varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Рыбинск. Часть 1: центр



Рыбинск - крупный город (194 тысяч жителей, а доходило до 240 тысяч), современностью напоминающий небольшой областной центр типа Пскова или соседней Костромы, а архитектурой - средненький губернский город. В отличие от старинных городков Ярославии типа показанного в прошлых двух частях Углича, это скорее такой филиал Нижнего Поволжья на Верхней Волге, куда больше общего имеющий с Самарой или Саратовом, чем с Тверью или Ярославлем. Дело в том, что Рыбинск стоял в крупнейшем узле речных путей: вниз уходила Большая Волга, широкая и глубокая; вверх - Малая Волга с "переборами", то есть бродами, то есть - мелями во всё русло шириной, а также реки Шексна и Молога, включённые в Мариинский и Тихвинский водные пути на Петербург. Здесь нет княжеской старины - но есть великолепная архитектура Российской империи, куда более цельная, чем в нижневолжских облцентрах (нет денег и спроса, видишь ли, на 30-этажный ЖК "Большая Рыба" на набережной и ТРЦ "Золотая Рыбка" на главной площади), есть многочисленные промарх от старых паровых мельниц до небезызвестного НПО "Сатурн", есть наконец та самая Рыбинская ГЭС, что создала третье по величине озеро в Европе, ныкрывшее целый край...

Двумя постами, как про Калязин, Кашин и Углич, тут не обойтись - будет 4: центр, старые промышленные предместья на Стрелке и за Волгой, советские районы с "Сатурном" и старый вокзал и собственно Рыбинская ГЭС с окрестностями, устроенная чрезвычайно мудрёно. Начнём, разумеется, с центра.

Конечно же, такое место не могло не быть обжитым издавна - ещё в 1071 году упоминается городок Усть-Шексна, стоявший наискось от нынешнего Рыбинска и за Волгой, и за Шексной, причём обстоятельства этого упоминания весьма интересны: здесь воевода Ян Вышатич добил остатки Ростовского восстания, на которое тамошнюю чернь подняли двое "волхвов" - но это были не язычники, а кто-то вроде манихеев или богомилов, учившие, что Дьявол создал тело человека, а Бог - душу, и потому грешная плоть уходит в землю, а душа - на небеса... Разумеется, именно по тем направлениям их в Усть-Шексне и отправили. И хотя городище довольно обширно, а находки в нём попадаются византийские, арабские и скандинавские, всё же более ярких событий в истории Усть-Шексны не было, а исчезла она, видимо, с нашествием монголов. В следующий раз, под 1502 годом, упоминается уже Рыбная слобода, снабжавшая волжской рыбкой московский двор. В 1777 году он была повышена до уездного города Рыбинск Ярославской губернии, а ввод в строй Мариинской и Тихвинской водных систем (1811) и Бологое-Рыбинской железной дороги (1870) ускоряли его рост в геометрической прогрессии... К началу ХХ века Рыбинск был одним из центров фомирования мировых цен на хлеб, а грузооборот его перевалочного порта достигал 1,5 миллионов тонн - это, для сравнения, половина тогдашнего грузооборота Одессы... но только Одесский порт работал круглый год, а Рыбинский - лишь в навигацию, то есть не менее интенсивно. Если постоянное население города было относительно небольшим (25 тыс. человек, хотя для уездника очень прилично), то летом он разрастался до 100 тысяч, из которых немалую часть составляли бурлаки - "бурлацкой столицей" Рыбинск назовут в любом путеводителе... Ко всему этому строились заводы, например крупнейшая в Европе канатная фабрика (1859) или "Русский Рено" (1916), из которого при Советах вырос "Сатурн": как и Самара с Саратовом, купеческий город стал центром машиностроения с уклоном в авиапром и оборонку...
Для начала, хмурым утром полюбуемся на центр Рыбинск из-за Волги: 6-пролётный мост (1953-67, длина 640 метров), Спасо-Преображенский собор с колокольней, Новая и Старая хлебные биржи, длинный корпус рынка и Никольская часовня у начала Стоялой улицы:

2.


С собора и начнём - через Волгу он кажется маленьким, но на самом деле его колокольня высотой 93 метра входит в десятку высочайших колоколен России (кое-где даже проскакивает цифра 116 метров - тогда она уступает лишь Петропавловскому собору в Петербурге):

3.


Причём колокольня - старше: построена в 1797-1804 годах, а в общем-то, приглядевшись, в ней ещё можно заметить екатерининскую пышность, хотя с собором, построенным в 1838-51 годах она смотрится как родная.

4.


А на момент постройки у её подножья стоял скромный и типично ярославский храм Рыбной слободы, построенный в 1654-60 годах на месте пары деревянных церквей (летней Преображенской и зимней Петропавловской). В общем-то, перестроить его собирались одновременно с колокольней, но сделать это можно было только что-то предварительно сломв - или старый собор, или новенький Красный гостиный двор... рыбинское купечество тут же разбилось на две партии "ревнителей" и "прагматиков", спорившие добрых тридцать лет, и в итоге капитализм победил набожность - новый собор воздвигли на месте старого, но лишь через полвека после колокольни.  По известной легенде, это "несостоявшийся Исаакий" - его проект подавался на конкурс главного столичного собора, но насколько это достоверно - судить не берусь. Однако как второстепенный храм он бы безусловно не потерялся и в Петербурге:

5.


Собор как бы открывает исторический центр - ниже него Волгу пересекает мост, продолжащийся крупной улицей Горького, отсекающей Стрелку - самый старый район Рыбинска, ещё в 19 веке ставший промзоной - так что вниз от собора пойдём в следующей части. А вот вверх от собора параллельно Волге уходит Крестовая улица, при Советах разумеется улица Ленина, и историческое название ей вернули лишь в старой части города. В её фасаде на Соборной площади даже не сразу замечаешь хитро вписанный в изогнутый двор Рыбинский драмтеатр, основанный в 1825 году (а любительские спектакли местные дворяне и купцы ставили аж с 1777 года) и в 1865-м давший русской сцене Полину Стрепетову - девочка, в младечнстве подкинутая на крыльцо чете крепостных певицы и гриммёра из приусадебного театра под Нижним Новгородом, в 15 лет дебютировала именно в Рыбинске, куда, впрочем, уже не возвращалась. Театр в 1919-26 назывался "Показательным театром республики", затем Рабочим театром, а вот где он размещался изначально и когда его так хитро втиснули во двор - точно не знаю:

6.


Неподалёку, на углу Преображенского переулка (примечательного одним очень интересным объектом, который я оставлю до рассказа о Мологе) - старейший в Рыбинске (1770-е) дом Поповых (старший Александр прославился как купец, его сын Лаврентий - как городской голова в период бурного роста города), оставшийся от слободы и потому стоящий криво к проложенным через несколько лет после его постройки улицам:

7.


Хотя вообще-то в этой части Рыбинска популярнее эклектика с модерном, как например дом Седова (1901) на другой стороне переулка:

8.


Ну а выходит переулок на Красную площадь через квартал от Соборной. Нетиповой Ильич (1959, а его одежда характерна для начала 1950-х) на постаменте Александра II стоит между двумя Гостиными дворами - справа Красный (1873-77, его предыдущее здание и должны были сломать для строительства собора, если бы "ревнители" победили "прагматиков"), слева Мучной (1790-1830), оба само собой много раз перестраивались, получали какие-то вкрапления, и Красный ныне превратился в обычный квартал, а вот Мучной по сей день использует по назначению. Посредине же "градообразующее предприятие" уездного Рыбинска - Новая Хлебная биржа:

9.


Новая (1912) - потому что рядом есть ещё и Старая (1811), и в паре они хорошо смотрятся через Волгу:

10.


Рыбинская Хлебная биржа в Российской империи была не единственной - свои биржи были в Петербурге, Самаре, а может быть и в других городах. На Рыбинской бирже (которая пончалу была также лоцманской - роль перевалочного пункта сказывалась) в первые полвека дела не задались - объём сделок был не так уж и велик, а заключать их купцы предпочитали с глазу на глаз в какой-нибудь чайной. В 1830-31 годах здание и вовсе заняли уездные суд и управа, что не понравилось спустя десять лет проезжавшему по Волге Николаю I - но вновь открывшаяся биржа всё равно простаивала без дела, а купцы всё равно заключали сделки за самоваром. Наконец, в 1860-м году дело взял в свои руки Николай Журавлёв, местный "владелец заводов, газет, парохов" (причём заводов вроде уже упомянутой канатной фабрики и пароходов, здесь же строившихся - в прямом смысле). Уж не знаю, что он такого на бирже сделал, но оборот её начал расти с огромной скоростью и к началу ХХ века это была крупнейшая хлебная биржа России, а так как на Россию тогда приходилось 2/3 мирового экспорта зерна - в этом скромном здании (хотя, конечно же, не только в нём) определялись мировые цены хлеба.

11.


В 1912-м для биржи выстроили новое здание... да только эпоха сделок и рыночных цен подходила к концу: уже в 1915-м году, по случаю войны, была введена госмонополия на торговлю хлебом, а там и советская власть подошла. Старая биржа при Советах служила речным вокзалом и отделением водной милиции, Новая биржа - административным зданием и больницей, а с 1993 года её занимает музей - зданию бы позавидовали иные крупные города! Да и не только здание - в дни нашей поездки, например, здесь выставлялась приехавшая из Испании выставка Сальвадора Дали, а основу действительно богатой художественной экспозиции составляют ценности из богатых усадеб, попавших в зону затопления Рыбинской ГЭС. Старую биржу вроде бы тоже отдали музею и планируют открыть в ней музей волжского судохоства - а учитывая, сколь необычным было последнее в 17-19 веках, может получиться один из интереснейших транспортных музеев России.

12.


Две биржи, собор да мост, едва ли не красивейший в России - "волжский фасад" Рыбинска прост и почти совершенен:

13.


Что же до специфики волжского судоходства, то главными его особенностями были: огромная длина реки, связывавшей непохожие друг на друга регионы, не слишком быстрое течение, а также то, что "вниз по Волге - Золотая Орда (то есть - колонии и выход в экзотические страны), вверх по Волге - барышни глядят с берега" (то есть столицы и "окна" к развитым странам). Если сплавить что-то по Волге было не проблемой (Иван Грозный в своё время то ли из Углича, то ли из Мышкина сплавил целый разобранный кремль, который собрали на подступах к Казани - ныне это Свияжск), то вытащить обратно - уже целым делом, которое решали кто как мог. Помогало то, что в верховьях Волги - леса, а в низовьях - пустыня, и потому популярны были одноразовые суда, в Царицыне и Астрахани становившиеся стройматериалом и дровами (например, беляны длиной до сотни метров были сами себе грузом). А вот если судно надо было во что бы то ни стало вытащить обратно или просто груз везли из низовий к верховья... Кто-то использовал парус, кто-то - забрасываемые вперёд якоря, которыми судно как бы карабкалось вверх по реке, но всё же до распространения пароходов чаще всего проблему решал волжский бурлак, на этой набережной увековеченный в бронзе ещё в 1977 году:

14.


Честно говоря, я до сих пор не понял, почему тягловой силой использовались не скот, а люди (товарищи из стран чуть западнее подскажут - "потому что вы русские все РАБЫ", но я считаю это категорическим упрощением), и всё же потрёпанные бородатые мужики в тугой бечеве на фоне речного простора - один из самых известных русских образов. Бурлаки работали ватагами (артелями), делились на "коренных" (профессионалов, хорошо знавших реку) и "случайных" (при крепостничестве чаще всего отрабатывавших таким образом долги перед барином), а кроме того, одни тягали бечеву от Астрахани до Рыбинска, а другие - от Рыбинска до Петербурга по водным системам, и условиях их работы заметно между собой отличались. Ватага, если верить тексту, который впервые мне на глаза попался ещё в путеводителе, с которым я сюда ездил в 2003-м, а теперь бродит по сети аки тот одинокий бурлак из песни БГ, состояла из "шишки" или "дядьки" (вожак, хорошо знающий нюансы местности), "кабальных" (которые работали за долги) и "усердных" (которых за труд ждало вознаграждение, и потому кабальных они слегка подгоняли). У них была характерная походка - сильно наклонясь вперёд, как бы падая на лямку бечевы, и шагая одной ногой, затем к ней придвигая другую, причём - синхронно всей ватагой, для чего (а также просто для разрядки) порой пели песни с характерным ритмом (самая известная - "Эй, ухнем!"). Работали бурлаки с рассвета до ночи, преодолевая за день 10-15 километров, а тянула ватага в среднем по полтысячи тонн (грузоподъёмность расшивы - порядка 400)... но при этом не стоит думать, что бурлаки были единственным "двигателем": где позволяла среда - использовались лошади, расшива при попутном ветре шла под парусом, где-то использовался якорь на тросе (который тянули те же бурлаки), а самим впрягаться в бечеву приходилось не то чтобы редко, но всё же только когда других вариантов не было.  Труд это был, конечно, адский (при этом питались бурлаки в основном хлебом, съедая в день до двух килограмм), но и оплачивался неплохо, хороший бурлак на Волге ценился не меньше, чем хороший лоцман. К тому же, не стоит думать, что бурлаки - явление чисто русское, в меньшем масштабе - свои аналоги были и в других странах, в первую очередь в бассейне Рейна, где их можно было увидеть ещё в 1930-е годы... но кажется нигде, кроме России, они не оставили такого отпечатка в культуре. В середине 19 века, накануне распространения пароходов, по Волге, её притокам и каналам ходило до 600 тысяч бурлаков. Примерно вот так:

14а.


Или даже вот так, хотя это была всё-таки редкость, со своими причинами в каждом отдельном случае:

14б.


При этом на Большой Волге бурлачество сошло на нет к концу 19 века, а вот на Мариинской и Тихвинской водных системах, где русла были поуже, а суда полегче, сохранялось до самой революции. Ну а роль Рыбинска как бурлацкой столицы определялась именно его положением - и с низовий Волги расшиву тягали обычно сюда, и водные пути на Петербург начинались отсюда, то есть на этой вот набережной встречались бурлаки разных направлений и специализаций.

15.


Ещё на рыбинской перевалке работали "козельщики" (носили за спиной специальное приспособление, похожее на загнутые к спине козьи рога на раме, куда клали мешки с зерном и другими сыпучими грузами от пристани до станции или другой пристани) и другие разновидность грузчиков, всякие судовые рабочие, и в общем чуть выше Хлебной биржи располагалась стихийная биржа труда, о которой напоминает своим названием начинающаяся у Никольской часовни (1867) Стоялая улица - вдоль неё и стоял, ожидая работодателя, весь этот "проклятьем заклеймённый, голодный, угнетённый люд".

16.


У часовни (а ведь Святой Николай был покровителем моряков и странников, и к труженникам реки его покровительство тоже относилось) была тогда городская переправа. Вдалеке с набережной видно устье Шексны, откуда выглядывает Рыбинская ГЭС:

17.


А на Стоялой сейчас стоят торговцы, причём как видите, тут и местные селяне с грибами из окрестных лесов, и явные гости с юга. За порядком строго смотрит адмирал Ушаков - он родился в небогатой дворянском семье Рыбинского уезда и его служба на воде началась с лесовозного каравана отсюда в Петербург в 1760-м году.

18.


Итак, если от Красной площади до Соборной - Красный гостиный двор, то от Красной до Стоялой - Мучной. Он, как уже говорилось, прекрасно сохранился и используется по назначению, ну а то что мучной двор тут был крупнее всех остальных торговых заведений, вместе взятых, думаю, никого уже не удивляет. В основе его корпуса 18 века, но их нынешний облик 1860-х годов, а углы перстроены в дома:

19.


Под аркой... вам не кажется, что мы на каком-то рынке в старой части Петербурга, скажем Сенном или Сытном? Этот рынок называется Мытным:

20.


Хотя и говорят, что "Рыбинск городок - Петербурга уголок", всё же именно этот двор у меня вызвал большие петербургские ассоциации, чем центральный ансамбль (Новая биржа делает его совершенно московским по духу!).

21.


Увы, таких красивых корпусов, как на крытых рынках Риги (Агенскалнский, Центральный) тут нет - вместо них прозаичный металлический ангар - увы, не знаю, каких лет:

22.


Рыба рыбинская:

23.


Снова выйдем на перекрёсток Крестовой и Стоялой. Часовня слева - подворье Югской Дорофеевой пустыни (1797), ныне затопленной Рыбинским водохранилищем. Всего таких часовен-подворий исчезнувших монастырей тут две - вторая в том самом Преображенском переулке и занята музеем Мологи.

24.


Стоялая улица, вид в сторону Волги. Представьте по обочинам вместо машин бородатый лапотный люд (а себя - в роли судовладельца, собирающегося доставить отсюда в Царицын партию льна, а оттуда в столицу - партию войлока, и нуждающегося в крепких, непьющих и честных мужиках для такого дела).

25.


Собор довлеет над центром Рыбинска - всё же удивительная тут целостность ансамбля:

26.


Одна из боковых улиц. Рыбинск, как видите, довольно обшарпан. При этом сейчас он не выглядит бедным - но в 2003-м представлял собой удручающее зрелище, и скорее всего начал оживать лишь в 2010-х, когда была принята программа перевооружния армии, тут же потянувшая за собой всю оборонку и половину крупного машиностроения - о крутости "Сатурна" я расскажу в других постах... В общем, рыбинцы выглядят довольно зажиточными, но видимо просто ещё не нашлось юбилея, к которому центр привели бы в порядок.

27.


Двор с раритетной надписью:

28.


И завершение Стоялой - самая высокая в России пожарная каланча. Само депо и нижняя круглая часть построены в 1843-м, выше поднималась деревянная башня, сама уничтоженная в начале ХХ века пожаром. Новую каланчу соорудили в 1912 году, и на самом деле в ней "всего-то" 49 метров, хотя на глаз я бы дал все 70, видимо за счёт "перспективной" формы:

29.


Но вернёмся пока на Крестовую - вот тут вполне годная главная улица, оживлённая и ухоженная:

30.


Так сразу и не скажешь - конструктивизм (скорее даже "советский модерн") или стилизация 1980-х:

31.


Снова выйдем на набережную, которая, однако, понемногу отодовигается от Волги, становясь верхней границей приречного парка:

32.


Вернёмся на Крестовую. Вот ТЦ "Центральный" (изначально кинотеатр с тем же названием) - уже вполне себе честный конструктивизм:

33.


Памятник торгового расцвета - усадьба купца Наумова 1830-х годов:

34.


Которую "делает" не столько сам дом или ворота, сколько амбар с 10-колонным портиком - так выпендриться мог только купчина! А может это не выпендрёж, а чисто купеческое уважение к добру (в смысле товару).

35.


Чей туфля?!

36.


Хотя конечно я показываю далеко не всё интересное, что есть на этой улице - тут очень много домиков с красивой архитектурой или интересным прошлым.

37.


Но постепенно приближаются советские кварталы. Там дальше Крестовая вновь станет улицей Ленина, а по её левой стороне на километры потянутся цеха и проходные "Сатурна":

38.


Историческую часть города замыкает похожая на мечеть без минарета Сретенская церковь (1866-73):

39.


До 1930-х годов тут был "тройник" с колокольней и Крестовоздвиженской церковью 1830-х годов, похожей на Преображенский собор в миниатюре (даром что последний моложе). Видимо, название улице также дали по ней:

39а.


А ещё Крестовая удивляет количеством общественного транспорта, в первую очередь троллейбусов, порой едущих наперегонки (конкретно здесь, правда, она уже улица Ленина, что в общем видно). Так было и 11 лет назад: хорошо помню утро такого же хмурого дня (только тогда была весна, а теперь осень) и перспективу улицы, где автобусов и троллейбусов в несколько раз больше, чем частных машин. Сейчас такого, конечно, не увидеть, ибо машин себе люди успели понакупить, а вот троллейбусов если и стало меньше, то не намного.

40.


Другую особенность Рыбинска мы c sasha_kalkaev приметили вечером, когда искали, где бы поужинать - город впечатлил нас (а Саша в этом деле толк знает, так как занимается бизнесом в прилегающей сфере) своими кафе. Не сказать, чтобы в Рыбинске их было много, но во всех, куда мы заходили вплоть до блинной на окраине в другой день, уровень был практически московский во всём, кроме цен, и при этом под вечер не протолкнуться народу. С гостиницами в Рыбинске, напротив, весьма туго (дорогваты и качеством не блещут), так что всё это великолепие рассчитано на местных. Всё же в Рыбинске хорошо работает градообразующий завод, но только это не металлургия или химия, а научно-производственный машиностроительный комплекс, требующий квалифицированных кадров, то есть, зажиточность Рыбинска сочетается с некоторой интеллигентностью, и общепит, рассчитанный не только на кошелёк, но и на хороший вкус посетителей, тут очень наглядный показатель. Хотя конечно Рыбинск - не Дубна, и контингент его улиц не слишком отличается от среднего по России.

41.


Немного кадров с других рыбинских улиц, в первую очередь параллельной Крестовой улицы Радищева, которую открывает ещё одно подворье - на этот раз вполне себе живого Толгского монастыря на окраине Ярославля. Церковь Толгской Богоматери (1893-1903) при Советах была обезглавлена, а не так давно её передали староверам, они же надстроили колоколенку.

42.


Облезлый дом напротив - набрать кадров, представляющих Рыбинск нищей зачуханной дырой, что топоблоггеры успешно повернули в своё время с Омском, в общем-то не проблема:

43.


Немного деталей. Красивых дверей и порталов я в Рыбинске не припомню, зато у многих домов очень богатая лепнина. Правая часть относится к дому с кадра выше, левая - к дому со следующего кадра, а средняя и вовсе на Крестовой:

44.


45.


На другом конце Радищевской - ещё одна старообрядческая церковь: Троицкая моленная (1908-12) беспоповцев Поморского согласия (крупнейшее течение беспоповцев, их же например большинство моленных Латгалии). Была ли в Рыбинске церковь староверов-поповцев - увы, не знаю (в списке храмов, живых и утраченных, не упоминается), а в Угличе я уже упоминал федосеевцев - видимо, это часть Волги исторически была беспоповской вотчиной.

46.


Были в Рыбинске и другие общины, причём скорее сезонные, чем постоянные (по переписи 1897 года нерусского населения тут насчитывалось меньше тысячи человек), что для насквозь русской (несмотря на мерянское прошлое) и православной Верхней Волги совершенно не типично. Вроде бы, польского костёла не было даже в губернском Ярославле, а вот в уездном Рыбинске костёл Святого Сердца Иисуса (1901-10) вполне себе стоит неподалёку от вокзала:

47.


А на улице Чкалова, 47 во дворе притаилась невзрачная синагога (1915), в этих краях ещё более редкая сущность.

48.


Самые известные рыбинские евреи, безусловно, братья Иосиф и Николай Шейнкеры, о которых в некоторых местах пишут как об основателях Голливуда. В 1892 они действительно эмигрировали в Нью-Йорк, и под именами Джозеф и Николас Шенк в начале ХХ века очень удачно оседлали набиравший обороты "золотой век" американского кино: Джозеф был одним из основателей "ХХ Century Fox"  (гигант киноиндустрии возник в 1935 году объединением двух крупных компаний, однуо из которых бывший рыбинец и основал, оставшись директором после и объединения) и по некоторым слухам любовником и покровителем Мэрилин Монро, Николас приложил руку к созданию "Metro Goldwin Mayer" и понастроил кинотеатров у Западного побережья США, но всё же именно к Голливуду в узком смысле слова они не имели практически никакого отношения, и уж тем более не были основателями киноиндустрии США. Дом Шейнкеров в Рыбинске, тем не менее, сохранился всё на той же улице Радищева:

49.


Сумерки в Старом Рыбинске:

50.


Вот ещё подумалось - границы областей при Советах ведь могли пройти совсем иначе. Рыбинск и Кострома расположены симметрично от Ярославля (примерно по 80км), схожи по величине, но Рыбинск даже без областного статуса богаче; "богатая" Ярославская область маленькая, а "бедные" Тверская и Костромская - большие. Думается, половина Ярославской области, этак от Ростова и Тутаева, и "Савёловская глухомань" Тверской области где-нибудь до Бежецка вполне могли бы стать Рыбинской областью (тем более Рыбинская губерния чуть меньшего размера в 1921-23 годах правда была), в то время как Ярославская область охватывала бы в основном нынешнюю территорию Костромской. И думается, при таком раскладе в Рыбинске сейчас было бы тысяч 400 (и ЖК "Большая Рыба" бельмом на городском скайлайне), а в Костроме тысяч 60 и неповторимая цельность "районного городка с губернским центром".

В следующей части - обратная сторона всего этого былого процветания, старопромышленные Стрелка и Заволжье.

ВЕРХНЯЯ ВОЛГА. Часть 1: в поисках Мологи.
Обзор двух частей и оглавление.
Калязин. Затопленное.
Калязин. Непотопляемое.
Кашин. Клобук, или Сердце России.
Кашин. Вокруг реки.
Углич. Кремль.
Углич. Город.
Рыбинск. Центр.
Рыбинск. Стрелка и Заречье.
Рыбинск. От вокзала до Сатурна.
Рыбинск. Вокруг ГЭС.
Молога и её поиски.
Пошехонье.
Тутаев. Романов.
Тутаев. Борисоглебск.
Константиновский и Курба.
Tags: "Молох", "Раскол", "Черта оседлости", Среднерусское, дорожное, рыбацкое, староверы, транспорт
Subscribe
promo varandej июнь 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →