиты. Но есть тут и своя легенда: говорят, когда рушили собор, гигантский колокол (501 пуд, то есть 8,6 тонн) случайно уронили так, что он прошиб все перекрытия да улетел в подвал, где его и оставили - всё равно ж затопит. Но под водой, как гласит та легенда, колокол порой начинал звонить, и звонил конечно же не просто так - например, в ночь на 22 июня 1941 года. Своим звоном он предрёк Сталинград и Курскую дугу, взятие Берлина и уничтожение Хиросимы, Ашхабадское землетрясение и ввод войск в Афганистан... на последнем у властей не выдержали нервы и колокол решили вдобавок к затоплению ещё и похоронить. Ещё, кажется, Солженицын называл эту колокольню аллегорией всей России ХХ века.

19.


Пронзительно высокие колокольни - одна из особенностей Верхней Волги, и Калязинская среди них едва ли не самая верхняя по течению: ниже Рыбинск, Кинешма, Юрьевец и вроде бы не только они... Точно не знаю, к чему относится указанная везде высота 74 метра - всей башне и только её надводной части. Колокольня очень красива и сама по себе, безусловно оставалась бы известной (хотя и не настолько) достопримечательностью и в незатопленном виде. На заднем плане - Богоявленская церковь:

20.


Причаливаем, "капитан" вытягивает лодку на островок. Образ воительницы из американского кино дополняет огромная серьга в одном ухе:

21.


Бережок с осколками кирпичей. Вдали виднеется телескоп местной обсерватории - его в следующей части покажу не вблизи, но без тумана:

22.


В принципе ничего интересного на островке нет. Дверь колокольни заперта, хотя теоретически внутри есть переркрытия и говорят, несколько лет назад наверх ещё можно было подняться:

23.


Но вот такой вид с неё уже не откроется:

23а.


Площадь была как раз вон там, где ныне причал для катеров (лодке же он низковат). Обратите внимание на кромку между пилястров - островок понемногу расползается:

24.


Виды на город:

25.


26.


27.


Колокольня видна с берегов в черте города практически отовсюду, а мимо неё проходят суда:

28.


29.


30.


31.


Два прошлых кадра сняты около Богоявленской церкви:

32.


У входа в музей - несколько пушек, в 17-18 веках у монастыря была даже своя пушкарня:

33.


Фойе... В музее нас встретили две очень доброжелательные и немного растерянные (хотя такое впечатление в этих маленьких городках производит каждый второй) тётушки, одна сопровождала нас в каждом зале, но вопреки канонам жанра "блоггер едет по России", не мешала фотографировать, а напротив - отвечала на все наши вопросы и показывала не вполне очевидные экспонаты.

34.


Спрашивал, не собираются ли передавать здание РПЦ, и смотрительницы ответили, что вообще-то собираются, но сами они только этого и ждут, так как надеются получить новое, более удобное на их взгляд, здание в центре Калязина:

35.


А в целом затоплена в общем-то вся калязинская старина - но не в Волге, а в Реке Времён... Оружие и ключи из монастырских кузниц, макет волжской барки, ходившей отсюда до Петербурга, да всякие вещи из окрестных, так же затопленных усадеб:

36.


Оружейное производство в 18 веке сошло на нет, а вот своими изразцами Калязин славился до самой революции - видимо, всё началось с украшения монастыря (те изразцы я показывал на кадре №16), ну а дальше их стали мастерить на продажу да сбывать на ярмарках:

37а.


Ещё Калязин славился своими кружевами, но впрочем, "свой" промысел имел на Верхней Волге едва ли не каждый городок:

37.


Пожалуй, из всех городов той поездки именно Калязин оставил самое грустное впечатление - такой город-калека с обрубками улиц у воды, местами даже приведёнными в порядок - но всё равно выглядящими как-то неестественно и ущербно:

38.


39.


40.


Но не стоит думать, что от города не осталось уж совсем ничего. В следующей части погуляем по Калязину Непотопляемому:

ВЕРХНЯЯ ВОЛГА. Часть 1: в поисках Мологи.
Обзор двух частей и оглавление.
Калязин. Затопленное.
Калязин. Непотопляемое.
Кашин. В речной петле.
Кашин. Вокруг реки.
Углич. Кремль.
Углич. Город.
Рыбинск. Центр.
Рыбинск. Стрелка и Заречье.
Рыбинск. От вокзала до Сатурна.
Рыбинск. Вокруг ГЭС.
Молога и её поиски.
Пошехонье.
Тутаев. Романов.
Тутаев. Борисоглебск.
Константиновский и Курба.
Tags: "Зона заражения", Среднерусское, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej июнь 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →