varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Остров Сааремаа. Часть 1: природа и старина



Что такое остров Сааремаа, площадью и население превосходящий другие 1520 эстонских островов, вместе взятых, я рассказывал в прошлых частях - о хуторе Михкли и "столице" острова городе Курессааре с его грандиозным замком Аренсбург. В том числе о том, что не стоит переоценивать непроизносимость его названия - эстонские русские говорят просто "Сарема", а по попыткам выговорить 4 "а" мгновенно вычисляют туриста. Или о том, что бывший Эзель среди всех островов в странах бывшего СССР второй по населениею (35 тыс. жителей) после Сахалина и наряду с Большим Соловецким - явный лидер по историческому наследию.

Остров, как и город, система замкнутая, и потому расскажу о нём в трёх частях, где разные концы острова вперемешку, а общие - темы и аспекты. В первой части больше о природе внутренних районов острова (а есть здесь даже настоящий метеоритный кратер!) и дореволюционной старине вроде церквей, мыз или мельниц; во второй - о самой интересной достопримечательности Сааремаа, гигантских средневековых укреплённых церквях; в третьей - опять же о природе, в первую очередь суровых берегах Сырве и Харилайда, и наследии ХХ века, будь то маяки или советские военные базы. Кроме того, была и "нулевая" часть о сросшемся с Сааремаа дамбой острове Муху.

Бывший Эзель - остров действительно БОЛЬШОЙ: сотня километров с запада на восток, полсотни с севера на юг, не считая длинного отростка полуострова Сырве. Это, надо заметить, крайне осложняет осмотр его древностей без машины: на своих колёсах тут "всё рядом", а вот пешком - далековато, автобусов мало, автостоп не проверял, но дороги тут весьма пустынны. И в отличие от Муху или Рухну, где о том, что ты на острове посреди моря, не забыть ни на минуту, Сааремаа местами не очень-то отличается от материка: те же леса и поля. Но в полях, как на заглавном кадре, не редкость цветущие маки, а в лесу бывает и вот такое:

2.


Близость моря выдаёт обычно "пьяный лес", вполне достойный Танцующего леса на Куршской косе:

3.


А эзельские берега во-первых чрезвычайно хитро изрезаны, а во-вторых - весьма разнообразны. Где-то - луга и болотца, чаще мне такие попадались ближе к материку и острову Муху, который здесь на заднем плане:

4.


Где-то - ветреные каменистые пустоши (в Эстонии их называют альвары), такими мне больше запомнился обращённый в открытую Балтику западный берег, особенно полуостров Харилайд:

5.


А где-то - классические клифы (или, как их называют в Эстонии, "панки"), достигающие внушительной высоты - вот например:

6.


Это Великий уступ, или Балтийско-Ладожский глинт, с которым мы уже встречались в Эстляндии (хотя и показывал я её уж как 4 месяца назад) - например, у водопада Валласте в индустриальной Ида-Вирумаа, в портовом Палдиски или даже на таллинском Вышгороде, построенном на вершине скалистого останца. Глинт начинается под водой Балтики у шведского острова Эланд и тянется на тысячу с лишним километров, за Наровой отходят далеко от моря, до южного берега Ладожского озера, нанизывая на себя эстляндские замки (Раквере, Нарва) и ингерманладнские крепости (Ивангород, Копорье), и не вполне очевидно, что Сааремаа и Хийумаа лежат по разные его стороны. А вот о происхождении глинта единого мнения нет до сих пор - то ли древний берег (реки или моря), то ли ложе ледника, как бы вдавленное им в земную толщу... Самые высокие обрывы - именно в Ида-Вирумаа (до 56 метров), но обрыв Панги на Сааремаа, в котором всего-то 22 метра, по ощущениям кажется даже выше:

7.


Здесь берег обращён на северо-восток, к открытой Балтике. На заднем плане полуостров Нинасе с остатками советских батарей и своими, едва различимыми отсюда обрывами, а за ним бухта Тагалахт, где в 1917-м году высадился немецкий десант.

8.


Но берега хотя и самое фотогеничное место Сааремаа, а составляют лишь небольшую его часть - всё же в основном тут, как уже говорилось, пейзаж не очень-то и отличается от материкового, разве что воздух чище, трава зеленее, жизнь размереннее да в сёлах необычайное обилие замшелых каменных оград, ставших одним из символов острова:

9.


Самая известная природная достопримечательность находится тоже в центре острова, в деревне Каали километров за 20 от Курессааре, и стоящий посреди лесов пепелац как бы намекает, что впереди будет нечто космическое:

10.


Хотя первым делом встречает гостиница с рестораном, сувенирные лавки и несколько автобусов с пенсионерами на стоянке:

11.


Порядка 4 тысяч лет назад, то есть уже на памяти людей, в том числе живших непосредственно на Сааремаа, сюда упал метеорит весом несколько сотен тонн - причём не ледяной, как пару лет назад в Челябинске, а вполне себе металлический, то есть долетевший до земли и пробивший в ней полноценный кратер. А так как 4000 лет - это по геологическим меркам "почти только что", кратер неплохо сохранился и конечно же превратился в одну из главных достопримечталеьностей острова. Сувениры рядом, впрочем, не космической тематики, а общее для Сааремаа народное творчество - всяких частных мастерских на местных хуторах немерено:

12.


Вот собственно и кратер, окружённый заметным "валом" - его глубина 16 метров, диаметр - 110 метров, а на дне озерцо Каалиярв. Падение огненной звезды отражено в скандинавских легендах и песнях, предки эстонцев же сюда пришли позже и легенда их не столь глобальна - якобы, на этом месте провалилась сквозь землю церковь, в которой обвенчался брат с сестрой. Ещё это потрясающе похоже на литовскую Чёртову яму - только там на дне не озерцо, а болото, а происхождение так и не выяснено.

13.


Каменные глыбы, разлетевшие от удара и расчищенные уже в наше время от наслоившейся земли. Метеорит летел со скоростью несколько десятков километров в секунду, а взрывом выжгло лес на 6 километров вокруг, и в земле и остатках сгоревших деревьев повышено содеражание никеля - одного из самых характерных "метеоритных" металлов.

14.


Но в целом, особенно в сочетании с толпами туристов, на практике всё это впечатляет совсем не так, как в теории:

15.


У Каали, как и у всякой "пакетной" достопримечательности, есть и "второе дно" - ведь метеорит ещё в воздухе раскололся на части, и Главный кратер выбит самым большим обломком весом до 80 тонн. Мелкие обломки сгорели в атмосфере, по законам физики на такой скорости стёршись в пепел о воздух, но всё же до земли долетели, включая главный, 9 обломков, оставивших соответсвенно 9 кратеров в радиусе пары километров от крайнего до крайнего. Всех их мы искать не стали, ограничившись ближайшими к дороге. Главный кратер - без номера, а вот едва заметный кратер №6 у обочины:

16.


За деревьями у дороги в поле видна круглая рощица, скрывающая второй по величине кратер №1:

17.


Всё заботливо снабжено схемами и инфостендами, и этот кратер хотя и поменьше, и без озера, а всё же в отсутствии туристов впечатляет едва ли не поболее главного:

18.


Всего же в Эстонии известно пять метеоритных кратеров (вернее, подобных россыпей), из которых лишь два на материке (Илуметса и Тсыырикмяэ, и тоже "молодые"). На Хийумаа есть кратер Кярдла, огромный (4 километра шириной) и очень старый (400 миллионов лет назад), и потому неспециалисту почти не заметный, а кратер Наугрунд и вовсе находится в 25 метрах под водой близ острова Осмуссаар (Оденсхольм) на северо-западном углу Эстляндии. Честно говоря, плохо понимаю, что в Эстонии так притягивает метеориты (на Сибирь их, конечно, упало куда больше, но и размеры же не сопоставимы!), однако концентрация их кратеров здесь действительно уникальна.

19.


Как уже говорилось, люди застали падение метеорита Каали. Кто это были тогда - точно не ясно, но само название Эзель восходит к варяжскому Эйсюла, а в 2008 году близ деревни Сальме были найдены две истлевшие ладьи 7 века со скелетами нескольких десятков викингов, скорее всего погибших в походе на эстляндских туземцев. Местные прото-эстонцы, которых кое-где называют осилийцами, сами были конечно не викингами, но пиратами, державшими в страхе всю Балтику и разрорявшими датские владения в нынешней Швеции - как следует из хроник, они имели полноценный флот из 16 кораблей и около полутысячи воинов. Датский король Вольдмар II, покоривший впоследствии Эстляндию, в 1206 году захватить Эзель так и не смог, но в 1227 году это всё-таки сделали крестоносцы. Осилийцы дежались особняком, материковым собратьям в битвах с немцами особо не помогали, и учитывая это, а также их воинственный нрав, немцы оставили эзельским аборигенам какое-то подобие автономии, сохранявшейся до 14 века, когда тут уже строили замки и церкви. В 1322 году на остров перебрался Эзель-Викский епископ, и подозреваю, именно тогда островитянам закрутили гайки, что обернулось последним и самым кровавым витком Восстания Юрьевой ночи в 1343 году - когда на материке оно уже было подавлено, осилийцы взбунтовались с новой силой, и лишь после него Эзель был подчинён Ливонии окончательно. Однако по острову разбросано немало оссилийских городищ, как например вот это в Каарма, издалека похожее на ещё один метеоритный кратер:

20.


Ныне в древней крепости потомки осилийцев поют и празднуют. Посредине стоит памятник, видимо жертвам восстания Юрьевой ночи. На заднем плане шпиль средневековой кирхи Каарма (Кармель) - о ней подробнее расскажу в следующей части:

21.


Немцы разделили Эзель между Орденом и Эзель-Викским епископством, и первому достался восток (включая соседний Моон/Муху) и северо-запад. Епископский Аренсбург - не единственный замок Сааремаа, ещё есть руины орденского Зонебурга на восточном берегу, практически напротив музейной деревни Когува на Муху. Но всё же главным памятником ливонского Средневековья тут служат не замки, а именно церкви - необычайно огромные (масштабов Таллина и Риги), донельзя средневековые по духу и явно рассчитанные на оборону. Самую восточную - кирху Святой Катерины на острове Муху, я уже показывал в соответствующем посте, а сейчас отправимся в село Кихельконна (дословно - "Приходское"), бывший центр западно-эзельских владений Ордена, где находится кирха Михаила Архангела - самая западная и самая при этом "материковая" по своему облику:

22.


В принципе, я уже показывал подобные церкви - будь то Харью-Ристи и Харью-Мадисе в западных окрестностях Таллина или даже Йыхви в том же посте, где был и водопад Валласте - но только Кихельконна крупнее любой сельской кирхи на материке. Она начала строиться в 1250-е годы, и её алтарная часть - чуть ли не старейшая постройка Эстонии, в то время как нынешняя башня сооружена лишь в 1899-м году:

23.


У ворот нас встретила согбенная старушка с палочкой и печальным взглядом, более привычным в среднерусской глубинке. Приход (кихельконд) Кихельконна малолюден, не избалован вниманием туристов и потому очень беден. В церкви сыро, неуютно, пахнет плесенью, потолок укреплён деревянными стропилами - вид у всего этого какой-то слегка безнадёжный:

24.


Убранство тут не столь фантастическое, как в церквях, которые покажу в следующей части - но и тут есть на что посмотреть. Чего стоит одна люстра, а за спиной - старейший на Сааремаа (1805) орган:

25.


Под стрельчатыми сводами - кафедра и алтарь (1591) с "Тайной вечерией":

26.


27.


На башню, по тёмным лестницам, можно подняться, с неё видны дворы хуторов у подножья, леса-луга и далёкое море с изрезанными берегами. В хорошую погоду можно разглядеть 37-метровый маяк (1809) на острове Вилсанди (Фельсланд), большую часть которого занимает орнитологический заповедник, основанный одним из смотрителей маяка, но как ни шарил я ультразумом - ничего в серой дымке не разглядел. Детям поздней ЭССР более известен "Одноглазый Сильвер, страшный разбойник с острова Фельсланд", который на самом деле был по сути дела дауншифтером, переслившимся из города на глухой островок и ставший героем книги... Это западный край Сааремаа, дальше холодное море до самого Готланда:

28.


Спустившись, мы услышали колокол и направились к звоннице - она тут средневековая, и выглядит не стройной колокольней, а грубой, чисто функциональной, П-образной аркой. И в общей картине суровых каменных зданий, свинцового неба и холодного ветра с серого моря, сырого зала с запахом плесени, печальной смотрительницы с обречённостью во взгляде редкие удары колокола звучали как-то особенно мрачно: "по ком он звонит?".

29.


Каково же было наше удивление, когда звонница оказалсь пуста! Нет, на самом деле конечно же колокол просто автоматический (что как-то не вяжется, кстати, с общей нищетой прихода - может, кто-то подарил?), но в сочетании с общей атмосферой места мне показалось, будто на дворе 1710-й год, и в опустошенном чумой краю в колокол бьёт то ли ветер, то ли призрак умершего пастора...

30.


Подбных звонниц же на Саарема было когда-то три, но другие две снесли в позднем СССР, причём даже не при Хрущове, а в конце 1970-х, причём даже не ясно, почему - то ли закрывали план по борьбе с религией (церкви-то тут как раз не особо ломали!), то ли какому-нибудь партийном шишке срочно понадобился камень для дачи. Вот скажем звонница в Кярла, снесённая в 1980-м году:

30а.


Но в основном кирхи на Сааремаа времён не столь отдалённых, ту же Кихельконну от них отделяют распад Ливонии, датское (1559-1645) и шведское (до 1710 года) господства и Эзельский уезд Лифляндской губернии. Вот скажем та самая Кярла - кирха Марии Магдалины (1847), в кадр попавшая по дороге. Из камней её средневековой предшественницы, разобранной по ветхости, построен хутор Михкли - один из камней свода я показывал в его летней кухне:

31.


Или Яановская кирха (1703) близ Орисааре и того самого Зонебургского замка - в целом, они здесь просты и невзрачны:

32.


Но едва ли не чаще кирх на Сааремаа попадаются православные церкви, в основном типовые и очень характерной архитектуры. О массовом переходе эстонцев в православие в надежде на избавление от баронского гнёта и предоставление русских земель (они представлялись - но вдали от Эстонии) и столь же массовом исходе обратно в лютеранство после 1905 года (когда и разрешено было перекрещиваться православным в другие религии, и обида у эстонцев на царскую власть, поддержавшую баронов, появилась немалая) я писал не раз, и кажется, на островах это было особенно массово - здесь, в самой мононациональной части Эстонии, православные церкви попадаются едва ли не чаще, чем на материке. На том же Муху одно время под восьмиконечным крестом ходило 70% населения. Характерный облик церквей Эзельского уезда с большим куполом и "прилипшими" к нему главками на башнях восходит к храмам то ли в Тарту, то ли в Пярну, и это типовой проект - я по имеющемуся справочнику даже не могу опознать, какая именно церковь из нескольких запечатлена на следующем кадре:

33.


Чуть-чуть другая варианция. Они и построены все почти одновременно, освящены в 1873-м году - такой последовательности и серийности позавидовали бы даже литовские "муравьёвки", при том что у эзельских церквей архитектура куда интереснее и самобытнее - не унылый псевдорусский стиль, а попытка создать что-то местное, православное "по-остзейски". Впрочем, до самых интересных образцов - "первой среди равных" (на мой взгляд) Покровской церкви в Торнимяэ и скита Иоанна Предтечи в Ряомяэ (единственного монастыря Константинопольского патриархата в Эстонии) мы так и не доехали, но в совокупности Храмы-1873 неповторимая часть эзельского пейзажа.

34.


Чуть более старая (1867) Преображенская церковь в Люманда больше похожа на кирху. Кстати, думаю, не стоит пояснять, что ныне большинство этих церквей входят в Константинопольский патриархат, окормляющий (через Эстонскую апостольскую церковь) православных эстонцев.

35.


А вот деревянная Богоявленская церковь в Метскюля (1915) вполне могла быть построена для прибывшего на Моонзунды с Первой Мировой русского гарнизона или даже привезена с материка:

36.


А вот в лесу на перекрёстке деревянный молельный дом баптистов - их время тут пришло в 1930-е годы, и вообще в приморской глуши, в том числе в соседней Курляндии, они проповедовали немало - в музее деревянного зодчества в Вентспилсе есть практически такой же, там внутри церковный зал и жилая комната пастора.

37.


Что же касается мыз, то их на Сааремаа и Муху добрых полторы сотни - опять же едва ли не наибольшая плотность в стране, не считая может быть окрестностей Таллина. Только в основном они маленькие и невзрачные, но сколько-то интересных конечно же наберётся: например, Пильгусе (Хохенехен) и Лахетагусе (Лахетагге) - родина Фаддея Беллинсгаузена, первого (вместе с Лазаревым и конечно же командой) человека, увидевшего Антарктиду. Самой красивой считается мыза Оти (Пёйдегоф), но бывший с нами в первый день  Josef Kats повёз нас в мызу Тылласте (Тёллиц) - самую загадочную:

38.


То ли родовое гнездо Барклаев-де-Толлей, то ли потайная дача Большого Тылля, но скорее всего ни то, ни другое: шотландцы Барклаи "де Толлями" были в честь города Тоуи на исторической родине, а Тылль так и вовсе персонаж мифический и населяет весь остров равномерно. В общем-то, об этой мызе неизвестно ничего, и если её амбары и главный дом хотя и довольно своеобразны, но всё же не из ряда вон...

39.


...то вот это сооружение, вроде как летний домик, ныне в чьём-то владении - весьма необычно. Ничего похожего в Эстонии мне не попадалось, и первые ассоциации возникли скорее с Закарпатьем или Молдавией - примерно такой же могла быть усадьба какого-нибудь боярина в огромном и старом селе.

40.


С обратной стороны у него ещё и данскер, как у средневековых замков, так что дата в закладном камне у того же Каца вызывает большие сомнения - либо у этого здания какая-то совсем уж осторосюжетная история, либо оно лет на сто, если не двести, постарше, и камень был заложен в честь какого-нибудь ремонта. Может, наследие Дании? Из показанного мной при датчанах были построены бастионы Аренсбугского замка...

41.


Мыза Тыллисте - объект совершенно не туристический, собственно обычно туристам показывают Курессааре, метеоритный кратер Каали и мельницы Англа. К последним в завершение рассказа и съездим - это в сущности ещё один скансен (увы, два хутора Михкли не последними оказались!), просто узкоспециализированный - пять мельниц сюда свезены с разных концов Сааремаа:

42.


К мельницам, крылатым и бескрылым, каменным и деревянным, музейным, кафешечным и заброшенным, в Эстонии привыкаешь очень быстро, и я даже не припомню, видел ли я на Сааремаа мельницы вдоль дорог. Что показательно, в глиняной Южной Эстонии они в основном каменные, а на каменистых островах чаще деревянные - потому что выбор материала определялся не столько его доступностью, сколько элементарной зажиточностью, и южно-эстоснкие крестьяне были богаты, а островитяне в те времена в сравнении с ними - напротив, бедны. Из четырёх мельниц две - 1880-х годов, две - 1910-х, а одна, голландского типа из деревни Тедре - 1927 года.

43.


Соотношение двух типов: местные - маленькие, на каменных подклетах и поворачивались по ветру (само собой, вручную) целиком; голландская - гораздо крупнее, и у неё поворачивалась лишь верхушка, что было конечно гораздо эффективнее:

44.


Фигура в дверях "голландки":

45.


А о сельхозе времён не столь отдалённых напоминают трактора. Так-то тут очередной туристический центр, и мы удачно приехали в сумерках (когда всё закрыто) да под дождём - обычно здесь не протолкнуться от туристов:

46.


В следующей части - о четырёх средневековых церквях, по сравнению с которыми Кихельконна скромна и обыкновенна...

ОСТРОВНАЯ ЭСТОНИЯ
Остров Рухну.
Остров Муху. Ворота Моонзундов.
Два хутора Михкли. Сааремаа и Хийумаа.
Курессааре. Замок Аренсбург.
Курессааре. Город.
Сааремаа. Природа, мызы, мельницы.
Сааремаа. Средневековые церкви.
Сааремаа. Маяки и военные базы.
Хийумаа. Порты, мызы, город Кярдла.
Хийумаа. Церкви и маяки.
На денёк в Финляндию
Таллин-Хельсинки. На пароме.
Хельсинки. Впечатления первого дня о настоящей Европе.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", "Немецкая мелодия", Эстония, деревянное, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej november 29, 13:19 45
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments