varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Рыбинск. Часть 2: Стрелка и Заволжье



В прошлой части мы осмотрели центр Рыбинска, тянущийся вдоль Волги выше моста. Теперь погуляем по районам ниже моста, причём по обоим берегам великой реки, где сошлись два стратегических товара разных эпох русской истории - хлеб и нефть.

В волжском фасаде Рыбинска 6-пролётный автодорожный мост через Волгу (длина 720м) смотрится как родной, и даже не сразу задумаешься о том, насколько он молод - построен в 1957-63 годах, но на мой субъективный взгляд это красивейший мост России: без каких-то выдающихся особенностей, но потрясающе изящный. Бетонные "пеньки" у начала - устои крана, строившего мост.

2.


За мостом начинается Стрелка - не редкий на Волге, да и не только на Волге, топоним, означающий полуостров у слияния двух рек, столь удобный с незапамятных времён для основания городов. Здесь в Волгу впадает речка Черемуха, и именно на Стрелке начиналась Рыбная слобода, но с ростом города район меж двух рек стал рабочей окраиной. Однако, так как мост был построен в уже сформировавшемся городе, граница проходит всё же чуть ниже, а в первых от моста кварталах - те же классицистические домики под золочёным шпилем Преображенского собора. Запомните жёлтый особнячёк на переднем плане, на углу улицы Фроловской - к его истории мы ещё вернёмся:

3.


Ухоженная набережная продолжается и за мостом. На пристани - кажется, какой-то прогулочный катер. Впереди хлебный порт с зернопроводом от элеваторов за устьем Черемухи и судозавод братьев Нобель за Волгой:

4.


Чуть ближе за Волгой (кадр снят с другой точки) - бывший комбикормовый завод со своими руинами пристани, в основе которого старая паровая мельница (1909-11), точно не знаю, какого купца - подобных мельниц в Рыбинске был десяток и они давали 3/4 его промышленного производства. За деревьями поблёскивает главка Иверской церкви - главного храма Заволжья.

5.


На Стрелке (а здесь, как видите по архитектуре и состоянию зданий, она уже вступила в свои права!) тоже есть мельница купца Ефима Калашникова (1899):

6.


Не самая большая в Рыбинске, она славилась самой качественной мукой, а хозяин порой ездил на международные конференции своей отрасли. Мельница хорошо смотрится из-за Волги, в паре с жёлтеньким банковским зданием, ныне занятым организацией "Карелнеруд" (хотя казалось бы - где Рыбинск, а где Карелия? и уж тем более Пабло Неруда карелом не был). Водонапорная левее трубы - уже за Черёмухой:

7.


В мельнице сейчас какое-то модное место, лофт в обоих смыслах этого слова. На дворе - располовиненное приводное колесо.

8.


А вот на стройку по соседству лучше не заглядывать:

9.


Гранитная набережная потихоньку уходит в забытье:

10.


На дорожке заканчивается асфальт:

11.


В кустах - ещё какой-то промарх:

12.


Его в Рыбинске не сказать, чтобы очень много (всё же фабричным городом он никогда не был), но хватает, и в основном - всё те же мельницы:

13.


Вот и Черемуха (или Черемха) - несмотря на ароматная название, речушка мелкая и столь грязная, что вспоминаешь не столько дерево черемухи, сколько газ "черёмуха". За рекой - элеваторы хлебного порта, сохранявшего актуальность, как видите, и при Советах. Овражек на переднем плане - старое устье Черемухи, а вот "острие" Стрелки впереди уже в прямом смысле слова наносное:

14.


В нынешнем устье Черемухи - остатки бетонных шлюзов, а в более широком смысле - целой гавани для небольших судов, устроенной в 1904 году в этой речке, поближе к мельница и железной дороге. Эти шлюзы - не единственный её элемент, так что подробнее о Черемушинской гавани расскажу позже.

15.


Ещё какие-то постройки хлебного порта:

16.


И собственно нынешняя Стрелка:

17.


Вид на промзону за Черемухой из-за Волги - за элеваторами и зернопродом ещё одна мельница (ныне хлебзавод), кажется самая крупная в городе:

18.


Взгляд назад. Что за голубоватый налёт на камнях - не знаю, но у Черемухи в нём весь берег:

19.


Снова выйдя на асфальт, мы свернули на перпендикулярную Волге, последнюю от моста Введенскую улицу, которая вывела нас к расположенной буквально в углу городской застройки Казанской церкви (1697) - с большим отрывом старейшее здание города, она напоминает о том, откуда пошла Рыбная слобода (хотя Преображенский собор в камне отстроился раньше - ведь до нынешнего здания на его месте стоял каменный храм середины 17 века).

20.


На другом торце стоящей рядом пятиэтажки - загадочная башенка, вроде бы всего лишь церковная ризница 1850-х годов.

21.


Прямо от церковных ворот начинается параллельная набережной Большая Казанская улица, перпендикулярно которой между Введенской и Фроловской отходят к Волге ещё Малая и Средняя Казанские. Ближе к Черемухе - ещё и Гаванская улица, вот собственно и вся стрелка. Дома Большой Казанской по дороге назад - окраина в самом центре города:

22.


23.


24.


25.


Вот и Фроловская, слева направо - типография (1895, ныне центр занятости), Покровско-Вознесенский приют (глухой фасад, более всего похожий на синагогу, видимо принадлежал его капелле) и офис "Товарищества братьев Нобель" - другую половину этого домика 1820-х годов, покрашённую в жёлтый цвет и выходящую к Волге, я уже показывал на кадре №3.

26.


В начале поста я уже упоминал Нобилевскую верфь, а напротив типографии недавно разбили ещё и Нобилевский парк с памятником Людвигу Нобелю - старшему из трёх братьев (Альфред, учредитель Нобилевской премии, был средним). Петербургские предприниматели шведского происхождения в истории России занимали примерно то же место, что в истории Америки - Рокфеллеры: они не были основателями нашей нефтяной промышленности, но вывели её на мировой уровень, попутно немало обогатив мировые технологии - на них работал инженер Шухов, по их заказам были изобретены трубопровод, круглое нефтехранилище, наливные танкеры, теплоходы и дизель-электроходы... Дело в том, что европейская нефтянка (в первую очередь нефтепромыслы Галиции) располагалась в достаточно густонаселённом регионе близ потребителей, а американская - ещё и вблизи морских портов, России же в этом смысле не повезло: Бакинские нефтепромыслы были на краю империи, вдали от мирового океана и промышленных районов, и чтобы успешно конкурировать с американцами и австро-венграми, Нобелям требовалось максимально удешивить транспортировку своей нефти, и главное, что для этого надо было сделать - отказаться от барреля (ведь само это слово переводится как "бочка", бочками возили нефть в те времена). Не вполне очевидно, что крупнейшими по грузообороту портами России начала ХХ века были не Одесса, не Рига и не Петербург, а Баку и Астрахань, причём у первого 9/10 оборота приходилось на вывоз, а у второй - на ввоз, и нетрудно догадаться, что вывозили из Баку и ввозили в Астрахань ровным счётом одно и то же, перегружая с морских судов на речные. Именно на этой линии курсировал первый в мире наливной танкер "Зороастр", а подарком судьбы для Нобилей стал дизель (производство которого в России освоили очень оперативно, причём не только у Нобелей в Петербурге, но и у местных купцов в Балакове на Волге) - теперь для их флота нефть была и грузом, и топливом, и уже в 1903 году по Волге начали ходить первые в мире теплоходы - "Вандал", "Скиф" и "Сармат". Причём если "Зороастра" Нобели заказали в шведском Гётеборге, то "варвары" были волжанами от начала до конца - их строила Сормовская верфь под Нижним Новгородом, и это был очень серьёзный технологический рывок - в Германии теплоходы стали появляться лишь в 1911 году, в Англии и Дании в 1912-м, а в других странах и того позже, реки России же к началу Первой Мировой бороздило уже около 200 теплоходов. "Вандал" и оба систершипа захаживали и в Рыбинск - они были рассчитаны в том числе на узкие каналы Мариинской и Тихвинской водных систем, но технологии развивались стремительно, "Вандала" списали в 1913-м году, "Сармата" - в 1923-м (а разделали аж в 1970-е годы - обидно, ведь тогда уже могли додуматься сделать музей), а в судьбе "Скифа" я так и не разобрался - возможно, сгорел в Гражданскую войну.

27а. "Сармат"


А вот одно из судов следующего поколения, но ещё тех времён, когда теплоходы оставались чисто российской спецификой, где-то на Мариинском водном пути попало в объектив Прокудина-Горского, на заднем плане знаменитый Вытегорский погост, сгоревший в 1960-е годы и частично воссозданый под Петербургом. И всё это специфика Волги - самое многочисленное бурлачество и первые в мире современные суда.

27.


В узловых пунктах Великого Нефтяного пути - Баку, Астрахани, Царицыне, Рыбинске и Петербурге - с 1880-х годов строились так называемые "Нобилевские городки", благоустроенные и закрытые от посторонних нефтеналивные базы с жильём и всей инфраструктурой для труда и отдыха рабочих, сменявшисхя вахтовым методом, на безопасном (в случае пожара) расстоянии от города. Один из таких городков я пытался найти в Астрахани, не слишком, впрочем, успешно, а вот в Петербурге он вроде бы сохранился. В Рыбинске как перевалочном порту "Нобелевский городок" возник в 1901-м, и в общем именно здесь, между домом типографией на Большой Казанской и бережком Черемухи несколько лет назад был поставлен первый в России памятник Нобелям. На земле выложена аллея всяких меценатов, причём не просто с именами, а с портретами, и ближайший к Нобелю "меценат" - конечно же, Сам, и судя по отполированности его портрета, у туристов любимое развлечение снимать селфи "Йа попираю Дракона".
Что же касается Нобелей, то в Рыбинске этот образ пытаются сделать, кажется, таким же брендом, как "основателей голливуда" Шейнкеров (о которых, с разоблачением, см. в прошлой части), впрочем не слишком успешно - вроде бы и музей кино в доме Шейнкеров, и музей Нобелей в бывшей конторе на Фроловской ныне работают лишь по заявкам.

28.


Черемуха у Нобилевского парка. Тут обратите внимание на болото - это ни что иное, как остатки сухого дока, построенного в 1904 году в той же системе, что и шлюзы у Черемушинского устья. Как я понимаю, последние в принципе поддерживали пригодный для судоходства уровень речки, а при надобности поднимали его настолько, чтобы судно могло зайти в док, затем вновь опуская.

29.


А вот в Зачеремушье, судя по описаниям довольно колоритный фабричный район, я в этот раз не добрался. В 2003-м я был к нему гораздо ближе, так как рядом автовокзал, и с того приезда мне запомнились живописные трубы пивзавода Дурдиных (1878), которым, однако, тамошний промарх не исчерпывается - ещё там были, как минимум, спичечная фабрика "Маяк", эвакуированный в 1915 году из Риги завод печатных машин "Феникс", да и промзона хлебного порта вообще-то тоже там. Ещё - знаменитое Рыбинское речное училище (основано в 1876-м), простенькая церковь Тихона Задонского, наверняка какие-нибудь жилые кварталы... в общем, будет что посмотреть как-нибудь в следующий раз. Пока же, издали, заснял лишь очень красивую водонапорную башню (1901) на краю промзоны хлебного порта:

30.


Вообще же от Нобелевского парка и мостика через Черемуху рукой подать до Соборной площади. Видно, как справа улица начинает подниматься на мост:

31.


Отправимся туда и мы. Что интересно, хотя мост тут всего один - ни разу не видел на нём пробок, то есть 200-тысячному городу видимо хватает даже при нынешнем уровне автомобилизации:

32.


А прежде Рыбинск и вовсе довольствовался переправой - до революции на Большой Волге не было городов на двух берегах, и нынешнее Заволжье представляло собой цепочку сёл, усадеб и рабочих посёлков в сфере влияния города. Как я понимаю, к Рыбинску его присоединили лишь в 1930-е годы, когда заречье стало Новой Мологой - сюда переселяли людей из затопляемого города, и лишь в послевоенное время население разрослось настолько, что стал необходимостью мост. А до революции это было село Александравское, где только в 1881 году построили Иверскую церковь:

33.


Да и та была частной инициативой - выстроена на средства купца Емельянова на принадлежавшей ему земле. Естественно, в селе напротив крупнейшего в стране речного порта не могло не быть своих купцов, а многие горожане обзаводились здесь дачами, в стороне от портовой толкотни и всех этих бурлаков да козельщиков. В общем, интересные здания тут попадаются - но, сказать прямо, нечасто:

34.


35.


36.


Самый живописны зареченский дом в прямой видимости от церкви. В основном же тут старый, но не слишком зрелищный частный сектор, все эти избушки с резьбой на заросших улицах... однако есть у него одна очень важная особенность, о которой расскажу не здесь, а в посте о поисках Мологи.

37.


Ниже церкви и мельницы с кадра №5 на Волгу глядит ещё старая Биржевая больница (1881), построенная для речников и сезонных работников и содержавшаяся на средства Хлебной биржи. В принципе, типичная формальность - народу в Рыбинск летом понаезжало десятки тысяч, а больница была рассчитана всего на 40 коек, но зато местное деревянное зодчество обогатилось очень симпатичными зданиями.

38.


Больница выглядела совершенно заброшенной, и мы с sasha_kalkaev даже запарковались прямо в воротах:

39.


Каково же было наше удивление, когда из глубины больничного двора показалась скорая - её можно было бы принять за призрака с какой-нибудь легендой о проклятии неспасённого пациента, если бы из кабины не выскочил расерженный водитель. Мы, конечно, эвакуировались за минуту, но вообще нехорошо как-то вышло.

40.


Ещё ниже по течению, за устьем речки Селянки (запечатлено на вводном кадре) лежит район Слип - это судостроительный термин, обозначающий, кажется, скат стапеля в воду, что само по себе указывает на центр района - верфь. Конечно же, та самая верфь братьев Нобель (1907):

41.


За свою историю она сменила, как водится, несколько названий, в глубине площадки остались старые корпуса (фото есть на официальном сайте), на которых в 1936-м году началась карьера будущего главы СССР Юрия Андропова. Ныне, судя по сайту, да и по проходной, дела на верфи идут неплохо - вообще, удивительно, но волжское судостроение сейчас на подъёме. Хотя часть площадки, видимо бывшая электростанция, заброшена:

42.


При заводе - небольшой соцгородок, в Рыбинске их несколько и все, что видел, очень зелёный и уютные:

43.


44.


На правом берегу, за Хлебным портом с 1901 года была нефтебаза Нобелей в селе Копаево - куда-то туда причаливал "Вандал", передавая чёрный груз этим цистернам и хранилищам. Всё же русская нефть имеет очень давнюю традицию (первый промысел вообще был в Ухте в 18 веке!), и "честный капитализм" Нобелей, их меценатство и высокие технологии вселяют надежду, что нынешняя грязь этой отрасли - не навсегда.

44а.


А промзона по правому берегу тянется и дальше, эти кадры сняты с заволжских холмов по дороге в Тутаев. Ещё одна мельница, ещё один элеватор - всё же во времена расцвета Рыбинска даже нефть была для России не важнее хлеба.

45.


46.


Но в нынешнем Рыбинске и порт давно затих, к нефти город ныне и не имеет отношения, мелькомбинаты работают не актвинее, чем в среднем по стране. Нынешний Рыбинск - город машиностроения, и в следующей части пройдёмся от "Сатурна" до вокзала.

ВЕРХНЯЯ ВОЛГА. Часть 1: в поисках Мологи.
Обзор двух частей и оглавление.
Калязин. Затопленное.
Калязин. Непотопляемое.
Кашин. Клобук, или Сердце России.
Кашин. Вокруг реки.
Углич. Кремль.
Углич. Город.
Рыбинск. Центр.
Рыбинск. Стрелка и Заволжье.
Рыбинск. От вокзала до Сатурна.
Рыбинск. Вокруг ГЭС.
Молога и её поиски.
Пошехонье.
Тутаев. Романов.
Тутаев. Борисоглебск.
Константиновский и Курба.
Tags: "Вечность пахнет нефтью", "Молох", Среднерусское, деревянное, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej ноябрь 29, 13:19 45
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments