varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Остров Хийумаа. Часть 2: север и запад, или Последние берега



В прошлой части я рассказал о Хийумаа в целом и показал два его центра - Большую мызу (в прошлом) и город Кярдла (ныне). Но самое интересное - дальше, на север и запад от Кярдлы, на полуостровах, вдающихся в открытую Балтику: местная Гора Крестов, несколько мыз и церквей, уже показанный хутор Михкли, но самое главное - три старинных маяка, в том числе средневековый Кыпу, который лично для меня стал, пожалуй, самым впечатляющим зданием Эстонии.

Типичная дорога на Хийумаа - ровная, окружённая лесом и совершенно пустая. Вечером, когда мы ехали обратно, от Ристны (конечного пункта этого поста) до Кярдлы нам не встретилось ни одной машины. Вкупе со свинцовым морским небом (а погода испортилась за считанные минуты) и холодным ветром это особенно впечатляет. А странный указатель не случайно...

2.


В прошлогоднем путешествии по Литве одним из сильнейших впечатлений стала Гора Крестов близ Шяуляя, одна из главных достоприамечательностей страны, невысокий холм, сплошь покрытый сотнями тысяч принесённых людьми крестов разного размера и формы. Тем больше было моё удивление, когда я узнал, что своя Гора Крестов есть и в Эстонии - на Хийумаа в нескольких километрах западнее Кярдлы. Но у обеих гор одинаково непонятное происхождение, скорее всего уходящее корнями куда-то в язычество, обе создавались "всем миром", и с обеими связаны предания о жертвах царского режима: если литовцы, по преданию, ставили кресты на том холме в память о погибших в польско-литовских восстаниях, то на Хийумаа кресты якобы оставили шведы, в 1781 году выселенные отсюда в степи Новороссии (куда идти пришлось пешком, ибо поезда тогда ещё не придумали) - каждый ушедший в память о себе на обжитой земле. Ещё есть легенда, что как-то тут столкнулись два свадебных шествия, передрались да ненароком убили с одной стороны невесту, а с другой - жениха, после чего опомнились, покаялись друг перед другом, женили оставшихся жениха и невесту, а на месте драки поставили крест, и с тех пор кресты тут начали ставить по любому поводу. Суть в любом случае та же - место, куда каждый может принести свой крест:

3.


Но если литовская Гора Крестов видна издалека, то эстонская... я даже не сразу понял, что уже по ней иду. Приглядитесь - ведь верхний кадр ВЕСЬ В КРЕСТАХ. Просто тут они вот такие:

4.


На литовскую Гору Крестов обычно едут, приготовив большой красивый крест заранее, а здесь принято мастерить кресты самим из подручных материалов, коих в лесу вокруг небогато. Конечно, самодельные кресты (даже из зубочисток и пакетиков сахара) есть и на литовской Горе, а здесь есть и некоторое количество капитальных крестов, но всё же преобладающие формы тут явно разные. Наглядное отличие драматичных литовцев от эстонцев-интровертов:

5.


Вот кто-то сделал крест из жерновов, а я - сложил на земле из шишек:

6.


Если вспомнить, что на карте Хийумаа - Перевёрнутый Крым, то Кярдла примерно соответсвует Евпатории, а Гора Крестов - Симферополю, то есть это сердце острова, на карте похожего на крест или четырёхлучевую звезду. Через несколько километров мы свернули в сторону моря - на северный полуостров Тахкуна. На нём находится и хутор Михкли (кстати, помимо него на острове есть ещё хутор-музей Соэра восточнее Кярдлы, у дороги на Большую мызу), входящую в большую и разбросанную по лесу деревню Малвасте. Вот какое-то крупное здание, более всего похожее на дом отдыха времён Первой республики:

7.


А в лесу, если хорошенько поискать (нам дорогу подсказали музейщики на хуторе, сами бы не нашли), можно обнаружить кладбище с православной Ильинской церковью (1925) абсолютно самодельного вида. Интересно, что у неё за история, может основана какими-нибудь беженцами из России? На Хийумаа, в отличие от Сааремаа, православных церквей почти нет (помимо этой вроде бы есть ещё всего одна, да и та заброшенная).

8.


Через оконо сфотографировал убранство - необычайно минималистическое, тем более для православия:

9.


Дальше в лесу скрываются ещё руины каких-то батарей, небольшой военный музей, в Первую Мировую ходила обслуживавшая орудия узкоколейка (не единственная на Хийумаа, но в отличие от Сааремаа "на мирные рельсы" они тут не перешли), но мы их даже не искали. Лес впереди расступился, открыв плоский ветреный мыс и на нём маячный городок:

10.


Маяк Тахкуна - не самый старый и не самый уникальный в Эстонии, но по-моему - самый красивый. Он был заказан в 1871 году во Франции (говорят, что у Эйфеля, но не рановато ли по датам?) и смонтирован из готовых металлических деталей в 1873-м. Прямо сказать, маяков я до этой поездки видел немного, а тем более металлических, но в Эстонии их минимум три и все 1870-х - ещё есть маяк Ристна, к которому доедем в конце поста, и чуть более молодой маяк острова Рухну. Высота маяка Тахкуна - 40 метров от основания и 43 - над уровнем моря:

11.


Отдельное же достоинство маяков Хийумаа в том, что на каждый из них можно залезть - а это не то что у нас в России немыслимо, но и в остальной Эстонии не предусмотрено, по крайней мере у других маяков, будь то Рухну, Сырве на Сааремаа, Пакри в городке Палдиски, двух маяках Сурупи в окрестностях Таллина или Таллинский маяк близ центра города, я такой возможности не припомню. Но Хийумаа не зря называют Островом Маяков, здесь этом символ и главная достопримечательность, поэтому на каждом маяке за пару евро можно подняться наверх, а спустившись - согреться чашечкой кофе или купить сувениров. Во дворе за забором - старая "головка" маяка, заменённая в 2002 году - все они ещё и действующие.

12.


В металлической "трубе" маяка - ноктюрн: под ногами лязгают ступени, металл слегка вибрирует и гудит от ветра снаружи, а в жаркие безветренные дни тут, наверное, совсем духовка... Не знаю, где раньше висела мемориальная плита, но получается, что именно на этом мысу в октябре 1941 года немцы наконец добили оборону Моонзундов - аэродром на Сааремаа, с которого в августе 1941-го бомбили Берлин, я уже показывал в позапрошлом посте.

13.


Повороты винтовой лестницы кажутся бесконечными, гудение ветра и дрожащего металла всё громче и тревожнее:

14.


И вот мы выходим наверх - площадка с прозрачными забором и полом запечатлена на вводном кадре, и ветер на ней буквально сдувает. Вид назад, на острове лишь бесконечный лес, а ближе как на ладони весь маячный городок. Обратите внимание на относительно новый асфальт - раньше сюда вела убитая грунтовка, а шоссе к достопримечательности проложили в 2011 году. И ещё на то, что Хийумаа плоский, как стол, и берега его хоть и каменистые, а лишь немногим выше уровня воды:

15.


Острие мыса Тахкуна, на котором кто-то выложил натуральный "вавилон" - так эти спирали из камней, присыпанных дёрном, называют у поморов, и в мире их известно около сотни, в том числе больше половины в России и 1/3 - на Соловках (да и там почти все на Большом Заяцком острове). Для чего они - никто не знает, версий много, но ни одна не кажется идеальной. В Эстонии подобного, сколь мне известно, никогда не было, а вот в Финляндии и особенно Лапландии встречаются.

16.


А металлическая конструкция на берегу, склонившаяся над водой и словно гнутая ветрами- ни что иное, как памятник погибшим на пароме "Эстония": здешний "Титаник", ходивший между Таллином и Стокгольмом и бывший одним из символов II республики, примерно за час был потоплен сильнейшим штормом ночью 28 сентября 1994 года в 60 километрах северо-западнее этого мыса, унеся на дно 852 жизни. Подробнее об этой катастрофе я писал в посте об эстонских реалиях, так как для крошечной страны это был сильнейший удар, ведь в процентном отношении (Эстония в 100 раз меньше России) катастрофа забрала больше людей, чем у нас Чеченская война, и памятники крушению "Эстонии" стоят ныне во многих городах.

17.


Но этот - самый пронзительный. Колокол с детскими лицами покачивается от ветра, и когда ветер достигает той же силы, что в ту штормовую ночь - начинает звонить. В принципе Тахкуна - не ближайшее к точке крушения место, от мыса Кыпу (виден на заднем плане кадра выше) дотуда километров на 10 поменьше, но дело в том, что сюда под утро волна прибила всплывшие обломки, в том числе 14 пустых шлюпок.

17а.


Одна из них стоит на лужайке около музея на "изумрудном острове" Кассари, показанном в прошлой части - там я упоминал "самый  интересный и трагический экспонат". Шлюпка, надо сказать, в отличном состоянии, так и не скажешь, что с погибшего парома.

18.


Но она никого не спасла, а просто была оторвана ветром и волнами. Народы Прибалтики очень трепетно относятся к родной земле, и может быть шлюпки принесли души погибших?

19.


Впечатлённые и слегка подавленные (и к тому же потрёпанные ветром на площадке маяка), едем обратно к трассе - дальше наш путь лежит на западный полуостров Кыпу, или Дагерорт, к двум его маякам. Но по дороге - ещё пара остановок, например в деревне Рейги:

20.


Местную кирху, известную в дереве с 1627 года и бывшую центром тех самых выселенных шведов, отстроил в камне в начале 19 века барон Унгерн-Штернберг в память о сыне, который, по некоторым сведениям, покончил с собой, так как проиграл в карты немерянные суммы долгов. У нас вот самоубийц хоронили на выселках и не молились за их упокой, а тут целый храм построили - и не ясно, в лютеранстве это дело или в безграничности власти баронов на принадлежавшем им острове? Как бы то ни было, выглядит церковь достаточно мрачно:

21.


Кстати, следом за последними в моём прибалтийском цикле скансеном (тем самым хутором Михкли), замком (Аренсбург) и уездным остзейским городком (Курессааре), Рейги - последняя церковь. Правда, я ещё Палакюльскую часовню (1820), несостоявшуюся усыпальницу Штернбергом между Крядлой и Суурьмыйзой пропустил, а фактически после Хийумаа ещё осматривали Хаапсалу с окрестностями, но речь о последовательности рассказа, а не самой дороги.

22.


Вокруг - красивое старое кладбище, где мы надеялись найти "шведских крестов" (так тут называют кресты в круге), но то ли их тут нет, то ли плохо искали.

23.


Обратите внимание - кресты поставлены умершим в ноги, прежде в лютеранских и католических странах видел такое лишь на Куршской косе, на кладбище исчезнувшего народца курсениеков (ну или в других местах тоже видел, но не обращал внимания) - интересно, чья традиция:

24.


Деревянное здание, явно не жилой дом, в следующем селе с красноречивым названием Роотси (Шведское). О береговых шведах когда-то у меня был отдельный пост, но если вкратце - они здесь жили задолго до Шведской Эстляндии, перебираясь через море со Средних веков.

25.


А вообще, здесь ещё одна вотчина Унгерн-Штернбергов - мызой №2 на острове Дагё был Хохенхольм, ныне Кыргессааре, а при Советах и вовсе Вискоза, ныне довольно крупный (целых 300 человек!) по меркам Моонзундов посёлок чуть в стороне от трассы. У отворота - симпатичный каменный мостик со скамеечкой, где проезжает разве только редкий велосипедист:

26.


Хохенхольм возник почти сразу после Ливонской войны, и первым его хозяином был русский боярин-перебежчик Путилов (далеко не единственный случай, надо сказать), которого с 1624 года сменили потихоньку прибравшие к рукам весь остров Делагарди, и так как ближайшая к Большой мызе Большая гавань (Суурьсадама, см. прошлую часть) была королевским портом, свою частную гавань они начали строить здесь, да так успешно, что в 1691 году и она отошла королю. Под Россией сюда как-то затесался ещё один род с чрезвычайно красивой фамилией Цеге-фон-Майтенфейль, а в 1755 Хохенхольм выкупили Стенбёки, вновь снихронизировав его историю с Большой мызой, и в 1796 вместе с ней передав за долги Унгерн-Штернбергам. Надо сказать, не очень удачно - первый дагёсский барон из этого рода, Отто Рейнхольд Людвиг, в 1802 был арестован по обвинению в пиратстве и сослан в Тобольск: якобы, он построил фальшивый маяк, заманивал суда на мели, грабил их, матросов запугивал, а офицеров даже убивал, и якобы гувернёр баронова сына своими глазами видел, как тот в своём кабинете лично убил шведского капитана Карла Мальма. Дело получилось резонансным, какое-то время европейские газеты писали о нём столь же охотно, сколько о победах Наполеона, по мотивам был написан приключенческий роман "Башня на Дагё"... и лишь при I республике таки выяснилось, что барон всего лишь вылавливал грузы с затонувших судов, а вся эта история стала лишь сведением счётов между ним и Стенбёком - уступив Большую мызу за долги, последний всё же выкарабкался, стал вице-губернатором Эстляндии и злоупотребил служебным положением. Это, впрочем, оказалась обычная месть - вернуть себе Дагё он уже не смог, а Унгерн-Штернберги продолжили благоустраивать остров.

27.


Кыргесааре была не столько жилой мызой, сколько промышленным центром, вторым на острове после суконной Кярдлы. Не знаю, есть ли тут дворец - может утрачен, а может невзрачен. Нынешний центр Кыргессааре - винокурня 1880-х годов:

28.


Красиво, конечно, но бутофория. Всё же приусадебные производства от настоящей индустрии всегда довольно далеки. Вино же здесь пытались делать, понятное дело, не из винограда (не климат ему тут, он и в Курляндии-то едва прижился всего в одном месте), а из ягод, коими столь богаты окрестные леса.

29.


В советское время же здесь наладили производство вискозы ("искусственного шёлка"), в честь которой назывался и сам посёлок. С тех пор, видимо, остались заброшенная промзона (хотя корпуса явно штернберговские)...

30.


...сталинки (они даже тут есть!) и контингент, хорошо знакомый по депрессивному рабочему посёлку в любой стране бывшего СССР:

31.


Едем дальше. Вот и последняя в прибалтийском цикле мыза Кыпу (Кёппо) в паре киломтеров от одноимённого маяка:

32.


Вот и сам маяк Кыпу, или Дагерорт - рукотворная скала на холме! На главном фарватере торгового пути к ганзейскому Ревелю, на деньги ходивших по нему купцов, маяк был построен в 1505-31 годах, и в его "теле" 5000 кубометров камня:

33.


Среди всех маяков мира он по возрасту не второй (как принято думать), а как минимум 4-й - и старше него маяки:
1. "Башня Геркулеса" в Ла-Корунья (Испания) - ещё древнеримский, 2 века нашей эры.
2. Маяк Хук в Вексфорде (Ирландия) - 13-го века.
3. "Кафедра Святой Екатерины" на острове Уайт (Англия) - 1313-28, погащен в 1547-м.
Кроме того, более старыми могут быть Девичьи башни в Стамбуле (но там только основание, верхняя часть башни 1720-х годов) и Баку (хорошо за тысячу лет, но далеко не факт, что она была маяком изначально), Брандарис на голландском острове Терсхеллинг (в основе 1323 года, нынешний построен в 1570-93 годах), Нойверк в устье Эльбы (башня 1310 года постройки, но маяком стала то ли в 1647-м, то ли в 1802 году) и - в первую очередь - два итальянских маяка: Пизанский маяк в Ливорно (основан в 1303 году, но разрушен в войну, и не знаю, сколь достоверно и аутентично восстановлен) и Ла Лантерна в Генуе (в основе 1123 года, сильно перестроена после военных повреждений в 1543-м, и каково соотношение - увы, не знаю). Прочие маяки мира безусловно моложе, да и до 18-го века маяк (а не просто костёр на берегу или ориентир по шпилю или башне какого-нибудь замка или храма) вообще был постройкой исключительной, примерно как сейчас космодром или радиотелескоп. При этом Дагерорт заметно масштабнее Хука и Кафедры Екатерины (а вот Ла-Корунья и Ла-Латерна, судя по всему, позрелищнее), в общем - это памятник мирового масштаба:

34.


На инфостенде - "эволюция" Дагерорта по векам. Изначально башня имела высоту 26 метров, но при шведах, в 1649-59 годах, была надстроена хорошо заметная верхняя часть. Маяк, однако, вплоть до 19 века светил обыкновенным дровяным костром, а корпус его был монолитным - люди забирались наверх по верёвочной лестнице (это было условие местных феодалов - чтобы маяк нельзя было использовать как крепостную башню). Маяк за это время несколько раз менял хозяев, с 1660 года был в частном владении Делагарди, получавших за его обслуживание деньги, при Петре I отошёл государству, собиравшему с шедших мимо кораблей "огневой налог", с 1755 года вернулся баронам (на этот раз Стенбёкам) и лишь в 1807 году вновь перешёл Морскому ведомству. Надо сказать, это было весьма оправдано: при баронах он светил только по ночам (загорался через час после заката, гас за час до рассвета) и только осенью и весной (зимой море замерзало, а летом белые ночи), то в госсобственности маяк светил каждую ночь и регулярно апгрейдился: в 1807 костёр заменили масляным фонарём, а внутри корпуса пробили лестницу. Оптика и светильник заменялись ещё не раз, в 1883-м году здесь же заработала телеграфная станция, сменившаяся в 1898 телефонной, а в 1941 году маяк пытались разбомбить немцы, но что такой громаде сделается? Бомбы лишь разбили стёкла и сожгли часть зданий у подножья. Подробная история маяка есть здесь. Кыпу/Дагерорт светит уже почти полтысячи лет...

35.


А достопримечательностью он сделался давно - кафе у подножья явно довоенное:

36.


Какая-то механика:

37.


Путь наверх. Причём если на левом и среднем кадрах лестницу проковыряли в начале 19 века, то на правой половинке, судя по всему, всё так и было изначально, со шведских времён. Там небольшая экспозиция и фотографии маяков со всего мира - потрясающе красивые всё же штуковины:

38.


Наверху, как водится, сдувает, но площадка довольно просторна - можно отойти на такое расстояние, чтобы фонарная башенка (1859-60 или 1900) целиком влезала в кадр. Высота маяка от основания - 36 метров, а над морем - все 107.

39.


Вид на восток - где-то там всё, показанное в прошлых частях, а у подножья, как видите, ещё и певческая сцена:

40.


А нам - вперёд. С той стороны - прореженный войной маячный городок, а основная дорога видна в лесу слева:

41.


Впереди, практически на острие западного полуострова - последния маяк Ристна. Ровесник Тахкуны, он был сделан на том же заводе и смонтирован годом позже (1873), причём есть легенда, что два маяка перепутали - якобы, более высокая Тахкуна предназначалась этой, более важной точке. На самом деле этот невысокий (21 метр) металлический маяк просто стоит на холме, поэтому над морем в нём все 67 метров. Как я понимаю, он был вспомогательным для Кыпу:

42.


У Ристны - самый капитальный маячный городок, и хотя мы приехали сюда после официального закрытия, на тех столиках, где наверное экскурсантов обычно кормят рыбой, маячники расположились на пикник, разложив аппетитно пахнущие шашлыки. Что удивительно - всё были русские, или по крайней мере русскоязычные, что было весьма неожиданно - думаю, в непостсоветских странах немало найдётся мест, где постоянно живущих русских людей встретить более вероятно, чем на этих островах. Шашлыком нас, конечно, не угостили и о том, как там Путин поживает расспрашивать не стали, но билет на башню продали.

43.


Хотя тут и башня самая простенькая, но зато можно увидеть совсем рядом маячный фонарь:

44.


Позади виден Кыпу - а вот с его башни Ристну я почему-то не разглядел:

45.


А это - наш Последний берег, конец последней части об Эстонии:

46.


Но за Последним берегом неизбежны Другие берега: ведь из Эстонии я возвращался в Россию через Финляндию. А значит будет ещё эпилог из одного-двух постов. В следующей части (то ли последней, то ли предпоследней) - о морском пути из Таллина в Хельсинки.

P.S.
Моя статья на "Кириллице" о самых интересных маяках бывшего СССР - тут, конечно, Эстония вне конкуренция.

ОСТРОВНАЯ ЭСТОНИЯ
Остров Рухну.
Остров Муху. Ворота Моонзундов.
Два хутора Михкли. Сааремаа и Хийумаа.
Курессааре. Замок Аренсбург.
Курессааре. Город.
Сааремаа. Природа, мызы, мельницы.
Сааремаа. Средневековые церкви.
Сааремаа. Берега, маяки и военные базы.
Хийумаа. Юго-восток. Кассари, Большая мыза, Кярдла.
Хийумаа. Северо-запад. Три маяка и не только.
Эпилог
Таллин-Хельсинки. На пароме.
Хельсинки. Впечатления первого дня о настоящей Европе.

Описание поездки и оглавление серии.
Tags: "Балтийские ветры", "Немецкая мелодия", Эстония, деревянное, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej september 3, 13:26 13
Buy for 500 tokens
Про Север писать интересно, но уже через неделю я должен оказаться в Ереване. И в общем я не помню, когда последний раз ехал вот так: у меня есть время "пока не надоест" (а надоест мне скорее всего где-то в середине ноября), цель увидеть Армению и Карсскую область Турции, и дорога между…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments