varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Лысково, Макарьево и переправа через Волгу



Из показанного в прошлой части Большого Мурашкина с его дворцами в захолустье наш с dima1989 путь лежал прямо за Волгу, через Лысково - ещё один старый городок, сто лет назад числившийся торговым селом, и Макарьево с огромным монастырём, у стен которого зарождалась Нижегородская ярмарка. Ну а между ними, как нетрудно догадаться, ходит паром, мой последний паром в богатом на этот транспорт 2014-м.

...Сначала, взглянув на часы и поняв, что дальнейшие поиски дворцов по окраинам Большого Мурашкина чреваты опозданием, мы долго гнали по второстепенным дорогам в расположенное на Волге, в устье речки Сундовик, Лысково - вполне серьёзный город (21 тыс. жителей) с прошлым очередного (как Мурашкино или Городец) торгового села. Известное с 1412 года, основано Лысково было, вероятно, ещё в домонгольские времена как форпост Волжской Булгарии крепость Сундовит - последняя, как и Русь, покоряла финно-угорские земли, только наши двигались вниз по Волге, а булгары - вверх. В общем-то, обстоятельства первого упоминания в том же стиле: племянник бывшего князя суздальско-нижегородского, у которого Нижний Новгород отжал московский князь Василий I, обратился за помощью к татарам, разбившим в итоге московский отряд под Лысковом. В последующие века Лысково было довольно крупным селом, встречавшим хлебом-солью Стеньку Разина, а 18-19 века прошли здесь под знаком Грузии: в 1686 году Лысково подарили имеретинскому царю Арчилу II, приехавшему в Россию за помощью и задержавшемуся в стране на 6 лет, а в 1724 - бежавшему от турок Бакару III, чей отец Вахтанг VI покоится ныне в Астраханском кремле... Потомки Бакара в России образовали род князей Грузинских, лысковская ветвь которого пресеклась в 1856 году. Но определяла судьбу Лыскова к тому времени даже не это: хотя 1779 года уездным городом был расположенный за Волгой Макарьев, стоявшее на чернозёмном Правобережье, у большой Казанской дороги Лысково фактически оттягивало на себя роль центра уезда (кроме административной). Население его к началу ХХ века составляло немалые 8,5 тысяч человек, но очевидный статус города Лысково получило лишь в 1922 году:

2.


Увы, мы проскочили Лысково навылет (а вот вездесущий nordprod о нём написал даже в двух частях), боясь опоздать на паром, и сделали лишь одну остановку - у Вознесенской церкви, построенной князьями Грузинскими (то есть это, выходит, грузинский храм в глубине России? ну впрочем есть же армянские храмы типа Сурб-Хач в Ростове-на-Дону), окружённой аж тремя часовнями по углам церковной ограды:

3.


Тут даже не часовня, а целая церковь Георгия Победоносца (1814), построенная в память местных жителей, которых Георгий Грузинский организовал в ополчение против Наполеона:

4.


Собственно Вознесенский храм (1795-1838), необычайно породистый классицизм. Храм был усыпальницей Грузинских, а где-то в городе и их особняк сохранился - впрочем, не столь зрелищный:

5.


За храмом - ещё одна угловая часовня и задворки магазина, весьма красивый фасад которого можно увидеть у Нордпрода:

6.


В центре Лыскова я сделал лишь пару кадров из окна машины на ходу, но в целом его даже "штетлом по-русски" язык назвать не повернётся - регулярная прямоугольная планировка, каменные дома, просторно стоящие на широких улицах, в общем на город Лысково было похоже ешё поболее, чем более крупный и богатый Городец. А в то же время как роднит его со штетлами наличие буквально довлеющим магнатов, волей которых селу Лыскову и не дали быть похожим на село. Подробнее за фоторассказом о Лыскове отсылаю опять же к Нордпроду - ничего выдающегося тут нет (кроме Вознесенского храма), но очень симпатичная коллекция домиков с внушительных размеров старым пивзаводом во главе.

7.


Вообще же официально главный храм Лыскова - Спасо-Преображенский собор (1711) в запоздалом стиле 17 века, построенный в "межгрузинскую" эпоху:

8.


Собственно, мы уже на набережной. С обратной стороны - эти донельзя волжские яры, на которых в 1412-м бились татары и нижегородский князь Даниил Борисович с отрядом московита Василия I, а в 12 веке стояла булгарская крепость Сундовит. Впрочем, может это было и не конкретно на этих ярах, но сам их вид к таким образам располагает.

9.


А внизу загружается паром, самой типичной для наших рек модели Волгоградского судозавода. Летом он ходит 5 раз в день (актуально, как вы понимаете, на прошлую навигацию) - в 6:15, 8:15, 12:15, 15:15, 18:15, а из Макарьева назад в 7, 9, 13, 16 и 19 ровно, но по осени число рейсов сократилось до трёх - убрали первый и последний, мы же прибыли как раз к 15:15:

10.


Пристань - не на Большой Волге, а где-то в лабиринтах её затопленной Чебоксарским водохранилищем поймы:

11.


Правила от давно упразднённой конторы:

12.


Тут, конечно, не Эстония, и на пароме ни тёплых буфетов, ни вай-фая - холодный ветер на палубе, страшный тёмный гальюн, тесный пассажирский трюм, который явно пытались сделать хоть чуть-чуть повеселее:

13.


И машинное отделение в соседнем отсеке, двигатель громко тарахтит:

14.


Отправляемся. У берега пристань прогулочных катеров и частных лодок:

15.


Чуть дальше - ещё одна, ближний дебаркадер с башенкой явно хочет быть речным вокзалом сталинских времён, а за ним пенит воду катер "Алмаз", уж не знаю, куда он собрался:

16.


Тут в кадре Димина серая "Лада", на которой прошла вся эта поездка:

17.


Справа всё выше и мощнее волжский яр, при виде которого в ушах раздаётся клич лихих людей "Саррррррррынь на кичку!". Всё же удивительная река Волга, целый мир поболее иных морей - со своими караванами из Европы на Средний Восток, своими пиратами и туземцами, своими неповторимыми рыбой и флотом, своей технической историей бурлаков, первых в мире теплоходов, судов на подводных крыльях и лотосами в жаркой Дельте. И ещё "вниз по Волге - Золотая Орда, вверх по Волге - барышни глядят с берега", как же мне нравится этот образ из песни БГ:

18.


Между тем, паром идёт добрых сорок минут, поровну по протокам поймы (или это устье Сундовика?) и Большой Волге. Вдали виднеется Спасо-Преображенский собор:

19.


Да и Вознесенская церковь прекрасно ориентирована на реку:

20.


Мимо затонувшей баржи выходим в Большую Волгу:

21.


И впереди сказочным Китежем из воды встаёт Макарьев Желтоводский монастырь:

22.


"То ли волжский разлив, то ли Всемирный потоп, то ли просто господин заметает следы..." - безусловно, одно из красивейших мест на великой реке:

23.


На далёком берегу, в селе с донельзя волжским названием Исады - Никольская церковь (1847), которой вполне можно дать лет на 200 побольше. Она единоверческая, а исадами по крайней мере в Астрахани называли торговые пристани, а ныне и просто рынки:

24.


Как на ладони монастырь. Всё-таки красоту многих волжских достопримечательностей можно оценить во всей полноте только с воды, ведь ориентированными на реку они и строились. Обратите внимание, сколь мощная перед обителью дамба - в 1970-е годы, когды строилась Чебоксарская ГЭС, какое-то представление о сохранении наследия у власти уже было, и именно такие дамбы могли бы спасти другой Макарьев монастырь в Калязине, а вот место знаменитой Макарьевской ярмарки на этом кадре где-то под водой:

25.


Святой Макарий был монахом из Нижнего Новгорода, где в Печерском монастыре прославился как аскет, а потом ушёл в леса искать место для отшельничества, но разумеется, отшельничество ему не давалось, так как рядом тут же начинали селиться последователи. Первый монастырь он основал близ Решмы (нынешняя Ивановская область) в 1390-е годы, а в 1435 году поселился у Жёлтых вод - озерца, впоследствии то ли высохшего (потом появилось название Жёлтые пески), то ли напротив - размытого Волгой. Тот монастырь, впрочем, просуществовал всего 4 года, в 1439 разрушенный ордынским ханом Улу-Мухаметом, который, однако, подвижничеством Макария проникся и отпустил его восвояси. По легенде, Макарий и выжившие монахи были основателями и первого из Керженских скитов, к которым лежал наш дальнейший путь, а затем поднялись по Волге, основав Макарьев Унженский монастырь в непроходимых костромских лесах. Оба монастыря были Троицкими, а святой Макарий известен под двумя титулами - Желтоводский и Унженский. На Жёлтых песках же в 1620-м году поселился монах Авраамий из Мурома, занявший возрождением обители, а в камне монастырь был выстроен почти целиком уже в 1650-70-е годы, причём размером с небольшой кремль - около 800 метров по периметру:

26.


И почему обитель отстроилась так масштабно и быстро, думаю, догадаться нетрудно: как минимум с 1641 года здесь проходила крупнейшая в России ярмарка. Вообще, ярмарка всея Волги, где встречались купцы от Пруссии до Персии, существовала издавна, смещаясь постепенно вверх по реке, и первоначально проходила на Арском поле в булгарских, а затем ордынских землях. Альтернативная русская ярмарка в 14-16 веках действовала в Мологе, но какая их них была больше - судить не берусь. По мере того, как отношения Москвы с Казанью накалялись, русские купцы на Арском поле были всё менее желанными гостями, и после инцедента с ограблением конфискацией товара в 1524 году Василий Тёмный распорядился устроить свою ярмарку в Васильсурске, чуть ниже нынешнего Макарьева, на самой границе московских и казанских земель. К Макарьеву монастырю ярмарка переползла, может быть, даже до его возрождения, и развивалась в 17-18 веках с огромной скоростью, ещё в допетровские времена став крупнейшей в России, а то и во всей Европе. На ней же, из-за близости Керженца, во многом формировалось и великое старообрядческой купечество. Наконец, в 1816 году, уже по окончании торгов (длившихся каждый год 2 месяца до 1 августа) ярмарка внезапно сгорела, и возрождать её решили ещё выше по Волге - в Нижнем Новгороде, где она вскоре достигла мировых масштабов. В нынешнем Макарьеве о ярмарке не напоминает ничего. По инерции Макарьев оставался ещё уездным городом (хотя фактически, как уже говорилось, эта роль отошла Лыскову) с населением 1,5 тысячи человек, в 1920-м был разжалован до села, в 1958 - повышен до ПГТ, в начале 1980-х (!) затоплен Чебоксарской ГЭС, и ныне это уже привычный по Верхней Волге город-обрубок типа Калязина или Чкаловска, с населением порядка 300 человек:

27.


Паром, между тем, прибыл. Сначала люди, затем машины устремляются на берег:

28.


Трое парней, возвращавшихся из техникума, спрашивали нас, не подбросим ли их до одной деревни километрах в 20 от Лыскова - ездят ведь так каждый день... А вот люди с корзинами - может, грибники, может дачники-огородники, может торговцы для туристов и паломников, теперь возвращаются в Лысково:

29.


Очередь машин, причём с этой стороны заезжают не задом:

30.


Ещё немного - и паром идёт обратно, мой последний паром в Год Парома, после эстонских островов, Тальсинки, Севастопольской бухты, Керченской переправы и тихого Тутаева на двух волжских берегах, а тажке Дубны и Сарая, где прокатиться на увиденном пароме не довелось. Паром уходит на разгульное Правобережье, что "На горах", а мы - "В лесах" таинственного Заволжья:

31.


Как и всякую крепость, Макарьев Желтоводский монастырь я решил для начала обойти по периметру, благо он во-первых строго 4-угольный (каждая сторона порядка 200 метров), а во-вторых опоясан дамбой, похожей рядом с такой стеной на оборонительный вал. На каждой стене - по 3 башни (из них по 2 угловых, то есть общих для двух стен), лишь одна из которых разрушена:

32.


33.


34.


Башни по серединам сторон хотя и похожи друга на друга, а чуть-чуть разные:

35.


Средневековый кремль, да и только. Что ж делать, что на Руси 17 век был вполне себе Средневековьем?

36.


Самая живописная и сложная стена обращена к Волге - в неё встроен Южный братский корпус с надвратной церковью Михаила Архангела (1670), а чуть дальше башня, перестроенная в церковь Георгия Пельшемского (1786):

37.


Нынешний вход, впрочем, через скромную дверцу рядышком, и у входа церковная лавка. Вход в обитель бесплатный, а вот фотосъёмка - 150 рублей. У надвратной церкви верхушка явно перестроена в 19 веке, зато крыльцо вполне аутентично и огромно:

38.


В портале даже роспись остались:

39.


Напротив входа - огромный грузный Троицкий собор (1658) с золотистым карнизом.

40.


И Успенская церковь (1651) с длинной трапезной и шатровой колокольней:

41.


В часовне - могила игумена Авраамия под архаичным валуном, похожим внешне на священный камень:

42.


Слева от входа - всё тот же Южный корпус с галереей, колокольня и огромный Архимандристкий корпус 19 века:

43.


Надо сказать, после потери ярмарки монастырь оскудел настолько, что стоял едва ли не заброшенным, и в 1883 году был возрождён уже как женский - видимо, тогда и появились эти новые корпуса. Женским он возродился и второй раз, в 1991 году, побыв при Советах детдомом, эвакуогоспиталем и колхозными складами. Ныне жизнь тут кипит, а арки стены все до единой заложены поленницами:

44.


Справа от ворот - самая живописная часть Южного корпуса:

45.


И ещё один келейный корпус конца 19 века:

46.


За Троицким собором притаилась церковь Макария Желтоводского (1809). Ярмарка тогда была в расцвете, упадок всего-то через 7 лет ничто не предвешало, и есть версия, что уничтоживший её пожар был поджогом, а перенос в Нижний Новгород - рейдерским захватом. Ещё молва гласила, что это Георгий Грузинский повздорил и игуменом и в духе кавказских стереотипов отомстил. В любом случае, большой город ярмаркой явно мог распорядиться лучше, чем монастырь, хотя ещё не одно десятилетие Нижегородскую ярмарку по привычке называли Макарьевской ("Макарий суетно хлопочет, кипит обилием своим..." - Онегин в Нижнем был уже в 1820-е годы).

47.


Общий вид на все монастырские храмы (кроме церкви Георгия Пельшинского) и площадку старых (18 - начала 19 веков) надгробий:

48.


А дальше уже закрытая территория. При поразительной цельности ансамбля вообще, нашлось тут место и новостроечке. В общем, хорош монастырь, и хотя в России таких несколько десятков, каждый из них впечатляет, в сущности именно огромные монастыри - русский аналог европейских замков:

49.


За оградой - придорожная часовенка (после моих западных поездок так и хочется сказать "капличка"):

50.


И приходская Казанская церковь (1790), она прекрасно видна и с Волги, и с дамбы:

51.


Остатки уездного Макарьева, центр которого разрушен до фундаментов и лежит теперь под водой. Знакомое впечатление обрубленных городов - есть старые дома и целые улицы, а единой картины нет, чего-то очевидно не хватает:

52.


53.


Да и маленькое уж очень Макарьево, 300 жителей - даже для ПГТ несерьёзно. А вплотную подступают керженские леса, через которые ведёт дорога на Китеж:

54.


Осмотрев в сумерках уже показанный Бор, заволжский город-спутник Нижнего Новгорода, в темноте мы взяли курс на Семёнов, "столицу" Заволжья и родину матрёшек, о котором - в следующей части.

ВЕРХНЯЯ ВОЛГА-2014. Часть 2: поиски Китежа
Обзор двух частей и оглавление.
Дорога к Волге
Дрезна.
Орехово-Зуево. Орехово.
Орехово-Зуево. Крутое и Зуево.
Непарадная Владимирщина. Петушки, Лакинск, Собинка.
Гороховец. Средневековый русский городок.
Нижегородчина - Россия в миниатюре.
Зарисовки по окрестностям. Бор, Кстово, Заволжье, Пурех.
Чкаловск. Город советской легенды.
Городец. Музеи и промыслы.
Городец. По городу.
Григорово и Вельдеманово. Родина антагонистов.
Большое Мурашкино. Дворцы в захолустье.
Лысково и Макарьев, переправа в Заволжье.
Семёнов. Матрёшкин град.
Керженская сторона. Потайной край староверия.
Светлояр, где скрылся Китеж.
Tags: "Раскол", Поволжье, дорожное, замки-крепости, рыбацкое, транспорт
Subscribe
promo varandej november 29, 13:19 45
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments