varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Остров Хийумаа. Часть 1: юг и восток



Второй по величине в Эстонии остров Хийумаа (как и с другими забористыми названиями, произносить надо просто Хиума), он же Дагё, уступает показанному в прошлых частях Сааремаа втрое - и площадью (размером с Москву в пределах кольцевой), и населением (10 тысяч человек), и количеством достопримечательностей. В его "столице" Кярдла живёт всего 3 тысячи человек, а пролив к острову-спутнику Кассари можно проехать по мостику и не заметить. Очертаниями Хийумаа напоминает то ли неправильный крест в круге древком на запад, то ли перевёрнутый с севера на юг Крым с переправами у Перекопа и Тарханкута и маяками у оконечностей Южного (то есть Северного) берега и Керченского полуострова. Хотя он расположен севернее Сааремаа, а выглядит каким-то более тёплым и южным, возможно из-за того, что лежат они по разные стороны Великого уступа и слой почвы на камнях тут немного потолще.

Если про Сааремаа (включая "столицу" Курессааре и остров-путник Муху) я рассказывал в шести частях, то на Хийумаа хватит и двух (...с половиной - был ещё и общий для двух островов пост о хуторах Михкли). Вторая, где речь пойдёт про знаменитые местные маяки, будет интереснее, но сущность Дагё раскрою в первой части: "изумрудный остров" Кассари, роскошнейшая Большая мыза, раритетная Большая гавань да Кярдла-городок - столица этой тихой земли.

По раскрученной туристическими сайтами легенде, 500 миллионов лет назад в воды тогда ещё далеко не Балтийского моря упал метеорит, выбивщий мощный кратер, края которого превратились в скалистый архипелаг, между островков которого постепенно намыло песка и земли, то есть остров Хийумаа существует уже полмиллиарда лет, старше большинства континентов. Мне, честно говоря, в эту легенду не особо верится, хотя метеорит сюда правда упал и оставил ныне не заметный с поверхности кратер Кярдла диаметром 4 километра (а вот на Сааремаа свой кратер маленький и молодой - но заметный невооружённым глазом!). Думаю, всё же происхождение Хийумаа несколько тривиальнее, а история куда скромнее и проще эзельской: люди пришли сюда около 2500 лет назад, а само название Дагё ("Дневной остров") указывало на некоторую вторичность, так как значило "остров в дне пути" (видимо от Готланда). Когда-то жили тут и викинги, и береговые шведы, а вот какое прото-эстонское племя здесь обитало накануне покорения Ливонии крестоносцами - так и не разобрался, да и вообще не исключаю, что основным населением были шведы, а эстонских крестьян переселяли в свои владения бароны. Как бы то ни было, Дагё вместе с Эзелем был разделён между Ливонским орденом (восточный и северный полуострова) и Эзель-Викским епископством (соответственно, южный и западный), а расположение его было важным - вдоль берегов шли корабли в ганзейский Ревель. В середине 16 века Дагё вместе со всей Эстляндией отошёл Швеции, и с этого времени превратился в заповедник именитейших баронов - большей частью (если не всем!) острова владели сначала Делагарди, затем Стенбёки, затем Унгерн-Штернберги, в общем лучшие фамилии Шведской Прибалтики. Под Россией Дагё вошёл в Гапсальский уезд Эстляндской губернии (в то время как Эзель был отдельным уездом губернии Лифляндской), а в 1781 году по приказу Екатерины II отсюда выселили шведов (по наиболее популярной версии, опасаясь их предательства в очередной русско-шведской войне), и хотя отправили их не в Сибирь, а в тёплую плодородную Новороссию, до неё было далеко идти, и многие по дороге погибли. Дошедшие основали село Старошведское (ныне в Херсонской области), откуда по большей части репатриировались в 1929-м году, и тот исход вспоминают как что-то сродни сталинским депортациям... На Дагё же в последующие два с лишним века ничего особенного не происходило, разве что во время обороны Моонзундов он пал самым последним - 22 октября 1941 года. В общем, ныне это малолюдная глухомань, местами идиллическая, как и Сааремаа, но всё же с каким-то привкусом бедности и оторванности от мира.

2.


Одна из заметных особенностей Хийумаа - обилие пастбищ. В принципе их и на Сааремаа хватает, но как-то меньше. До революции на острове пасли больше овец и действовали, по английским заветам, суконные фабрики; в советское время и ныне более популярны коровы, которые, как известно, дают молоко. Немало здесь и капитальных, выбеленных, явно баронских каменных мельниц, попадающихся тут и там. И - как видите, даже в здешней пасторали можно увидеть ржавую заброшку:

3.


А в одной из деревень нам попался апофеоз той автоэкзотики, которой вообще столь богата Эстония - в этот раз не ГДРовский "Магирус" и не швейцарский "Заурер", а ни больше ни меньше Японский УАЗик, вернее ровесник УАЗика:

4.


С внешним миром Хийумаа связуют две переправы, которые я показывал соответственно в постах про два хутора Михкли (колоритная тихая Трийги-Сыру, которой мы попали сюда с Сааремаа) и про остров Муху (оживлённая Хельтермаа-Рохукюля, котороый мы выбирались на материк). Середина острова почти безлюдна и лишина крупных дорог, основная трасса опоясывает Хийумаа вдоль побережий, поэтому за переправой у нас с Сашей altsirlin был выбор - налево ехать (напрямик к маякам) или направо? В итоге свернули направо и в нескольких километрах от пристани заехали для разминки к мызе Эммасте (Эммаст) - всего на острове два десятка имений разной степени сохранности, но почти все достаточно скромные. Дворец (1796-1800), историю которого будет уместнее рассказать несколько позже, по местным меркам почти роскошен:

5.


А по дороге ко дворцу мы заприметили вот такой агрегат, и засняв его на ходу, долго ломали голову, что это могло быть. Более всего похоже на старую буровую вышку с ветровым приводом (!), и уже позже я подумал, что это может быть неофициальный памятник "Дагёсской нефтяной аномалии" - курьёзна времён Первой Мировой, когда поставки в Петербург, Ригу и Ревель кардифского угля были прерваны войной на Балтике, и царские власти начали судорожно искать горючее где-нибудь поближе. Надо сказать, не безуспешно - сланцевый бассейн Ида-Вирумаа заработал именно тогда. А ещё кто-то убедительно доказал, что на Дагё должна быть нефть, и вскоре на остров прибыла команда инженеров для буровых работ. Да вот незадача - несколько раз повторялась одна и та же ситуация: все признаки нефти есть, самой нефти - нет. После нескольких попыток, геологоразведчики пришли к выводу, что это аномалия и даже писали об этом статьи, ну а когда уже при I республике разведку попытались повторить в более спокойных условиях, правда вскрылась довольно быстро: местные работяги наловчились заливать в скважину стакан керосина, чтобы и дальше получать своё жалование за монтаж и разборку вышки. Не знаю, сколь это правдоподобно, но легенда есть, так почему бы не быть и памятнику? Ещё в Эммасте есть гигантский старый дуб, скорее всего бывший когда-то священным, и кирха 19 века...

6.


А ещё через несколько километров мы снова покинули Хийумаа - дело в том, что у него, как уже говорилось, тоже есть остров-спутник. Только если Муху от Сааремаа отделяет пара километров и валунная дамба 1890-х годов, то между Хийумаа и островом Кассари лежит лишь мелкое озеро Кяйна и заросшими берегами, соединённое с морем парой проток, дамбы через которые я умудрился попросту не заметить. Кассари, между тем, своей пасторальностью превзошёл всё, что я видел прежде - эталонный такой Изумрудный остров, где наверное эльфы живут:

7.


Тут не только трава зеленее и солнце ярче, но и дорога лучше. Но как и на Муху, у въезда встречает деревянная мельница - на собственно Хийумаа таких нет. Гигантская качель-"платформа" же - забава общеэстонская:

8.


Уж не знаю, чем именно Кассари оказался настолько хорош, возможно Кассарский плёс между Хийумаа, Сааремаа и Моонзундским проливом был как-то особенно богат рыбой или трава на этих пастбищах особенно полезной для овечек и коров? Или может дело в том, что тут владелец был другой - не менее именитые Штакельберги, которые своим Изумрудным островом распоряжались как-то особенно с толком? Однако ещё с 19 века остров стал популярен как место отдыха у эстонских писателей и художников, а здешние хутора за прозрачными изгородями общей пасторали вполне под стать:

9.


Остров имеет форму неправильного полумесяца, и на западном "роге" - здешняя мыза Кассар. Дворец Штакельбергов был разрушен в одну из войн, а в доме главного приказчика при Первой республике разместилась школа, а при школе начал формироваться музей, со временем разросшийся до всего здания. У входа - поднятые со дна якорь, пушка и школьный флагшток:

10.


Внутри довольно симпатичная экспозиция и старый добрый пыльный дух районного краеведческого музея с немолодой простоватой смотрительницей. Самый интересный и трагический экспонат, расположенный на открытом воздухе, я оставлю до следующий части.

11.


12.


От мызы рукой подать до южной точки и главной достопримечательности Кассари - моста Лейгера. О том, кто такой Лейгер, я уже рассказывал в посте про хутора Михкли - младший брат Большого Тылля, великана-покровителя Сааремаа, он в здешних мифах выполнял ту же роль для Хийумаа - хоть и оставался всегда в тени Тылля, по крайней мере советских мультфильмов о нём не снимали, и если на Сааремаа и прилегающих островках связь с Большим Тыллем общеизвестна от каждой кочки, то про Лейгера я других легенд и не знаю - даже не разобрался, кто же сидит на его валуне:

13.


Валун он тащит куда-то туда... По легенде, Большой Тылль периодически к нему захаживал на чай, но так как при всей добродушности и отзывчивости характер у тролля был вполне тролличий, однажды Тылль взъелся, что вот надоело ему вброд ходить и ноги его у Лейгера не будет, пока братец не построит моста! Вот, строит, в начале даже деревьев уже насадил:

14.


Общая длина "моста" (официальное его название - мыс Орьяку) ныне без малого три километра, два из которых - столь узкая полоса камней, что и деревьям на ней расти негде. На карте мыс почти прямой, вблизи кажется изогнутым, как вскинутый кнут. Вдали, как нетрудно догадаться, Сааремаа - вот только Лейгер ошибся в рассчётах и мост строит совсем не кратчайшим путём:

15.


Как можно заметить по прошлому кадру, у туристов коса популярна. Что характерно - она действително растёт, ведь тут и земля довольно быстро по геологическим меркам поднимается, и море намывает камней и песка:

16.


А понижается коса очень плавно, думаю пешком можно уйти ещё на километр-другой. Я ограничился тем, что разулся и вышел вперёд метров на 10-20, где волны вспениваются друг другу навстречу:

17.


Если на острове Муху возвышается огомная средневековая церковь, то на Кассари, на его восточном "роге" в паре километров от усадьбы, стоит маленькая, но колоритнейшая часовня, окружённая красивым тихим кладбищем. Вид у неё абсолютно средневеков (чего стоит одна камышовая крыша!), но на самом деле она построена всего-то в 18 веке.

18.


Это действительно часовня, на задней стене даже окна есть. Пристройка - видимо, склеп Штакельбергов, и такому месту упокоения можно позавидовать...

19.


Через окна сфотографировал убранство - как и всё тут, скромное и уютное:

20.


Вновь даже не заметив моста или дамбы, мы выехали с Кассари назад на Хийумаа и сначала сдали назад в то самое село Кяйна, через которой лежит прямая дорога из Эммасте к переправе на Хельтермаа. Надо сказать, после Кассари даже Хийумаа начинает казаться неуютным и большим, а Кяйна так и вовсе оказалась обыкновенным рабочим посёлком с заброшенной фабрикой и забулдыгами в стиле картин Васи Ложкина. Тем не менее, сюда стоит заехать ради руин кирхи Святого Мартина 15 века, основанной в 1254 году как центр Дагёсских владений Эзель-Викского епископства.

21.


Рядом с руинами чёрный с белыми буквами указатель укажет на Пункалайден - посёлок в Финляндии, видимо побратим, до которого получается 255 километра.
А церковь некогда крупнейшая на острове, до войны была такой:

21а.


Но и руины её чрезвычайно эффектны - даже не уверен, стоит ли восстанавливать всё как было, тем более внутреннего убранства всё равно не вернёшь.

22.


Конечно, поскромнее гигантских храмов Сааремаа, но тоже внушительно:

22а.


Церковный зал, под крышей алтарная часть. В принципе, похоже на гигантские руины в таллинской Пирите:

23.


Но в общем что от моста, что от Кяйны уже рукой подать до сердца Хийумаа - Большой мызы (она же Сууремыйза или Гроссенгоф) в нескольких километрах от переправы Хельтермаа, у главного "входа" на остров. Кое-где прямо вдоль шоссе тянется аллея:

24.


А Большая мыза, в английском наверное называвшаяся бы The Manor, называется так не случайно: в 1519 году на этом месте был заложен орденский замок, возможно так и не построенный, а с покорением Дагё шведы отдали Гросенгоф во владение Штакельбергов, владевших им, впрочем, недолго: точно не знаю как, но в 1620-м году Большая мыза перешла Делагарди - потомкам легендарного Понтуса де ла Гардия, француза на шведской службе, отвоевавшего у России Ингерманландию и утонувшего в Нарове, когда возвращался с победой, в прямой видимости Нарвского замка. Его сын Якоб и внук Магнус были губернаторами Аренсбурга (Курессааре), да и просто это был один из богатейших шведских родов. Наконец, в 1755 году дочь очередного владельца острова Эбба Маргарета вышла замуж за представителя ещё более старой и влиятельной шведско фамилии Стенбёк, и это была вершина истории Большой мызы... длившаяся, впрочем, недолго. В 1796 году местные Стенбёки (а род этот, понятно, имел множество ветвей) за долги отдали мызу Унгерн-Штернбергам - пожалуй, ярчайшему в Эстляндии из немецких (а не шведских) родов, а сами перебрались в уже упомянутое Эммасте, отпочковавшееся от Гросенгофа в отдельную мызу. В общем, такая концентрация выдающихся фамилий не могло не породить едва ли не лучшую мызу Эстонии. Вокруг на несколько километров раскиданы хозпостройки - вот например руины огромной мельницы:

25.


Хозяйственные флигеля вокруг дворца:

26.


Самый интересный флигель - интересно, что это именно было?

27.


И собственно дворец - роскошный, но строгий. Его построили в 1755-1776 годах, видимо общими силами Стенбёков и Делагарди, и вид у него настолько шведский, насколько это только возможно:

28.


Одна из самых красивых дверей, что я видел:

28а.


Фасад с обратной стороны, а левый торец - на вводном кадре:

29.


Здесь же, в Суурьмыйзе, которая по меркам Хийумаа довольно крупный населённый пункт, Саша забронировал гостиницу. Приехав по нужному адресу за усадьбой и позвонив, мы поняли, что гостиница - ни что иное, как общежитие занимающего усадьбу техникума (школа при мызе зародилась в 1867-м году, а обживать баронские постройки начала в 1920-м). Дверь нам открыла стереотипная "училка", показала как пользоваться кодовым замком (а говорят ещё, что у островитян двери запирать неприлично!) и отвела к столь же стереотипному завучу в одном из кабинетов, и завуч добрых полчаса выписывала мне квинтацию, а учительница примерно столько же искала сдачу. В общем, я уже готовился к худшему, тем более похожий эпизод у меня уже был, когда в литовском Зарасае гостиница оказалась общежитием интерната... но только если в Зарасае общага была вполне себе общажная, то есть затхлая и неуютная, на Хийумаа мы после всей волокиты получили просторную и блестящую от чистоты комнату с евроремонтом, или вернее даже целую квартиру, так как в других комнатах постояльцев не было. Вот так тут выглядят советские дома, а тучи вдали уже над материком.

30.


Примерно в километре от дворца, у дороги к переправе Хельтермаа - уже следующее село Пюхалепа, куда и вела та самая аллея вдоль шоссе: здесь находится кирха Святого Лаврентия, основанная аж в 1259 году на месте священной рощи-ольшаника. Как я понимаю, в основе храм вполне себе 13 века, башня пристроена в 1770-х годах, а внутри сохранилась каменная резная кафедра шведских времён - но открытой мы эту церковь так и не увидели. Рядом - видимо, склеп владельцев Большой мызы:

31.


Итак, Эммасте располагалось на южном полуострове, Сууремыйза - на восточном, ну а теперь нам дороге на северный. От Большой мызы мы взяли курс на Большую гавань (Сууресадама, по-немецки Тиффенхафен, по-шведске Дьюпхаме) - она в стороне от дороги, на берегу моря, но такой объект я не мог пропустить! В 1570-м году шведские власти обустроили здесь главный порт острова Дагё, при котором с 1680 года почти непрерывно (!) действует верфь, основанная голландским купцом Эрзамом Якобсоном, а в 1848 году построившая парусник "Хийумаа", совершивший кругосветный поход вокруг мыса Горн - ныне он считается первым эстонским судном, покорявшим океаны, хотя думаю, команда там была шведы или немцы... Подъехав к воротам верфи и увидев за ним амбар 18 века, мы поняли, что внутрь можно свободно пройти:

32.


Тоннаж судов, с которыми работает верфь, за три с лишним века явно упал - теперь всё катера да вот что-то деревянно-историческое на эллинге. Но - работает, и совсем не глянцево: в цехах слышался лязг и скрежет, мимо то и дело ходили рабочие с какими-нибудь железяками, не обращавшие на нас ни малейшего внимания.

33.


Можно даже в цех заглянуть, хотя углубляться в него я всё же постеснялся (да и не по ТБ это):

34.


Так-то в Большой гавани уже не первый год планируется сделать музей судостроения, а пока лишь копятся всякие будущие экспонаты - в первую очередь якоря. На правом нижнем кадре - камень у проходной, и большой якорь на нём чуть ли не с корабля Карла XII.

35.


Покинув Большую гавань, мы вновь взяли курс в сторону трассы, и этот участок мне запомнился парой воинских памятников. Слева - Солдатский камень, затерянный где-то на лугах в треугольнике основной дороги и трассы от Большой гавани на запад: мы с первой попытки его не нашли, но любезный  Josef Kats прислал нам координаты (58-57-13,61 и 22-52-31,05) и всё же уговорил потратить 5-10 минут, чтобы проехать по ним. Камень стоит совсем рядом с шоссе, но с него при этом не заметен, а покоятся под ним двое красноармейцев, убитых немцами и схороненных местными жителями - и тут внимание на дату: возможно, это самый первый памятник советским солдатам из тысяч поставленных по итогам последующих войн. Напримр, тот, что справа, Каменная Голова - памятник защитникам Моонзундов (1966), очень эстонский по духу. Стоит он на трассе в центре Кярдла, отмечая поворот к главной площади:

36.


Большая мыза называется так не случайно - долгое время бывшая единственным центром острова, она словно пускала побеги вроде той же Эммасте, и важнейшим из них стала Кярдла (она же немецкий Кертель, шведский Карддаль) - шведская деревушка, известная с 1561 года, в 19 веке начала превращаться в центр острова. Сменившие Стенбёков Унгерн-Штернберги показали себя крепкими хозяйственниками, и с отменой крепостного права переняли передовой английский опыт (уж не знаю, с огораживанием или без), развели на острове овечек и начали экспортировать сукно, и в 1830 году в Кертеле, расположенном на пол-дороги между главных мыз Гроссенгоф и Хохельхольд (Кыргессааре), началось строительство текстильной фабрики, в 1849-м году дополнившейся ещё и портом. Посёлок при них быстро стал крупнейшим на Хийумаа, а в 1938 году был повышен до города - хоть и крошечного (3 тыс. жителей), но единственного на острове. Что-то фабричное тянется у трассы и по окраинам, и первое впечатление городок произвёл весьма неприглядное - но оно оказалось обманчивым:

37.


На главной площади встречает деревянная пожарка (1930) безмерно провинциального вида:

38.


За пожаркой - рынок, а вот и сама площадь, некрасивая, но ухоженная... Беларусь напоминает, согласитесь:

39.


Чудная инсталляция - между прочим, вся Эстония знает, что островитяне на Хийумаа очень любят пошутить (с чем мы сами, разумеется, в силу языкового барьера не сталкивались), в том числе и довольно остро:

40.


Мы были голодны, но на площади выбор стоял между столовой с запахом кислых щей (или что там вместо у них у эстонцев) и симпатичной кондитерской, где предлагались, увы, только тортики. Поэтому - поехали вглубь города, и ведущая к морю улица потянет, наверное, уже не на Большую Европу 1970-х (как в Курессааре), а на Большую Европу без оговорок:

41.


Местное диво дивное - деревянный довоенный автовокзал. В принципе маленькие деревянные автостанции мне не раз попадались на Русском Севере, а довоенные автовокзалы в Эстонии есть ещё в крошечном городке Абья-Палуойя, более крупной Локсе и самом Таллине (не действующий), и все четыре, что показательно, из разных стройматериалов.

42.


Чуть дальше нашлось и кафе в старом деревянном доме между парком и бывшей фабрикой. Вот как она выглядела - главное здание 1870-х годов своими масштабами достойно Кренгольма, а в том самом музее на Кассари сохранилось даже местное сукно. Но фабрике не повезло в войну и ныне от этого гигантского корпуса ничего не осталось.

43.


Вместо неё теперь электростанция 1950-х годов, но функционалистичнский вид корпусов и явно не советская кладка трубы наводят на мысль, что её лишь смонтировали в уцелевших дополнительных корпусах бывшей фабрики:

44.


Фабричная площадь, фактически сквер с памятников фабрике (!) в центре: на боку там её изображение с позапрошлого кадра, текст на эстонском и натуральные даты жизни "1830-1941". Кажется, первый раз вижу памятник погибшему заводу - почтительное отношение эстонцев к промышленности я подмечал уже не раз.

45.


Странно, что каменная фабрика уничтожена под ноль (видимо, её взорвали сами красноармейцы, чтобы не досталась фашистам), а деревянные дома вокруг неё целы. В этих жили инженеры и мастеровые, обратите внимание на старый погреб и гамак нынешних жильцов:

46.


Замыкает площадь Длинный дом - самое известное здание города, вполне оправдывающее своё назваие, в нём 60 метров. Построен он был в 1830-е годы, с основанием фабрики, как квартира управляющего и всякие службы. Ныне здесь разные культурные учреждения Кярдлы, в том числе основной музей, куда мы уже не пошли, так как время уже начинало потихонечку поджимать. Что за доски приколочены к стенам - увы, не знаю, больше всего похоже на фрагмент погибшей церкви, может быть даже Кяйны?

47.


А были на острове и другие мануфактуры. Одна из них, при мызе Ваэмла близ Кяйны, действует на станках 19 века и поныне, само собой привлекая туристов.

48.


Напротив Фабричного парка - Городской парк, который открывает кирха Иоанна Предтечи (1860-63), ведь простенький храм - непременный атрибут старых рабочих слободок. Деревянная башня тут явно как корове седло, и на исторической фотографии видно, что изначально звонница была совсем другой:

49.


Рядом - внушительных размеров монумент всем погибшим на острове во Вторую Мировую... вот только чья на солдате форма, и чьи опознавательные знаки над списками имён?

50.


В глубине парка - заброшенный обелиск освободителям Моонзундов, причём что характерно - почти все фамилии на плите эстонские:

51.


А вот к певческому полю в Прибалтике народная тропа не зарастает никогда:

52.


Чуть дальше уже гавань с пакгаузами, видимо, 1840-х годов. Ныне как такового порта я тут и не разглядел, только яхты стоят у причалов:

53.


В общем, как мне показалось, противоречивый городок - ухоженный, но очень уж глухой. При этом рядом есть ещё и аэродром и самолёт летает в Таллин.

54.


В следующей части, последней об Эстонии, поедем дальше - к трём маякам, включая средневековый Кыпу.

ОСТРОВНАЯ ЭСТОНИЯ
Остров Рухну.
Остров Муху. Ворота Моонзундов.
Два хутора Михкли. Сааремаа и Хийумаа.
Курессааре. Замок Аренсбург.
Курессааре. Город.
Сааремаа. Природа, мызы, мельницы.
Сааремаа. Средневековые церкви.
Сааремаа. Берега, маяки и военные базы.
Хийумаа. Юго-восток. Кассари, Большая мыза, Кярдла.
Хийумаа. Северо-запад. Три маяка и не только.
Эпилог
Таллин-Хельсинки. На пароме.
Хельсинки. Впечатления первого дня о настоящей Европе.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", "Молох", "Немецкая мелодия", Эстония, деревянное, дорожное
Subscribe
promo varandej june 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments