varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Остров Муху, ворота Моонзундов



В прошлой части я показал крошечный и уединённый остров Рухну, через который добирался из Пярну на Сааремаа. Но Пярну и Рухну - не единственный забавные названия в Эстонии: кратчайший путь на Сааремаа лежит через остров Муху, с материком соединённый паромом, а с главным островом - дамбой. Шведское название несколько изящнее - Моон, а если учесть, что "зунд" в переводе значит "пролив" (по-эстонски Вяйнамере), выходит что именно Муху дал название всему Моонзундскому архипелагу. В принципе, история его общая с Сааремаа, а достопримечательности вполне в том же стиле - готическая кирха Святой Екатерины и деревня-музей Когува.

Поскольку на Муху мы с Сашей altsirlin ездили из Курессааре (столицы Сааремаа), здешней переправы Куйвасту-Виртсу я так и не увидел. Однако символически пересечь Моонзундский пролив всё же надо, поэтому покажу несколько кадров с другой переправы Рохукюля-Хальтермаа, связующую с материком второй большой остров Хийумаа. Рохукюля - аванпорт курортного Хаапсалу, где в замке Гапсаль находилась резиденция владыки Эзель-Викского епископства - самого тихого и богатого в Ливонии: в стороне от феодальных распрей оно мирно контролировало торговые пути, занимая Вик (полуостров между Финским и Рижским заливами) и большую часть островов - сложный рисунок границ виден на этой карте, и Моон был единственным крупным островом, целиком принадлежавшим Ордену. В окрестностях Хаапсалу много красивых мыз, кирх и замков, а в самом городке есть ещё музей береговых шведов - об этом народе я писал прежде не раз, но Муху среди этих островов пожалуй самый нешведский. Вот слева наш паром, которым мы прибыли сюда с Хийумаа, а справа - видимо, паром на так мной и не посещённый остров Вормси (пристань Свийби), бывший Омсё - наряду с Рухну (Рунё) он как раз-таки наоборот, был населён почти исключительно шведами, и там есть свои древностя - кирха, церковь, кладбища с крестами-в-круге, камни... Впрочем, может это и какое-то другое судно - про паром на Вормси лишь моё предположение.

2.


Вообще же островов тут тысячи - не Архипелагово море, конечно, но для гостя из глубины материка красиво и непривычно. Это вид с парома на юг, вдоль Моонзунского пролива, состоящего из трёх частей, обращующих Т-образную фигуру - Суурьвяйн (между Муху и материком), Кассар (между Сааремаа и Хийумаа) и Харикурк между материком и Хийумаа, все три со своими пароамами. Пролив был местом ожесточённых сражений Балтийского флота с немецкими Кайзермарине, а затем и фашистскими Кригсмарине, более того, в октябре-ноябре именно здесь была последняя в ХХ веке битва под Андреевским флагом - в октябре-ноябре 1917 года, окончившаяся, разумеется, победой Германии.

3.


В гавани Хальтермаа встречат Дева Ветров:

4.


Точно не знаю, кем и когда поставлена - но вполне оживляет пейзаж:

5.


Вид на наш паром. Переправа тут довольно масштабная, с въездом через КПП, как на платных трассах, рейсы, если мне не изменяет память, примерно каждые два часа. В Кувайсту-Виртсу рейсы чаще, но по словам Саши, чисто внешне та переправа кажется менее оживлённой и масштабной.

6.


Ну а дальше, ритуально показав пересечение Моонзуда, таки перехожу к рассказу про Муху. Ныне на острове живёт чуть более полутора тысяч человек в нескольких деревнях, есть покорённое в 1227 году прото-эстонское городище, каменные могильники Мяла, пара типовых православных церквей (а крестить по восточному обряду тут успели в 19 веке до 70% островитян, впоследствии в основном вернувшихся к лютеранству), мыза Пядасте (Педдаст), сменившая вместе со всем островом нескольких хозяев, первыми из которых были фон Кнорринги (один из представителей этой фамилии, к Моону впрочем отношения не имевший, в своё время присоединял к России Грузию, при этом изрядно наломав дров). Но сердце острова и практически его геометрический центр - стоящая в деревеньке Лийва огромная готическая кирха Святой Екатерины, строившаяся с 1267-м года по начало 14 века:

7.


Гигантские средневековые храмы-крепости, созданные мастерами с острова Готланд и на материке сравнимые разве что с кирхами Риги и Ревеля - самая яркая особенность Сааремаа. Моонская кирха в этом смысле расположена особенно удачно - встречая едущих на острова, она с одной стороны даёт представление об этом феномене, а с другой - непохожа ни на одну из подобных церквей Сааремаа. Обратите внимание на "звонницу" - колокол под навесом у оконца:

8.


На кладбище у кирхи - старые кресты и старый дуб:

9.


Красноармейская могила из едва обработанного плитянка больше похожа на эпитафию какого-нибудь рыцаря, убитого восстанием Юрьевой ночи:

10.


Но все эти кирхи куда интереснее внутри, чем снаружи:

11.


Здесь - не столько даже стрельчатыми сводами и убранством (кафедра - 1629 года, алтарь - 1827-го), сколько клочьями сохранившихся средневековых фресок 1330-х годов. Точно не знаю, что там за ниша в стене - может быть, для податей?

12.


Средневековых фресок в Прибалтике (кроме Литвы, да и за неё не уверен) вообще немного, некогда ими славился Кафедральный собор Кёнигсберга - но если само здание собора восстановили, то фрески тамошние восстановлению не подлежат. А стиль их был слегка похож, в рамках далёкой эпохи и чужой культуры...

12а.


Самая, впрочем, удивительная из здешних фресок (или это скорее граффити) - пара начертанных за алтарём кораблей - причём судя по их довольно реалистичным силуэтам (каракки?), появились они тут гораздо позже:

13.


Надгробные плиты, петушок-флюгер с крыши и вделаная в проём над лестницей надгробная плита 12 века, неясно как и откуда сюда попавшая. Не античные надгробия Керчи, но тоже мягко говоря немало.

14.


Вторым пунктом Муху, куда мы заехали, была Когува - местное Шушенское, то есть старое селение, при советской власти целиком музеефицированное именем одной личности. В Сибири, правда, для этого потребовался отбывавший ссылку Ленин, а Эстонии хватило и писателя Юхана Смуула, родившегося здесь в 1922 году и творившего после войны - причём судя по описаниям, человек был интересный, много путешествовал, в том числе с научными экспедициями далеко за пределы СССР (например, в Антарктиду). Развенчивать его в независимой Эстонии не стали, но Когуву всё же перепрофилировали - теперь это обще-этнографический музей, целиком сохранившаяся рыбацкая деревня 1880-1930-х годов:

15.


Впрочем, сама деревенька совсем не проста - её населяли шмулы, даже не субэтнос, а скорее каста, возникшая в последние десятилетия Ливонского ордена. По преданию, эстонский рыбак Ханске в 1532 году спас провалившегося под лёд (вот любили тевтонцы это дело) ливонского магистра Вальтера фон Плетенберга, за что последний даровал Ханске наследственную фамилию Шмуль и... нет, ещё не вольную (видимо, свободный эстонец был для рыцаря оксюмороном) освобождение от всех повинностей, кроме одной - доставки почты между островными и материковыми владениями Ордена, чем Шмули и занимались ещё несколько веков, со временем порядком обособившись от окрестных холопов, а в семейных преданиях потихоньку заменив орденского магистра на шведского короля. С виду, впрочем, крестьяне как крестьяне, а на фото конца 19 века не кто-нибудь, а сторожа, охранявшие Когуву от посторонних:

15а.


На 1939-й год шмулов было 136 человек. В 1957-м немецкая фамилия всё же была эстонизирована советской властью как Смуул, ну а писатель-путешественник действительно был одним из прямых потомков удачливого Ханске. Музей открыли в 1971 году, через несколько месяцев после смерти писателя, и в общем включение в него всей деревни было весьма уместным. Ныне тут постоянного населения около 20 человек, а сама деревня, как и большинство островных деревень, представляет собой конгломерат хуторов со своими названиями, часть из которых целиком музейные, часть просто под охраной, а часть - жилые. Суровый каменистый островной быт:

16.


Главный хутор Тоома, где и родился Юхан Смуул - вход по билетам, могут выдать заламинированную схемку на русском языке, хотя в общем после десятков других эстонских и латвийских этнографических музеев всё и так понятно - жилая рига, баня, амбар с сельхозтехникой, зерновой амбар с клетушками для работавших на уборке зерна батраков, колодец, камышовая крыша и прочие уже успевшие примелькаться детали. На островах, впрочем, из-за обилия камня и общей архаичности всё как-то более живописно, чем на материке:

17.


18.


19.


20.


21.


22.


Интересно, что за железяка? Не обломок ли с корабля, затонувшего в Моонзундских сражениях двух мировых войн?

22а.


Дом с обратной стороны. Вернее, не дом, а переделанная в полноценный дом "жилая рига" - ведь до отмены крепостничества большинству эстонских крестьян жилищам служили слегка приспособленные для такого дела амбары. В 19 веке они почти по всей стране перевелись, но на островах, перестроенные в обычные дома, видимо оставались в ходу несколько дольше, так как на исторических местах встречаются существенно чаще:

23.


Погреб:

24.


Интерьеры середины ХХ века - не так уж далеки от современных:

25.


Деревенских и дачных современных, конечно:

26.


А тут явно облик 1920-х годов, времён детства писателя:

27.


И даже его собственная лодка, к которой ныне прилагается экспозиция о том, что с такой лодки можно поймать:

28.


Другой хутор за характерной для островной Эстонии каменной оградой - там, кажется, уже и не музей, вернее он сам себе экспонат. Кажется, это Андрусе с самыми старыми (1880-е годы) постройками Когувы:

29.


А вот жилой хутор, если я не ошибаюсь, Сааду:

30.


То ли просто инсталляция, то ли свинья-копилка для пожертвований:

31.


На краю другого обитаемого хутора Валья, отгороженное от него забором - крошечное здание сельской школы:

32.


И её интерьеры, причём карта на стене ещё дореволюционная, а детские рисунки скорее современные:

33.


Комната учителя:

34.


Учитель, хоть он и учитель, плетёт сеть, а стало быть - ходит в море:

35.


До моря уже рукой подать. По дороге, за околицей последних хуторов - памятник Юхану Смуулу 1980-х годов, первоначально поставленный в таллинском Кадриорге, а сюда перенесённый в 2006 году подальше от вандалов, повадившихся откалывать от него куски (чаще всего почему-то пальцы) и сдавать в металлолом, откуда их возвращали и придёлывали много раз.

36.


Пристань с характерными каркасами "чумов" - в таких эстонцы жили задолго до прихода крестоносцев, видимо будучи кем-то вроде нынешних саамов, но сквозь века эти штуковины прошли в качестве летних кухонь.

37.


В кафе у пристани надеялись поесть свежей рыбки, но оно оказалось закрыто:

38.


39.


Островитяне:

40.


Общие виды пристани с обилием лодок, в основном типовых советских моделей, причём я даже не знал, что такие вёсельные скорлупки ходят в море - возможно, они не покидают узкого пролива, на котором стоит Когува, где условия должны быть близки к речным:

41.


На заднем плане - Сааремаа, здесь же был снят вводный кадр:

42.


Более заслуженные лодки - на берегу. Такие импровизированные музейчики на островах не редкость - просто у местных рыбаков к лодке почтение что у чабанов к коню, ливы в Латвии так даже делали целые лодочные кладбища в прибрежных лесах, а у эстонских островитян скорее что-то вроде почётной стоянки.

43.


Яхта типа "Фолькбот" 1940-х годов, металлическую подставку которой я понадеялся принять за характерную для Моонзундов (а может и остальной Балтики) конструкция - лодка-амфибия на полозьях, при надобности превращавшаяся в сани - так были устроены и эйстук, и рухнусская ладья (см. макеты в таллинском Морском музее). Но здесь, увы, другой случай, а встречаются ли в Эстонии лодки с полозьями не на старых фотографиях - не знаю:

44.


В общем, нагулявшись у пристани, мы пошли обратно. По соседству с Тоома обнаружился похожий на небольшую мызу хутор Ванатоа:

45.


Там теперь гостевой дом и очень приятный ресторанчик. Хотя конечно происхождение совсем не деревенского дома мне не понятно:

46.


46а.


Дальше едем (а в нашем конкретном случае - возвращаемся) на Сааремаа. У выезда провожает музейная мельница Ээму. Надо сказать, от достопримечательности до достопримечательности на Муху по 5-6 километров - с машиной "всё рядом", без машины весьма накладно - это общая проблема всех крупных Моонзундов.

47.


Дальше вдоль дороги тянется посаженная Пятсом аллея, а затем дорога выходит на Орисаарскую дамбу (по ближайшему посёлку на Сааремаа), связавшую Моон и Эзель в 1892-93 годах. Больше всего она похожа на валнную дамбу соловецкого острова Муксалма, но только длиннее, моложе и не столь изящно изогнута, так что нынешний Муху - скорее полуостров. Обратите внимание - дорога пустая, но раз в полчаса-час на ней появляется довольно плотный поток машин в сторону Курессааре - значит, в Куйвасту прибыл паром.

48.


В следующей части - общее про Сааремаа и Хийумаа: их порты и переправы, история и легенды, и два хутора с одинаковыми названиями, но на разных островах.

ОСТРОВНАЯ ЭСТОНИЯ
Остров Рухну.
Два хутора Михкли. Сааремаа и Хийумаа.
Остров Муху. Ворота Моонзундов.
Курессааре. Город.
Курессааре. Замок Аренсбург.
Сааремаа. Природа, мызы, мельницы.
Сааремаа. Средневековые церкви.
Сааремаа. Маяки и военные базы.
Хийумаа. Разное.
Хийумаа. Кярдла и две мызы.
Хийумаа. Маяки.
На денёк в Финляндию
Таллин-Хельсинки. На пароме.
Хельсинки. Впечатления первого дня о настоящей Европе.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", Эстония, деревянное, дорожное, природа, рыбацкое, скансен, транспорт, этнография
Subscribe
promo varandej july 22, 10:45 27
Buy for 500 tokens
Писать о враждующих странах нелегко: одну похвалишь - в другой наживёшь врагов. Поэтому раз уж сказал "А" - говори и другое "А": в мае посетив Азербайджан, в сентябре я собираюсь в Армению. Чтобы в итоге видеть целую картину обеих стран, да ещё и Карабах раздора. И только…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments