varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Окрестности Бузулука, или Заволжская Орловщина



Окрестности Бузулука, колориту и архитектуре которого были посвящены две прошлые части, больше всего напомнили мне старую Орловщину - край дворянских гнёзд и классических писателей у порога вчерашнего Дикого поля. Державины, Карамзины, Языковы, Страховы и другие именитые роды получили тут земли в середине 18 века в основном за то, что несли военную службу в этом новоосвоенном краю; крестьяне наиболее массово переселялись позже, в 19 веке, в основном из Тамбовской, Курской и Рязанской губерний. Дворянские гнёзда в основном разрушены при Советах, но память о них - жива. Так что отправимся из Бузулука на север - в Державино (имение Гавриила Державина со старейшей церковью Оренбуржья), Преображенку (вероятная родина Николая Карамзина) и Спасо-Преображенский Бузулукский монастырь (вернее, его остатки с пещерами), где бывал Лев Николаевич Толстой. А заодно - познакомимся немного с жизнью русского села.

...Первым делом пересекли Самару - типичная медленная степная река в лесистых берегах. Город, тем не менее, от неё старается держаться подальше, не доходя до берега несколько сотен метров - периодически эти реки вытворяют такое, с чем не свяжутся даже современные застройщики. Большую часть года Самару пересекают по невысокому  мосту, капитальный - в аварийном состоянии и используется лишь в половодья. Сам же кадр снят на обратном пути, тёплым вечером, когда народ увлечённо купается на берегу, а милиция с моста приглядывает за порядком:

2.


А за Самарой начинается приволье - холмы и поля, обширные сёла, краешек Бузулукского бора... Сергей много рассказывал про каждое встречное село, про вполне себе чернозёмные перепетии здешнего дворянства, к литературным персоналиям которого добавляется ещё и Сергей Аксаков - Сергей говорил, из какого села происходил какой персонаж аксаковской "Наташи" и кому писатель посвятил свой "Аленький цветочек". А из времён не столь давних - в оставшемся чуть в стороне селе Воронцовка в 1941-43 годах жил в эвакуации 5-летний Владимир Высоцкий с матерью Ниной. Километрах в 40 от Бузулука мы свернули на запад, и впереди открылся особенно красивый вид:

3.


Село под косогором - это и есть Державино, на обоих кадрах хорошо виден голубой купол Смоленской церкви.

4.


Имение здесь было пожаловано подполковнику Роману Державину за службу на Оренбуржье, а в 1756 его жена Фёкла (в девичестве Козлова), мать уже к тому моменту 13-летнего Гавриила Даржавина, основала село, первыми обитателями которого были 13 крестьянских семей. Гавриил Романович был в этом имении несколько раз, и в 1780-ые годы организовал строительство каменной церкви, едва ли не первого каменного здания в Западном Оренбуржье:

5.


Но мы первым делом поехали не туда, а в библиотеку, где Сергею предстояло совещание - через несколько дней в селе проходила конференция, посвящённая реставрации Смоленской церкви, и людей тут ждали весьма именитых, вплоть до депутата Госдумы Виктора Заварзина, курирующего реставрацию храма в рамках проекта "Историческая память". Предельно скромная снаружи, изнутри сельская библиотека выглядела очень симпатично, по сути одновременно являясь и сельским музеем, где местной детворе, безусловно, есть чему удивиться:

6.


Стенд ко дню Победы. Не могу сказать, что мне нравится сама идея "дети рисуют войну" (хотя сам в их возрасте батальные сцены рисовал с огромным восторгом и без всяких государственных праздников), но с точки зрения идентичности и исторической памяти всё это весьма интересно - особенно российский триколор в бою Великой Отечественной:

7.


Другой стенд детских рисунков, встречающий в холле, посвящён ни то русским сказкам, ни то родному краю:

8.


Каменный храм Смоленской иконы Богоматери построили в 1784-91 годах, когда Гавриил Державин уже был влиятельным человеком. По одной из версий, к проекту он привлёк Николая Львова, а то и сам приложил руку (на уровне эскизов - почему бы и нет?). Ныне это старейшая сохранившаяся церковь Оренбуржья. Правда в Татарской Каргале под Оренбургом (интереснейшее, кстати, село!) есть мечеть 1745 года постройки.

9.


При Советах в церкви устроили сначала зерносклад, потом магазин, попутно снеся колокольню:

9а.


Вновь храм открылся в 1989 году, и с тех пор поддерживался в адекватном состоянии прихожанами во главе с сначала старостой-фронтовиком Евгением Кондаковым, а позже и ныне - с отцом Никандром (запечатлён на заглавном кадре), при поддержке епархии, областного минкульта, различных писателей и Благотворительного фонда имени Державина (которым руководит Сергей). В этом году они наконец дождались (и добились!) начала научной реставрации, вот так выглядел храм буквально накануне её начала:

10.


Постройки во дворе, вернее то, что от них осталось:

11.


В обширном притворе - остатки росписей. В 1819 году здесь венчались Александр Шишков и Мария Булгакова (фамилии уже громкие!), прямые предки Владимира Набокова. Распорядителем на свадьбе в 1819 году был помещик соседнего села Федор Карамзин - родной брат великого историографа. Другим их потомком была Ольга Аксакова, в юности адресат посвящения "Аленького цветочка", в зрелости - уездный меценат и хранитель аксаковских реликвий и писем, а в Гражданскую войну она защищала своих крестьян от белых, в благодарность за что крестьяне защищали её от красных, и наконец в 1921 году она, к тому времени уже старая женщина, умерла от голода в своём поместье соседнего села Языково.

12.


В самом храме иконостас 1990-х годов. Старый, не сохранившийся, был уникален - большинство икон писала (по особому благословению) лично Екатерина Державина, жена поэта-губернатора, ещё 10 икон принадлежали кисти Владимира Боровиковского.

13.


В одном из приделов - Распятие начала 19 века, спасённое из разрушенной церкви в другом селе:

14.


А вот довольно скромный внешне дворец местной усадьбы начала 20 века не сохранился:

14а.


Напротив храма, как часто бывает, другая святыня - воинский мемориал (1973), за ним небольшой, но весьма уютный парк - гордость села, посажен в 2013 году накануне юбилея Гавриила Державина:

15.


Само Державино живописно и просторно:

16.


В рощице, куда мы прошли вместе с Сергеем, отцом Никандром и парой участниц совещания - святой источник:

17.


У тихой речки Кутулук, нанизывающей на себя несколько таких вот "дворянских гнёзд по-заволжски":

18.


Напоследок заехали на пару слов в школу:

19.


Внутри оказалось чисто, современно и уютно. Дело было в первых числах июня, учебный год только-только закончился, учителя и директор приводили помещения и участок в порядок - так что пусть никого не удивляют банки с краской и инструменты:

20.


Хочу сказать, что в годы моего детства даже в Москве школы выглядели гораздо хуже, а отмывать да поновлять их пытались привлекать самих учеников. Главное - вид у всего этого уютный и тёплый, как и должно быть в детстве:

21.


Дальше по дороге среди полей и холмов мы отправились обратно в сторону Бузулука. Километрах в десяти от Державино, но уже восточнее трассы, нас ждало село Преображенка:

22.


Где мы попали на гуляния, посвящённые Дню Защиты Детей:

23.


У микрофона - глава сельского поселения:

24.


Чуть поодаль - ещё один воинский обелиск и ещё одна школа, вида, впрочем, не столь радужного, как в Державине:

25.


Зато с вот такой вот бумажкой в фойе:

26.


А у входа - мемориальные доски, установленные прошлой зимой участниками Аксаковской экспедиции на снегоходах (!):

26а.


Преображенка прежде называлась Михайловкой, а ещё раньше - Карамзихой, и как следует из последнего названия, была родовым гнездом другого литературно-дворянского рода - Карамзиных. История тут удивительно совпадает с державинской: офицер Михаил Карамзин получил здесь землю за верную службу и скорее всего году так в 1752-53 основал село. Ну а дальше ещё в 19 веке началась дискуссия о том, где же родился Николай Карамзин - то ли под Симбирском, то ли здесь, а в Симбирск был увезён в младенчестве. В принципе, ничего в этом удивительного нет: думаю, если бы я вдруг вошёл в историю, биографы бы тоже спорили, где я родился - в Перми (где провёл первые два месяца жизни) или на Камчатке (где провёл следующие несколько лет), и почему-то мне кажется, что "победит" именно Камчатка. Подробный разбор обеих версий родины Карамзина есть здесь.

27.


В дальней части села стоит по сей день заброшенная церковь (на кадре выше), а высокие деревья за избушками отмечают остатки усадебного парка:

28.


Между тем, в центре села кончились торжества, и на площади у школы Сергей повстречал уже упомянутого главу сельского поселения, который оказался на вид открытым и добродушным дядькой с крепким рукопожатием. Нам он предложил пообедать в сельской столовой, и компанию нам там составили ни кто-нибудь, а артисты из соседнего Бугуруслана, где есть настоящий театр.

29.


Но артистов я сфотографировать забыл, предпочтя им работниц столовой. Еда, приготовленная и поданная ими, была простой и очень вкусной:

30.


Дальше мы с Сергеем углубились в Бузулукский бор, но это тема для отдельного поста. Последним же пунктом путешествия стал Спасо-Преображенский монастырь, расположенный в общем-то по той же дороге практичски в предместьях Бузулука. Ныне его старые постройки занимает "зона", вокруг которой вырос целый посёлок, белеющий под горой. Фотографировать его вблизи Сергей мне настоятельно не советовал, поэтому вот кадр издали:

31.


Бузулук был ещё и духовным центром Самарского Заволжья, и роль такой "региональной лавры" играл Спасо-Преображенский Бузулукский монастырь, возникший, как и Тихвинский девичий в городе, "снизу". Как-то в 1820-х годах в пещерах под Атамановой горой (на кадре ниже) обосновалось несколько набожных людей во главе с Никитой Лоскутовым из села Тримихайловка, причём не ясно, сами они вырыли эти пещеры или же заняли опустевшее логово скрывавшихся тут разбойников. Вскоре к пещерам потянулись даже не паломники, а просто люди, искавшие совета или утешения, и наконец первых самостоятельных общинников власти попросили оставить эти места. Однако не зря говорят, что свято место пусто не бывает - в 1835-м там же обосновалась женская община во главе с Марфой Аллемановой, позднее они влились в общину будущего Тихвинского монастыря в самом городе. Наконец, на их место пришли уже ученики первых старцев, и в этот раз обе стороны поступили мудрее: богомольцы оформили землю под горой согласно закону, а Оренбургский епископ взял их под своё покровительство. К 1850-му году рядом уже стоял дом с кельями на первом этаже и храмом в мезонине. С переходом Бузулукского уезда в Самарскую губернию (1851), к 1853 году монастырь оформился официально, а для обустройства монашеской жизни сюда был прислан иеромонах Аполлинарий из знаменитой своим строгим уставом Глинской пустыни под украинским Глуховом, по образцу которой и зажила новая обитель.

32.


К началу ХХ века разросшийся монастырь процветал, притягивая паломников со всего Урало-Поволжья. Здесь была чудотворная икона "Всех Скорбящих радости с грошиками" из Петербурга (вернее, её список - о подлиннике я писал здесь и здесь), сохранялись древние традиции пения, действовал всё тот же строгий устав, но главное - жили старцы и принимали людей. Одним из гостей обители был и Лев Николаевич Толстой, владевший землёй в Бузулукском уезде - он приезжал сюда в 1871 году первый, но не последний раз, излагал свои впечатления в письмак к жене, и возможно, кто-то из бузулукских старцев стал прототипом его "Отца Сергия".

33.


Визитами Толстого здесь очень гордятся, тем более посещением обители они не исчерпывались - например, в краеведческом музее можно увидеть печатное письмо Льва Николаевича к властям с просьбой обратить внимание на голод в уезде, вызванный в 1872 году тремя неурожаямя подряд, с подробным разбором его предпосылок. В том же музее на обоих кадрах (выше и ниже) портрет писателя начала ХХ века, выведенный строчками из "Крейцеровой сонаты":

34.


В монастыре было 4 храма: соборы Казанский (1857-67) и Преображенский (1864-68) на втором ярусе высокой (55 метров) колокольни с часами, деревянная Никольская церковь (1882), храм Всех Скорбящих Радости на пещерах (1902) в километре от основной территории, несколько часовен и жилых корпусов, странноприимный дом, каменная ограда да огромная хозяйственная часть. Выглядело это примерно так, и вроде бы часть построек сохранилась внутри ИТК - монастырь был закрыт в 1929-м году. Что характерно, покидать его "зона" пока не собирается, и даже в 2011-м была перепрофилирована из "малолетки" в женскую.

35.


О монастыре и его насельниках есть очень подробная статья в википедии, и самым чтимым из здешних старцев остался последний - отец Максим, в миру Матвей Пилипцев. Он родился в 1864 году в семье малоросских переселенцев, но ещё в детстве ослеп, и по одной версии был привезён родителями в монастырь и там оставлен, а по другой - приведён ими по вполне осознанному выбору. К 1910-м годам он был уже известным старцем, а более всего запомнился тем, что во время Первой Мировой войны рассказывал пришедшим людям о судьбе их близких, пропавших на фронтах, да молился о том, чтобы они вернулись - и многие возвращались, рассказывая о пережитом удивлённым жёнам, матерям и сёстрам ровно то же, что сказал старик. Но при этом лишь в 1920-м Матвей принял схиму как Максим. В 1937-м он был то ли расстрелян, то ли замучен на допросе, а предполагаемая могила его ныне находится на городском кладбище у стен девичьего монастыря.

36.


Мы же с Сергеем, проехав через посёлок ВТК (посёлок, надо сказать, как посёлок - бабушки судачат, дети бегают), поднялись по склону на укромную поляну с одинокой церковью иконы "Всех скорбящих Радости" (2001-07), построенной взаимен утраченной. На кадре выше - её вид снаружи, обратите внимание на пристройку спереди. Внутри же церковь нас застала такой, и не передать словами этого ощущения - тихое красивое пение, запах ладана, шуршание сена под ногами, контуры-"призраки" фресок на стенах::

37.


С нами из храма вышел послушник с ключом, и по земляным ступенькам в склоне мы спустились ко входу в монастырские пещеры:

38.


Малоросские монахи часто привозили эту традицию с собой в далёкие обители, но здесь, как уже говорилось, с пещер всё начиналось. Другое дело, что возможно именно малоросская традиция позволила этим пещерам разрастись до масштабов, конечно, не Киево-Печерской Лавры, но хотя бы Китаевской пустыни. Ныне их система имеет длину около 200 метров, замкнута кольцом, стены облицованы кирпичом, а внутри, как ни странно, довольно тепло.

39.


Странные расширения в коридорах - возможно, как-то используются для циркуляции воздуха:

40.


Часовня, куда вот эту икону принёс шедший с нами послушник

41.


Возможно, келья:

42.


И круглое помещение...

43.


..под 20-метровой шахтой, ведущей к той самой пристройке храма - раньше в ней была лестница, и пещерные отшельники могли подниматься в храм во время служб, не выходя при этом в мир:

43а.


Да в коридоре рядом - неразгаданный знак на стене:

44.


Покидая монастырь, уже наверху Сергей заметил крепкого белобрысого паренька, и спросил его:
-Как у вас там?
-Стреляют!
-Обратно в Украину не хотят?
-Власть хочет, народ - нет.
Тут уже поинтересовался я, разумеется поняв, что говорю с очередным беженцем:
-А от России помощи уже не ждут?
Паренёк в ответ лишь усмехнулся:
-А кто ещё нам по-твоему помогает?
Такое вот эхо далёкой от этих краёв войны...

Ну а мы следующей части, в завершение оренбургского цикла, отправимся в тихий Бузулукский бор.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ-2015. ОГЛАВЛЕНИЕ.
Tags: "Тюркский след", Поволжье, Урал, дорожное, злободневное, литература
Subscribe
promo varandej сентябрь 3, 13:26 13
Buy for 500 tokens
Про Север писать интересно, но уже через неделю я должен оказаться в Ереване. И в общем я не помню, когда последний раз ехал вот так: у меня есть время "пока не надоест" (а надоест мне скорее всего где-то в середине ноября), цель увидеть Армению и Карсскую область Турции, и дорога между…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments