varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Орехово-Зуево. Часть 2: Крутое и Зуево



Продолжаю рассказ про "подмосковный Манчестер" Орехово-Зуево. В прошлой части было собственно Орехово - центр и гигантская старинная промзона. Теперь покажу оставшееся: Крутое за промзоной и Зуево за Клязьмой.

Возвращаясь в прошлой части по автомобильному мосту из-за железной дороги, мы с dima1989 пошли обратно в центр не сразу (как показано там), а для начала спустились и отправились вдоль путей в бывшее село со звучным названием Крутое. Дело в том, что хотя Савва Морозов передал управление фабркой младшему сыну Тимофею, родившемуся уже после того, как семья выкупилась из крепостничества, родительские капиталы достались и другим потомкам, среди которых к концу 19 века выделился племянник Тимофея, основавший собственное товарищество Викула Елисеевич Морозов. Но так как были они староверами, и родства не забывали, то и решили всё по-братски: с одной стороны от фабрик Орехово оставалось "вотчиной" Тимофея и его сына Саввы, с другой Викула начал обустраивать Крутое, и "почерк" иного владельца в его старине хорошо ощутим. А современность... в принципе, "район за промзоной" - словосочетание вполне красноречивое, в большинстве городов такие места превращаются в гетто, и Крутое исключением не стало - по словам Димы, ещё не так давно бомбилы отказывались туда ехать ночью, а официальные таксопарки посылали только машины с центральной блокировкой всех дверей. По мне так ныне район как район... впрочем, туда ещё дойти надо, а под мостом Дима обратил моё внимание на колоритный предупреждающий знак:

2.


Длинные фабричные склады:

3.


Кладбище домашних животных с почти человеческой могилкой:

4.


Крутое встречает внушительным зданием школы №1, и происхождение её весьма интересно: Викула Морозов решил маленько свернуть с дороги предков и активно приглашал на свою часть мануфактуры специалистов из Англии во главе с братьями-управленцами Климентом и Гарри Чернок. Переиграть Савву Тимофеевича, конечно, они ему не помогли, но зато образовали достаточно серьёзную общину, внёсшую вклад не только в местную, но и в общероссийскую культуру. В начале ХХ века англичане в Орехово-Зуевских посёлках были вторым по численности народом после русских, и по словам того же Димы, ещё в 1970-е годы тут можно было встретить людей с именами типа Владимир Джонович Грей (имя вымышленное, но принцип ясен). Ну а школа, соответственно, изначально строилась для детей этих самых англичан:

5.


Напротив - основа Крутого, комплекс двух чрезвычайно мощных казарм, одна из которых ещё и увенчана водонапорной башней:

6.


Можно зайти вовнутрь - там в целом не так уж и плохо:

7.


Да и в принципе, местами тут даже уютно:

8.


А местами откровенно мрачно - вот другая сторона той же самой казармы:

9.


За казармами - ДК Тектильщиков (1929):

10.


И подъём на очередной виадук, теперь над станцией Крутое - конечной у многих московских электричек вместо расположенной чуть ближе к столице станции Орехово-Зуево (см. прошлую часть). Ждущие рейса электрички виднеются вдали, а за путями... напротив Крутого есть ещё пара интересных объектов:

11.


Практически сразу у виадука - городской стадион "Знамя Труда" - при всей скромности облика, одно из знаковых мест в истории русского спорта. Что, собственно, могли привезти сюда англичане? Конечно, футбол! Поначалу они играли между собой, и в 1887 году по инициативе Климента Чернока в одном из ореховских парков состоялся первый на территории России футбольный матч. Староверы, наверное, с такой лицедейства только кривились, и в общем поначалу традиция не прижилась. Зато в 1897-м Гарри Чернок попытался подключить к делу уже самих староверов, с большим трудом сумел набрать на две команды рабочей молодёжи, и вид у этих футболистов был колоритен - бородатые и в "шортах" почти до ступней, но в этот раз, видимо, общество всё же "дозрело" - через считанные годы футбольные команды в портовых городах (Петербург, Одесса, Николаев и другие) независимо друг от друга начали появляться одна за другой. По иницитиаве тех же Черноков и был в 1906 году построен стадион, в 1908 на нём впервые староверы играли против англичан, а в 1909 - впервые их обыгрывали:

12.


Как я понимаю, полукруглая стенка осталась с начала ХХ века, хотя внутри стадион вполне нов и обычен.  А памятник на переднем плане напоминает о трагедии 27 мая 2004 года, когда ПАЗик с местной командой "Знамя Труда" угодил под вылетевшую на встречку фуру - погибли 9 человек.

13.


Второй интересный объект запрятан гораздо хитрее, среди длинных домов барачного типа, из проулочков которых на нас смотрели подозрительно. Тут даже названия улиц соответствующие - наша цель находилась в Торфотранспортном проезде, и как можно понять из названия, искали мы бывшую станцию узкоколейки - соответственно, Торфяную:

14.


Первые железные дороги из Орехова к торфяным полям появились ещё до революции, хотя никаких точных сведений, кроме упоминания участия машинистов торфовозных поездов в забастовках после 1900 года, не сохранилось, и возможно это были временные переносные линии, не пережившие Гражданской войны. В 1927-м была построена уже капитальная узкоколейная система для снабжения торфом Ореховской ТЭЦ (её корпуса и трубу в глубине промзоны я уже показывал в прошлой части), причём чтобы не пересекать ширококолейную магистраль, от конечной станции Торфяная до ТЭЦ тянулась грузовая канатная дорога. Одна из многочисленных узкоколеек Мещёры, "Орехово-Зуевское хозяйство железнодорожного транспорта" (так она называлась изначально) достигла расцвета к 1960-м годам, пустив множество веток по Московской и Владимирской областям, но затем началась деградация: часть линий была разрушена торфяными пожарами 1972 года (это примерно как в 2010-м, только ещё масштабнее), ТЭЦ перевели на газ, но в общем даже так потихоньку умиравшая система продержалась до 2001 года. Вот так станция Торфяная выглядела в 1989 году, и до поездки я знал, что от неё сохранилось депо:

14а.


В итоге, забурившись в закоулки, мы упёрлись в высоченный забор, за которым я увидел тропинку, озаглавленную грозную надписью:

15а.


Вот собственно и депо, возможно 1927 года постройки - но кто его занимает ныне и почему ходить запрещено (тем более что явно не официально), судить не берусь.

15.


В общем, зажелезнодорожная часть района за промзоной - это уже гетто в квадрате, и мы по добру по здорову направились обратно в Крутое:

16.


Улица Ленина, за спиной (на кадре ниже) сменяющаяся улицей Кирова:

17.


На последней - конструктивистские дома уже для освобождённого пролетариата. Хотя как сказать - освобождённого... Савва Тимофеевич Морозов не только активно вкладывался в социалку (госпиталь и театр из прошлой части соврать не дадут!), но и активно поддерживал большевиков, прятал от полиции Баумана, дружил с Красиным и Горьким, и не скрывал того, что считает необходимым свержением самодержавия. Ну, примерно как нынешние бизнесмены-бизнесмены готовы поддерживать (чаще, к счастью, лишь на словах) хоть фашистов, хоть людоедов, если те против Путина.

18.


В 1905-м Савву Тимофеевича отстранили от руководства компанией, вскоре нашли у него нервное расстройство и отправили на отдых за границу, где он то ли застрелился, то ли был застрелян, но империя его даже не пошатнулась - к 1914-му году Морозовы оставались в десятке богатейших семей России.

19.


Идём обратно в сторону центра:

20.


Во дворах запрятан музей (1929):

21.


Из одного из зданий по пути вышел бородатый мужик в мешковатой рубахе, и мы сразу поняли - староверы тут есть и ныне. А вон впереди улица Ленина уже входит в промзону мануфактуры - ущелье в краснокирпичных стенах:

22.


Напротив - Английский пассаж в бывшей заводской поликлинике неясного возраста (видимо, самое начало 1920-х):

23.


И заброшенная деревообрабатывающая фабрика с высокой трубой:

24.


На этом с Ореховским берегом всё - хватило его на полторы части. Оставшаяся половинка - соответственно, про Зуево: оно хотя и старше, и в Московскую губернию входило, и Морозовы оттуда вышли, а всё же несколько тривиальнее. С показанной в прошлой части Октябрьской площади, между администрацией и бывшим ДК, начинается мост через Клязьму, и Дима обратил моё внимание на высокий дом в перспективе моста - здесь, по его словам, жил Саша Солоник (по документам на имя Валерьян Попов). Богатую историю орехово-зуевского криминала 1990-х годов я уже рассказывал пунктиром в прошлой части, но всё же изначально местные банды были в основном достаточно средненькими: выросли из "катал" (как я понимаю, шулеров, работавших в поездах), представляли собой по сути просто гопоту с оружием. Зато ещё в 1990-м сюда пожаловали небезызвестные "курганские" - едва ли не сильнейшая ОПГ Москвы в те времена. Работавший на них Солоник, по происхождению грек, в 1990-х годах слыл "киллером №1" в России, и думается, случись такой персонаж в Америке - про него бы сняли уже десяток боевиков. Впрочем, есть версия, что образ Саши Македонского, стреляющего насмерть с двух рук за триста шагов, сочинили журналисты да его собственная привычка приписывать на допросах чужие убийства. В общем, что тут правда, а что бандитский эпос (вот убеждён, что на самом деле ничего красивого там быть не может!), я не знаю, но Солоника тут некоторые ещё помнят - говорят, был молчаливым, корректным в общении и достаточно скромным в быту человеком, связь которого с мафиозными лидерами можно было заподозрить разве что по очень крутой для тех лет машине.

25.


Зуево, как уже говорилось, было в двойном городе исходным - как сельцо у переправы оно известно аж с 1209 года, то есть помнит не то что братков из 1990-х, а монголов, ордынцев и польско-литовскую рать... но как часто бывает (наглядный пример из предшествовавшей поездки - Тутаев), "младшее" поселение со временем разрослось, а "старшее" сделалось его предместьем. Зуево, судя по всему, оставалось обычным подмосковным селом на стыке двух губерний, и ныне в нём и рядовой застройки-то толком не сохранилось - в основном это многоэтажечный район. Лишь у реки - цеха завода "Респиратор", кстати говоря в глубине площадки тоже дореволюционные:

26.


Зато именно в Зуеве находится большинство городских храмов. На улице Володарского (она же на кадре выше, и думаю, хорошо видно, что главная) возвышается огромный Собор Рождества Богородицы (1872-90), своей странной громоздкостью больше напоминающий старообрядческие моленные (ведь те обычно строились без внешних призаков храма, а колокольнями и главками обзаводились уже в более лояльные времена), но нет - храм вполне себе "никонианский", видать просто такой облик был уместнее в фабричном городке, да и колокольня правда пристроена позже (1903-07):

27.


Во дворах недалеко от моста запрятана ещё одна церковь Рождества Богородицы, не столь крупная, но куда более изящная - и вот она уже вполне старообрядческая, причём ныне её делят сразу две конфессии - поморцы (самая умеренная ветвь беспоповства) и РПСЦ, причём изначально храм был именно беспоповским:

28.


Основное здание - 1880-х годов, модерновая звонница пристроена в 1911 году, а главки и приделы так и вовсе новодел:

29.


Хотя церковь беспоповская, то есть по сути даже не и церковь, а лишь моленная - у неё почему-то есть алтарная часть. Как выглядят моленные - можно оценить в, например, Даугавпилсе. Зато росписи в нишах впечатляют своим своим строгим, почти византийским обликом:

30.


Детали. Кстати, такие вот шайбы армирующих стяжек, похожие на штурвалы, в Орехове-Зуеве вообще не редкость - видимо, делались на одном из вспомогательных производств у Морозовых:

31.


По соседству - третья (!) церковь Рождества Богородицы (1906-08), на этот раз изначально принадлежавшая РПСЦ, но в страшно уделанном виде - вот поэтому они и делят теперь храм с беспоповцами:

32.


Детская площадка где-то между двумя церквями. Многих, оказывается, их внешний вид огорчает (ведь всё всегда должно быть на уровне шедевров из музеев!), а по мне так разве можно огорчаться, видя, что люди пытаются благоустраивать место, в котором живут и перестали бояться вандалов?

33.


Есть тут и третий старообрядческий храм, к счастью уже не Рождества Богородицы, а всего лишь Никольский, хитро запрятанный в массивах частного сектора (адрес - Совхозная, 15), и интересный в первую очередь датой постройки - 1973 год. Что ж, по храмам советского времени (Караганда, Прокопьевск, Минводы, Пятигорск, а также костёл и дацан до кучи и др.) я уже мог бы сделать отдельный пост... но только все те церкви открывались в 1940-50-е годы, а вот храмы времён "развитого социализма" - редкость среди редкостей.

34.


Предшественницей советской церковки была Чёрная моленная, принадлежавшая неокружникам - ещё одному течению староверия. Вообще, в староверии с самого начала была заложена довольно серьёзная, как сказали бы программисты, "логическая ошибка" - любые попытки что-то пересмотреть в уставах и позициях тут же вызывали новые небольшие расколы, тем самым обрекая староверие на бесконечное дробление. В итоге, менее радикальные ветви оказывались более стабильными - как та же РПСЦ (Белокриницкое согласие) среди поповцев или поморцы среди беспоповцев, но само количество течений вряд ли кто-то когда-то считал. Так и в 1862 оформившееся в полноценную конфессию Белокриницкое согласие (подробнее об этом я когда-то писал в контексте самой Белой Криницы) издало "Окружное послание", направленное на борьбу с влиянием более радикального беспоповства: в нём разъяснялось, что новообрядцы и греки веруют в того же Бога, что и староверы, а не в Антихриста, а Исус и Иисус - одно и то же лицо. Многие общины с этим категорически не согласились, и хотя год спустя послание было отменено, в глазах многих "неокружников" "белокриничники" уже замарались антихристовщиной, а значит - всё с начала.... В итоге "Окружное послание" то вновь признавалось, то отменялось весь 19-й век, со временем к нему все привыкли, а неокружники - такие "беспоповцы в поповстве", продолжали существовать. Зуевская община неокружников оказалась самой долгоживущей, лишь в советское время объединившись с "окружниками" (то есть РПСЦ).

А это уже вполне себе новообрядческая Крестовоздвиженская церковь (1885) на другом конце Зуева - существенно выше Орехова вдоль Клязьмы, в слободке Подгорной мануфактуры:

35.


Как уже говорилось, в Зуеве были свои фабриканты - Зимины, причём в отличие от перебравшихся за Клязьму Морозовых, здесь же они и оставались. Путь они прошли ровно тот же, только медленнее: крестьянин-старовер Семён Зимин открыл в конце 18 века шелкоткацкую мастерскую, в начале 19 века выкупился у того же самого господина-помещика Николая Рюмина да прикупил у него земли, и хотя по масштабам производств и капиталов Зимины не могли тягаться с Морозовыми, всё же это была одна из важнейших текстильных династий Подмосковья. Единого производственного комплекса у них тоже не сложилось - лишь несколько больших мануфактур в разных местах, в том числе в показанной в позапрошлой части Дрезне. Но исходной была именно Подгорная мануфактура, стоящая в глухом углу на краю Зуева:

36.


Когда мы только подъехали, ворота с кадра выше отворились принять какой-то груз с подъехавшей "Газельки", и за воротами я увидел людей азиатской внешности, но каких-то странных, тревожных, слегка кинематографичных, и лишь когда ворота закрывались - приметил на груди одной из женщин внушительных размеров крест. Дима пояснил, что это вьетнамцы, работавшие на Подгорной ещё с советских времён - теперь жалею, что не успел их сфотографировать. Как и в Дрезне, тут видимо от фабрики остались какие-то мастерские, но в основном её корпуса заняты всякой всячиной:

37.


Подгорная совсем не велика - минут за 5-10 я неспеша вышел на другую сторону площадку, на линии тех самых ворот. В старый склад какой-то угрюмый мужичёк в царапанных очках волок стеклотару:

38.


С другой стороны ворота беспрепятственно открылись, и я рискнул пройти вовнутрь. Зимины всё же были те ещё эстеты - и в Дрезне мануфактура очень хороша, и здесь Высокий корпус (1907), я бы сказал, одно из красивейших промышленных зданий, что я видел:

39.


Что удивительно, Зимины-промышленники есть и сейчас, только отрасль сменили радикально - с текстильпрома на сотовую связь: Дмитрий Борисович Зимин, советский инженер, а в постсоветские годы основатель "Билайна", не просто однофамилец.
А на старой фабрики судя по кучам брёвен, прядение и ткачество тут сменили на деревообработку. Тоже дело нужное:

40.


Вообще же, эта часть Зуева более известна своим огромным химическим заводом "Карболит" (1916, но вид полностью позднесоветский), который в свою очередь известен периодическими ЧП с выбросами вредных веществ.

41.


Отсюда мы начали потихоньку выруливать к нижегородской трассе. В северной части города, между улиц Бирюкова, Пушкина и Красноармейской, обнаружилась ещё одна старая больница, похожая на показанный в прошлой части Морозовский госпиталь:

42.


Чуть дальше - площадь Пушкина:

43.


С столь типичными для индустриальных городов монументальными и облезлыми сталинками:

44.


До трассы от города ещё несколько километров. Напоследок покажу железнодорожную ветку... непростую. Дело в том, что одним из пригородов Орехова-Зуева (наряду с Дрезной, автобусно-фарфоровым Ликино-Дулёвом и другими) является деревня Демихово. Ну как деревня - 6 тысяч жителей и большой завод, то есть видимо что-то вроде деревни Давыдово, где в панельных 9-этажных избах лифты ломаются. Демиховский завод (1935) же сейчас основной производитель (до 80%) электричек в России, а эта ветка - ни что иное, как его подъездной путь. То есть по ней хоть один раз проезжала КАЖДАЯ из демиховских электричек, в каких бы дальних углах страны они сейчас ни отменялись работали. Правда, судя по отсутствию проводов - не своим ходом:

45.


Вскоре мы пересекли границу областей. В следующей части - непарадная Владимирщина: Петушки, Лакинск и Собинка.


ВЕРХНЯЯ ВОЛГА-2014. Часть 2: поиски Китежа
Обзор двух частей и оглавление.
Дорога к Волге
Дрезна.
Орехово-Зуево. Орехово.
Орехово-Зуево. Крутое и Зуево.
Непарадная Владимирщина. Петушки, Лакинск, Собинка.
Гороховец. Средневековый русский городок.
Гороховец. Разное.
Нижегородчина - Россия в миниатюре.
Зарисовки по окрестностям. Бор, Кстово, Заволжье, Пурех.
Городец. Верхний город.
Городец. Музеи и промыслы.
Городец. За пределами вала.
Чкаловск. Город советской легенды.
Григорово и Вельдеманово. Родина антагонистов.
Большое Мурашкино. Дворцы в захолустье.
Лысково и Макарьев, переправа в заволжье.
Семёнов. Матрёшкин град.
Керженская сторона. Потайной край староверия.
Светлояр, где скрылся Китеж.
Tags: "Молох", "Раскол", Подмосковье, дорожное, староверы, транспорт
Subscribe
promo varandej june 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments